pornfiles
, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
0

2 ноября на территории, которая находится под контролем донецкого ополчения, пройдут выборы в парламент и выборы главы республики. С большой вероятностью первым избранным лидером ДНР станет Александр Захарченко, боевой командир, нынешний премьер ДНР. До войны Захарченко был горным электромехаником, работал в шахте. Его выдвижение поддержали другие лидеры ополчения, такие как Андрей Пургин и Денис Пушилин. Корреспондент «РР» встретилась с Захарченко в Донецке — не только поговорила с ним о разнице между командиром и чиновником, боевом братстве и высоких интригах, но и попала под минометный обстрел.

За столом, покрытым красной скатертью, сидит Захарченко. В его руке дымится сигарета. Прочие столики во всем зале с колоннами пусты. Лишь официант, бесшумно передвигаясь, время от времени меняет один чайник на другой, словно давно уже знает привычки премьер-министра Донецкой Народной Республики. За спиной Захарченко — высокие окна с тяжелыми занавесками. Над головой — широкая люстра. Одет он в тельняшку и защитного цвета куртку. Из-за стены слышен звон утренней посуды и голоса охраны, смягченные высоким ворсом ковров, величиной ресторана гостиницы «Столичная» и его пустотой. Захарченко вздыхает.
— Зайдешь в мой верховный совет и поймешь, что там верить никому нельзя, — делает затяжку. — Он тут у нас, на углу. Самое страшное, что для некоторых война — способ зарабатывания денег, передел сфер влияния… Моя мечта… Вы же спросили, какая у меня мечта, — стряхивает пепел. — Да, у меня есть мечта. Может, она идиотская. Может, вы будете над ней смеяться. Многие так и делают — смеются. И я на месте этих людей тоже смеялся бы над такой мечтой. Но… я же прекрасно понимаю структуру и экономику Донбасса, поэтому хочу, чтобы уровень жизни моих земляков был выше, чем в Польше. Край у нас уникальный, тут полезные ископаемые…

— Донбасс показал мне бедные деревни и шахтеров из копанок, которые…
— Нет, — закуривая, перебивает он. — Давайте сразу отделим шахты от копанок. Есть шахта, а есть копанка. Так вот, спуск в копанку — унизителен для шахтера. Мой отец тридцать с лишним лет отработал в забое. У меня самого полтора года подземного стажа. Но как профессиональный шахтер мой батя никогда не спустился бы в копанку. Спускаться туда — ниже своего достоинства.

— Почему?
— Шахта — это мужская работа. Копанка — просто способ изъятия угля из земли.

— Вы помните свой первый спуск в шахту?
— Да, я помню. И не забуду никогда. Хоть в семье и шахтеры, и они всегда про шахту рассказывали — когда я лез, я знал, что меня там ждет, но все было… дико.

— Страшно?
— Нет. Интересно. Страшно не было. Страшно становилось только два раза. Там бывает страшно во время выбросов и когда срываются вагонетки, а ты у них на пути стоишь. Но все это не так страшно, как то, что я каждый день вижу тут.

— Что вы тут видите?
— Только что приходил Абхаз — командир интернациональной бригады. Во вчерашнем бою у него есть трехсотые. Одному оторвало кисть руки. Инвалид. Я его сегодня видел, — смотрит на запястье, сжимает пальцы. — У меня тоже кисть была почти оторвана. Может, это и не так страшно. Страшнее было бы, если бы ему оторвало руку по плечо. Или пробило осколком голову.

«Цена того, за что мы боремся, гораздо выше цены нашей жизни»
— Разве вы еще не привыкли к потерям?
— Мы можем привыкнуть к количеству убитых. Для вас шесть убитых человек, которых нашли в захоронении, — трагедия. А мы тут не понимаем, почему шестеро для вас стали трагедией (речь идет о широком обсуждении в российской прессе и на дипломатическом уровне захоронений, найденных на территории ДНР. — «РР»), когда тут умирают десятками каждый день. Почему эти шестеро оказались особыми для журналистов? Почему?

— А как вы думаете, почему?
— Некоторые ответы, которые приходят мне в голову… Мне даже самому страшно произносить их у себя в голове. Когда убивают каждый день — это статистика. А когда нашли беременную женщину в том захоронении… и при этом совпали нужные политические моменты… А до этого они не совпадали — эти моменты. Или космические лучи не так сходились в нужной точке. Значит, те смерти были никому не интересны… Но у нас самих совсем другое отношение к смерти. Нас поймут, знаешь кто? Шахтеры, например, в Воркуте. В Кузбассе нас поймут. Каждый день я спускался в шахту, а брат — поднимался. Я поднимался, брат — спускался. Мать, жена — они ждут. Мы все понимаем, что можем спустившегося больше никогда не увидеть.

— А человек способен не переставая волноваться все эти часы, пока длится смена?
— Не способен… Поэтому для нас смерть — это притупленное ее осознание, которое с нами всегда. Мысль о смерти сидит в каждом шахтере и его близких.

— Эта мысль, когда смерть наконец происходит, помогает вам справиться с болью?
— Нет. Все равно больно. Но сама мысль о смерти сидит всегда и никогда не уходит.

— Если больно все равно, то какой от этой мысли прок?
— Она дает нам силу. Мы становимся сильнее от того, что постоянно готовимся к тому, что кто-то из нас не вернется. Почему на полях сражений нас не сломили, как в Харькове и Одессе? Для Одессы случившееся стало шоком, и она замерла. А мы были готовы к смерти, и для нас произошедшие события стали поводом к восстанию. Понимаете, смерть… тут важно, как ты к ней будешь относиться. За что ты должен умереть? Если ты понимаешь, за что, то ты уже готов отдать свою жизнь.

— За что?
— Я могу объяснить, — говорит он тихо и наливает из чайника. — Но я лучше покажу. Мы сейчас поговорим и поедем туда, где я тебе покажу, за что готов умереть я.

— А вы готовы умереть?
— У меня два ранения на этой войне.

— Я не спрашивала — прячетесь вы от опасности или нет. Я спросила — неужели вы прямо сейчас готовы умереть? — говорю я.
Он молчит. Пьет чай. Солнце широким пластом заходит через окно за спиной премьер-министра. Смешивается со светом, бьющим из люстры прямо над его головой. Захарченко пьет и смотрит в красную скатерть.

— Начнется завтра, — произношу я. — Солнце встанет над городом, как сейчас. Зайдет в это окно. И официанты будут так же тихо ходить с подносами по этим коврам. Но вас уже не будет за этим столиком. Вас вообще не будет. Поэтому позвольте мне повторить вопрос — неужели вы готовы умереть?
— Я буду говорить честно, — негромко отвечает он. — Смерти не боятся только идиоты. Я не идиот. Я боюсь смерти. Но если надо совершить действие, которое приведет нас к нашей цели, то я его совершу. Даже если ценой будет моя жизнь. Но я его совершу лишь в том случае, когда буду уверен, что этот бой либо эта война, взявшая у меня жизнь, приблизит нас к цели. Цена того, за что мы боремся, гораздо выше цены нашей жизни.

«Сделали из нас, гордых славян, рабов»
— О чем вы плакали в детстве?
— Машина переехала мою собаку. Я очень плакал, — невесело смеется. — Это была моя собака. Я готов был убить этого водителя. Я ему отомстил — пробил все колеса.

— Сколько лет вам было?
— Восемь. То впечатление, когда беззащитная собачка умирала на моих руках, оно… Мне было дико.

— Во время этой войны вам было так же дико?
— Слез не было, врать не буду. Но мне было дико, когда маленькая девочка умирала на моих глазах. Маленькая. Мне было страшно. Но я уже не восьмилетний мальчик. Плакать не стал. Только в душе остался какой-то такой налет — ржавчина какая-то. Я понял, что все поменялось. Что мы уже не будем прежними. Что наши души стали другими. И во мне появилось какое-то желание… я с ним борюсь. Желание заставить других почувствовать то, что чувствуем мы.

— Заставить кого?
— Я бы с удовольствием сходил в Варшаву, — ровным голосом говорит он. — Есть у меня счеты с поляками. Я бы посмотрел в подзорную трубу на город Львов… Хотя у меня целое подразделение из Львова воюет — львовский «Беркут». Но и у них сильное желание сходить к себе в город.

— Вы были пионером?
— Да, а комсомольцем не успел.

— Вы помните, как на вас надевали пионерский галстук?
— Да, меня и еще одного ученика из класса приняли в пионеры на полгода раньше остальных. Я выиграл олимпиаду по истории, — вздыхает. — Советский Союз, хотя в нем и было много неправильных моментов, был великой могучей империей. И мы чувствовали себя уверенно, гордо, мы смело и открыто смотрели в лицо любому. Мы не чувствовали себя униженными и пришибленными. А потом нам поменяли психологию и сделали из нас, гордых славян, рабов.

— Вы когда-нибудь чувствовали себя рабом?
— Два раза в жизни. Первый — когда не смог наказать человека, который сбил на моих глазах другого человека. Я прошел все инстанции, но не получилось — его оправдали. И я понял, что для системы я — раб.

— А вы думаете, в России все по-другому?
— Нет… Скажу даже больше. Ошибка России в том, что многие из вас — россиян — воспринимают нас как людей, которые от нищеты и от голода взялись за оружие. На самом деле Донбасс — один из богатейших регионов Украины. И дай бог каждому региону России жить так, как жил при Украине Донбасс. Мы жили богаче и дружней россиян.

— Отчего же вам захотелось в Россию? В России все будет не по-вашему, а по-нашему. Наша система ломает быстро. Особенно таких, как вы.
— Почему вы думаете, что система меня сломала?

— Я не думаю, что она вас уже сломала.
— Система ломает людей, которые не умеют гнуться. Если я иду во власть, значит, я должен гнуться? А я не буду гнуться. Я просто уйду из власти.

— И вы думаете, что вас отпустят — живым?
— На меня уже было два покушения. Не считая тех боев, в которых я участвовал. Я очень горячий по натуре человек, и мое подразделение участвовало во всех крупных сражениях этой войны. И почти во всех боях я был со своим подразделением. То есть я не бросал никогда своих пацанов. Ходил с ними. Во все рукопашные. Во все танковые атаки. И так далее, и так далее, и так далее… В освобождении Шахтерска. Шахтерск — это для нас как Сталинград. Возможность потерять свою жизнь я имел неоднократно.

«Мы должны идти своим путем — плох он или хорош»
— Когда вы чувствовали себя рабом во второй раз?
— Когда смотрел по телевизору на Майдан и понимал, что мы для них — рабы. Они воспринимают нас как рабов. И вот чтобы не стать рабом, я достал лопату и выкопал из своей клумбы личный автомат.

— Зачем мирному человеку автомат?
— Помимо автомата у меня там еще лежали два пистолета, ящик гранат и снайперская винтовка.

— Но вы же этим раньше не пользовались?
— Но это не значит, что я этого не имел. В этом плане я — настоящий украинец: шоб було.

— А вы русский или украинец?
— Я по матери русский, а по отцу — украинец. Но хотите посмеяться? Моя русская мать всю жизнь прожила в Украине, а отец — в России. Вот кто я такой? Кто?

— Кем вы себя ощущаете?
— Сейчас модно рассказывать про идею русского мира. Каждый ее понимает по-своему. Я отлично знаю, откуда есть пошла земля русская. Я прекрасно понимаю, что Русь святая была киевской. Русский мир — это объединение всех славян. Не то, как мы сейчас живем, — русские отдельно, белорусы отдельно, украинцы отдельно. Мы должны жить вместе, — вздыхает. — Но прекрасно понимая, что вместе — это не всегда означает быть равными, нам приходится выбирать из двух зол меньшее. И вот выбирая зло меньшее, я предпочитаю убивать все-таки фашистов и нацистов. Радикалов. Не знаю, как еще их можно назвать.

— Прямо убивать?
— Ну… перед тобой сидит боевой офицер. Правда у каждого — своя. Просто есть правда твоя и есть правда — его. И если я не буду стрелять, он выстрелит в меня первый. Понимаешь… есть разделение по территории. Есть разделение по политическим взглядам. А есть разделение кровью… Мы разделены кровью.

— Что вы чувствовали, когда на вас повязывали пионерский галстук?
— Гордость. И когда смотрел парад Победы. А на парад смотришь совсем по-другому, когда понимаешь, что один из наших вождей со спокойной совестью может снять с себя туфлю и стучать ею по трибуне ООН с угрозой «Я вам покажу кузькину мать». Но знаешь, когда встал вопрос, куда нам идти, я как человек здравомыслящий, а согласно справкам СБУ, у меня неплохо получается анализировать ситуацию, наверное, был единственным в своем кругу, кто говорил: «Знаете, ребята, нельзя нам ни в Таможенный союз, ни в Европу». Мы должны идти своим путем — плох он или хорош. Быть рабом в Европе — стыдно, это — унижение. А быть народом, который присоединился к России… Надо сделать так, чтобы мы были равными.

— Если Путин позовет вас на совещание, в чем вы придете?
— Я даже не знаю, в чем ходят к Путину.

— В чем придете вы?
— В костюме.

— Куда еще вы ходите в костюме?
— Я на работу ходил в костюме.

— Вы купите костюм для Путина специально?
— У меня есть костюм. Достаточно хороший. Я не был нищим.

— Но Европа не может воспринимать человека, который пошел и выкопал из клумбы автомат, иначе как дикаря.
— Они воспринимают нас варварами не потому, что мы для них — варвары. Они воспринимают тот образ нашего человека, который им навязали. А образ этот — варварский. Для них мы — воры, коррупционеры, тягающие медведей.

«Не смерть страшна. Страшно — как потом о тебе будут говорить»
— Вы могли бы носить в себе мысль не о смерти, а о распятии?
— А я встречный вопрос задам. Ты знаешь, как умирают шахтеры? Есть два вида шахтерской смерти. Первая смерть — он сгорает заживо. Вторая — его медленно раздавливает порода. Он задыхается. Он сутками умирает под давлением. А к нему прокопать ход невозможно. Слишком долго копать — не успеют. Обычно лаву запечатывают и оставляют шахтеров там. Как ты думаешь, что страшнее — такая смерть или распятие?

— Распятие.
— Почему?

— Земная порода неумолима, но у нее есть предел жестокости. А у истязающего — предела нет.
— Не смерть страшна. Страшно — как потом о тебе будут говорить.

— Что вы хотите, чтобы говорили о вас после смерти?
— Дай свою руку, — говорит он, и я протягиваю руку. Он поворачивает ее ладонью вверх. — Проживешь долго. Гарантированно долго.

— А вы?
— Я рос среди цыган и неплохо гадаю по руке. Но себе на руку я не могу смотреть. Почему ты решила, что можешь меня понять, разговаривая со мной?

— Это не первый наш разговор.
— Я помню.

— В Доме правительства в июле я подошла к вам, думая, что вы охранник Стрелкова. У вас была загипсована рука. Я спросила, не больно ли вам.
— А я ответил: «Нет». Мы тогда находились у Бородая — Стрелков и я. И мы с ним… очень плотно ругались по поводу сдачи Славянска. У нас был просто дикий скандал. И перед тем, как оттуда выйти, я произнес фразу: «Вы, Игорь Иванович, для нас по-другому пахнете».

— Потому что он из Москвы?
— Нет.

— Почему?
— Потому что для меня… — у него раздуваются ноздри, — снести девятиэтажки на окраине Донецка — дико.

— А он снес девятиэтажки?
— Мы ему не дали их снести.

— А он хотел?
— Да.

— Потому что он реконструктор и смотрит на войну как на игру?
— Потому что, по его мнению, обороняться в развалинах удобнее. Потому что он тут не живет. Но я прекрасно понимаю, что ты сейчас пытаешься сделать — выяснить, что я о нем думаю. А вот это — уже мое личное.

— Он был своим пацаном?
— Он был человеком, который воевал рядом с нами. Но его взгляды на ведение боевых действий не поддерживало девяносто процентов его войска.

— Как слишком жестокие?
— Нет, — мягко отвечает он. — Слишком другие. Он офицер и воспринимает войну как догму. А здесь другая война. И мы пытались ему объяснить, что наша война — другая, что она не заключена в тактических ходах, направлении ударов и в жестокой обороне. Ну нельзя этого делать. Если идти по догмам, то в обороне Славянска должно было участвовать как минимум двадцать тысяч человек. Тогда город гарантированно не был бы взят противником. А так как у него людей было только около шести тысяч, то оборона должна была строиться по-другому. Он по-своему герой. Он поднял знамя и так далее. Мы его за это уважаем. Но в тех вопросах, которые он пытался решить за счет жизней наших земляков… ну… мы бы сделали по-другому.

— Щадя?
— Нет. Жестокость — она обоюдная. Я не говорю, что мы были бы менее жестоки, чем он. Мы бы, может, были и более. Но мы бы поцеплялись за определенные районы и никогда бы из них не ушли. Потому что в них — жизнеобеспечение людей, которые находятся у тебя за спиной. А он этого не знал. Просто не знал. Но мы-то знали. Обороняя Краматорск, мы понимали, что обороняем самый мощный энергоузел Донецкой области. Обороняя Курахово, мы обороняем единственную теплоэнергостанцию, которая питает Донецк. Не отступая с дамбы Славянской, мы бы понимали, что поим водой всю Донецкую область. Бес почему не ушел из Горловки? Потому что там «Стирол». Он был ранен, лежал. Но его подразделение оставалось там. Знаешь, почему? Потому что Бес — местный.

«Ни одного пленного мы не расстреляли. Ни еди-но-го»
— Какая еще дикость должна случиться, чтобы вы перестали смотреть вокруг такими же отрешенными спокойными глазами, какими смотрите сейчас на меня?
— Знаешь, что мне в себе не нравится? У меня есть очень неприятная черта, от которой я не могу избавиться. Когда я злюсь, у меня раздуваются ноздри. Меня бесит эта черта. Она меня выдает. А во мне — просто бездна… Когда все только начиналось, и я посылал людей в бой, и они шли по моему приказу и умирали, выполняя задачу или не выполняя ее, я, честно говорю… у меня внутри было сильное что-то такое… А потом в один прекрасный момент там что-то сломалось. После этого я больше не посылал людей на смерть без себя. Вот идет подразделение — и я иду с ними. Я рядом иду. Я выполняю боевую задачу вместе с ними. Стреляю, в меня стреляют. Мы сходимся в рукопашной. Мы сидим в окопах. Меня режут, и я режу в ответ… А потом мне мои пацаны сказали, когда меня раненого вытащили: «Бать, мы все прекрасно понимаем. Мы знаем, почему ты идешь с нами. Не такие уж мы дураки. И мы ценим это. Но если ты погибнешь, что будет с нами? Мы и так пойдем, куда ты скажешь. Но останься живым. И сделай так, чтобы наши семьи получили то будущее, о котором мы мечтали и за которое мы погибли. То будущее, о котором мы мечтали, сидя в окопах и оря песни, потому что патроны кончились и нас ждала рукопашная». А девяносто пять процентов подразделения были ранены. Семь из ста не были задеты, но и у троих из них были контузии. — Он говорит тихо, словно боясь быть уличенным коврами, колоннами и занавесками в сентиментальности. — Я — внук своего деда. А еще я — правнук своего прадеда. У меня дома лежат их награды. Я часто подхожу и смотрю на них, и я понимаю — если мои деды и прадеды смогли, то и я смогу. И когда я попаду туда к ним, мне не будет стыдно, что я опозорил фамилию. Мы с ними встанем по старшинству. Но я не буду среди них как ребенок, я буду стоять мужчиной. Они проверят мой жизненный путь. Ошибок, наверное, наделал я массу. Но тот не ошибается, кто ничего не делает.

— Каким образом в вас сочетается доброта и такая жестокость?
— Вам это лучше знать.

— Вы чувствуете в себе жестокость?
— Ну… я могу быть жестоким.

— С кем?
— С врагом.

— Враг — человек?
— Человек. Поэтому я и отпускаю по двести человек врагов, потому что они — дети от восемнадцати до двадцати одного года. Но я оставляю офицеров, батальон «Донбасс», «Азов», «Айдар». Я оставляю снайперов и корректировщиков.

— Чтобы их убить?
— Мы их меняем. Ни одного пленного мы не расстреляли. Ни еди-но-го.

— Чья это была идея — устроить парад пленных?
— Моя.

— Жестокий и унизительный парад.
— Потому, наверное, во мне и уживаются дикая жестокость с добротой.

— Вам не было жаль?
— Кого, Марин?

— Их человеческое достоинство.
— Ну давай я тебе открою большую тайну — мы могли в тот день выгнать на улицу почти семьсот человек. Семь-сот че-ло-век. Такова была первоначальная идея. Но мы выгнали шестьдесят восемь — офицеров, наемников, снайперов и корректировщиков, которых я за людей не считаю.

— Как к вам пришла эта идея?
— Я смотрел телевизор. Порошенко сказал, что двадцать четвертого числа он пройдется победным маршем.

— И у вас раздулись ноздри?
— Да. Мысль родилась мгновенно.

— Жалеете об этом параде?
— Ни капли. А весь мир орал об этом моем поступке. Вот тогда я, наверное, и прославился. А я стоял и наблюдал за парадом.

— Что вы чувствовали?
— Жалость.

— Но ведь вы и были тем человеком, который мог это все остановить.
— Но я жалость не к пленным чувствовал, а к тем, кто их сюда послал. Рядом со мной стоял человек, у которого убили двух сыновей. И мать, сына которого они задушили.
«Эта война хуже гражданской войны семнадцатого года. Потому что это война со своими»

— В этой войне вы узнали что-то новое о человеке?
— Я видел столько героических поступков. Я видел предательство. Я видел трусость. Я помню глаза восемнадцатилетнего пацаненка, который, обвязавшись гранатами, кинулся под гусеницы танка.

— Почему вы его не остановили?
— Не успел. Я находился на другой стороне дороги. Я только успел подбежать и поймать его последний взгляд. Этот пацан подорвал танк, потому что танк лез на раненых. Их там лежало около тридцати человек. Он хотел их тупо передавить гусеницами и даже не стрелял. А пацаненок пожалел их. У него самого были перебиты ноги, но у него были гранаты. И он не раздумывал. А экипаж танка уже мы расстреляли, — он смотрит в мобильный телефон. — Пятьдесят восемь вызовов… Пять-де-сят во-семь… Когда Шахтерск был предан, нас туда пришло сто семьдесят восемь человек, а против нас была группировка из трех тысяч. У них было двести единиц боевой техники, а у нас — шесть. Мы за двое суток город практически освободили. По всем законам военной тактики, нас — наступавших — должно было быть минимум в три раза больше. А нас было в десять раз меньше. Это другая война. И жестокость тут — другая. И трусость — другая. Эта война хуже гражданской войны семнад-цатого года. Сказать почему? Потому что это война со своими.

— Врагов вы считаете своими людьми?
— Ну а почему они не свои? Многие наши соседи воюют на той стороне. Они не разделяют наших убеждений. Большинство военнослужащих с той стороны — родом из Донбасса. И они тоже вызывают огонь на себя, как мы это делали на Саур-Могиле.

— Кто вы для этого города?
— Ну-у-у… я лучше скажу, что этот город для меня. Я здесь хочу жить и умереть, — говорит мечтательно. — Я разговаривал со священником недавно, когда крестил дочку погибшего ополченца. Он отвел меня в сторону и задал только один вопрос: когда мы уничтожим людей, сидящих в аэропорту? Ты понимаешь, что меня спросил об этом священник — когда мы у-нич-то-жим?.. В нем в тот момент говорил не священник и не человек, а житель Донецка. А жители Донецка — совсем другие люди.

— Вы верите в Бога?
— Да.

— Бог видел парад пленных?
— Да. Он видел парад и он видел на нем меня. Бог видел, как я в тот момент грешил.

— А вы грешили?
— Конечно. Но я скажу одно. Этот парад перевернул сознание всего мира. И в первую очередь сознание тех людей, которые посылают сюда своих сыновей. У многих я вызвал антагонизм. Многие хотели порвать меня как бобика… Я был самым несчастным человеком на этом параде. На самом деле я в тот день напился. Но обратите внимание на то, как после парада изменилась конъюнктура политическая — даже в России. Все поняли, что идет война, а не АТО.
«В Минске у меня был выбор — предать или не предать. Я не предал»

— Вы постоянно вздыхаете. Что у вас на сердце?
— С ним все в порядке, просто оно болит. От того, что когда я во время парада смотрел на своих пацанов, мне хотелось их всех собой укрыть, чтобы они никогда в таком параде не шли… Знаешь, ведь эту войну вы не считаете ужасающей. Для вас ужасающая война — это сотни тысяч убитых, концлагеря. Но мир поменялся. Поменялись и войны.

— Расскажите про своего деда.
— Он всегда ходил в военной форме. Говорят, я на него похож. Мой прадед Степан Захарченко начал войну в полпятого утра под Брестом командиром гаубичной батареи и закончил ее в Праге… Я хочу, чтобы все закончилось и побыстрее воцарился мир.

— Вы сможете это сделать?
— Если произойдет предательство, то не смогу. Страшная вещь на самом деле — предательство. В Минске у меня был выбор — предать или не предать. Я не предал.

— При этом многие ополченцы недовольны тем, что их дома остались на территории, подконтрольной Украине.
— Но… я как нормальный военный понимаю, что армия истощена. Ты думаешь, у нас потерь нет? Есть. Пополнение приходит, но оно необученное. Срок обучения занимает два месяца.

— Российская армия вам не помогает?
— Это второе большое заблуждение россиян. В России много либеральных течений. И вот когда за этими течениями наблюдаешь, то начинаешь понимать, что та победа, которую мы завоевали… Не будем об этом. Чтобы ты понимала — с момента подписания мной соглашений пятого сентября и по второе октября мы отвоевали тридцать восемь населенных пунктов.

— То есть вы нарушали перемирие?
— Нет! Ни в коем случае! Мы стреляли в ответ! Всегда и постоянно. Ни разу — первые.

— А кого вы не предали в Минске?
— От нас ждали, что мы подпишем ту линию, после которой то, что мы забрали, мы должны были отдать. Я отказался это подписывать. Это было бы предательством по отношению к людям, которые там живут. По отношению к тем, кто все это с боем брал. Я тебе больше скажу… Я только что написал заявление об отставке. Ты сидишь сейчас рядом с человеком, который через два с половиной часа уже может не быть премьер-министром. И ты единственный журналист, который знает об этом. Я не могу предать своих людей. Я вчера всю ночь не спал. Мы решали, что делать дальше, и мы решили — не отступать. Но если я сейчас не уйду с этого поста, то я стану предателем. Потому что меня заставят подписать эту линию.

— Не подписывайте.
— Заставят.

— Кто?
— Ха-а-а… Пойдем, я покажу то, что хотел показать. Ты будешь жить гарантированно долго.

«Захочешь жить — в могилу нырнешь»
Группа из пяти мужчин обходит забор, за которым виднеется пустое пространство вокруг кирпичной церкви. Богородица, писанная в полный рост на стене, встречает их, когда, отомкнув калитку, они входят во двор. Мужчины идут прямиком к ней и там же встречаются с грозным ликом Христа. Их взгляды перебегают с нее на него. Заворачивают за угол. Здесь на лавке возле одноэтажного дома сидят старик и две старухи. Пробегают, скуля, собаки.
— Здравия желаю, — обращается к старикам Захарченко и в сопровождении охраны выходит на дорогу, засыпанную крошкой камня и щебня. Показывается разбитый продуктовый магазин.
— Все, пацаны, — говорит Захарченко. — Нет больше нашего магазина.
— Там мороженое было вкусное, — отзывается один.

Движутся мимо разбитых домов. Пробоины в крышах дымятся. Сворачивают в дыру, проделанную в бетонном заборе, огораживающем кладбище. Серые могильные плиты и выкрашенные бледной краской кресты тонут в высокой сухой траве. Некоторые могилы разбиты. С автоматами наготове мужчины идут по траве мягкой походкой, закрывая собой Захарченко и время от времени кружась на месте. Они принюхиваются и описывают круги, пугая могилы дулами автоматов. За забором, до конца которого они доходят, аэропорт. Там столбы с оборванными проводами упираются в небо, на котором — лишь чуть облаков. Захарченко прислоняется плечом к пробоине в бетоне, ведущей на дорогу к домам.
— А в том доме дед глухой жил, — говорит он и показывает на дом, из пробитой крыши которого курится белый дымок.
— Он еще на нас наорал, — отзывается кто-то из мужчин.

Дорога, на которую он сейчас смотрит, покрыта сухими листьями. Листья тяжело, неподвижно, словно затаившись в застывшем мгновении, лежат на потрескавшемся асфальте. Поперек дороги зеленеет кусок оторванной крыши. Белый ствол тополя держит повисшие провода.
— Пацаны, — напрягшимся голосом зовет Захарченко, — слушайте воздух.

В этот же миг воздух приходит в движение и надвигается на кладбище волной. Воет собака и захлебывается. Где-то неподалеку падает снаряд.
— Позвони Абхазу, обозначь, где мы, — говорит Захарченко поменявшимся голосом. — Слушайте воздух, слушайте воздух, — шелестит он.

Залп.
— Это уже ближе, — произносит Захарченко.

Залп.
— Рассыпались, пацаны!

Залп.
— Саша, это рядом. Саша, это совсем рядом.
— Какая красота, — доносится голос из-за могильной плиты. Смех. — Захочешь жить — в могилу нырнешь.
— Да тут трупами воняет! — смеется другой.
— Укропы своих приховали, наверное, — отзывается Захарченко. — Набрали Абхаза?
— Нет, еще не доложились.

Воздух снова приходит в движение и идет на кладбище свистя.
— Ложись!

Мужчины падают в землю. Разбитые могильные плиты выдают фонтан осколков. Приняв снаряд, кладбище, вздрогнув, успокаивается. Над ним распространяется тишина, которую прерывает мелодия, звучащая из кармана Захарченко: «Не думай о секундах свысока, наступит время, сам поймешь, наверное. Свистят они как пули у виска — мгновения, мгновения, мгновения…»
— Отходим, отходим, — поднимается он. — Они пошли в атаку. Пора тикать. Закрыть ее и вывести, — говорит обо мне. — Сделайте ей прикры…
— Ложись!

Залп. Земля принимает еще один снаряд.
— Бежим-бежим! — шелестят мужские голоса. — Пошли-пошли. Выключайте телефоны! Ло-жись! Встаем… Бежим-бежим. Ло-жись! Не останавливаться. На асфальт побежали. Все нормально. Все нормально.

Перебежав кладбище до конца, много раз падая на землю перед разрывом каждого снаряда, группа достигает конца кладбища и выходит на асфальтированную дорогу.
— Бегом! — крик, и группа молниеносно пересекает дорогу.

Теперь бегут, прижимаясь к заборам. Снаряды пробивают крыши домов.
— Это по нам работают корректировщики, — говорит самый молодой. — Они видят нас.

Добежав до поворота, группа утыкается в стариков, по-прежнему сидящих на лавочке и глядящих в небо. Рядом свистит снаряд. Оскалившись и поджав хвост, пробегает собака. Облаивает группу. Бежит дальше и скулит за поворотом.
— Почему вы отсюда не уходите? — спрашиваю стариков.
— Потому что они — с Донбасса, — с жестокостью в голосе отвечает за них Захарченко.

Он садится в машину. Поворачивается ко мне и произносит: «Мы будем жить гарантированно долго».

«Мы платим за свободу кровью. А кто-то откупается деньгами»
Захарченко идет по магазину «Амстор». «Это наш Саша», — слышатся голоса переговаривающихся посетителей.
— Здравия желаю, — отдает он честь деду. — Здравия желаю, — приветствует, оборачиваясь то вправо, то влево.

Он заходит в небольшую кофейню, расположенную в углу у самого входа. Здесь открыто бесплатное питание для всех, в лотках на прилавке — пюре, котлеты, салаты. Захарченко заказывает кофе, расплачивается и присаживается с пластиковым стаканчиком за столик.
— Ты готов к тому, что тебя предадут? — спрашиваю его.
— Конечно, — отвечает он.

— Те, в ком ты уверен?
— И это будет самое болезненное предательство. Но к этому надо будет подойти спокойно, иначе не пережить. У свободы — цена разная. Мы платим за свободу кровью. А кто-то откупается деньгами… Как ты думаешь, Путин в глазах всего цивилизованного мира — варвар? Варвар. Но если я горжусь этим человеком, то тогда, какая мне разница? Благодаря ему пробудилось то, что дремало в душах моего поколения. Он дал нам шанс что-то изменить. Если у нас не получится, мы умрем — не физически, а морально. Моральная смерть — это самое страшное. Умрет наш дух.

— А если Путин предаст?
— Ты задаешь провокационный вопрос. Но Путин никогда нас не предаст. Считай, что это моя чуйка.

— Кем ты себя чувствовал во время подписания минских соглашений?
— Чувствовал себя не в своей тарелке. Я смотрел и учился. Я замучил всех своими вопросами. Потом они сказали, что я — тупой, изворотливый и… наглый. Я сказал, что если бы судьба моей земли решалась на дуэли, то я бы, не задумываясь, вырезал бы всю вашу делегацию и сидел бы сейчас где-нибудь в Варшаве. Они — доходяги. Их одно удовольствие покромсать… Люди, которые умирают за свою землю, попадают в рай без очереди.

— Зачем ты сейчас рисковал своей жизнью?
— И твоей. Я чувствую себя негодяем. Я просто хотел тебе показать, что с нашим городом сделала война, но я не учел того, что есть корректировщики, которых мы не везде зачистили. Поэтому по нам лупил миномет. Но я должен был это предусмотреть…

«Была бы моя воля, я бы их своими зубами загрыз»
Захарченко заходит в огромный зал продуктового магазина. Ему навстречу выходит улыбающийся мужчина в костюме. Водит премьер-министра, которому, может быть, остался еще час времени на своем посту, мимо стеллажей с мукой, крупами, хлебом, сосисками, мясом и молочной продукцией.
— Самая ходовая — докторская, — не переставая улыбаться, приговаривает мужчина в костюме. — А это наша мука «Добрая выгода» — по акции, за пять девяносто восемь.

Кое-где полки зияют пустотой, но там, где продукты первой необходимости, — избыток. Возле стойки с булками Захарченко окружают посетительницы.
— Когда все закончится? — спрашивают его. — Освободите нас! Когда вы уже возьмете этот аэропорт?
— Да была бы моя воля, — отвечает он, — я бы их своими зубами загрыз.
— А что с пенсиями?! Скажите, что будет с пенсиями!
— Пенсии будем платить с нового года, — отвечает Захарченко, и женщин вокруг него прибывает. Среди них стоит одна — лет тридцати пяти, худая, с огромными голубыми глазами и вывернутым на сторону плечом. Пока женщины подходят к премьер-министру поблагодарить и задать вопрос, эта молча не сводит с его лица неподвижных глаз. Заметно, что ее бьет мелкая дрожь.
— А до нового года что?! — не успокаиваются женщины. — Вот мужчина — чернобылец, — они выталкивают вперед пожилого мужчину. — Ему жить не на что!
— До нового года будем выплачивать пособия, — говорит премьер-министр. — Тысячу восемьсот гривен.
— Саша, спасибо. Это — наш Захарченко.

Худая женщина подходит к нему близко, смотрит в глаза, дергается. Начинает говорить, и глаза ее заполняются слезами.
— У меня брат погиб. При обстреле возле школы. У меня, кроме него, не было никого. Что мне делать? Скажите мне, что мне делать?
— Я… — премьер-министр краснеет. — Я… не знаю, — он резко поворачивается и уходит.

Женщина стоит на месте, вывернув плечо и уткнувшись в него острым подбородком. Из ее глаз катятся слезы.

— Что ты чувствуешь? — спрашиваю я.
— А что я могу чувствовать? — его глаза синеют, и он, тяжело дыша, идет к выходу. — Вину я чувствую.

— Почему ты не поддержал ее? Почему не нашел для нее слов?
— А какие слова я могу найти? Что ее поддержит? Мои высокопарные высказывания? Я сожалею. Я со-жа-ле-ю! Но этого словами не выразишь. Надо что-то делать, чтобы она поняла, что смерть ее брата была не напрасной.

— Такие люди, как ты, хороши на войне. Но потом от  них принято избавляться, — говорю я.
— Мавр сделал свое дело, мавр должен уйти, — произносит он, садясь в машину.

— Мавр уйдет?
— Если мавр поймет, что война закончилась, то он уйдет с удовольствием.

Марина Ахмедова. «Русский репортер» №39 (367) 09 октября 2014

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1213   
Рейтинг: 
0

Лелюшенко Дмитрий Данилович

Лелюшенко Дмитрий Данилович - командир 39-й отдельной танковой бригады в советско-финской войне 1939-1940 годов (полковник), командующий 4-й гвардейской танковой армией в Великой Отечественной войне (гвардии генерал-полковник).
Родился 20 октября (2 ноября) 1901 года на хуторе Новокузнецкий ныне Зерноградского района Ростовской области в многодетной (7 детей) семье иногороднего крестьянина-бедняка. Украинец. С 9 лет трудился смазчиком на паровой молотилке. Окончил сельскую церковно-приходскую школу.
Познав в раннем детстве нужду, юный Дмитрий Лелюшенко не мучился проблемой выбора, к кому присоединиться в годы Гражданской войны, и поэтому, когда весной 1918 года красный конник Б.М.Думенко, вернувшийся незадолго до этого с германского фронта, организовал на хуторе Весёлом партизанский отряд для борьбы с белоказаками, - стал красным партизаном. Отряд Думенко воевал более года, и в этих боях рос и мужал будущий военачальник.
С апреля 1919 года Д.Д.Лелюшенко в Красной Армии - в составе 21-го кавалерийского полка 4-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии. Он участвовал в Воронежско-Касторненской, Донбасской и Егорлыкской операциях, в войне против белополяков, в разгроме армии П.Врангеля и в ликвидации войск атамана Н.Махно. Стал младшим командиром.
По окончании Гражданской войны Д.Д.Лелюшенко остался на военной службе. В 1925 году окончил Ленинградскую военно-политическую школу имени М.В.Фрунзе, в 1927 году - кавалерийскую школу красных командиров. В 1925-1929 годах служил в родной для него 4-й кавалерийской дивизии: политрук и военком кавалерийского эскадрона, военком полковой школы, военком 21-го кавалерийского полка. В 1933 году Д.Д.Лелюшенко окончил Военную академию РККА имени М.В.Фрунзе. Член ВКП(б)/КПСС с 1924 года. https://weedy.com/head-shops/nebraska/omaha
Когда стали создаваться первые механизированные подразделения, он одним из первых был переведён в этот род войск, став в мае 1933 года командиром танковой роты 1-й механизированной бригады в Московском военном округе, с 1934 года служил в этой же бригаде начальником 1-го отделения штаба бригады и командиром учебного танкового батальона в Калуге. С января 1937 года - начальник 1-го отделения Управления начальника автобронетанковых войск Московского военного округа. С июня 1938 года командовал 3-м отдельным учебным легкотанковым полком в Московском военном округе (Рязань), с октября 1939 года - 39-й отдельной танковой бригадой.
В советско-финляндскую войну бригада полковника Лелюшенко Д.Д. была отправлена на фронт. В ходе боёв с белофиннами танкисты комбрига Лелюшенко активно помогали стрелковым подразделениям, штурмовавшим "линию Маннергейма" и многочисленные укрепления противника.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года полковник Лелюшенко Дмитрий Данилович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".
С осени 1940 года - командир 1-й Пролетарской Московской мотострелковой дивизии. С марта 1941 года - командир 21-го механизированного корпуса в Ленинградском военном округе.
Начало Великой Отечественной войны застало его механизированный корпус в Прибалтике, и 23 июня корпус был включен в Северо-Западный фронт. Участвовал в приграничном сражении на Даугавпилском, псковском и новгородском направлениях. В августе 1941 года он был назначен начальником Управления формирования и комплектования автобронетанковых войск - заместителем начальника ГАБТУ.
Но в первые дни октября 1941 года Лелюшенко вызван к Верховному Главнокомандующему Сталину И.В., который приказывает ему срочно сдать дела по Управлению и принять 1-й гвардейский стрелковый корпус, который фактически необходимо было сформировать в самый кратчайший срок. Вновь сформированному корпусу была поставлена задача: остановить танковую группировку Гудериана, прорвавшую Брянский фронт и наступающую на Орел... Девять дней воины 1-го гвардейского стрелкового корпуса героически сражались на полях Орловщины, задержав наступление противника на Тулу. В разгар боя за город Мценск, где особо отличились танкисты 4-й танковой бригады полковника М.Е.Катукова, комкор Лелюшенко получает приказ о назначении командующим 5-й армией, которая должна занять оборону в районе Можайска… Однако, командовал он 5-й армией недолго - в одном из боёв был тяжело ранен, и его отправили в госпиталь города Горького (ныне Нижний Новгород).
После излечения, в середине ноября 1941 года генерал-майор Лелюшенко назначен командующим 30-й армией Западного фронта. Во время битвы за Москву 9 декабря 1941 года армия Лелюшенко, находившаяся на правом крыле Западного фронта, ломая ожесточённое сопротивление немецко-фашистских войск, перерезала железную дорогу "Москва - Клин", а затем, развивая успех, совместно с частями 1-й ударной армии генерала В.И.Кузнецова блокировала в районе Клина крупную вражескую группировку. Наращивая темп наступления, уже 15 декабря 1941 года части 30-й армии заняли город, уничтожив врага. В январе-апреле 1942 года 30-я армия участвовала в Ржевско-Вяземской наступательной операции.
В ходе контрнаступления под Сталинградом генерал-лейтенант Д.Д.Лелюшенко с ноября 1942 года умело руководил вверенными ему частями 1-й гвардейской армии, а с декабря 1942 по март 1943 года - войсками 3-й гвардейской армии, за что был удостоен полководческого ордена Суворова 1-й степени.
С августа 1943 года Д.Д.Лелюшенко вновь стал командующим войсками 3-й гвардейской армии 4-го Украинского фронта (до 20 октября - Южного), которые под его командованием отличились в битве за Днепр, в Донбасской наступательной операции, при ликвидации Запорожского и Никопольского плацдармов врага.
В марте 1944 года Д.Д.Лелюшенко вступает в командование 4-й танковой армией, которая под его началом, в составе 1-го Украинского фронта участвует в Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Нижне-Силезской, Верхне-Силезской, Берлинской, Пражской операциях. В марте 1945 года армия была преобразована в 4-ю гвардейскую танковую армию.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1945 года гвардии генерал-полковник Лелюшенко Дмитрий Данилович награждён второй медалью "Золотая Звезда".
5 мая 1945 года в чехословацкой столице Праге началось вооружённое восстание. Гитлеровцы намеревались потопить его в крови. Чешский национальный совет обратился по радио к странам антигитлеровской коалиции с просьбой о помощи… 6 мая ударная группировка 1-го Украинского фронта в составе 3-й и 4-й гвардейских танковых армий устремились на помощь братьям-славянам. Танкисты Лелюшенко, совершив в короткое время вдоль правого берега Эльбы неимоверно трудный 80-километровый марш-бросок, соединились 9 мая в Праге с войсками 2-го Украинского фронта, замкнув кольцо окружения. Спасли город и его жителей.
"Дмитрий Данилович Лелюшенко больше известен в наших Вооруженных Силах как общевойсковой командир, - писал в своих мемуарах "Генеральный штаб в годы войны" генерал армии С.М. Штеменко. - Только в марте 1944 года, видимо, за свою энергию, оптимизм, подвижность он был поставлен во главе 4-й танковой армии и с честью прокомандовал ею до окончания войны. Генерал "Вперед!" - так называли Д.Д. Лелюшенко знавшие его".
По окончании Великой Отечественной войны генерал Д.Д.Лелюшенко занимал высокие командные должности в Вооружённых Силах СССР. Продолжал командовать 4-й танковой (с 1946 года - 4-й механизированной) армией в Группе советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ), с 1947 года - командующий бронетанковыми и механизированными войсками ГСВОГ. С марта 1950 года - командующий 1-й Краснознамённой отдельной армией (Дальний Восток). С июля 1953 года - первый заместитель командующего войсками Прикарпатского военного округа. С ноября 1953 по январь 1956 года - командующий 8-й механизированной армией Прикарпатского военного округа. С января 1956 года командовал войсками Забайкальского, с января 1958 года - Уральского военных округов. С июня 1960 года - председатель ЦК ДОСААФ. С июня 1964 года - военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.
Генерал армии Д.Д.Лелюшенко внёс существенный вклад в разработку ряда важных проблем военной науки и военного искусства. В его "Записках командарма" ("Москва - Сталинград - Берлин - Прага"), опубликованных в 1970 году в издательстве "Наука", он на конкретных примерах боевых действий войск глубоко осветил такие вопросы, как прорыв танковых оборонительных рубежей неприятеля, ввод в прорыв танковых и механизированных корпусов и армий, массированные удары ими, стремительные действия в глубине вражеской обороны, форсирование водных преград с ходу, внезапные наступательные действия ночью. За столь существенные теоретические разработки Д.Д.Лелюшенко присвоено звание "кандидат военных наук".
Избирался депутатом Верховного Совета СССР 1-го, 5-го и 6-го созывов.
Жил в Москве. Умер 20 июля 1987 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Воинские звания:
майор,
полковник (1938),
комбриг (1.04.1940),
генерал-майор (4.06.1940),
генерал-лейтенант (2.01.1942),
генерал-полковник (11.05.1944),
генерал армии (8.05.1959).

Награждён 4 орденами Ленина (7.04.1940, ...), орденом Октябрьской Революции, 4 орденами Красного Знамени (1940, 25.07.1941, ...), 2 орденами Суворова 1-й степени (28.01.1943, 29.05.1945), 2 орденами Кутузова 1-й степени (17.09.1943, 25.08.1944), орденами Богдана Хмельницкого 1-й степени (19.03.1944), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), медалями.

Герой Чехословацкой Социалистической Республики (28.04.1970). Награждён пятью иностранными орденами, в числе которых орден "За воинскую доблесть" (Польша), орден Клемента Готвальда (Чехословакия), орден Белого Льва "За Победу" (Чехословакия), многочисленными иностранными медалями.

Почётный гражданин городов Свердловск (1977), Можайск Московской области (20.10.1981), Славянск Донецкой области Украины (19.04.1967).

Бронзовый бюст Героя установлен в городе Ростов-на-Дону. Его именем названы улицы городов Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Клин Московской области, средняя школа № 627 города Москвы.

Патриотический проект "Герои страны"

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3127   
Рейтинг: 
0

Наталия Юрьевна Королевская: биографияНаталия Юрьевна Королевская - украинский политический и государственный деятель. Министр социальной политики Украины, лидер партии "Украина — Вперёд!" Народный депутат Украины V и VI созывов от БЮТ, глава Комитета ВРУ по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства (ноябрь 2007—2012), министр социальной политики (с 24 декабря 2012 года до 2014 года). Вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины.
Натальия Королевская родилась 18 мая 1975 года в городе Красный Луч Ворошиловградской области.
Зарегистрировалась как кандидат в Президенты Украины на выборы 2014 года. Сняла свою кандидатуру, как и ряд других кандидатов, не согласных с действиями официального Киева.

Справка dN

Семья и происхождение
Замужем за Юрием Солодом, воспитывает двоих сыновей.
Отец, Юрий Васильевич Королевский, прошел путь от простого шахтера до директора шахты.
Мама, Лариса Петровна Королевская, — учительница.
Детство и юность Наташи Королевской прошли в Луганской области. Школу закончила с серебряной медалью.

Образование
Два высших образования. Автор более 20 научных трудов по вопросам экономики.
В 1997 г. — окончила экономический факультет Восточноукраинского национального университета по специальности менеджер в производственной сфере.
В 2002 г. — окончила Донецкую государственную академию управления.

Бизнес-деятельность
В 1992—1993 гг. работала менеджером на предприятии «Этко», а в 1993—1998 гг. — финансовым директором компании «Мета». На протяжении 1998—2001 гг. была коммерческим директором «МЕТА Компани».
В 2001—2006 гг. занимала должность председателя Наблюдательного Совета ОАО «Луганскхолод». За время ее руководства была проведена полная модернизация предприятий, созданы департаменты логистики, сбыта, маркетинга, качества, стратегического развития.
По результатам общенациональной программы «Человек года — 2004» Наталия Королевская стала лауреатом в номинации «Лидер среднего бизнеса». В 2003—2005 гг. — член Совета предпринимателей Украины при Кабинете Министров Украины, координатор Луганской региональной комиссии Совета предпринимателей Украины.
С 2003 года является исполнительным директором Ассоциации товаропроизводителей Луганщины «МЫ» (на общественных началах). За время существования Ассоциация много времени уделяла защите и поддержке местных товаропроизводителей, координации их деятельности, налаживанию межотраслевой интеграции, взаимодействию органов власти и предпринимателей, формированию общественного мнения.

Политическая деятельность
С 2002 по 2006 гг. была депутатом Луганского областного совета, секретарём постоянной комиссии по вопросам промышленности, строительства, ЖКХ и торговли. Принимала участие в разработке и реализации областных программ по созданию и развитию специальных (свободных) экономических зон и территорий приоритетного развития. Была главой комиссии по вопросам анализа деятельности и поиска путей оздоровления холдинга «ДонбассАнтрацит».
С 2006 г. — народный депутат Украины V созыва, Блок Юлии Тимошенко. Член политсовета партии «Батькивщина». Секретарь Комитета ВР Украины по вопросам экономической политики, член Постоянной делегации в Межпарламентской ассамблее государств участников СНГ.
С 2007 г. — народный депутат Украины VI созыва, Председатель Комитета ВР Украины по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства.
Сопредседатель группы по межпарламентским связям с Российской Федерацией.
Вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины.

Законодательные инициативы
Автор более 40 законопроектов. Тематика: повышение конкурентоспособности украинской экономики и развитие отечественного внутреннего рынка, стимулирование развития малого и среднего бизнеса, а также — улучшение инвестиционного климата в стране.
Соавтор Закона «О повышении престижности шахтерского труда», автор Закона «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно упрощения условий ведения бизнеса в Украине», соавтор Закона о внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2009 год» (относительно финансовой стабилизации предприятий угольной отрасли) и др.

Взгляды и оценки
Стоит на позициях экономического патриотизма, считая, что это единственная платформа для политиков, чтобы «отбросить амбиции и работать… Мы должны все свое внимание сфокусировать, прежде всего, на развитии украинской промышленности, украинской экономики, отставив в сторону споры, разделяющие общество. А уже потом, когда все заработает, можно будет вернуться к решению идеологических вопросов» (из интервью газете «Факты»).
Экономический патриотизм в нынешних реалиях Украины — это, прежде всего, готовность к кооперации, к партнёрству, к совместным действиям на взаимовыгодной основе. Это относится к кооперации в рамках отрасли между разными предприятиями, в рамках области — между разными районами и предприятиями разных отраслей, в рамках всей Украины.

Фонд «Новый Донбасс»
Н.Королевская является председателем наблюдательного совета благотворительного фонда «Новый Донбасс», созданного в июле 2008 года. В рамках помощи социально незащищенным людям фонд сотрудничает с общественными организациями инвалидов «Данко», «Богуслава», благотворительными организациями имени Матери Терезы, «София», обществом больных сахарным диабетом, обществом слепых. Фонд также взял шефство над одним из домов престарелых и детским интернатом; развивает волонтерские движения в регионе, принимает участие в областных акциях по профилактике алкоголизма, СПИДа и наркомании, помогает детским библиотекам.

Интересные факты
В 2009 году Н.Королевская вошла в первую десятку в рейтинге «ТОП-100» самых влиятельных женщин Украины (9-е место), составленном журналом «Фокус».
В 2008 году в «ТОП-100» самых влиятельных украинцев, которых определил журнал «Корреспондент», Наталья Королевская заняла 68-е место.
По опросам интернет-изданий за Наталией Королевской уже несколько лет прочно закреплен статус самой красивой женщины-парламентария.

people.su

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2131   
Рейтинг: 
0

Юрий ШевяковНесмотря на то, что искусство изготовления монет и медалей родилось еще в Древней Греции, первым олимпийцам в качестве приза доставались лишь слава да венок из оливковых ветвей. Медалями спортсменов стали награждать только на современных олимпийских играх, возрожденных в 1896 году. К этому времени за медалями окончательно закрепилась их современная функция - отметить особое достижение человека или важное событие, а художники, создающие их, стали соревноваться между собой, чтобы на собственной олимпиаде определить, кто делает самые лучшие медали в мире.

 

Картины с подтекстом
Мариупольский медальер Юрий Шевяков даже не предполагал, что свяжет свою жизнь с искусством. В 1977 году он окончил Донецкий политехнический институт по специальности «Автоматизация и электрификация подземно-горных работ», но потом его любимым делом стало изготовление изящных металлических предметов ручной работы. Сегодня Юрий Шевяков - делегат Международной Федерации Художественной Медали F.I.D.Е.М, один из самых известных украинских медальеров в мире. Кстати медальерным искусством мариуполец увлек и дочь Александру, которая вместе с ним принимает участие в выставках.
Юрий Шевяков признался «Панораме», что, когда почувствовал потребность выразить мысли в металле, буквально на ощупь стал пробовать разные техники. Теперь своими наработками он делится с читателями специализированных журналов.
Сколько всего собственноручно изготовленных медалей у него в «копилке», Юрий Шевяков ответить не смог.
- В молодости я как-то ловил рыбу со своим дядей, и когда я собрался пересчитать улов, он мне сказал: «Не считай, а то больше не поймаем». И мне запомнились эти слова. А вообще количество работ - это не главное. Я долго шел к своей цели и доволен, что в итоге занимаюсь именно этим.
Впрочем, из-под рук талантливого мастера выходят не только медали. В своей мастерской он трудится над изготовлением значков, посуды (турок для кофе, куманцов - сосудов для питья, считавшихся символом традиционной украинской ярмарки). А в последнее время все больше внимания уделяет плакетам - «картинам» из металла.
- Почему-то на выставках у меня часто спрашивают о каких-то технологических деталях, намного меньше уделяя внимания художественной мысли. Хотя, например, у живописцев неспециалисты вряд ли интересуются, как они натягивают холст на подрамники, как его грунтуют, - говорит Юрий Шевяков и демонстрирует последние работы, на которых средневековые символы и образы удивительным образом переплелись с реалиями современного мира.
На медной плакете «Фея» (на фото внизу) волшебница на морском коньке на мгновение замерла над Мариуполем, чтобы принести городу счастье и удачу. Город выдают узнаваемая архитектура - заводы, самый большой храм в Украине, который возводят по инициативе бывшего президента «Азовмаша» Александра Савчука. А в воде плещутся осетры, которые когда-то составляли главное богатство Азовского моря.
На плакете «Да будет дано достойнейшему…» царь и король (представители западного и восточного миров) делят глобус. У одного за плечами - власть: множество ключей, которые символизируют контроль над городами, у другого - деньги и сила, о чем напоминает меч. Поделят ли они мир правильно - неизвестно, ведь у обоих правителей завязаны глаза.
Разгадать философский подтекст помогает множество подсказок, зашифрованных в таких символах. Это - авторский стиль художника.

 

Ключи от счастья
- На одной из выставок журналисты спросили, почему я занялся медальерным искусством, что меня побудило. Я задумался: действительно, зачем, ведь меня никто не заставляет? И понял одно: если не буду заниматься этим делом, мне будет чего-то не хватать, - рассуждает Юрий Шевяков.
Как показалось «Панораме», ответ на этот вопрос можно найти в двух его плакетах. На одной в средневековой лаборатории истину ищут алхимики.
- Образ алхимиков и их символическое мышление вообще близки художникам, - поясняет Юрий Шевяков. - Арт-химики тоже ищут истину, только с помощью других методов.
На другой плакете, которая называется «Ключи судьбы», Христос (об этом можно догадаться по инициалам) раздает ключи людям, жадно тянущим к нему руки.
- Кому-то ключ достался, кому-то нет, но даже если ты его получил, нужно еще найти дверь, которую откроет твой ключ, - размышляет художник. - У каждого есть свое призвание, каждый может оставить след на земле. Бывает, что человек тянет время на нелюбимой работе до пенсии, а может в 50 лет вдруг осознать, что владеет каким-то умением, которое нужно реализовать, и все остальное становится неважным.
Что касается сюжетов, то идеи Юрий Шевяков черпает не только из философских рассуждений, но и из окружающей жизни. Например, последняя работа, над которой он сейчас трудится, посвящена транспортным пробкам на улице Георгиевской в Мариуполе. Вот только действие он перенес в далекий 1860 год, поэтому вместо маршруток и иномарок на проезжей части скопились старинные автомобили, велосипеды и, конечно же, лошади.
- Когда приходит какая-то мысль, я сразу же начинаю воплощать ее в пластилине, даже не прорисовывая предварительно в карандашных набросках. Я будто создаю сценарий, причем сам с интересом слежу за героями, потому что не знаю, чем все закончится, - объясняет мастер.
Может быть, поэтому у него и нет любимой работы. По его глубокому убеждению, любимая - та, которую делаешь в данный момент, потому что увлекаешься ее созданием.

 

Олимпиада художников
Свои лучшие работы Юрий Шевяков отправляет на конгрессы и выставки F.I.D.Е.М, которые называют олимпиадой медальеров, ведь, как и на спортивных играх, авторы борются за комплект медалей и почетное звание лучшего медальера в мире. Проходят такие соревнования каждые три года в разных странах-участницах, под патронатом президентов этих стран.
Юрий Шевяков представлял Украину уже на четырех таких олимпиадах: в Португалии, США, Финляндии и Шотландии. Но отправятся ли его работы на международное соревнование, которое будет проходить в Болгарии в сентябре нынешнего года, он пока не знает.
- В отличие от участников из других стран, все расходы и взносы за участие в этом престижном мероприятии украинские мастера оплачивают из своего кармана. Хотя медальеры из 43 стран (именно столько на сегодня входит в F.I.D.Е.М) не просто демонстрируют свое мастерство, а, как и на Олимпийских играх, отстаивают честь страны, - объясняет Юрий Шевяков.
Кстати сказать, немногочисленная «сборная» медальеров Украины в последнее время поредела.
- Для каждой страны, в зависимости от активности художников и ценности их работ, F.I.D.Е.М определяет квоту на членство. И если другие страны представляют по 50-60 медальеров, украинская квота составляла всего 10 человек. А с этого года и вовсе уменьшилась до трех, так как перед последним Конгрессом плата за участие в отборе и пересылке медалей и ежегодный взнос увеличились почти в 10 раз и теперь обходится каждому художнику более чем в 1 тыс. евро.
- Поэтому для многих наших медальеров слишком накладно решать финансовые вопросы участия в этом мероприятии международного масштаба, - резюмировал Юрий Шевяков.
По его словам, Международный конгресс художников мог бы пройти и в Донецке - несколько лет назад была предпринята такая попытка. Но после нескольких собраний рабочей группы проект отклонили из-за нехватки средств. Хотя каждая страна-участница рассматривает проведение такой выставки не просто как культурное событие и трибуну для пропаганды своего искусства, но и как серьезный инвестиционный проект.

 

Оксана МАЛАХОВА, "Панорама"

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2063   
Рейтинг: 
0

Ищенко Александр МихайловичИщенко Александр Михайлович - начальник службы БХСС в Константиновском ГОВД, советник премьер-министра Украины. Заслуженный юрист Украины, кандидат юридических наук, профессор.
Ищенко  Александр Михайлович родился 3 декабря 1936 года в семье сельских тружеников, которые большую часть жизни прожили и трудились в совхозе «Берестовой» (отделение №5) Константиновского района.
Ищенко Александр Михайлович после окончания Алексеево-Дружковской средней школы в 1954 году работал на Константиновском заводе «Укрцинк» резчиком по металлу. С этого предприятия в 1955 году поехал на учебу в Одесскую среднюю специальную школу милиции, которую окончил с отличием в 1957 году. Затем 10 лет находился на следственной работе, был начальником службы БХСС в Константиновском ГОВД. За это время Ищенко  Александр Михайлович заканчивает Ростовский государственный университет. В Константиновке Ищенко  Александр Михайлович проявил себя грамотным и эффективно работающим сотрудником в борьбе с преступностью в сфере экономики.
Эти качества способствовали выдвижению Ищенко  Александр Михайлович на более ответственные и с большим объемом работы участки служебной деятельности в Донецком УВД и МВД Украины.
За 40 лет службы в органах внутренних дел Ищенко  Александр Михайлович прошел путь до первого заместителя министра внутренних дел Украины, от лейтенанта до генерал-лейтенанта милиции. В его биографии много ярких страниц, свидетельствующих о честном служении Отчизне, о той большой работе, которую Ищенко  Александр Михайлович проводил по укреплению законности и правопорядка в стране. На счету служб и подразделений, возглавляемых Ищенко Александром Михайловичем, тысячи раскрытых и пресеченных преступлений, ликвидированных организованных преступных групп.
Ищенко  Александр Михайлович успешно совмещает работу с научной деятельностью. Им опубликовано свыше 100 научных статей, сборников, пособий, монографий.
Ищенко  Александр Михайлович является кандидатом юридических наук, профессором, имеет звание «Заслуженный юрист Украины». Избран действительным членом Украинской Академии наук.
После службы в органах внутренних дел Ищенко  Александр Михайлович работает в Кабинете Министров Украины советником премьер-министра Украины, ведет активную преподавательскую деятельность.
Ищенко  Александр Михайлович награжден 20-ю орденами и медалями за свой безупречный труд.
На протяжении всей своей трудовой деятельности Ищенко  Александр Михайлович не порывает связей с городом, трудовыми коллективами, населением города Константиновки, оказывая им большую помощь в решении экономических и социальных проблем.

Партиот Донбасса

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4582   
Рейтинг: 
0

"Для меня РИГЕРТ - это бог штанги, на него я молился с детства". (Олимпийский чемпион по тяжелой атлетике Алексей ПЕТРОВ)

"СПОРТ-ЭКСПРЕСС", 23 августа 2000 года.


ПО СТАНИСЛАВСКОМУ
В судьбе одного из самых великих атлетов всех времен Давида Ригерта причудливо переплелось трагическое и смешное, высокое и обыденное, жестокое и нежное, любовь и смерть, отчаяние и надежда. Он выступал в трех весовых категориях (82,5, 90 и 100 кг), побеждал на Олимпийских играх, шесть раз выигрывал чемпионаты мира, девять - Европы, установив при этом 63 мировых рекорда. Но главное - Ригерт был великим артистом помоста. Сегодня он и сам в этом охотно признается, улыбаясь одними уголками глаз:
- Есть "поднимальщики", а есть "выступальщики", которым присутствие публики придает энергию и кураж. Я был сильный. Но на людях поднимал гораздо больше, чем на тренировках...
Сценический образ Ригерта, вполне соответствовал необходимой сверхзадаче (по Станиславскому): в его облике было что-то от индейца из прерий Дикого Запада (смеется: "Мне не раз об этом говорили..."). Во время соревнований лицо его становилось суровым и загадочным (у индейцев так принято), а в темных глазах таился холодный, мрачный огонь. Была в нем некая мрачная притягательность. Станиславский рекомендовал своим актерам вживаться в образ. Ригерт из него и не выходил: он всегда играл самого себя.
- Прежде чем победить штангу, надо победить себя, - раскрывает он главный секрет своего тяжелого ремесла.
Побеждать себя Ригерту пришлось с малых лет.

ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ
Родители Давида Ригерта, российские немцы Адам Адамович Ригерт и Елизавета Рудольфовна Горн, стояли на разных ступенях социальной лестницы. Адам Ригерт был кнехтом, или управляющим у царского офицера, барона Рудольфа Горна. Их дети - Адам и Елизавета - родились в один год, в один месяц, росли вместе, а когда выросли, полюбили друг друга и поженились. Барон Горн браку не препятствовал. Приближалась революция, а он был бароном прогрессивным, впоследствии перешел на сторону новой власти, помогал ей в военном строительстве, что все равно не спасло его от расстрела.
Елизавета родила Адаму девятерых детей. Давид был шестым. Жили они на Кубани. Там и сейчас есть акация с иголками необыкновенной длины. Ее называют в народе "бароновская". Этой акацией барон Горн обсаживал свои поля. Его самого от революции акация защитить не смогла. Возможно, именно эти поля и обрабатывал колхозный механизатор Адам Ригерт. А потом грянула война с фашистской Германией, и механизатора посадили в вагон типа "телятник" вместе с остальными здешними немцами и отправили за Урал возводить новые города. Помогать им должны были другие немцы - пленные. Елизавете Ригерт, урожденной Горн вместе с детьми (тогда их было пятеро) поставили другую задачу: поднимать целинные и залежные земли в Северном Казахстане. Двое детей Елизаветы умерли там от голода.
Адам Ригерт, возводивший город Копейск, тоже по идее должен был умереть, и тоже от голода, потому что власти кормили только немцев пленных, а своих, российских, не кормили. Адама спасла любовь его Евы, то есть Елизаветы. Она обшивала всю деревню, в которой жила, и на вырученные гроши умудрялась покупать кое-какую еду Адаму. И посылки, которые шли из Северного Казахстана за Уральский хребет, спасли отца будущего великого атлета. А не выживи Адам Ригерт - не родился бы Давид, сокрушитель мировых рекордов в поднятии тяжестей двумя руками. Любовь правит миром. Вопреки смерти.

ВРЕДНАЯ ПРИВЫЧКА БЫВАЕТ ПОЛЕЗНОЙ
В 11 лет Давид Ригерт впервые закурил. Он уже работал в колхозе и, чтобы выглядеть солидно, курил, как все мужики. Курит и сейчас. Он знает, что курить вредно: об этом Минздрав предупреждает на каждой пачке его любимых сигарет "Донской табак". Но, раз начав, Ригерт уже не бросает. В том числе и курить.
Однажды курение ему сослужило неплохую службу. Он возил от комбайнов зерно на паре быков. Быки брели медленно, Давида обгоняли другие мальчишки. А он уже тогда не любил, чтобы кто-то его обгонял. Для того чтобы придать животным ускорение, смышленый мальчик вставил одному из быков под хвост зажженную цигарку. Реакция быка превзошла ожидания. Он рванул вперед так быстро, что его напарник, которому было уже много лет, ничего не успел понять. Итог был печальным: молодой бык пришел к финишу первым. А старый умер, его сердце не выдержало гонки. Эффект от поступка мальчика был двоякий. Так как летом в колхозе мяса не было, колхозники обрадовались смерти быка, честно поделили тушу и мальчика очень хвалили. Но председатель был недоволен. Досталось и от отца. В итоге Давиду вместо быка дали лошадей. И больше его уже никто не обгонял.

БОКСЕРСКУЮ КАРЬЕРУ ОСТАНОВИЛА ЛОПАТА
Адам Ригерт был человеком стойким и терпеливым. Никогда не жаловался на судьбу, и даже когда его отлучили от семьи и превратили в раба, говорил тем немцам, которые роптали: "Если бы Россия воевала с Францией, работать послали бы французов. И потом, нас ведь работать послали, а не постреляли". Воспитание детей у него сводилось к формуле, которую усвоил и он сам: "Не пищать. Не скулить. Не жаловаться". Давид никогда не пищал. Выполняя отцовский завет, однажды он оригинально проверил себя на способность и "не скулить": ему ногу переехала груженая телега, а он не издал ни звука. Взрослые поразились - у мальчишки кожа съехала, показалась кровь, а он даже не вскрикнул! Тогда про Давида Ригерта впервые сказали: "Ишь, какой крепкий!"
Он рано научился полагаться на свои силы. И кулаки. Вспоминать про его "пятый пункт" при нем не решался никто. Интернационалисты села знали: можно схлопотать. И крепко. В 14 лет он стал монтером. И забравшись на столб, мог запросто держать себя на одной согнутой в локте руке, при этом вторая была свободна для работы. Номер этот проделывался как бы случайно, когда мимо проходили колхозные девчата.
Ригерт рос разносторонним спортсменом: в беге на короткие дистанции показывал результат на уровне кандидата в мастера. Увлекся боксом и мог бы, наверное, далеко пойти, если бы талантливого боксера не остановили... лопатой. Быстрый, гибкий и сильный парнишка стал делать поразительные успехи, и его допустили на районные соревнования, хотя по возрасту не должны были. Руки у юноши были длинные и крепкие, ноги сильные и быстрые, он мог менять по ходу боя правостороннюю стойку на левостороннюю и бил одинаково сильно с обеих рук. Семь боев провел на ринге 17-летний боксер Ригерт. Все семь закончились в первом раунде нокаутом. Мужики выходили против него с виду сильные, но неповоротливые. И быстро пропускали в голову нокаутирующий удар.
Нравы, однако, в тех местах были простые. Дружкам поверженных мужиков казачок из села Нагорное не понравился, обиделись они на него. Когда вышел на крыльцо подышать, на лицо обрушилась лопата. Удар был очень сильный - орудие труда даже сломалось. Как и нос Ригерта. Было много крови. Бокс он после этого оставил.
У этого эпизода были и другие последствия: медкомиссия Воронежского летного училища не пропустила в летчики парня со сломанным носом. Вот так безвестный болельщик с лопатой помог Ригерту сосредоточиться на борьбе с чистым весом, закованным в элегантный металл штанги.

ШТАНГА ИЗ КОМБАЙНА
Настоящую штангу Ригерт впервые увидел в киножурнале, который крутили в колхозном клубе перед началом художественного фильма. Решил себе сделать такую же. Взял лом, на него нанизал противовесы от комбайна. Стал потихоньку подкачивать силу. О том, что такое настоящая сила, впервые он задумался, когда школьный учитель физкультуры Николай Иванович Наскрыпняк на колхозном стадионе, демонстрируя ученикам старших классов технику поднятия штанги, толкнул 100-килограммовый снаряд. В это время мимо проходил колхозный скотник дядя Ваня, балагур и весельчак. Дядя Ваня подошел к снаряду и поднял его одной рукой. Если бы ему в этот момент кто-нибудь сказал, что он повторил рекорд России 1898 года, принадлежавший Георгу Гаккеншмидту, дядя Ваня бы очень удивился.
Всерьез занялся штангой Давид поздно - в 19 лет. А четыре года спустя был уже в сборной СССР. Но не будем забегать вперед. Со школьной скамьи его призвали на службу. Учился Давид не регулярно - когда в семье было слишком тяжело, шел работать. Становилось полегче - садился за парту.
Затянувшись "Донским", мой собеседник вспоминает свой последний день в школе:
- Стою в школьном дворе, беседую с девушкой. Идет мужик. Здоровый. И наглый. При мне нагло берет мою девушку за грудь... Я его предупредил - корректным ударом в живот. Мужик оказался крепким, не задохнулся, и ка-а-ак врежет мне. Я перелетел через клумбу. На его беду, он встал в боксерскую стойку. Не надо было ему этого делать. Я тоже встал в стойку. В правостороннюю. Только тут же ее изменил на левую и сильнейшим хуком в челюсть отправил мужика в глубокий нокаут. Удар не рассчитал - открытый перелом пальцев руки. Но мой соперник получил серьезную травму головы. Его отвезли в больницу. Происходило все это на глазах школьного директора. Меня выгнали из комсомола и из школы.

ЗНАЧОК МАСТЕРА ПРОТКНУЛ КОЖУ
В армии, наконец-то, можно было всласть поднимать тяжести. Хотя старшина и ворчал, когда Ригерт проламывал в казарме полы своими гирями. К счастью для мировой тяжелой атлетики, в той части, где служил Ригерт, в химклассе каким-то чудом оказалась самая настоящая штанга. Занимался он по книжке Аркадия Воробьева из серии "Мастера делятся опытом". Но полностью своих возможностей не знал: потолок в химклассе был низким, поднять штангу на вытянутые вверх руки не удавалось. Как-то повстречался младшему сержанту Ригерту капитан Кольцов, начальник физподготовки 5-й армии ПВО.
- Разрешите обратиться, товарищ капитан! - сказал младший сержант.
- Обращайтесь.
- Товарищ капитан, я самостоятельно поднимаю штангу. Хотел бы посоревноваться.
- Можно и посоревноваться, - ответил капитан. И послал солдата Ригерта на соревнования в город Куйбышев, где тот выполнил норматив 1-го разряда. После этого капитан Кольцов направил способного солдата в спортроту, туда же, где Ригерт начинал службу, - в Свердловск. И вот там-то, в Свердловске, 12 октября 1968 года Ригерт выполнил норму мастера спорта СССР.
- Мой друг Леня Дворкин, сейчас он заведует кафедрой в Краснодарской академии спорта, снял с груди мастерский значок и сказал мне: "Вот, держи. Пока оформят, носи". Я сунул значок за пазуху и на подъеме пошел бить рекорд области. Поднимаю штангу на грудь и чувствую: что-то обожгло пузо. А это значок проколол кожу. Раньше ведь он на болт прикручивался. Вот болтом шкуру и проткнул... В этот день открывались Олимпийские игры в Мехико. Я распетушился, заявляю: на следующей Олимпиаде буду выступать за сборную страны!
Никто, конечно, не воспринял всерьез слова новоиспеченного мастера спорта, но через четыре года на Олимпийских играх в Мюнхене он действительно выступал в форме с гербом СССР на груди.

ПЯТИЛЕТКУ ЗА 10 МЕСЯЦЕВ
Ему повезло. Он встретил великого атлета и великого тренера - Рудольфа Плюкфельдера. Переехал к нему в город Шахты. Спал в спортзале, на тренерском диване. Тренировался, как одержимый. Тайно изготовил ключик от зала. И когда тренер уходил домой, устраивал вторую тренировку. Это было новое слово в подготовке тяжелоатлетов. На Плюкфельдера доносили, грозились подать в суд - дескать, загонит парня. Плюкфельдер молча брал Ригерта за руку и вел в диспансер. Врачи отклонений не замечали. Ригерт продолжал свои сумасшедшие тренировки. Потом выяснилось, что двухразовые тренировки не вредны, а полезны. К Плюкфельдеру приезжали болгары перенимать опыт. Наука дала добро на двухразовые занятия. А Ригерт тем временем перешел на одноразовые...
Они с тренером стереотипов не терпели. Они их ломали вместе. Результат не замедлил сказаться. Прогресс был ошеломляющий. Там, где у других уходило по пять лет, Ригерт тратил недели и месяцы. Вот путь в цифрах, который он преодолел за 10 месяцев. 385 килограммов - мастерский норматив в сумме троеборья. Следующее соревнование: Ригерт набирает 425 кг. Проходит несколько месяцев, новый старт, Ригерт берет 470... И наконец, на чемпионате Союза ему покоряется гроссмейстерский норматив - 495 килограммов в сумме троеборья. Его приглашают в сборную СССР. Такой скорости не развивал никто и никогда! Никто никогда не устраивал и такого водопада рекордов, как Ригерт. Был только один атлет, которому это удавалось. Василий Алексеев. Он тоже жил тогда в Шахтах. Великие штангисты часто вместе охотились и рыбачили. Особо крепкой дружбой их отношения назвать нельзя, но ладили. Что само по себе удивительно, учитывая тяжелый характер самого сильного человека планеты того времени.

"ОФИГЕНИЕ" В КОЛУМБУСЕ
Свой невероятный прыжок во времени Ригерт совершил на пространстве от райцентра Армавир до крупного областного центра Свердловск. Дважды бывал проездом в Москве, когда приезжал в Подольск на сборы. Вот такие были "выезды" у 23-летнего кубанского атлета накануне чемпионата мира в американском Колумбусе. Немалую ответственность брал на себя комсомольский вожак Тяжельников, который лично подписал Ригерту поручительство, чтобы тому "открыли выездное дело".
Трудно выразить словами то, что испытал молодой человек из глухой деревни, впервые оказавшись в Нью-Йорке, в центре Манхэттена, на Пятой авеню. Одна встреча с девушкой, у которой в качестве одежды были только бусы и кольцо на пальце ноги, потребовала большого личного мужества. Чтобы передать всю гамму чувств, Ригерт употребил знаменитое русское идиоматическое выражение, которое мы для печати подкорректируем: "офигел". Не столько от вида раздетой девушки, сколько вообще от всего, что увидел. Спустя 31 год он вспоминает:
- Привезли нас заранее, моя весовая категория - седьмая, очереди надо было ждать долго. Две недели я ходил по Америке, открыв варежку. Малость "подпалился". Опыта - никакого. Таял, как свечка... Начал толчок - чувствую, ноги не держат. Когда силы уходят, первыми отказывают ноги. У спринтеров - так же. Мы в этом похожи. А когда ноги не держат, штанга падает на тебя - и конец. Думали, все - "баранка". Остается последний подход. Надо было победить себя, вес-то был небольшой. Тут ведь еще такой момент. Мы тогда воспитаны были в патриотическом духе, герб Советского Союза на груди для нас много значил... В общем, я проснулся и вес взял. Он хоть и небольшой был, но никогда в жизни я так тяжело не поднимал штангу. Зал словно взбесился. Долго не давали выйти следующим штангистам, стоя, мне аплодировали.
Зрители в "Мершон Аудиториум" ликовали. На их глазах в мир тяжелой атлетики пришел новый герой - Ригерт! Его бронза оказалась очень ценной для советской команды. Если бы Ригерт не справился со штангой, общекомандную победу одержали бы поляки, а так первыми стали наши.
Так счастливо для новобранца сборной Союза закончилось "офигение" в Колумбусе.

МОСКОВСКАЯ "БАРАНКА"
Можно было бы и не спрашивать про невероятную, как всем тогда казалось, олимпийскую "баранку" 1980 года. Делая год назад материал об Алексееве, этот момент в его спортивной биографии я обошел (Алексеева в Москве постигло такое же несчастье, что и Ригерта). Зачем бередить рану? Но разница была существенная. Ригерт в отличие от Алексеева, который из своей весовой категории никуда не уходил, в 1980-м затеял какой-то неестественный "эксперимент" - за 4 месяца до Олимпиады вдруг перешел из своей категории до 100 кг, где ему равных не было, в категорию до 90 кг. Зачем?! То, что я услышал, меня потрясло:
- Во всем виноват мой длинный язык... В весе 90 кг тогда появился талантливый болгарский атлет Румен Александров. Наши ребята Гена Бессонов и Валера Шарий стали ему проигрывать. Причем, как мне казалось, из-за того, что слишком увлекались борьбой между собой. Так загоняли друг друга на тренировках, что я, видя это, за четыре месяца до начала Олимпиады в Москве имел наглость заявить: "Вы загоните друг друга, а Александров на повороте вас и обойдет. Смотрите у меня, сгоню вес, приду в 90 - "выдеру" и вас, и Александрова!"
Эти слова слышали не только Шарий с Бессоновым... Кому-то наверху идея понравилась. И мне пришлось расплачиваться за свой язык. Я пытался протестовать, даже форму сдавал олимпийскую демонстративно - не помогло.
Да... За 4 месяца согнать 10 килограммов можно, конечно, если очень попросят, но нарушается водно-солевой баланс. У Ригерта не сила ушла, хуже: стали рваться мышцы задней поверхности бедра. И эту боль ему не удалось загнать "куда-то далеко", как пятью годами ранее, когда на чемпионате мира в Москве с трещиной в ноге, почти теряя сознание от болевого шока, он-таки выполнил третью попытку в толчке и выиграл очередное золото. Трещину еще можно вытерпеть, а с оторванными мышцами бедра штангу поднять невозможно...
Язык мой - враг мой.

КАДЕТСКИЙ КОРПУС
Ни дня без тяжелой атлетики. И так - вот уже 35 лет. Побывал и в тренерах. Простых и главных. Пережил многое. И гонения на тяжелоатлетов, когда их "модно" было пинать за применение и провоз запрещенных препаратов. Занимался изготовлением фирменных штанг и шил штангистские ремни. Это были очень хорошие штанги и очень хорошие ремни. Строил спортплощадки в своем Таганроге. Около сотни построил, кстати. Но вернулся в тяжелоатлетический зал. И привел туда сыновей. У него их трое: Виктор, Владислав и Денис. Денис уже выполнил мастера, Владислав на подходе.
Я спросил у Давида Адамовича:
- Есть в них что-то настоящее, ригертовское?
- Есть. Не пищат. И на людях умеют собираться. Рад Ригерт и тому, что удалось ему осуществить мечту Рудольфа Плюкфельдера. С помощью бывшего президента Федерации тяжелой атлетики России Вячеслава Клокова он создал центр тяжелой атлетики, где есть все необходимое и для общего образования, и для спортивного совершенствования. В таганрогской Академии Ригерта занимаются более сотни ребят, есть уже и свои звезды. Про Олега Перепечонова все слышали. Рекордсмен мира. И будем надеяться, станет и мировым чемпионом.
Появилась у директора академии новая заветная идея. И он уже начал ее осуществлять. Хочет Ригерт ввести у себя и занятия по эстетическому воспитанию. Чтоб было что-то от кадетского корпуса. .. Не иначе как заговорила кровь деда, барона Рудольфа Горна.

Юрий Васильев, "СПОРТ-ЭКСПРЕСС". 13.08.2001

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2176   
Рейтинг: 
0

Виктор МаевскийВ сентябре знаменитый донецкий скрипач Виктор Маевский отмечает 40-летие творческой деятельности. Мы встретились с этим замечательным человеком, которому есть что вспомнить о Донецке

 

- Виктор Константинович, давайте начнем с самого начала…
- Родился я в Грозном, где пошел в школу обычную, и начал учиться в школе музыкальной по классу скрипки. В Грозном мы жили до 1968 года, когда встал вопрос – а что делать с моим музыкальным талантом дальше? Консерватории в Грозном нет, нужно было искать другие города проживания. А в Донецке у нас были родственники. Один из них – мой дядя Михаил Лифшиц – был солистом нашего театра оперы и балета и вообще заметным человеком в культурной жизни города. Например, он как заместитель директора областного дома работников культуры, содействовал образованию джаз-клуба и всячески помогал его основателю Виктору Дубильеру. Впоследствии он опекал Вадима Писарева на раннем этапе его карьеры.

- Вы тоже посещали заседания джаз-клуба?
- Да, в одно время - регулярно. Хотя я по образованию – чистый "классик", но и эта музыка была мне очень интересна. Кстати, у меня была в студенческой среде кличка "Монти", похожая на джазовую (на самом деле она возникла потому, что я быстрее всех играл знаменитый "Чардаш" итальянского композитора Витторио Монти).

- Вам понравился город?
- В Донецк я влюбился еще в 1962 году, когда впервые побывал здесь. По сравнению с ним Грозный казался просто деревней. Здесь – просто сказка: такие широкие светлые улицы, столько зелени! Это был другой, лучший мир. И здесь, главное, был филиал Харьковской консерватории, и уже тогда обещали, что в Донецке со временем появится своя, самостоятельная консерватория, где я мог реализовать свои музыкальные способности. А к тому времени уже и моим родителям, и мне самому стало ясно, что их строит развивать. К этому всех нас подтолкнула одна история, случившаяся во время отдыха в Ялте. На лето нам в музыкальной школе задавали всякое – этюды, гаммы и так далее. Родители настаивали, чтобы я и на отдых брал с собой скрипку. А в Ялте договорились, что я буду репетировать в одном клубе. И вот однажды во время одной из репетиций замечаю в зале мужчину. Сидит и внимательно слушает, и не уходит. Оказалось – это профессор Московской консерватории Юрий Исаевич Янкелевич, знаменитый скрипач. И когда за мной зашли родители, он им так сразу и заявил: "Этого мальчика нужно учить по-настоящему. Привозите его к нам в Москву!" Ну, отпустить меня одного так далеко родители все же побоялись, но поняли, что у меня действительно талант, раз Янкелевич сказал. Донецк и был выбран как компромиссный вариант: не очень далеко, есть родня, можно осесть и есть филиал консерватории.

- Какое место в Донецке стало для вас любимым?
- Любимым местом в Донецке и у меня, и у множества других людей была улица Артема, особенно в выходные дни по вечерам – ее с 19 часов перекрывали для транспорта, и она становилась пешеходной на протяжении от библиотеки Крупской и до самого ДМЗ. Какие там были гуляния! Просто яблоку негде было упасть, в самом прямом смысле слова. Мы, студенты и студентки, собирались у библиотеки, в сквере у оперного театра. Могли долго сидеть там, болтая и наблюдая за тем, как публика фланирует мимо. Это происходило почти каждый вечер, но это не надоедало – и это было здорово! Обсуждали все темы, которые волновали тогда молодых людей. Делились музыкальными новостями, обрывками информации о "Битлз", позднее – "Дип Перпл", "Лед Зеппелин" и тому подобной музыке. И сами тоже гуляли, конечно. Причем наряжались на эти прогулки, как на концерты не наряжались! Надевали рубашки с модными тогда жабо, стильные брюки, самые дорогие костюмы. Помню одного щеголя, который даже с тросточкой по улице Артема выхаживал – и все смотрели на него со смесью восхищения и недоумения. Знаете, и атмосфера совсем другая была вокруг этих гуляний. Не было драк, криминала, пьянства. Я мог возвращаться домой в четыре утра – и быть уверенным, что ко мне никто не придерется на улице. Девушка могла совершенно спокойно одна возвращаться домой после вечеринки. Весь донецкий бандитизм начался несколько позже…

- Наверное, все шли на улицу из-за того, что было мало кафе и ресторанов?
- В рестораны было не попасть. Их было мало. Кстати, там работали просто великолепные музыкальные коллективы. Как правило, с медной группой, с сильнейшими вокалистами, причем все это исполнялось еще вживую, без электричества – аппаратуру только начали применять. Это было по-настоящему здорово!

- Отвлечемся от досуга, вернемся к вашей учебе. Итак, вы окончили музыкальное училище…
- …И после этого я – кстати, единственный из своей группы – был взят на работу в филармонию, в ее оркестр. Этому способствовал мой преподаватель профессор Шейнин, ранее – концертмейстер этого самого оркестра. Он продемонстрировал людям из филармонии мои способности, в частности, "читку с листа" – то есть, я исполнял любое произведение с ходу, в первый раз увидев ноты. Это свое умение я постоянно совершенствовал и не имел в этом деле равных, скажу без ложной скромности. В общем, мой уровень удовлетворил руководителей филармонического оркестра, и я был взят сразу первой скрипкой. В это же время, в 1971 году, началась и моя ресторанная карьера. Этому способствовал мой дядя, к которому я обратился в поисках какой-то подработки. Он вспомнил, что в ресторане "Уголек" директором работает его знакомый по оперному театру Деменко Юрий Яковлевич. Он тогда был самым молодым директором ресторана в городе – но уже имел обширнейшие связи, а "Уголек" был единственным донецким заведением, работавшим до часу ночи. И как раз в 1971 году его реконструировали, приспособив под специальную шоу-программу, придуманную самим Деменко. О, это была такая фишка "Уголька"! На открытие приехали люди из обкома, горкома партии. Начиналось все красиво: официантки в шикарных таких кокошниках спускались с подносами по лестнице, пели и обходили гостей. Это было очень красиво!

- Но какова же была ваша роль во всем этом?
- Когда Деменко прослушал меня, сразу сказал: "Даю тебе два номера в шоу-программе. 140 рублей тебе хватит?" Хватит ли мне? Ну еще бы – 140 рублей в то время было хорошей зарплатой. И получалось так. В 10 часов вечера, ну максимум – в пятнадцать минут одиннадцатого у меня заканчивался концерт в филармонии. И я несся стрелой, вниз по Комсомольскому проспекту – надо было успеть к без пятнадцати одиннадцати, когда шел мой первый номер в шоу-программе. Она была яркой, красочной – и кого там только не было! Всех эстрадных знаменитостей, приезжавших в Донецк, туда старались заполучить. Как-то прихожу в "Уголек", смотрю – в уголке на стульчике сидит какой-то неприметный человек и тихо-тихо так на гитарке наигрывает. "Кто это?" – спрашиваю у коллег. "Как? Ты не узнаешь? Это же Высоцкий!" – говорят они мне. Так я выступил в одном концерте с этим легендарным человеком – хотя тогда магия его имени была совсем не так сильна, во всяком случае, сам я толком о нем ничего и не знал.

- Итак, ресторан вам ежемесячно добавлял к зарплате 140 рублей…
- Помимо того, что платил директор, были еще и дополнительные заработки. Денежные люди из публики после окончания шоу-программы могли заказать нам что-то по своему желанию – что-нибудь одесское, например. Тогда уже шли просто танцы, и меня оставляли, чтобы я поиграл немного. А скрипка пользовалась спросом – еще бы, в Донецке это была экзотика, только в старом "Юбилейном" я помню седого скрипача, имя, правда, запамятовал. И все! В общем, получался дополнительный заработок. Иногда за один заказ платили 25 рублей – а это были сумасшедшие деньги, на них я мог спокойно накормить и напоить, например, компанию из четырех человек, еще и осталось бы!

- Долго ли продолжалось это счастье?
- Совсем недолго. В ноябре 1971 года я сам написал заявление в военкомат, чтобы меня забрали в армию. Были на то личные причины. В общем, попал я во внутренние войска, а после учебки меня направили в поселок Сосьва Свердловской области. Тут мне повезло, и опять помогла скрипка – меня с радостью взяли в военный оркестр, а поскольку там были без хорошего музыкального образования, то я почти сразу стал военным дирижером – майорская, кстати, должность! Я создал концертный духовой оркестр. Пошли гастроли по подразделениям, попадали в такие глухие таежные места, где наше появление было единственным ярким событием в течение многих лет. Потом, по просьбе командира, создал эстрадный ансамбль нашей части под названием "Элегия" – лучший в округе. По субботам и воскресеньям работали на танцах для местного населения. В общем, когда я увольнялся, провожать меня вышла вся часть. Мне командование предлагало пойти в Московскую консерваторию стипендиатом, но с условием, что я вернусь в часть. Но, подумав и все взвесив, я решил вернуться в Донецк.

- Где продолжили работать в ресторанах?
- Не совсем так. Здесь я поступил в консерваторию. Но уже на первом курсе в нашем кругу друзей-студентов прошел слух, что в ресторан "Нистру" на Калиновке набирают музыкантов. Я предложил коллегам прослушаться. Специально разучили молдавские мелодии – я в библиотеке Купской взял баянные ноты, мы их освоили и так все это выдали на прослушивании, что нас взяли без разговоров. Заведовавший "Нистру" Кушнарев, известный всему городу как начальник "Плодовощторга", был от нас просто в восторге. Состав у нас действительно был замечательный, и музыканты все впоследствии реализовались, а еще у нас был солист с самым настоящим оперным голосом, он так исполнял романсы, что публика буквально таяла. Несмотря на то, что "Нистру" находилось не в центре, а уже почти на автомагазине, в публике недостатка не было, и надо еще было умудриться попасть сюда. Нас любили, и этот период, пусть и недолгий, все равно я вспоминаю с особенным теплом. Хотя иногда эта любовь и оборачивалась не совсем приятной стороной. Время шло, нравы менялись, и уже приходилось исполнять номера по индивидуальному заказу, подходить к столику "нужных людей", играть специально для них. Это тогда еще было непривычно, ощущалось как какое-то лакейство – хотя заказчики нас никак не унижали, относились к нам уважительно.

- Но, в конце концов, вы вернулись в центр?
- Да. Следующим местом моей ресторанной карьеры стар бар "Шахтерский" – в верхней части проспекта Ильича, над магазином "Злата Прага". Совмещать с работой учебу становилось все труднее, и пришлось мне на третьем курсе переводиться на заочное отделение. А потом я через знакомых узнаю, что открывается кафе "Театральное", и там страшно хотят скрипку. Руководил этим заведением Айказ Сидракович Язычьян – колоритнейшая фигура, замечательный человек, которого в ресторанном донецком бизнесе знал каждый. Он хотел сделать из "Театрального" что-то неповторимое. И ему это удалось – не без нашей скромной помощи. Там мы выступали вдвоем с Вовой Жарковым, уже покойный, его все тогда звали "Рыжим", играли на две скрипки – этого в Донецке действительно еще никто не видел! Играли все – и классику, и джаз, популярность у заведения была невероятная – даже продавали билеты заранее, иногда за месяц вперед все было заказано. Та репутация, которую "Театральный" приобрел потом – этого тогда еще не было, никакой бандитской публики, а если кто-то такой и забредал, то он вел себя скромно и не был заметен. Этот контингент тогда еще не набрал силу, не почувствовал своей безнаказанности и очень уважал милицию. "Театральное" было очень хорошим кафе – и кухня была великолепная, и варили настоящий кофе по-турецки, такого в Донецке было не сыскать. Айказ в торговле считался очень сильным человеком, с головой, мог достать все и мог все организовать наилучшим образом.

- Не работа, а мечта!
- В "Театральном" можно было работать и работать, но тут меня соблазнили приятели-музыканты и подбили поехать на Север, где "поднимались" действительно очень хорошие деньги. Собрал группу – певица, бас-гитарист, очень хороший роковый гитарист Женя Минин и еще один вокалист, который сам английского не знал, но мог выдавать такую англоподобную абракадабру, что от настоящего английского не отличишь, а пел, как Бог – или, по крайней мере, как Джимми Хендрикс. Чтобы купить аппаратуру, я продал свою библиотеку – очень хорошую, мне за нее один коллекционер полторы тысячи рублей отвалил. И поехали мы в Тобольск, потом в Сургут. Продержались мы там пару месяцев, потом начались проблемы с дисциплиной и с прочим, и я просто плюнул на все и уехал домой. Я такого не понимаю и никогда не терпел. У меня всегда, когда я руководил коллективом, было правило: режим соблюдают все. Если ты опоздал на выступление – неважно, на сколько – сразу штраф десять рублей. Опоздал еще раз – на неделю лишаешься чаевых. То же самое – на репетициях, а они у нас проходили каждый день, с одиннадцати до часу дня. А коллективы были уже солидные в 80-х – например, в "Угле-83" – восемь человек.

- Давайте вспомним "Уголь-83" отдельно. По тем временам, уникальное ведь было место!
- "Уголь-83" – это была замечательная страница в моей биографии, и состав там подобрался настолько мощный, что лучшего, может, и не было. Да и сам ресторан, действительно, сделали особенным – открытый к одноименной международной выставке, он был каким-то очень "несоветским" по внешнему виду, ну и наша музыка добавляла ему класса. А руку к его организации приложил все тот же хорошо знакомый мне Айказ Язычьян. На год-полтора он стал ресторанной сенсацией Донецка, пока не открылся обновленный "Юбилейный". Кажется, это случилось в 1985 году. Директор "Юбилейного" – к сожалению, не помню его фамилии, звали его Василий Иванович – прослушивал все ресторанные ансамбли города, и когда услышал нас, понял: это то, что нужно. Мы не хотели уходить, да и организационно это сделать было не просто. Вопрос решался на уровне Ворошиловского райкома партии. В конце концов, нам сказали: "Давайте, вы месяц поработаете в "Юбилейном" – все-таки открывается новый большой ресторан, ожидаются высокие гости, нужно, чтобы там была самая лучшая музыка. Ну, а если потом не понравится – вернетесь назад". Но ведь известно: нет ничего более постоянного, чем временное.

- Как работалось в "Юбилейном"?
- Тут пошли уже совсем другие нравы, началась совсем другая эпоха. Впрочем, это просматривалось еще и в "Угле-83". Уже стали проявлять себя всяческие "группировочки" с большими деньгами. Работать приходилось иногда до утра. И, хотя деньги валили валом, иногда уже и этого не хотелось. Особенно сложно приходилось, когда гуляющие товарищи, один за одним, заказывали каждый свою музыку. Начинаешь исполнять заказ одного – к тебе подскакивает другой и возмущается: "А ты почему мое не играешь?" Иногда очень непросто было эти конфликты погасить. А заработки – да, они действительно получались весьма и весьма приличные. В месяц до 800 рублей доходило. Казалось, что больше уже невозможно. Но, когда переходили в "Юбилейный", я чувствовал, что будет еще больше. И когда сказал об этом ребятам, Миша Брусницын, великолепный музыкант и певец, стал возражать: "Да ну, не может быть!" Я поспорил с ним на ящик коньяка – и выиграл: в первый же месяц в "Юбилейном" мы заработали по 1.300 рублей. Это просто феноменальные по тем временам деньги, никакие шахтеры так, наверное, не получали! К сожалению, все это уходило так же легко. Пропивалось, проматывалось с девочками, в общем – спускалось со страшной скоростью. "Юбилейный" стал моим последним рестораном времен Союза. Он был оформлен вроде бы чехами, в любом случае, сделан "под Запад", сцена была почти в центре зала, все было в красном дереве и интерьер – совсем уж не традиционный советский. Что-то похожее на "Уголь-83", но только более масштабное. Но уже заканчивалось время, в расчете на которое его построили.

- Как вам удалось вписаться в новую эпоху?
- В 1990-м Евгений Щербань открыл ресторан "Ретро", и мы начали работать там в формате "скрипка, аккордеон и гитара". Этим составом мы чуть позже перешли и в знаменитый "Червоный кут" на бульваре Пушкина. Репутация у этого заведения весьма зловещая, но моя работа в нем – это только положительные эмоции. Убитого в "Червоном куте" Эдуарда Брагинского я знал, неоднократно там видел, но мне он показался прекрасным и даже интеллигентным человеком. Вообще, руководство ресторана, надо отдать ему должное, делало все, чтобы у публики не возникло даже мысли нас оскорбить – да что там, даже позволить себе грубый окрик в наш адрес. Политика была такая: если кто-то обижает музыкантов, значит, не уважает заведение. А заведение ведь уважали! Не говоря уже о том, что деньги публика рассыпала вокруг себя веером. Причем не только нам платили – например, если разбивали посуду и приходила это все собирать уборщица, могли ей за работу сотню долларов сунуть. Прекрасное было отношение. Сейчас такого нет…

- Даже здесь, в ресторане ARKADIA, где вы сейчас играете?
- Это – приятное исключение. Я потому и задержался здесь – хозяева люди замечательные, подходят со всей душой. Как в старые добрые времена…

Евгений Ясенов. 14 сентября 2013. Фото Евгения Лавриненко (dN)

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2472   
Рейтинг: 
0

Родился я 25 февраля 1924 года в селе Мхинтичи, Краснопольского района Могилевской области (Беларусь) в крестьянской семье. В июне 1941 переехал в Калинковичи Полесской (ныне Гомелевской) области, поступил линейным рабочим Калинковичского линейно-технического  узла связи, стал связистом. Через неделю, 22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война. Немецкая авиация бомбила железнодорожные станции, промышленные объекты, разрушала линии связи. Для восстановления связи был сформирован мобильный отряд связистов, в состав которого вошел и я. Сразу после бомбардировки нас бросали на восстановление линий связи. Вместе со связистами отступающих войск налаживали фронтовую связь на занимаемых воинскими частями новых боевых позиций, нередко оказываясь под вражеской бомбежкой.
Так продолжалось до конца августа 1941 г. Последним пунктом нашего пребывания был районный центр Гомельской области Василевичи. Примерно 25 августа  на рассвете началась ружейно-пулеметная стрельба. В то время советские войска в Полесье были почти полностью окружены врагом. Оставался только один выход из окружения – на юго-восток, через Украину, где еще действовала в район Любячи пантонная переправа через Днепр. Туда вместе с отступавшими войсками поехали и мы.
Всю ночь шла переправа. С рассветом наша полуторка, в которой мы ехали, сошла, наконец, с понтонного моста на твердую дорогу, и тут мы услышали гул немецких самолетов, взрывы бомб и ружейно-пулеметную стрельбу. Началась бомбардировка переправы. Водитель прибавил газу, чтобы подальше уйти от опасного места. С левой стороны осталось древнее селение Киевской Руси Любяч. Так мы оказались на территории Украины.
Через час мы уже въезжали  в древний Чернигов. Город, разрушенный немецко-фашистской авиацией, горел. Наш путь лежал на Воронеж. Впереди были Сумы, Новый Оскол, Обоянь… В Воронеже нас разместили в общежитии областного управления связи, определили на работу. Меня направили линейным надсмотрщиком связи Лискинского ЛТУ связи на участке станций Пухово-Евдаково. Работать пришлось недолго. 20 декабря 1941 года по телеграмме я выехал в Воронеж, оттуда – в Москву. Там, на улице Кирова, 40, в здании министерства связи СССР формировались три отдельных батальона связи Главного управления войск связи Красной Армии.
Меня зачислили в 1-ю роту 1-го батальона, а через несколько дней – на фронт. До 18 лет мне еще не хватало трех месяцев.
Западный фронт, Иран, Северо-Кавказский, 3-й Украинский, 2-й Прибалтийский фронты – таков мой боевой путь. Так что на Украине за время войны я побывал дважды. А в третий раз меня сюда направили после окончания Рижского военно-политического училища во 2-ю Воздушную армию Дальней авиации. Это было 1 сентября 1948 года. С этого времени я стал литературным сотрудником газеты этой воздушной армии. Затем -  учеба на десятимесячных курсах переподготовки военных журналистов, работа в газете «Крылья Советов» Воздушной армии ВВС (Северная группа войск).
Всю войну прошел рядовым связистом. Последнее звание – полковник. Награжден орденами Отечественной войны II степени, «За мужнicть» 3 степени, медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией» и другими.
В Донбасс, на Луганщину, я приехал в начале января 1957 г., уже, будучи на гражданке. С учетом опыта журналистской работы меня назначили заместителем редактора газеты «Лисичанский рабочий». Вопросами истории и краеведения я интересовался и ранее. Даже в трудное время войны в Москве и под Москвой. На Волоколамском шоссе, в районе разъезда Дубосеково, в феврале 1942 года, побывал на месте боев 28-ми героев-панфиловцев. Оказавшись в г. Клину, походил возле музея П.И.Чайковского, а чуть позже, находясь в Лбищенске, что на реке Урал, - возле музея В.И.Чапаева, героя Гражданской войны. К сожалению, в то время они были закрыты. В городе Виннице в 1948 году побывал в Музее-усадьбе Н.И.Пирогова, а также на месте бывшей ставки Гитлера под Винницей.
Во время работы военным корреспондентом армейской газеты «Крылья Советов» в Северной группе войск в Польше довелось побывать в музее, созданном на месте бывшего фашистского концлагеря Гросс-Розен, в одном из средневековых замков (теперь там музей) в музее и на могиле великого российского полководца М.И.Кутузова в польском городе Болеславец (немецкое название-Бунцлау), в 70 км от Берлина. А несколькими годами позже довелось побывать в тех местах, откуда А.В.Суворов, освобождая от турок Северное Причерноморье в XVIII веке, доносил:
«Форсирую речку Чичеклею», о взятии крепости Очаков. Этот перечень можно было бы продолжить, но, оказавшись в Донецком бассейне, в Лисичанске, я с головой окунулся в историю края.
Лисичанск – первое шахтерское поселение Донбасса. Уже одно это выделяет его из числа многих городов Донецкого бассейна. Но не только это. Здесь впервые начиналась промышленная разработка каменного угля на Донбассе, на Украине и во всей тогдашней Российской империи. Здесь зародился ведущий отряд рабочего класса страны – шахтеры. Чтобы знать прошлое Лисичанска, надо изучить историю всего угольного бассейна. Обратившись к ней, я увидел многие проблемы, как говорят, белые места, а также искажения и сомнительные публикации. Было видно: историю
Донбасса никто серьезно не исследовал. Чем это объяснялось?
Причин было несколько. В те времена мало уделялось внимания изучению прошлого страны. Усилия направлялись в основном на исследование событий в пределах тематики курса «Истории КПСС», который изучался во всех вузах страны. В этом направлении, в основном, велась и подготовка кадров.
Сказывались и другие обстоятельства. Чтобы изучить архивные документы, относящиеся к предыдущим векам, надо знать язык того времени, в частности, древнерусский. К тому же архивы того времени сохранились не полностью. Куда проще было взять современную тему. И архивные документы под рукой, написаны на современном, понятном языке. И поддержка начальства обеспечена. Многие так и поступали. А в истории более отдаленных веков по-прежнему оставались белые пятна. Сказывалась еще одна причина. Донбасс состоит из двух областей: Донецкой и Луганской. В каждой из них изучение истории края ограничивается пределами своей области. Темы, которые относятся к Донбассу в целом, почти не исследовались. В результате такое понятие, как Донбасс, оказывается каким-то призрачным. Учащиеся, студенты, по сути, все жители шахтерского края не получают полного представления о Донбассе. Это – слабое место в краеведении, в патриотическом воспитании. Гордое слово «Донбасс» нельзя обесценивать.
При анализе всего этого у меня возникла идея написать историю Донбасса. В то же время стало ясно: сделать это можно только после исследования ряда важных проблем истории края, которые оставались «белыми пятнами». В числе таких проблем были – открытие каменного угля в Донбассе, заселение края, некоторые вопросы истории XX  века.
К сожалению, нерешенной в то время оставалась главная проблема нашего края – открытие Донбасса. Почему главная? Она определила судьбу региона. Однако достоверных данных о том, кто, где и когда открыл каменный уголь в Донецком бассейне, никто не знал. Первооткрывателем каменного угля в Донбассе объявили российского рудоискателя Григория Капустина. Объявили без всяких оснований. И даже в Лисичанске установили ему памятник. Необъективно, путано сообщалось в  различных изданиях и о тех местах, где был впервые открыт уголь. Под эти недостоверные данные профессор А.А.Зворыкин в книге «Открытие и начало разработки угольных месторождений в России» пытался подвести документальную базу, фальсифицируя при этом отдельные архивные документы. Профессор Зворыкин заведовал кафедрой Московского горного института имени Сталина. Его необоснованные выводы некритически восприняли некоторые ученые Института истории Академии наук Украинской ССР и Института геологии. И это усугубило проблему.
Мне пришлось изучить большой объем существовавших к тому времени публикаций, провести исследование многих документов фонда Берг-коллегии в Центральном государственном архиве древних актов в Москве. В итоге мне удалось установить факты фальсификации профессором Зворыкиным архивных данных, а также выявить новые документы, раскрывающие действительную картину открытия каменноугольных месторождений в Донбассе.
Параллельно я занимался и другими вопросами истории. Решив написать историю содового завода, перешел из городской газеты редактором заводской многотиражной газеты. В 1969 году в издательстве «Донбасс» вышла моя книга «Донсода», очерк истории содового завода, который тогда назывался Донецким. В 60-х годах  ХХ столетия развернулась работа по написанию многотомной «Истории городов и сел Украинской ССР», в которой принимал участие и я. Все эти шаги были связаны с активным исследованием архивных документов.
Работая во многих центральных и местных архивах, я на практике осваивал методы научного исследования архивных документов. В то же время продолжал  учебу, приобретал теоретические знания. Окончив исторический факультет Ростовского-на–Дону госуниверситета, стал квалифицированным историком. Результаты моих исследований находили отражение в статьях и книгах. В книге «Открытие Донбасса» я показал, что действительным первооткрывателем каменного угля в Донецком бассейне были бахмутские солевары Никита Вепрейский и Семен Чирков. В 1721 году они впервые в Донбассе открыли месторождение каменного угля в балке Скелеватой, в 25 верстах от г. Бахмута. Они же впервые в истории Донбасса начали добычу этого угля и его практическое использование в бахмутских казенных кузницах, обслуживавших солепромысел.
На основании архивных документов мне удалось доказать, что Григорий Капустин никогда не бывал в Бахмутской провинции (на территории нынешнего украинского Донбасса). Только почти два года спустя после открытия Вепрейским и Чирковым каменноугольного месторождения, в 1723 году Капустин побывал в районе донецких Кундрючьих городков (в пределах нынешней Ростовской области). Однако привезенный им уголь оказался некачественным, не горел. Вокруг этого факта было высказано много всяких предположений и домыслов. У меня есть своя позиция в этом вопросе.
Она изложена в легенде «Как быстрянские кузнецы Капустина подкузьмили», опубликованной в моей книге «Легенды и были Донбасса». В этой легенде с точностью почти на всех сто процентов отражены реальные события той поездки Капустина.
Результаты моих исследований, развенчавшие миф о «первооткрывателе» угля в Донбассе Капустине и восстановившие историческую справедливость вернувшие титул первооткрывателей Донбасса бахмутским солеварам Н.Вепрейским и С.Чиркову, были восприняты многими шахтерами и другими специалистами как важное историческое открытие. Однако по иному реагировали некоторые представители Горной академии Украины. Усвоив со студенческой скамьи фальшивый  тезис о первооткрывателе Капустине, они болезненно восприняли правду истории и пытались отстоять старые взгляды. В ответ пришлось мне выступить с новой книжкой – «Когда слепой ведет слепого». Это была настоящая схватка с академиками, которая окончилась не в пользу академиков.
Вполне очевидно, что проблема открытия каменного угля в Донбассе приобрела широкий резонанс. Она носит международный характер. Ведь Донбасс в ту пору входил в состав Российской империи. Поэтому открытие и начало разработки каменного угля в Донбассе – не только события украинские, но и важная часть прошлого России. Чтобы закончить с этой проблемой, скажу, что по моей инициативе были проведены две научные конференции. В 1996 году состоялась Вседонецкая научная конференция, посвященная 275-летию открытия Донбасса, и в 2001 году – Международная научная конференция, посвященная 280-летию открытия Н.Вепрейским и С.Чирковым каменного угля в Донецком бассейне. На обеих конференциях мне довелось выступать с докладами.
Похожая ситуация произошла и с историей «Молодой гвардии». Хотя эти события разделяют сотни лет, в них есть много общего. Поэтому расскажу о ней вкратце сразу же. Если в первом случае люди некомпетентные и недобросовестные подменили действительных первооткрывателей угля в Донбассе Никиту Вепрейского и Семена Чиркова Григорием Капустиным, фальсифицировав при этом ряд других исторических фактов этой проблемы, то в случае с «Молодой гвардией» фальсификаторы оклеветали действительного организатора и комиссара «Молодой гвардии» Виктора Третьякевича, пытались вытравить его светлое имя из сознания народа, а комиссаром «Молодой гвардии» объявили Олега Кошевого. Однако правду – не убить. На борьбу с ложью, клеветой, на защиту чести и достоинства организатора и руководителя «Молодой гвардии» выступили ученые историки и журналисты, писатели, оставшиеся в живых молодогвардейцы, широкие слои общественности – миллионы людей. Не мог остаться безразличным к судьбе «Молодой гвардии» и ее руководителя и я. Ведь цель моих исследований истории, как и всей жизни – правда и справедливость. Результатами моих исследований были книги «Виктор Третьякевич – комиссар «Молодой гвардии», «За правду! За справедливость!» (открытое письмо Первому секретарю ЦК Компартии Украины П.Н.Симоненко», «Заговор в «Молодой гвардии и его последствия», другие публикации. В них я показал, что Виктору Третьякевичу принадлежит огромная заслуга в организации борьбы молодежи г. Краснодона и всей Луганщины против немецко-фашистских оккупантов во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. К сожалению, эта великая заслуга до сих пор не всеми осознана и не получила достойной оценки. Суть событий вкратце состоит в следующем.
В первые дни оккупации Ворошиловградской области немецко-фашистскими войсками создалась сложная, непредвиденная ситуация. Первый секретарь Ворошиловградского обкома комсомола Гайдученко нарушил принятое решение, не прибыл к месту назначения в штаб подпольного партизанского отряда. По сути, это было дезертирство. Положение усложнялось тем, что при попытке уйти в Ростовскую область он был схвачен немецко-фашистской жандармерией. Это явилось позорнейшим явлением в истории областной комсомольской организации. Так бы вечно и маячило это темное пятно на знамени области, если бы не смыли его своей кровью великий патриот своей родины Виктор Третьяккевич и его боевые товарищи.
Условия для подпольщиков еще больше усложнились тем, что в конце августа 1942 года оккупанты разгромили Ворошиловградский партизанский отряд, а секретари Ворошиловградских подпольных обкома  и горкома комсомола Надя Фесенко и Галя Серикова были выслежены и попали в лапы карателей, а затем казнены. Оставшись один, Виктор Третьякевич не растерялся. Он был членом подпольного горкома и обкома комсомола. Главной его функцией в комсомольском формировании, базировавшемся при партизанском отряде, была организация молодежи на отпор немецко-фашистским оккупантам. Он проявил высокую человеческую зрелость и мудрость. Оценив обстановку, Виктор Третьякевич пришел к убеждению, что подпольные комсомольские формирования не должны базироваться в лесу, вместе с партизанским отрядом, как это предусматривали партийные органы. Их место – в городах и селах, где живет молодежь. Именно там, в повседневном общении с юношами и девушками, их легко организовать.
И Виктор Третьякевич доказал это на деле. Следуя требованию воинского устава, он взял на себя функции выбывшего из строя секретаря обкома комсомола и пошел в город Краснодон. Там его хорошо знала и высоко ценила молодежь. Накануне войны и в первые ее дни он был секретарем комитета комсомола средней школы, где он учился, членом Краснодонского райкома комсомола.
В Краснодоне Виктор встретил своих друзей и товарищей Ивана Земнухова, Василия Левашова, Сережу Тюленина, Жору Арутюнянца и других, готовых к борьбе с врагом.
Объединил их в единую подпольную молодежную организацию, названную впоследствии «Молодой гвардией»,  и повел ее на борьбу с немецко-фашистскими оккупантами. По масштабам своей деятельности «Молодая гвардия», которой руководил Виктор Третьякевич с первого дня ее создания и до последнего, до ареста, была одной из крупнейших и влиятельных на Украине среди подпольных молодежных организаций.
Новаторский опыт подпольной деятельности организатора и руководителя «Молодой гвардии» Виктора Третьякевича имеет настолько важное значение, что к нему будут постоянно обращаться историки, особенно те, которые изучают историю войн. Он войдет в учебники для спецшкол и военных академий многих стран. Этот уникальный, бесценный опыт организатора и руководителя «Молодой гвардии» Виктора Третьякевича будут изучать в военных академиях, наряду с опытом таких великих полководцев мира, как Александр Македонский, Ганнибал, Юлий Цезарь, Брусилов и Жуков.
На долю Виктора Третьякевича  выпали чрезвычайно жестокие испытания. Враги оклеветали его, славное имя героя пытались предать забвению. Словно околдованные, областные власти не смогли защитить его. Но правда непобедима.
Народ сказал свое веское слово. Прошев  три круга ада, Виктор Третьякевич восстал из небытия, обрел бессмертие. Его имя вошло в пантеон выдающихся героев-патриотов мировой истории и встало в один ряд с такими славными именами, как Жанна д’Арк, Козьма Минин и Дмитрий Пожарский, Муса Джалиль.
Конечно, жизнь всегда сложнее всяких схем. И мне в редакции городской газеты приходилось заниматься многим. С первых дней столкнулся с таким фактом. Выпуск газеты затягивался на всю ночь, до утра это изматывало и журналистов, и рабочих типографии. Вскоре редактор газеты А.Н.Севастьянов (он тоже был здесь новым) ушел в отпуск для сдачи экзаменов в высшую партийную школу. Я решил перестроить работу редакции. Потребовал от сотрудников вовремя сдавать материалы в секретариат, сам много писал. Обеспечив своевременный набор и верстку, мы вскоре вошли в график. Газету стали подписывать в печать в шесть часов вечера. Можно себе представить, как довольны были люди. О многом можно было бы рассказать. О работе творческого коллектива, о взаимоотношениях редакции с горкомом партии, который руководил газетой. В ней я проработал около трех лет. Потом, решив написать историю содового завода, перешел редактором многотиражной заводской газеты. Книга «Донсода», очерк истории содового завода, вышла в издательстве «Донбасс» в 1969 году.
В середине 60-х годов началась работа по подготовке многотомной «Истории городов и сел Украинской ССР», в которой принял участие и я. Об этом тоже можно было бы рассказать многое. Приведу лишь два примера. Как-то поехала группа активистов в Москву, в библиотеку им Ленина, для выявления и изучения материалов по истории Луганщины. Я уже имел некоторый опыт исследовательской работы и не мог согласиться с тем, что мне поручили из моря заказанных книг и журналов выуживать материалы, относящиеся ко всему краю. Я был автором очерка о Лисичанске и сосредоточился на своей теме. Хотя я вступил в конфликт с начальством, однако этот метод позволил мне основательно изучить историю города Лисичанска. Я отверг ранее выдвинутую дату основания городов (1710 г.) как необоснованную и в течение длительной борьбы добился утверждения действительной даты его основания - 1795 г.
Заселение края, образование новых поселений – важная часть истории Донбасса.
Мною было установлено время основания более 100 городов и сел Донбасса. Кроме Лисичанска, это – Ровеньки, Кременная, Приволье, Артемовск (Донецкой области) и другие. Об истории открытия этих и ряда других населенных пунктов  читатель найдет сведения в моей книге «К тайнам истории».
Определенную роль в освещении заселения края сыграла и моя книга «Сласяносербия», посвященная поселению в Донбассе славяносербских рот.
А всего мною опубликовано более 30 книг. Книга «Первенец металлургии Украины» посвящена истории Луганского литейного завода и начальному периоду развития города Луганска. Это – первая монография о Луганском литейном заводе, который сыграл важную роль в развитии угольно-металлургического комплекса Донецкого бассейна. Луганску, в котором я живу с 1999 года, посвящена и моя книга «Село Каменное, названное Каменным Бродом. Оно же Десятая Рота». Точнее, старейшей части Луганска. Опубликована она в сборнике «Крестный ход Божьей Матери», том 1, Луганск, 2004 г., стр. 442-505. Сборник издается Анатолием Тимукиным.
Важным этапом в моей историко-краеведческой деятельности явились книги «Донбасс» Век ХVІІІ» и «История Донбасса. Век ХIХ» (в соавторстве). Они послужили основой «Истории Донбасса» в трех томах. В конце 2004 г. издательстве «Альма –Матер» Луганского национального педагогического университета им. Тараса Шевченко вышли два первых тома этого издания: том 1-й – «Донбасс в  ХVІІ- ХVІІІ веках» и том 2-й - «Донбасс в  ХІХ веке» (в соавторстве с В.С.Курило), Третий том «Донбасс в  ХХ веке» выйдет в текущем году. Это издание является важным вкладом  в развитие краеведения Донбасса, в историю Украины. Это – первый обобщающий труд по истории такого крупного региона Украины, как Донецкий бассейн.
Выходит также новая большая моя книга «История города Лисичанска». В этом городе, первом шахтерском поселении Донбасса, я прожил с января 1957 до конца 1999 года. Начинал журналистом, а закончил историком, сотрудником музеев. Нет там такого уголка, где бы я не побывал. Там я поднимался на терриконы и спускался в шахты им. Ворошилова и им. Войкова, чтобы своими глазами увидеть труд горняков. Ходил по кручам и балкам, где оставили свои следы Николай Аврамов, открывший каменноугольное месторождение в Лисичьей балке в 1792 году и первым начал добывать здесь уголь для Черноморского флота, и Карл Гаскойн, приезжавший сюда в 1794 году, чтобы определить место добычи каменного угля для Луганского завода.
В Лисичанске родились и появились в свет мои первые книги. Здесь я ходил по тропам молодого Владимира Сосюры, по местам его встреч с таинственной Марией, неразделенная любовь к которой оставила в жизни и сознании поэта неизгладимый след. К ней, к Марии из села Верхнего, он не раз обращался в своих проникновенных стихах.
Коли потяг у даль загрукоче,
Пригадаються знову мені
Дзвін гітари у місячні ночі,
Поцілунки й жоржини сумні...
Шум акацій... Посьолок і гони...
Ми на гору йдемо через гать...
А внизу пролітають вагони,
і колеса у тьмі цокотять...

Не раз бывал я на той горе, о которой вспоминает Владимир Сосюра, ходил через ту гать. И, конечно, не могли не появиться у меня книги о выдающемся поэте-земляке. За две из них – “Любовь и слезы” (новое о В.Н.Сосюре) и “Сосюра известный и неизвестный” –мне біла присуждена вторая премия имени Владимира Сосюры за 2000 год.
Много сил и времени  отдано мною общественной деятельности. Более 10 лет я избирался  председателем Лисичанской городской организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры, избирался членом правления Луганской областной организации этого общества, делегатом съезда общества. Принимал участие в  работе Всесоюзной  научной конференции по истории городов и сел. Был делегатом учредительного съезда Всеукраинского Союза краеведов. Большая работа проведена мною по организации и проведению Вседонецкой  научной конференции, посвященной 275-летию открытия Донбасса и 200-летию зарождения угольно-металлургического комплекса в бассейне. Конференция состоялась 17 апреля 1996 г. в Луганской областной научной библиотеке им. Горького.
Через пять лет, 13-14 декабря 2001 года, в Луганском государственном педагогическом университете им. Тараса Шевченко прошла Международная научная конференция, посвященная 280-летию открытия Н.Вепрейским и С.Чирковым каменного угля в Донецком бассейне, инициатором проведения и одним из организаторов которой мне довелось быть. На обеих конференциях я выступал с докладами.
В 90-х годах мною был создан краеведческий клуб «Северский Донец». Однако жизнь требовала дальнейшего исследования истории края, вовлечения в эту патриотическую деятельность широкого круга специалистов и любителей истории. С этой целью в 1995 году мною был создан Луганский региональный научно-исследовательский центр по проблемам истории Донбасса, который внес определенный вклад в развитие краеведения в Донецком крае.
В этих заметках нашли отражение лишь некоторые вопросы моей многолетней работы на ниве краеведения. Чтобы рассказать о ней более полно, потребовалось бы написать большую книгу.
Впереди у меня – новые дела, новые книги. Разработан проект издания «Энциклопедии Донбасса» в 10 томах. Это будет труд большого коллектива ученых, специалистов, краеведов всего Донбасса – Донецкой и Луганской областей. Надеюсь, что этот проект найдет поддержку администраций Донецкой и Луганской областей, ученых и специалистов – всех, кто заинтересован в том, чтобы жители Донецкого бассейна получили всесторонние и полные сведения по истории и экономике, науке и культуре своего края, о замечательных людях, которые все это создавали своим умом, своими руками.

Владимир Подов, директор Луганского регионального научно-исследовательского центра по проблемам истории Донбасса.
г.Луганск

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 8752   
Рейтинг: 
0

Заслуженному журналисту Украины Марку Левицкому, который вот уже более 50 лет пишет о «Шахтере», пошел 82-й год. Коллеги называют его «мэтром», «патриархом» и даже «динозавром», а «почерк» Марка Юрьевича знают читатели различных спортивных изданий — от газеты «Советский спорт» до «Команды». А еще он ведет программу «Футбольные посиделки с Марком Левицким» на региональном телевидении, комментирует матчи, пишет и издает книги. Название последней говорит само за себя — «С «Шахтером» навсегда!». Недаром президент клуба Ринат Ахметов признавался: «Левицкий — мой лучший трансфер».

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2749   
Рейтинг: 
0

Юрий Юрьевич ХотлубейРодился 12 января 1944 г. в пгт. Желанное Ясиноватского района Донецкой области, украинец.
В 1960 году закончил Новогродовскую среднюю школу и в этом же году поступил в Донецкий политехнический институт на металлургический факультет, специальность «Оборудование заводов черной и цветной металлургии».
Свою трудовую деятельность начал в 1960 году слесарем на Донецком металлургическом заводе. После окончания Донецкого политехнического института с 1966 по 1969 гг. работал мастером, старшим мастером, механиком на Павлодарском алюминиевом заводе. С 1969 по 1971 гг. проходил службу в Советской Армии командиром взвода в г.Кушка, в Туркмении.
По окончании службы возвратился на Донецкий металлургический завод, где с 1971 по 1974 гг. работал мастером, старшим мастером. Здесь же в 1974 году был избран секретарем цеховой парторганизации.
С 1975 по 1984 гг. работал на партийной работе в г.Донецке: инструктором, заведующим промышленно-транспортным отделом Донецкого горкома Компартии Украины, первым секретарем Ленинского райкома Компартии Украины г.Донецка.
С 1984 по 1986 гг. был слушателем Академии общественных наук при ЦК КПСС, а с 1986 года работал инспектором, заведующим сектором отдела организационно-партийной и кадровой работы ЦК Компартии Украины.
В 1989 году был избран первым секретарем Мариупольского горкома Компартии Украины, а в 1990 году – народным депутатом Украины, председателем Мариупольского городского совета народных депутатов.
В 1994 г., после окончания срока полномочий, работал в г.Киеве заведующим отделом по вопросам рынка товаров и услуг Кабинета Министров Украины, руководителем управления организационной работы и кадровой политики Администрации Президента Украины.
В марте 1998 г. был избран городским головой г.Мариуполя, в 2002 г., 2006 г. переизбран на эту же должность.

Награжден :
- Орденом „За заслуги” III и II степеней (12.01.1999, 26.12.2003)
- Знаком „Отличник образования Украины” (29.06.1999)
- Медалью „10 лет независимости Украины” (2001)
- Орденом „Святого Владимира” II степени (2001)
- Орденом „ За перестройку Украины” имени М.Грушевского (2001)
- Лучший мэр города во Всеукраинском ежегодном рейтинге „Золотая фортуна” в номинации „Мэр года” (2002)
- Орденом Почета (2002, Международная кадровая академия)
- Почетной грамотой Кабинета Министров Украины (02.10.2003)
- Грамотой Верховной Рады Украины (2003)
- Почетным знаком отличия Донецкого облсовета (08.01.2004)
- Медалью „За содействие в охране государственной границы Украины” (10.01.2004)
- Орденом Украинской Православной Церкви Преподобного Нестора Летописца II степени (18.02.2006)
- Орденом Даниила Галицкого (19.08.2006)

Неоднократно был награжден Почетными грамотами облгосадминистрации, областного совета.
Женат. Имеет двоих взрослых сыновей. Увлекается спортом, капитан футбольной команды горсовета.

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 6015   
Рейтинг: 
0

Имя Сергея Шемука стало известно в Донбассе ровно год назад. 39-летний забойщик шахты «Новодзержинская» превзошел первый рекорд легендарного Алексея Стаханова. Но слава, похоже, не изменила Шемука, его желание трудиться в углепроме лишь окрепло…

«Таких мужиков мало…»
Сергей Шемук относится к категории порядочных и очень скромных людей. На часах – пос­леобеденное время. Несмотря на то, что известный горняк только выехал из шахты после ночной смены, он неспешно отвечает на вопросы «Жизни», говорит о том, что изменилось за последний год.
– Слава оказалась для меня тяжелым бременем, – сетует шахтер, – очень неприятно слышать слухи о себе, вроде тех, что мне якобы подарили квартиру в Донецке и т.д. Мне намного комфортнее заниматься своим делом, работать в забое, жить без лишнего пафоса.

Сейчас Сергей трудится в той же лаве, где год назад установил рекорд, выполняет функции инструктора, обучает молодежь азам работы в молотковых лавах. Впрочем, эта лава дает 250 тонн в сутки, что является неплохим показателем для шахт Центрального Донбасса.
Молодые горняки к советам известного шахтера относятся с особым вниманием. Как не прислушаться к тому, кто на личном примере показал, как должен работать забойщик? Тем более что слава не изменила его. Коллеги отзываются о нем так же:

«Молодец, таких мужиков мало…».
На прозвище «человек-экскаватор» не обижается
Надо сказать, что за 20 лет работы на шахте забойщик Сергей Шемук не раз показывал образцы настоящего шахтерского труда. Не случайно сегодня он - Заслуженный шахтер Украины, кавалер знаков «Шахтерская слава» и «Шахтерская доблесть».
А в августе минувшего года, когда шахта «Новодзержинская» стала свое­образным эпицентром стахановской вахты, забойщик Сергей Шемук установил рекорд по рубке угля. А точнее сказать — за смену нарубил 170 тонн угля. Горняка поздравили президент Украины Виктор Янукович и тогдашний министр угольной промышленности Юрий Ященко. Позднее он был удостоен звания Героя Украины.
Трудовой подвиг шахтера из Дзержинска впечатлил не только его соотечественников, но и итальянцев. Поэтому они позвали Героя Украины к себе в гости. Горняк принял приглашение от консула Украины в Италии, организатора кинофестиваля Levante international film fiestival pietrasole и отправился с супругой в свою первую поездку за рубеж. Поскольку часть фестиваля была посвящена обсуждению возможностей энергии солнца, ветра и, конечно же, человеческого организма, Сергей Шемук рассказал о потенциале энергии тела, который он использовал по максимуму, нарубив отбойным молотком за смену 170 тонн угля. После чего за ним в Италии закрепилось прозвище «человек-экскаватор». Сергей признается, что не обижается за такое сравнение.

Работал за себя и за… 20 забойщиков
Ну а прежде чем в жизни Сергея Шемука произошли эти незабываемые события, ему пришлось как следует поработать. Перед началом стахановской вахты Сергей понимал, что установить рекорд будет непросто. Дело в том, что на шахте в период вахты в честь 75-летия стахановского движения уже были зафиксированы весьма внушительные результаты. Скажем, во второй половине июля молодой забойщик «Новодзержинской» Сергей Никаноров, опускаясь в забой на пласту «Пугачевка», взял обязательство выполнить норму выработки на 1.000%. Фактически же ее выполнение составило 1.350%, и в результате было нарублено 114 тонн угля. А уже примерно через неделю другой забойщик, 26-летний Александр Саенко нарубил 132 тонны и в итоге выполнение сменной нормы составило 1571%. Другими словами, забойщику удалось за смену на две тонны перевыполнить суточное задание для всего участка, где, как правило, добычей угля заняты до двадцати забойщиков.
- Понимая, что превзойти результат, достигнутый предыдущими участниками вахты, будет непросто, - вспоминает Сергей Александрович, - я все же решил не опускать рук, проверить свои силы. Тем более что в обычные дни, как правило, сменную норму выполнял на 200%. В деталях просчитывал технологию добычи и то, где можно было бы сделать рывок. За три дня до вахты меня не покидало волнение. Это то чувство, когда спортсмен сосредоточился на старте в ожидании сигнала к прыжку или бегу на 100 метров. А перед самым началом смены вместе с директором побывал в церкви. Митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион благословил меня на рекорд. Так что благословение, полагаю, тоже способствовало высокому результату. Повторюсь, во время рубки угля волновался и, если честно, рекорда не ожидал, хотя и жил одной мыслью - нарубить как можно больше. Знал, что за меня переживают дома жена, две дочери, да и друзья тоже. А уже когда нарубил около ста тонн, понял, что еще не все силы израсходованы, значит, результат до конца смены будет!

С детства мечтал о шахте
В общем, за восемь часов забойщик нарубил 170 тонн. Это на 20 тонн больше планового задания для всего участка. Вспоминая свою трудовую победу, Сергей Шемук говорит, что снова пошел бы на рекорд.
- Минувшим летом мне так хотелось самому испытать собственные возможности, как говорится, проверить себя на прочность… После того как установил рекорд, почувствовал, что это было моей мечтой, которая сбылась. Я с детства мечтал стать шахтером, забойщиком. Так что снова бы с радостью ощутил вкус трудовой победы.

Сергей Шемук не скрывает, что ему очень хочется, чтобы такие же чувства хотя бы раз в жизни испытали все горняки. По его мнению, у многих парней есть физические возможности для того, чтобы установить рекорд по рубке угля, главного энергоносителя в Украине. Но кроме силы, для достижения такой задачи нужно еще желание и умение работать с отбойным молотком. Поэтому нынче забойщик из Дзержинска передает весь свой опыт молодым шахтерам и прививает им вкус к победе над крепким углем. А заодно и воспитывает у молодых горняков желание лучше узнать самого себя через труд.

Наталья ПИЛИПЕНКО. Газета "Жизнь"

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2361   
Рейтинг: 
0
Александр Алексеевич ЛукьянченкоВ годы моего детства не было ничего более привычного, чем детский труд. Взрослые были заняты своими, непонятными и важными, делами. Они, как напишут потом в учебниках истории, "поднимали из пепла разрушенную войной страну", а дети копались в огороде и саду, подметали и красили, кололи дрова и таскали воду из колодца. Никто из моих сверстников просто не знал, что бывает по другому.
Моя семья жила на маленьком хуторе Бердычи Ясиноватского района. Родители работали на железной дороге и тоже, как и все, возрождали страну, а на моих детских плечах лежали дом, сад и большой огород, который мне, ребенку, казался просто необъятным. С огородом я расставался только зимой, а во все остальные времена года я ни с кем не проводил так много времени, как с ним. К осени руки уже наизусть помнили каждую грядку, и можно было смело полоть, копать или окучивать с завязанными глазами.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4374   
Рейтинг: 
0
Георгий Степанович Шонин
Шонин Георгий Степанович - командир космического корабля (КК) "Союз-6", лётчик-космонавт СССР №17, полковник.
Родился 3 августа 1935 года в городе Ровеньки ныне Луганской области Украины. Русский. Детство провёл в городе Балта Одесской области. В 1952 году окончил 2 курса Одесской спецшколы ВВС (школа была расформирована).
В Советской Армии с 1952 года. В 1953 году окончил подготовительные курсы при Ейском военно-морском авиационном училище лётчиков, в 1954 году – 93-е Военно-морское училище первоначального обучения лётчиков (город Лебяжье). В 1957 году окончил Ейское военно-морское авиационное училище лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Военно-Морского Флота СССР.
В 1960-1979 годах – в отряде космонавтов.
В 1968 году окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е.Жуковского (инженерный факультет).
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3552   
Рейтинг: 
0
Елена ВыбловаТак долго пришлось ждать штурма горы. С самого прилёта бежали в течение двух дней без сна и отдыха.
Да и какой тут сон, если солнце не дает силам покинуть тебя. Кажется, раз солнце светит, значит пахать и пахать. Так и шли, просто не зная времени. Санки сзади, и в них весь твой груз. Ничего лишнего. Но, даже если не взята пилочка для ногтей:) и еще куча нужных вещей, всё равно это не спасает — синяки от системы, к которой пристегнуты санки, остаются на ногах. Жду холода.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3131   
Рейтинг: 
0
Сергей КовалевСергей Викторович Ковалев - руководитель экипировочного центра "Вертикаль". Работает над проектом "Альпинизм для всех", который подразумевает восхождения на интересные и красивые вершины с непрофессиональными альпинистами.
- Мне не нравится слово "экстрим", - говорит Сергей, когда речь заходит об экстремальных видах спорта. Работая над созданием центра видов спорта, которые принято называть экстремальными, он в первую очередь видит создание возможностей для активного и разнообразного спортивного отдыха жителей Донецкой области. А коллектив который осуществляет работу в этом направлении называется "Команда приключений "Вертикаль".
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 8299   
Рейтинг: 
0
Все, кто попал в этот список, практически всю  жизнь живут в Донецке  и своими достижениями, своей неустанной работой создают позитивный имидж Донбасса.
 
Number one. Ринат Ахметов, президент ФК «Шахтер», народный депутат Украины
Самый успешный человек в Украине родился 21 сентября 1966 года в Донецке. Известный бизнесмен, народный депутат Украины, президент ФК «Шахтер». О футболе Ахметов говорит всегда много и с удовольствием.  Он возглавляет клуб  с 11 октября 1996 года. За это время «Шахтер» четырежды становился чемпионом Украины и пять раз - обладателем Кубка Украины. Еще один важный аспект деятельности Ахметова - благотворительность. В отличие от других богатых украинцев он не устраивает рок-концертов и не открывает выставок современного искусства. Его благотворительность не похожа на шоу. Его благотворительность - это строительство детского бассейна, реставрация историче-ской жемчужины Украины - Дома Митрополита и просто тихое спасение людей, которое не пиарится во всех газетах и на телеканалах.

Врач от Бога. Григорий БОНДАРЬ,  директор Донецкого областного противоопухолевого центра
Настоящий Герой Украины. Человек, спасший тысячи жизней. Он имеет множество всевозможных званий и регалий, но относится  к этому с достоинством и присущей только великим людям простотой. Его по праву можно назвать Врачом с большой буквы.
К нему за советом и окончательным диагнозом едут люди со всех уголков Украины и не только. И все знают, что Григория Бондаря всегда можно найти в клинике с половины восьмого утра. Чтобы попасть к нему на прием, не нужны никакие связи, ничья протекция. В свои 76 он молод душой, как иногда не бывает молод тридцатилетний. Он до сих пор ежедневно занимается спортом. Его шутки остры, как хирургический скальпель.
Он сохранил главное - любовь к Человеку и желание спасать жизни. Каждый день он проводит  по несколько сложнейших операций. Это настоящий ежедневный ратный подвиг!

Слушайте и внимайте. Анатолий Близнюк, председатель Донецкого областного совета
Будущий председатель Донецкого областного совета родился 24 ноября 1948 года в Краматорске. Окончил Краматорский индустриальный институт по специальности инженер-механик, Донецкий государственный университет экономики и торговли (2000 г.), магистр по экономике и предпринимательству. В июле 2002 года защитил диссертацию. 26 апреля 2006 года избран председателем Донецкого областного совета. Меро-приятие с участием Анатолия Близнюка не может быть нудным. Во время сессии облсовета он может упомянуть о разводе Анастасии Волочковой  или отвезти журналистов на экскурсию по заповедным местам Донецкой области. Он открыт и общителен и, главное, обладает редко встречающимися у чиновников и политиков качествами: открытостью, прямотой и харизмой.

Спокойствие, только спокойствие. Владимир Логвиненко, губернатор Донецкой области
Владимир Логвиненко родился 14 октября 1944 года в Днепропетровской области. Будущий губернатор закончил Днепропетровский инженерно-строительный институт.  Кандидат экономических наук. Карьера Логвиненко как чиновника началась в 1978 году. В Донецкой ОГА он начал работать с ноября 1988 года. 16 мая 2006 года Владимир Логвиненко назначен на должность председателя Донецкой областной государственной администрации. Отличительные черты - сдержанность и спокойствие. Никаких лишних эмоций или необдуманных заявлений. Он - первый чиновник, который начал говорить об истинных потерях Донбасса во время кризиса.

Мы и вас вылечим. Владимир Климовицкий, директор НИИ травматологии и ортопедии ДГМУ, главврач Донецкой областной клинической травматологической больницы
В его больнице на ноги ставят тех, кто, казалось бы, уже безнадежен. Именно здесь пять лет назад сотворили чудо: пациенту после страшной аварии пришили ногу. Таких случаев в мировой медицине всего два. Если бы все его пациенты в один день пришли в Донецкую травматологию, то заполнили бы все ее просторные палаты и коридоры и огромный двор. Владимир Климовицкий активно занимается спортом. Он часто ездит на семинары и научные конференции, с удовольствием делится своим профессиональным опытом, его приглашают во многие ведущие клиники Европы  проводить мастер-классы.

Вы хотите об этом поговорить? Марьян Блаживский, начальник УГАИ Донецкой области
Главный гаишник Донецкой области на посту не пробыл еще и года. Он вступил в должность в сентябре 2008 года. До того, как занять пост начальника ГАИ УМВД Донецкой области, он был замначальника УГАИ Запорожской области. О самом Марьяне Блаживском известно не так уж и много: в органах служит более 20 лет, из них 15 - в службе ГАИ. Однако с уверенностью можно добавить еще одно: Блаживский любит общаться с автолюбителями. В ноябре 2008 года украинцы привыкали к новым штрафам, а чиновники неохотно комментировали непопулярные нововведения. Марьян Блаживский от коротких телефонных комментариев отказался… и сам пришел в редакцию «ДН»  на прямую линию с читателями, чтобы выслушать всех дозвонившихся автолюбителей.

Достать из огня. Эмиль Фисталь, руководитель ожогового центра Института неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака
В Донбассе часто случаются аварии на шахтах и заводах. Именно тогда ожоговый центр Эмиля Фисталя принимает на себя удар. Когда  уже никто не может помочь, пострадавшего от огня везут сюда. Здесь спасли жизнь 16-летнего подростка, тело которого пострадало от ожогов на 98% - это не фантастика. Это единственный случай в мировой медицине. И сделали это донецкие врачи. В 2008 году Эмиль Фисталь из рук Президента Украины Виктора Ющенко получил  документ о присвоении звания «Заслуженный деятель науки и техники Украины». Донецких врачей признали не только в Украине.  В 2008 г. Эмиля Фисталя наградили престижной российской премией «Признание». До этого она вручалась только российским врачам.

Приму на грудь любую тяжесть. Дмитрий Халаджи, силач, рекордсмен Книги рекордов Гиннесса
Он не перестает удивлять всех своими рекордами, которые переворачивают все представления о возможностях человеческого тела. Достижения Дмитрия Халаджи многократно фиксировали в Книге рекордов Гиннесса. Он поднимал сто пудов соли, на его груди устанавливали наковальню, на которой работал кузнец, по его телу проезжали грузовики. В четыре года маленький Дима получил ожог. Пострадало 35% поверхности тела. Врачи запретили ему даже заниматься физкультурой в школе. Глядя сейчас на Халаджи, трудно в это поверить. Последнее, что сделал донецкий Геракл, - принял участие в кастинге нового шоу талантов с призовым фондом 1 млн. грн. Организаторы, не мешкая, пригласили его на следующий отборочный тур. Удачи, Дмитрий! Твои рекорды стоят
миллиона!

До меня не допрыгнуть. Сергей Бубка, президент НОК Украины
Сегодня мало кто помнит и знает, что Сергей Бубка родился в Луганске. Он установил столько рекордов, что не верится, что это мог сделать один человек.  С 1983 по 1997 год шесть раз завоевывал звание чемпиона мира. Он установил 35 мировых рекордов и занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый титулованный легкоатлет. В 1990 году Сергей Бубка  начинает проводить турниры «Звезды шеста» в Донецке.  В 1993 году на этом турнире установлен легендарный рекорд: прыжок на высоту 6 метров 15 сантиметров. За эти годы не один спортсмен намеревался побить это достижение. Юбилейные 20 соревнования  в этом году не стали исключением. Австралиец Стивен Хукер прибыл на турнир с намерением побить рекорд. В итоге - всего 5 метров 92 сантиметра. Высота  Сергея Бубки пока недостижима!

Наша милиция нас бережет. Николай Купянский, начальник ГУМВД Донецкой области
Купянский родился в 1965 году в Константиновке. Он был начальником ГУМВД Украины в Николаевской области, первым замом  начальника ГУБОП МВД Украины и заместителем министра внутренних дел - начальником криминальной милиции. Главный милиционер области вступил в эту должность в феврале 2008 года. Представлять нового начальника ГУМВД  Донецкой области тогда приезжал сам Юрий Луценко. Не раз после наших публикаций  на криминальные темы Купянский ставил расследование уголовных дел на личный контроль. В конце прошлого года, подводя итоги работы, он заявил, что, несмотря на финансовый кризис и безработицу, в регионе не наблюдается всплеска преступности.

На крыше мира. Сергей Ковалев, альпинист, покоритель Эвереста
Он забирался на самые высокие точки на планете. В прошлом году экспедиция Сергея Ковалева взошла на Эверест. Они были не просто еще одной экспедицией, которая покорила эту вершину. Они оставили на Эвересте  кусочек угля из самой глубокой шахты в Донбассе. Сергей Ковалев занялся альпинизмом в 28 лет и, несмотря на многочисленные экспедиции, уверен, что от боязни высоты нельзя избавиться, но этот страх только помогает идти вверх. Теперь в его планах - экспедиция на Тянь-Шань. Ковалев поднимется на пик, который еще не покоряли, и назовет его в честь шахтеров.

В Донецке все спокойно. Александр Лукьянченко, мэр Донецка
Городской голова не поет с трибуны песен, как его коллега из Киева, не созывает журналистов, чтобы искупаться в Крещение, как харьковский мэр.  С 2002 года Александр Лукьянченко у руля Донецка. С ним мы пережили время, когда новые лавочки и посаженные клумбы исчезали, не успев появиться. Теперь не то чтобы  совсем не ломают и не крадут лавки, урны и цветы, но делают это гораздо реже. Лавочек и цветов хватило даже на новый парк Щербакова. При Лукьянченко ввели запрет на курение в общественных местах, из центра города убрали маршрутные такси и ввели  рейсовые автобусы большой вместимости. Он первый чиновник, за-явивший, что в Донецке к Евро-2012 метро не построят.  

Точно в цель. Юрий Сухоруков, серебряный призер Пекина по пулевой стрельбе
В Донецкой области с олимпийскими медалями в последнее десятилетие было туговато. Вернее, их не было вообще. Юрий Сухоруков летом 2008 года привез из Пекина серебряную медаль по пулевой стрельбе. Уже после него для журналистов стало традицией встречать  призеров Олимпиады в аэропорту. Его победа - практически семейное дело. Тренирует меткого стрелка его супруга. Кроме «серебра» Пекина на счету у Сухорукова десять медалей чемпиона Украины, титулы чемпиона мира (1998 год) и Европы (1999 год) в составе сборной Украины, «серебро» на  чемпионате мира в Хорватии (2006 год). Кстати, после выступления на Пекинской Олимпиаде майор внутренних войск МВД Украины Юрий Сухоруков получил звание подполковника.

Хлеба и зрелищ! Марк Бровун, директор - художественный руководитель Донецкого академического украинского музыкально-драматического театра
Будущий худрук рос в стенах театра. Его школьными друзьями были дети актеров драматического и оперного театров. В 1976 году  Марк Бровун пришел в драмтеатр на должность администратора. Позже он стал замдиректора, а со временем и главным человеком в театре - директором и художественным руководителем. Его отец не разделял мечту сына работать в храме искусства. Сам же Марк Бровун совсем не против того, чтобы его дочь  трудилась  с ним в театре. Несмотря на скептическое отношение нашей публики к спектаклям на украинском языке, на премьерах всегда аншлаги. Здесь не боятся экспериментов. В прошлом году в театре поставили мюзикл «Ромео и Джульетта». Модерновый вариант истории любви с балетными па и песнями имел успех.

Давайте потанцуем! Вадим Писарев, народный артист Украины, художественный руководитель Донецкого театра оперы и балета
Он никогда не забывал, откуда родом. Писарев объ-ехал с гастролями около 70 стран мира, его неодно-кратно приглашали работать в лучших театрах Европы, но он остался в Донецке. За 24 года на донецкой сцене он перетанцевал весь балетный репертуар. В 1994 году Вадим Писарев организовал фестиваль «Звезды мирового балета», ставший традиционным.  Король техники прыжка кабриоль и руководитель Донецкого театра оперы и балета постоянно делится своим опытом. Школа хореографического мастерства Вадима Писарева и Инны Дорофеевой открывает новые таланты. Старший сын Писаревых Андрей - яркое доказательство того, что природа не всегда отдыхает на детях талантливых людей. Писарев-младший делает заметные успехи в балете.
 
Рейтинг составлен газетой "Донецкие Новости"

Анна Трофимова. НОВОСТИ.dn.ua. 18.02.2009
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3077   
Рейтинг: 
+2

Виктор Бурдук

Парк кованых фигур, бутик-отель «Испанский дворик», пятиметровые розы в центре Донецка – далеко не полный список рукотворных достопримечательностей, возникших в столице Донбасса за последние годы. И все они связаны с именем Виктора Ивановича Бурдука - Заслуженного деятеля искусств Украины, мастера декоративно-прикладного искусства, учредителя и руководителя Кузнечного предприятия «Гефест», председателя Союза мастеров кузнечного искусства Украины, представителя города Донецка в Кольце европейских городов-кузнецов.

Некотрые даты
Родился – 10 ноября 1957 года.
В 1961 году переехал в Донецк.
В 1986 году - закончил Донецкий политехнический институт, женился.
В 1994 году основал Украинское кузнечное предприятие «Гефест».
В 2000 году принимал участие в Всемирной выставке «Миллениум - 2000» в Ганновере.
В 2001 году основан Парк кованых фигур в Донецке.
В 2003 году проект гостиница «Испанский дворик» признан лучшим в Украине общественным интерьером года.
В 2008 году Донецк вошел в состав «Кольца Европейских городов-кузнецов».

Виктор Бурдук родился в городе Балтийске Калининградской области (Россия). Городе очень военном, Балтийск - крупная военно-морская база. В семье военного: отец – офицер флота, мать – учитель географии. Впрочем, в городе на Балтике Виктор прожил только четыре года. После демобилизации отца, семья переехала в Донецк, который и стал любимым и главным городом в жизни Виктора Бурдука.
В Куйбышевском районе Донецка прошли и детские игры и школьные будни.
Вспоминая о школе, Виктор Иванович говорил:
- Помню косички, шалости разные.
Паинькой я никогда не был. Правда, сильно шалить не получалось. Чуть что – маме-учителю все становилось тут же известно. И дома ожидал разговор с папой. А папа – человек военный, так что дисциплина у нас в доме была соответствующая.
Вообще я очень благодарен отцу. Именно он приучил меня к ручному труду. И главное – это были не мелкие поручения: гвоздь забить или еще что-то сделать, а задачи серьезные – табурет смастерить, например. Когда задача разноплановая, заставляет мыслить и видишь конечнный результат своего труда.
Кстати, когда начались на уроках трудового обучения столярное, слесарное дело, они стали любимыми занятиями. Уверенно могу сказать, что много полезного для себя вынес с этих уроков. Но самой важной, все-таки была роль отца, который не просто чему-то научил, а привил любовь к самому процессу труда.
Потом и увлечения стали появляться под стать. В изостудии занимался, радио увлекся. Только радио-любительство тогда называлось радио-хулиганством и мою «Бухту печали» (это мой позывной был) милиция прикрыла, изъяв все оборудование.

Закончив 8-мь классов, Виктор поступил в Донецкий металлургический техникум, по окончании которого поступил в ДПИ. Однако в институт поступил скорее для родителей, так как сам был настроен на службу в армии. Точнее во флоте. В семье еще от прадеда шла флотская династия: дед как и его отец был речником, отец – воевавший до 1943 года капитан-лейтенант запаса, кавалер «Ордена Красной Звезды», отмеченный медалью «За боевые заслуги».
Виктор был очень расстроен, когда в военкомате сообщили, что он идет в команду «527 – погранвойска». Но оказалось, военком не забыл его просьбу – это были морчасти погранвойск.
И началась настоящая флотская служба. Сначала учебка в Анапе, потом сторожевой корабль, на котором дослужился до главного корабельного старшины.
- Служба мне очень многое дала. Еще в учебке я ощутил себя «гражданином Донбасса». Собранный со всего Союза контингент, некоторая «дедовщина» старшин…
Но что-то впитанное в детстве, какая-то настойчивая жажда справедливости, постоянно проявлялись в различных ситуациях. Мне было не важно: передо мной старослужащий или офицер. Если он не прав, то нужно отстаивать правоту, касалась ли она меня лично или товарища по службе.
Во время моей службы на корабле, моя боевая часть почти постоянно была лучшей БЧ по воинской части. Очень пригодились знания электротехники в моей воинской специальности – артелерист-электрик.
В период службы познакомился с чеканкой, инкрустацией. Со мной ребята служили с художественным образованием – было чему поучиться.
Славное было время!

После службы Виктор продолжил учебу. Восстановив академические знания на подготовительном отделении, поступил в ДПИ на Энергетический факультет. Естественно, будучи самым старшим на потоке являлся старостой группы, а как человек уже взрослый совмещал учебу с различными подработками.
1986 год принес важные изменения в жизнь Виктора Бурдука. Это и год окончания учебы, и начало работы в Шахтоналадочном управлении, но самое главное, что произошла встреча с девушкой, которая стала спутницей жизни.
- В день первого знакомства я так и сказал: «Вы знаете, Виктория, я хочу на Вас жениться.»
Ну, может не именно слово в слово, но суть сказанного была такова. Она, конечно же, долго смеялась. Но потом все так и получилось.
К этому моменту в жизни уже было много романтики, стихов, песен, студенческих пирушек. Я, наверное, просто созрел к серьезной любви, к семейному очагу.

Работа инженера-наладчика пришлась Виктору Бурдуку по душе. Творческая и интересная, связана а постоянные командировками по городам области. Но в начале непонятных 90-х многие были вынуждены изменить профессию. Коснулось это и Виктора Ивановича.
- Моя работа мне нравилась, но времена подошли такие, что на месте сидеть было бесполезно, нужно было что-то пробовать, что-то искать. За три-четыре года таких поисков чего только не перепробовал: и фруктами торговать, и шлакоблоки производить, да всего не перечислишь и даже не упомнишь. Но в итоге - в поле зрения попала художественная ковка. Эта тема увлекла серьезно. И, как результат, в 94-м появилась компания «Гефест».

Еще в конце 90-х в Донецке были проведены Фестивали кузнечного мастерства – первые в Украине. После 2001 года Фестиваль стал традиционным и проводится в сквере около городского исполкома, который теперь превратился в Парк кованых фигур, признанный  уникальным в Европе.
Именно на одном из таких фестивалей в Донецке и возникла идея объединить украинских кузнецов в «Спілку майстрів ковальського мистецтва», председателем которой в настоящее время является Виктор Иванович.
О своих достижениях и критериях их оценки Виктор Бурдук говорит так:
- Что-то выделить как особенное – трудно. Наверное проще смотреть по различным дипломам. Их конечно много, но за каждым из них стоит какая-то выставка или большое событие. К которым готовились, делали что-то новое, повышая уровень сложности задач.

Конечно, активный и творческий человек не останавливается на достигнутом. Имеет широкий круг увлечений, новые начинания в бизнесе. Компания «Гефест» активно предлагает кованую продукцию на экспорт, занимается строительством.
В свое время компания учредила турнир по дартс «Кованый дротик». Турнир является международным и одним из самых престижных в Украине. Дартс для Виктора Ивановича – больше чем хобби. Он, являясь незаурядным игроком, много сделал для развития этого спорта в Донецке и Украине, является президентом Ассоциации Дартс Донбасса.
Поделился Виктор Иванович и творческими планами:
- Задумали аллею посвященную «Евро-2012», но если уж о мечте говорить, то есть и такая. Мечтаю в Донецке создать Центр кузнечного мастерства. Место где можно было бы не только полюбоваться готовыми изделиями, а увидеть процесс, получить консультацию, поучиться.
В Европе кузнечество относится скорее к разряду хобби. Но весьма уважаемые люди обращаются к мастерам с тем, чтобы их обучили. Это бизнесмены и служащие, которые не собираются становиться кузнецами-профессионалами, просто их увлекло кузнечное дело. Ведь это так интересно – создавать своими руками.
Такой центр может принести много пользы как взрослым, так и детям. А самое главное для меня еще и то, что такого нигде нет. Не люблю копировать. Получаю удовлетворение от созданного впервые.  А тем более, сделанного у нас на Донбассе!

Беседовал - Евгений Лавриненко (dN) Фото автора.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7499   
Рейтинг: 
+14

Тимофей НагорныйТот, кто доволен своими достижениями и радуется каждому моменту в жизни, и есть успешный человек. Именно так считает Тимофей Нагорный: «Я всегда говорю подросткам, что успех это не место, к которому нужно стремиться, это направление, которое ты осознанно выбираешь».

Тимофей Нагорный был непредсказуемым, ярким, весёлым и очень расторопным ребёнком. В семье его называли коммерсантом, и на то были свои причины: с 8 до 16 лет Тимофей каждое лето работал в колхозе, чтобы к осени купить себе школьную форму и иметь деньги на карманные расходы. Учился юный коммерсант на «отлично». Он усердно грыз гранит науки, а в перерывах продавал марки, календарики, значки, монеты и разную дребедень, на которую был спрос среди сверстников. Несмотря на явную предпринимательскую хватку, родители всё же пророчили Тимофею судьбу шахтёра, но, судьба приготовила ему другой путь…

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 10619   
Рейтинг: 
+18

Сергей Анатольевич Сивохо

Досье:
Сергей Анатольевич Сивохо

Родился 8 февраля 1969 года в Донецке.
Участвовал в командах КВН: команда КВН ДПИ, Дрим-Тим, сборная СНГ, сборная XX века.
На канале "1+1" долгое время вел передачу "Скрытая камера".
В 1990 году получил награду как лучший шоумен «Останкино».
Совладелец и продюсер «Мега-радио».


Фильмотография:
* 1990 — «Имитатор»
* 1994 — «Капитан Крокус» — Бывалый
* 1995 — «Объект J» — Андрей
* 2003 — «Богдан Хмельницкий» — полковник Заславский
* 2004 — «Али-Баба и сорок разбойников» — тесть Али-Бабы
* 2007 — «Один в Новогоднюю ночь»
* «Моя прекрасная няня» — Сергей Сивохо (в роли самого себя)
* О.С.П. 33 квадратных метра. Дачные истории
* 2008 — Счастливы вместе - ведущий детской программы

Сергей Анатольевич Сивохо - слесарь-деревопротезист, экономист, баянист, квнщик, радио- и телеведущий, продюсер и актёр. И это далеко не полный список его талантов. Он великолепный собеседник и неисправимый шутник. Уловить тонкую грань между «хаханьками» и серьёзным разговором с Сергеем Сивохо практически невозможно, но мы всё же попытались:
- Сергей, давайте начнём с самого начала. Вспомним школу: вы были примерным учеником?
- Ой, что вы! Где я и где примерные ученики? В школе я был хулиганом! Всё как положено: и кнопки на стулья учителям подкладывал, и доску парафином натирал.

- А учились-то вы хорошо?
- Ну как сказать хорошо? Я был троечником.

- Что заставило троечника и хулигана поступить в Донецкий политехнический институт на специальность «обработка металлов давлением»?
- Мне было абсолютно всё равно, куда поступать, поэтому я просто пошел по стопам отца.

- Никогда не было желания получить второе высшее образование?
- Было и оно осуществилось: у меня есть второе высшее экономическое образование.

- Сергей, Вы помните, как заработали свои первые деньги?
- О! Это было так давно, но сейчас постараюсь вспомнить. Если не учитывать проданной в школе жвачки? Тогда дело было в Харькове. Мы выступали со своей КВН-овской командой и получили за свои шутки первые деньги. Когда твоё любимое дело приносит тебе не только огромное удовольствие, но и доход – это хороший стимул.

- Как Вы попали на радио?
- На радио? Да случайно попал. У меня же природный дар: поставленная с пелёнок речь! При таких обстоятельствах можно сказать, что это была судьба. На телевидение, кстати, впервые я тоже попал случайно (как шутник и балагур), а потом пошло-поехало. Со временем изучил эту кухню и стал уже не только ведущим, но и автором юмористических программ.

- У Вас был в жизни момент, когда вы чувствовали себя невостребованным?
- Да, был. Я понимаю, это, наверное, звучит странно: вездесущий Сивохо чувствует себя невостребованным. Я даже не могу объяснить, почему иногда возникало такое чувство, но это было, это факт.

- Вас никогда не посещала мысль, что вы занимаетесь не своим делом?
- Нет. Вот этого не было. Я безумно люблю свою работу, мне действительно нравится то, чем я занимаюсь, поэтому, надеюсь, иду в правильном направлении.

- Сергей, Вы часто путешествуете?
- Да, частенько. Я объездил много стран. Особенно мне запомнились поездки в Чехию и Индию. Атмосфера у них совершенна другая, особенная. Когда возвращаешься оттуда, долго приходишь в себя. Хотя в этом году я ещё даже в отпуске не был, и, наверное, уже и не буду.

- Не возникало желание уехать из страны навсегда: в ту же Чехию или Индию?
- У меня даже мысли из Донецка уезжать нет, не то, что из страны. Я слишком люблю свой город, слишком прикипел к нему. Уж лучше буду в поездах и самолётах, но из Донецка не уеду.

- Основной состав «Мега-радио» - это ваша команда КВН?
- Да, в основном – это квнщики, с которыми мы начинали.

- Как вам удаётся быть одновременно другом и требовательным руководителем?
- С трудом. Неприятных инцидентов из-за этого было не мало, но, тем не менее, в результате мы всё-таки миримся и продолжаем работать и дружить дальше. Хотя, я не завидую тем людям, которые вынуждены быть руководителями своих родственников или друзей.

- Вы никогда не замечали у себя симптомы звёздной болезни?
- Да вроде нет. Хотя, со стороны оно, конечно, виднее, но хочется верить, что я этим не страдаю.

- Если друг попросит у Вас в долг энную сумму, дадите?
- Дам, конечно.

- А как же народная мудрость: если хочешь потерять друга – одолжи ему денег?
- Это истинная правда. Такое со мной случалось частенько.

- И что, после этого всё равно одалживаете?
- Да, одалживаю. Ничего не могу с собой поделать. Наверное, не учусь на своих ошибках, а может слишком добрый. Не знаю.

- А если я попрошу?
- Вы? Ну и вам дам денег, если очень нужно.

- Сергей, что бы Вы посоветовали тем, кто сегодня только начинает свой профессиональный путь, но непременно хочет быть успешным?
- Начинайте с образования. Как это ни банально звучит, но без него – никуда. А дальше как карта ляжет. Здесь всё имеет значение: и случайная встреча, и вовремя протянутая рука помощи, и ваши способности, и, конечно, желание. Заниматься нужно тем, что действительно нравится, от чего получаешь удовольствие каждую секунду, чем ты дышишь и уже не представляешь себя без этого дела . Вот тогда всё у вас непременно получится!

Ольга Днепровская  (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 9169   
Рейтинг: 
История успехаВ сентябре 2009 года на портале donbass.NAME открылась новая рубрика «история успеха»!
История пишется сегодня. Талантливые хирурги и успешные бизнесмены, виртуозные композиторы и непревзойдённые кутюрье, изобретатели и экстрасенсы. Все эти и многие другие люди живут в Донбассе. У каждого за плечами СВОЙ путь и СВОЯ история успеха, СВОЙ список добрых дел и ошибок, на которых могут учиться другие.  Истории таких людей неповторимы, поэтому не должны оставаться в тени. Возможно, Вы и есть тот самый человек? Тогда расскажите СВОЮ историю успеха!
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4070   
Рейтинг: 
+7
Дмитрий ХаладжиСказки, легенды, былины, как часто героями выступают в них богатыри. Выходят на защиту народа своего, стоят насмерть на границах земли родной. Существуют и у нас ещё продолжатели богатырских традиций. Представьте себе самого сильного человека планеты. Как он должен выглядеть. Где жить. Чем заниматься.
    Представили? Теперь проверим.
    Дмитрий Халаджи – удивительный человек. Рост 185, вес 120 кг, в плечах косая сажень, на голове черные кудри - украинец-то он с греческим уклоном.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4981   
Рейтинг: 
+6

Александр Волков

Интервью корреспондента  Донецкого коммуникационного ресурса Александра Дмитриевского с лётчиком-космонавтом СССР, полковником ВВС России, Героем Советского Союза - Александром Александровичем  Волковым.

Легенда гласит, что приборы фиксировали учащённое сердцебиение этого человека в тот момент, когда орбитальная станция «Мир» пролетала над точкой с координатами сорок восемь градусов северной широты и тридцать восемь – восточной долготы.

Его кабинет украшают виды Святогорска и герб Горловки. А недавно ему довелось стать родоначальником первой в мире космической династии. Сегодня гость «ДКР» - лётчик-космонавт, Герой Советского Союза, советник Генерального директора Международного аэропорта Шереметьево, член правления Землячества донбассовцев Москвы Александр ВОЛКОВ.

- С родиной меня многое связывает, и я горжусь тем, что родился в Донбассе: эта земля всю жизнь меня вдохновляет на все дела и подвиги, - рассказывает Александр Александрович. - Не зря во втором и третьем полётах я выбрал себе позывной «Донбасс», и он звучал над всей планетой.

- В этом году исполняется сорок лет со дня полёта Георгия Берегового - первого космонавта Донбасса
- Берегового я знал ещё до прихода в отряд космонавтов как героя войны, как лётчика-испытателя. Но когда попал в отряд космонавтов, я с ним ближе познакомился, узнал, что он – мой земляк и стал уважать ещё больше. Он очень помог в моем становлении, был моим командиром и наставником, учил нелёгкой профессии космонавта. Я благодарен ему за эти годы и за то, что состоялся как в космонавт.

- Сейчас ваш сын Сергей несёт вахту на орбите. Как родилась космическая династия Волковых?
- У нас это получилось стихийно: человек должен быть в соответствующей среде и полюбить работу, которая станет призванием на всю оставшуюся жизнь. Сергей родился в городе Чугуев Харьковской области, его детство прошло среди лётчиков. Первый раз я посадил его в истребитель МиГ-21, когда ему было четыре или пять лет. Сидел в кресле в моём защитном шлеме – у него просто загорелись глаза… Потом, когда ему было лет двенадцать, пришлось нашей семье на служебном самолёте перелетать на новое место, и я его усадил на правое кресло. Сергей держался за штурвал, самолёт в то время шёл на автопилоте, был заход солнца, хорошая видимость, небольшие облака с розоватым подсветом и необыкновенно красивое небо. Тогда я увидел настоящий блеск в его глазах и понял, что от авиации он никуда не уйдёт. После этого полёта он сказал: «Папа, я хочу стать лётчиком!». Думаю, что тогда и родилась наша династия.
Школьные годы Сергея прошли в космической среде - в Звёздном городке, среди знаменитых космонавтов: мы жили в одном доме. Павел Попович с ним часто разговаривал по-украински, а Алексей Леонов, выходя утром на работу, встречал его, всегда здоровался с ним и говорил: «Ну, как дела, будущий космонавт?» Сергей воспринимал эти слова как шутку, но был горд, что общается с такими людьми. И конечно, у него не могла не отложиться в душе тяга к космической профессии. Когда Сергей выбирал, кем быть, то никогда не говорил, что хочет стать космонавтом, но сразу же решил поступать в военно-воздушное училище. Я это воспринял с гордостью, потому что и сам когда-то мечтал посвятить себя авиации: полёт Гагарина пробудил меня, он подстёгивал мою мечту стать военным лётчиком. А когда сын окончил училище и два года прослужил, то начал интересоваться, сложно ли поступить в отряд космонавтов и что для этого нужно. Я думал, что кто-то его спрашивает об этом: его сослуживцы знали, что он из Звёздного городка. Но однажды он сказал: «Папа, я подаю заявление в отряд космонавтов!» Я очень волновался, что Сергей выбрал такую сложную и опасную профессию. Но это – моя гордость, тем более сейчас, когда он находится на орбите.

- Вам пришлось сделать выбор?
- Да, такая ситуация имела место: до сих пор существует приказ о том, что сын не может служить под началом отца. В декабре 1997 года, когда я был командиром отряда космонавтов, на мой стол легло заявление Сергея. Сразу же встал вопрос: или я, или сын. Нн сомневаясь ни секунды, дал однозначный ответ: то, к чему меня готовили, было выполнено, в космос я уже не собирался, хотя как руководитель мог ещё работать.

- В своё время много говорили о романтике космической профессии, сейчас – о том, что каждая космическая экспедиция – это будничная работа. Насколько верно это отражает реальность дел?
- Сегодня освоение космоса в каком-то смысле становится прозой, но я бы так не сказал. Сегодня большая космонавтика делает только первые шаги, каждый полёт – испытательный. Профессия не из простых и не из лёгких, тем не менее туда идут: то, что ты потом увидишь и ощутишь, компенсирует риск и опасность. Здесь много романтики, много неожиданного, много неизведанного. Поэтому, видя людей, которые приходят в отряд космонавтов, понимаешь, что они идут не за прозой, а за той романтикой, за которой когда-то шли в лётчики и геологи.

- И всё-таки, настоящий романтик на пути к осуществлению мечты должен выдержать испытание прозой…
- Это обязательно. Вы представляете, что это за путь? Нужно пройти жёсткие и трудные ступени. Сложно попасть даже в отряд космонавтов: когда был наш набор в 1975 году – из двух тысяч заявок отобрали всего девять человек! И даже когда ты зачислен в отряд, приходится долго ждать: мне понадобилось девять лет для того, чтобы полететь в космос, Сергею - десять. Здесь тебя ожидает масса трудностей, но одна из самых больших заключается в том, что тебя за этот период могут списать с твоей любимой работы. Ты уже оставил то, что у тебя было, ты был хорошим лётчиком, но когда пришёл в космонавтику, стал человеком другой профессии, и тебе трудно будет вернуться на прежние рельсы, так как навыки уже утеряны.
Нагрузки очень большие: физическая подготовка – на уровне кандидатов в мастера спорта, космонавту ежегодно приходится проходить четыре квартальные медкомиссии и одну общую. Чтобы окончить курс общекосмической подготовки, каждый из нас сдаёт до 120 экзаменов! Что такое экзамен? Ты один перед огромной комиссией, в которой может быть до шестидесяти человек, здесь нет возможности использовать шпаргалку. Каждый из членов комиссии отвечает за свою систему, которую он разрабатывал, и хочет, чтобы космонавт знал её не хуже, чем он сам. Дело доходило до того, что конструкторы спрашивали, какой шаг резьбы или какие болты применяются для крепления! Не говоря уже о теории экспериментов: специалист, например в квантовой физике, хочет, чтобы и космонавт знал его предмет так же глубоко, как и он сам. Оценки «три» на этих экзаменах нет. И «четвёрка» не очень одобряема, а чтобы сдать на «пятёрку», надо всё это знать.

- Но вот сложнейший путь подготовки пройден, и ракета уносит космонавта на орбиту. Чем вам запомнились полёты в космос?
- Мой первый полёт состоялся на станцию «Салют-7» в сентябре 1985 года, когда впервые в истории член экипажа из одного полёта остался со следующей экспедицией. Командиром был харьковчанин Владимир Васютин, бортинженером вначале был Георгий Гречко, а через неделю, после пересмены экипажей остался Виктор Савиных. Этот полёт планировался на полгода, а мы сели через 65 суток. К сожалению, закончился он внештатно: заболел Владимир Васютин. Хотя программа была интереснейшая: к нашему полёту был создан специальный модуль для проведения целого ряда экспериментов, в том числе – и в интересах Министерства обороны СССР для совершенствования защиты государства от ракетного нападения. Некоторые исследования мы успели выполнить, но вскоре, по указанию пришедшего к власти Горбачёва, были запрещены эксперименты, направленные на укрепление обороноспособности нашей страны.
Второй мой полёт состоялся 1988 году в качестве командира совместного советско-французского экипажа. Тогда впервые с борта советской орбитальной станции «Мир» разрешили выход иностранного гражданина в открытый космос, им стал первый французский космонавт Жан-Лу Кретьен. В открытом космосе вместе с ним мы проработали рекордное время – 5 часов 57 минут, а ресурс скафандра рассчитан на 6 часов. В газетах тогда так и писали: «Им оставалось три минуты...» Это было вынужденно: выход рассчитывался на 4 часа 50 минут, и ставить рекорды в наши планы не входило. Но не поддавалась раскрытию одна из французских конструкций, которую мы устанавливали, пришлось применить силу. Работа в открытом космосе – физически самая тяжёлая. Такой пример: за четыре-пять часов, проведённых вне станции, космонавт теряет два-три килограмма – они выходят с потом. Почему? Скафандр надут, как футбольный мячик, каждое движение, даже чтобы согнуть руку, требует очень больших усилий. А работать там приходится много: и гаечным ключом, и сваркой, и ножовкой, и зубилом. Но в открытом космосе это делать в десятки раз тяжелее, чем на земле или внутри станции…

- Вы говорили, что космонавтика не только трудная, но и опасная профессия…
- Риск в космонавтике есть и останется надолго. Опасность начинается уже тогда, когда подходишь к ракете. Ведь что такое ракета? Это несколько тысяч тонн кислорода и керосина! Кроме того, в полёте мы не можем защитить корабль от метеорита, а попадание метеорита диаметром хотя бы 10 сантиметров может привести практически к мгновенной разгерметизации станции. Вероятность, что такое случится, - небольшая, но она есть. Почему в настоящий момент такое возможно: для защиты станции от метеоритов нужны тяжёлые бронированные конструкции. (Самая мощная из современных ракет – российский «Протон» – может вывести на орбиту не более 25 тонн полезного груза, примерно столько же может взять с собой и американский «Шаттл». - Прим. авт.) Велик риск при выходе в открытый космос: несмотря на то что скафандр можно считать маленьким космическим кораблём, руки и ноги защищены только двумя слоями прорезиненного материала, а острых металлических предметов на поверхности станции, за которые можно зацепиться, хватает. Может случиться сбой в системе стыковки, когда автоматика выдаёт кораблю команду на разгон вместо торможения - такие случаи тоже были, но космонавты успевали перейти на ручное управление.

- Сложно жить в непривычных для землян условиях невесомости?
- Невесомость – это чуждая для человека среда, и чтобы выжить в ней, нужно работать. Если будешь, ничего не делая, просто наслаждаться невесомостью, можно из космоса не возвращаться: Земля тебя не примет обратно. Хотя первое ощущение от невесомости, когда после проверки герметичности корабля мы покидаем кресла – эйфория. Наверное, такое же ощущение испытывают птицы, когда первый раз вылетают из гнезда! А дальше – за всё хорошее и приятное надо платить. Мы привыкли к тому, что в голове находится 30% крови, остальная - в корпусе, а в космической невесомости – пятьдесят на пятьдесят. В первые дни полёта из-за прилива крови к голове кажется, что лицо распирает, и возникает нечто похожее на укачивание. Из-за такого непривычного распределения крови начинают мёрзнуть ноги, поэтому на борту станции мы носим специальную меховую обувь, которую называем «унтята». При длительном полёте у человека перестают работать те мышцы, на которых «подвешены» внутренние органы. Чтобы вернуться на землю живым, приходится каждый день в течение часа делать специальные упражнения, заставляющие сердце биться с частотой 150-180 ударов в минуту.

- Как встречает космонавта Земля?
- При спуске на космонавта действуют перегрузки. Если спуск управляемый – перегрузка пятикратная, ты можешь весить в пять раз больше, чем на Земле. А если учесть, что мышцы немного ослабли за эти полгода, приземление переносится трудновато. Но здесь присутствует фактор осознания того, что мы летим домой, концентрируешься, так как понимаешь, что это – кратковременная ситуация. А вот при баллистическом спуске, как это было во время двух недавних полётов кораблей «Союз ТМА-10» и «Союз ТМА-11», перегрузка девятикратная и нужны сверхусилия даже для того, чтобы сделать вдох. Такие первые ощущения Земли. Но когда приземляешься и открывают люк – я это запомнил с первого полёта – оказывается, и у Земли есть запах! Я знаю, что такое запах Родины: когда едешь на машине из Москвы в Донбасс, в районе Славянска я уже слышу запах терриконов, запах нашей гари донбассовской. Так вот, после приземления понимаешь, что Земля пахнет: на станции у нас чистейший воздух, там нет никаких запахов.

- Насколько трудно после полёта привыкнуть к земной гравитации?
- Мы спускаемся в специальных брюках, которые передавливают сосуды на ногах, чтобы кровь от головы сразу не отливала: мозг привыкает к большому количеству кислорода в невесомости. Как только молнии ослабляются – 10-15 секунд, человек теряет сознание. Но этого стараются не допускать: как только видят, что ты зеленеешь, и у тебя пошёл пот – сразу укладывают. Привыкание происходит три дня. Во время внештатной посадки космонавт сам потихоньку ослабляет натяжку брюк и может проконтролировать ситуацию: нас к этому готовят. Яркий пример - недавняя посадка корабля «Союз ТМА-11», командиром которого был Юрий Маленченко, когда спускаемый аппарат приземлился в четырёхстах километрах от расчётной точки. Так вот, после полугода пребывания на орбите, Маленченко самостоятельно сумел выйти из корабля и по спутниковому телефону вызвал помощь.

- Для украинских юношей и девушек, в отличие от их российских сверстников, полёт в космос уже почти два десятилетия остаётся красивой, но несбыточной мечтой…
- В СССР космонавтом мог стать выходец из любой союзной республики, одно время это было даже популярно. Для украинской молодёжи, если она хочет посвятить себя космонавтике, возможность всё равно есть: Украина имеет своё космическое агентство, большой ракетно-космический потенциал и солидную базу для развития непилотируемой космонавтики, а Леонид Каденюк уже летал на «Шаттле».

- Неужели гражданин Украины может осуществить космическую мечту, только поменяв гражданство на российское или американское?
- Да, так можно. Но будет лучше, если удастся убедить правительство Украины, что необходим полёт украинского космонавта. И не одного – Казахстан у нас готовит четырёх своих космонавтов, двое из которых уже летали. Главное - страна должна желать, чтобы её люди занимались такой интересной профессией...

- К сожалению, ещё есть люди, которые не видят пользы от освоения космического пространства…
- Таких с каждым днём становится всё меньше, а скоро их вообще не останется. Если сейчас человечество свернёт космические программы, мы лишимся всего. Начиная с самого большого нашего достояния – системы коммуникаций: не секрет, что вся связь между материками осуществляется через спутники. Метеорологические наблюдения в значительной части тоже ведутся с орбиты. Без космической навигации моментально «ослепнут» все корабли и самолёты.
В космосе сейчас отрабатываются технологии производства будущего. Пилотируемые полёты можно проводить даже ради получения новых лекарств – в невесомости можно создавать идеальные препараты. Во время моих полётов синтезировали биопротеины, на основе которых можно делать лекарства почти от всех болезней. Пока их получают в мизерных дозах, и учёные ведут их апробацию на Земле. А если наладить массовое производство? Мы занимались выращиванием кристаллов для электронной промышленности. При изготовлении на Земле из 10 кристаллов, идущих на производство микросхем, девять - это отходы. В космосе картина с точностью до наоборот. Ещё в космосе возможно получение сплавов, которые нельзя выплавить на Земле. Чуть дешевле станут запуски, появится возможность возвращать большие грузы с орбиты – этим мы окупим все предыдущие затраты на космонавтику.
Сколько мы сберегли природных ресурсов, неоднократно сообщая о лесных пожарах в отдалённых регионах! Космонавт видит биопродуктивные районы океана. Мы работали с Минрыбхозом СССР, с Дальневосточным рыбным флотом, по нашим координатам рыбаки за неделю выполняли месячный план!
Современные молодые мамы не знают, что такое постоянная стирка пелёнок, а кто их избавил от этого, а ведь памперсы – это космическое изобретение! Наш нагрузочный костюм «Пингвин», который рекомендуют носить на орбите, чтобы не вымывался кальций из костей, с успехом используется в ортопедии для лечения детей, больных церебральным параличом.
Не за горами то время, когда на Земле закончатся энергоресурсы: газ, нефть – всё исчерпаемо. Поэтому уже сейчас разрабатываются проекты по размещению электростанций на орбите: огромные поля солнечных батарей, энергия, в виде луча передаваемая на Землю, где она распределяется среди потребителей. Это то, что нам нужно сегодня, завтра будет поздно.

- В завершение беседы - какое самое яркое впечатление вы привезли из космоса?
- Самое яркое – первый полёт, когда всё впервые: первое дрожание ракеты, первое ускорение, наступление невесомости... Особенно запомнился момент сброса обтекателя, когда через иллюминатор увидел восход солнца. Сколько я ни пытался описать эту красивейшую картину, слов не хватает: солнце поднимается всё выше и выше, Земля в голубоватой дымке… И в тот момент я ощутил, что Земля – это планета, общий дом для всех на ней живущих, где нет разделения на расы и государства. Сейчас летает мой сын, и когда я его спросил о том, что ему больше всего запомнилось, он ответил: «Восход солнца...»
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7530   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.