Братская школа

Ни в одном другом здании Донецка, наверное, не было столько учебных заведений. Сначала тут учились бедные. Потом – смекалистые. Потом – умные. Потом – обычные. И, в конце концов – те, кому идти больше было некуда. А после них еще – водители. Но если говорить о том, как это здание фигурирует в истории города, то будет Братская школа, однозначно. Читать далее

Бродяга-1991

1991-й год - это уже более или менее солидное прошлое. Все было по-другому, и даже страна иначе называлась и простиралась немножечко шире. Вот разговор, который состоялся у автора тогда, летом 1991 года в электричке, шедшей из Краматорска в Донецк... Читать далее

Донецкие корни короля Артура

В американском фильме «Король Артур», вышедшем в 2004 году, все начинается с карты Украины. Точнее – с карты тех мест, где сейчас находится Донбасс. Отсюда, по версии авторов сценария, двинулись в сторону Британских островов будущие придворные кельтского короля, которого, вполне вероятно, и не существовало никогда. И эти люди, жившие в донецких степях, стали одними из зачинателей западной цивилизации. Читать далее

По фамилии Юзовский

Фамилии Юз, строго говоря, не существовало. Это, как мы знаем, всего лишь русифицированный вариант британского Хьюз. А вот фамилия Юзовский – вполне реальна. И, хотя она не имеет никакого отношения к нашему городу – разве можем мы оставить без внимания ее обладателей? Тем более, что свой след в истории они оставили. Читать далее

Вид сверху. Терриконы шахты “Красная Звезда”

«Для того, чтобы понять, как живут бедняки, надо возвыситься до горних вершин», - сказал, окончив свои путешествия, доминиканский монах Орсо Венето. Поселок шахты «Красная Звезда» - место, где богача обнаружить нелегко. Когда поднимешься на вершину сдвоенного террикона, вокруг видишь поселки бедняков. Как они выглядят сверху? Ну, если честно – лучше, чем снизу. Так что все относительно, в том числе и доминиканские рецепты. Читать далее

Вид сверху. Террикон на Каменке

Побывавший во всяких переделках Иоахим Мюрат любил говорить, что самое сложное дело – это то, что кажется самым простым. Примерно то же самое утверждал Томми Джордах, дурацки погибший в марсельском кабаке. Террикон номер 17 кажется элементарным, когда на него смотришь с цивилизованного отдаления улицы Артема. Но когда подступишься к нему вплотную, понимаешь: это простота, которая так просто не сдается. Он стоит маленькой твердыней между урочищем Бахмутка и воинской частью на улице Щорса. Он со всех сторон окружен гаражами, прорваться сквозь строй которых сложнее, чем запустить на орбиту папуаса. Но он покоряется тем, кто хочет. Читать далее

Полет киевского гостя

Киевский знакомый Дмитрий Забаштанский сделал мне шикарный подарок – подборку снимков Донецка с высоты птичьего полета. Сделал он их в сентябре с помощью специальной летающей машинки, к которой крепится камера – а человек всем этим управляет с земли. Дислоцировался Дмитрий в районе «Донбасс Арены», слегка меняя точки взлета. Посмотрите, что из этого вышло. Читать далее

Террикон

Вид сверху. Террикон шахты “Заперевальная”

По меткому наблюдению Фелипе Фернандеса-Арместо, плоские высокогорья дают убежище от крайностей. Террикон номер 12, ранее принадлежавший шахте «Заперевальная», а теперь никому, собственно, не принадлежащий, представляет собой относительное высокогорье, совершенно плоское. И на его вершине (куда карабкались по склону, вместо того, чтобы спокойно взойти по удобной дороге) мы с моим спутником стариком Кагановичем почувствовали себя лишенными всех крайностей. Читать далее

Прогулки по Донецку-2: Проспекты

Кто в советском Донецке не знал ателье индпошива на Комсомольском проспекте! Лучшей одежды по персональному заказу просто не делали! Мастеров, как хороших дантистов, именитые клиенты передавали с рук на руки. И был среди них пожилой маленький человечек, всегда сосредоточенный и замкнутый. Жил он неподалеку и один – жена умерла, детей не было. Работал квалифицированно, быстро, хотя и несколько схематично. Умер незаметно от разрыва сердца в выходные – прошло два дня, прежде чем его хватились, когда он не явился на работу в понедельник. Вскрыли квартиру, диагностировали смерть, похоронили за счет государства. После мастера осталась сберегательная книжка с солидной суммой и небольшая коллекция исторических костюмов – сюртук Наполеона, мушкетерская форма, испанские камзолы. Все они были сшиты им для себя самого – точно по размеру. Когда стали разбираться с документами, обнаружили альбом с фотографиями, где мастер был снят в этих костюмах. Так и не поняли, что это было – мания величия, творческая фантазия или тоска по несбывшейся карьере. Читать далее