pornfiles

» Облако тегов » город

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

IX акция ко Дню влюбленных в Парке кованых фигур

14 февраля 2016 года, в День влюбленных, на Древе Счастья в Парке кованых фигур (Донецк) традиционно «вырастут» кованые валентинки! Гильдия кузнецов Донбасса приглашает влюбленные пары ...

Письмо жителя Мариуполя.

Я живу в Мариуполе уже 25 лет и никогда не покидал своего города, даже в самые тяжелые периоды последних полутора лет. Поэтому мне вдвойне обидно видеть,как наш город и его окрестности, под видом ...

О чем лжет Киев

Какие на самом деле требования к поправкам в конституцию Украины выставляют народные республики Донбасса? ДНР и ЛНР не предлагали украинской стороне закрепить квоту республик в украинском парламенте ...

«Пакт Суркова-Нуланд»: принуждение Киева к выполнению Минска-2

Обозреватель «Украина.Ру» Александр Чаленко комментирует итоги переговоров Владислава Суркова и Виктории Нуланд Российская политика на украинском направлении в последний месяц явно ...
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Июнь 2017 (29)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)
Март 2017 (36)
Февраль 2017 (53)
Январь 2017 (83)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
0
Зимогорье - город районного значения в Славяносербском районе Луганской области. Расположен на берегу реки Лугань (приток Северского Донца), в 15 км от районного центра. Железнодорожная станция на линии Красный Лиман-Родаково.
Поселение до 1764 года называлось Черкасский Брод, позднее - Черкасское (до 1961 года).
На территории города Зимогорье найден клад медных слитков эпохи бронзы II тысячелетия до н.э. (хранится в Государственном Эрмитаже). В XI—XIII веках в этой местности кочевали половцы, о чем свидетельствуют каменные половецкие изваяния, найденные вблизи Зимогорья.
Первые поселенцы, основавшие село Черкасский Брод,— беглые крестьяне из украинских и русских сел — прибыли сюда в 1645 году. Интенсивное заселение территории между реками Северский Донец и Лугань, как и всех южных земель Русского государства, началось в XVIII веве.
В 1753 году царское правительство с целью усиления охраны южных границ поселило здесь полки, сформированные из принявших русское подданство сербов. Эта территория получила название Славяно-Сербии. Все роты гусарских полков разместились по селам. В Черкасском Броде поселилась 11-я рота. Село, переименованное в 1764 году в Черкасское, вошло в состав Новороссийской губернии, с 1783 года — Екатеринославского наместничества, с 1802 года — Славяносербского уезда Екатеринославской губернии. В 1818 году Черкасское стало центром волости, в состав которой вошли также села Хорошее, Зимогорье и Новодемьяновка.
Царское правительство щедро раздавало земельные угодья между Северским Донцом и Луганью помещикам и офицерским чипам. Штаб-офицерам выделялось по 1 тыс. десятин, обер-офицерам — до 500 десятин земли.
В 1783 году жителей села Черкасского перевели в разряд государственных крестьян. Село же Зимогорье стало собственностью помещиков, которым принадлежало около 3 тысяч десятин земли. Крестьяне терпели гнет и произвол со стороны крупных землевладельцев. Тяжелый труд и нищенское существование, а также частые неурожаи и эпидемии являлись причиной высокой смертности, особенно среди детей. Только в 1848 году в результате вспышки эпидемии холеры в Черкасском умерло 150 человек.
В ходе проведения реформы 1861 года размер земельного надела бывшим помещичьим крестьянам села Зимогорья определился в 4 десятины на ревизскую душу (180 десятин на 45 человек). Уставную грамоту они подписали 19 февраля 1862 года. До перехода на выкуп крестьяне находились на положении временнообязанных — они должны были ежегодно платить оброк по 9 рублей серебром с ревизской души или отрабатывать 40 мужских и 30 женских дней в год. Выкупные платежи за землю составили 6.750 рублей, выкупная стоимость одного надела — 150 рублуй. Эта сумма была непосильной для крестьян.
В соответствии с законом 1866 года о поземельном устройстве государственных крестьян за 691 ревизской душой села Черкасского закрепили 4.934,7 десятины земли — по 7,1 десятины на ревизскую душу. Далеко не все крестьяне могли своевременно внести оброчную подать. Часть из них отказывалась от надела и уезжала из села. Например, в 1867 году 27 семей переехало из Черкасского на Кубань. Некоторые крестьяне несколько месяцев в году работали на рудниках Донбасса.
Значительную роль в развитии села Черкасского сыграло открытие в 1865 году в его окрестностях, на принадлежавших крестьянам землях, залежей каменного угля. Спустя некоторое время на этих землях были построены мелкие шахты («дудки»). Без какого-либо участия горных специалистов, при помощи обыкновенных и доступных орудий — лома, кайла, лопаты и кирки — жители копали неглубокие ямы. Если же крестьяне при этом натыкались на камень, который были не в силах пробить, или воду, то начинали копать новую яму. Оборудование таких шахт было самым примитивным. Они не имели ни водоотливных приспособлений, ни срубов. Выработка обычно производилась из пластов, расположенных выше подгрунтовых вод. Для поднятия и спуска людей, а также выдачи угля применялся ручной ворот. Крепление применялось не везде. Устройство шахты обходилось в 275 рублей и было доступно лишь артелям. Четверо рабочих, занятых на такой шахте, добывали за год 20 тысяч пудов угля. Добыча его проводилась главным образом зимой, когда крестьяне не работали в поле. Уголь продавали местным предпринимателям по 3—4 копейки за пуд, а те, в свою очередь, отправляли его для нужд Московско-Курской и Харьковско-Николаевской железных дорог, а также паровых мельниц Кременчуга.
На долю Черкасского и его окрестностей приходилось наибольшее в Славяносербском уезде количество крестьянских шахт. В 1897 году они дали 240 тысяч пудов угля. В целом же по уезду 97% общего количества добываемого угля приходилось на крупные частнокапиталистические шахты. Развитию угледобычи в Черкасском способствовало строительство в 1910 году железнодорожной линии Нырково—Родаково. В том же году невдалеке от села была построена станция Зимогорье. Само село Зимогорье к тому времени слилось с Черкасским.
Развитие капиталистических производственных отношений ускорило классовое расслоение на селе. В 1897 году бедняки составляли 45%, середняки — 40%, кулаки — 15% общего количества крестьянских хозяйств (их было 379). Каждый десятый двор не имел земли. В селе образовалась зажиточная верхушка — владельцы небольших шахт, купцы, а также кулаки, которым вместе с помещиком принадлежала основная часть земли. Обнищавшие крестьяне уходили из села, пополняя ряды пролетариата. Работали они в основном на больших рудниках, подвергаясь беспощадной эксплуатации.
Нечеловеческие условия труда и жизни побуждали трудящиеся массы к борьбе за лучшую долю. В 80-х годах XIX в. под влиянием стачек, происходивших в Луганске, Кадиевке, Голубовке, поднимались на борьбу и бедняки Черкасского. Среди них был и сын крестьянина из села Черкасского Ф.Д.Панфилов, работавший забойщиком на шахте. Он установил связи с действовавшей на Луганском чугунолитейном заводе народовольческой группой. Ф.Д.Панфилов привозил в Черкасское нелегальную политическую литературу, листовки с призывами к борьбе против царского самодержавия. В 1884 году луганская полиция арестовала его за распространение нелегальной литературы. Более года он просидел в тюрьме, а после освобождения был взят под особый надзор полиции. В 1897 году Ф.Д.Панфилов снова приехал в Донбасс. Работая литейщиком на Мариупольском  металлургическом заводе, он установил связь с екатеринославским «Союзом борьбы за освобождение рабочего класса» и его руководителями И.В.Бабушкиным и Г.И.Петровским. В том же году он организовал первую маевку рабочих в Мариуполе. В сентябре 1898 года Ф.Д.Панфилов вступил в ряды РСДРП.
В годы первой русской революции большую агитационную работу среди крестьян и рабочих Черкасского проводила крестьянская группа, созданная при Луганском комитете РСДРП. Летом 1905 года в селе работали представители Луганского комитета РСДРП И.Д.Литвинов, В.Е.Евтушенко, Д.П.Осипенко и другие. Жители тайно собирались в балке на окраине Черкасского и слушали выступления луганских большевиков. Под их влиянием в селах волости прошли сходки, на которых крестьяне открыто требовали отобрать у помещиков землю.
После поражения революции, в тяжелых условиях политической реакции только большевики-ленинцы остались верны революционному знамени. Уйдя в подполье, большевики сохранили связи с массами. В годы реакции агитационную работу в Черкасском, как и раньше, вели представители Луганского комитета РСДРП. Под влиянием большевистской агитации на Алмазнянском металлургическом заводе и Селезневском руднике состоялись стачки. В них принимали участие и многие жители Черкасского, работавшие на этих предприятиях. Рабочие и углекопы требовали установления 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, отмены принудительных сверхурочных работ, улучшения охраны труда и жилищных условий.
В конце XIX — начале XX веков Черкасское было одним из крупных населенных пунктов в уезде. В 1898 году в нем насчитывалось 379 домов и проживало 3.640 человек. Продолжительное время население Черкасского вообще было лишено медицинской помощи. Фельдшерский пункт в селе открылся только в 1900 году, но через пять лет его закрыли. В 1913 году создана амбулатория, где работали фельдшер-акушер и две сестры милосердия. Она обслуживала, кроме Черкасского, еще два села и два хутора с общей численностью населения 7.442 человека. Уездная же больница имела всего 19 коек. Поэтому столь частыми были вспышки эпидемических заболеваний. Высокой была детская смертность. Свыше 60% общего количества умерших составляли дети в возрасте до пяти лет.
Медленно развивалось и народное образование. Церковноприходская школа была открыта только в 1884 году. Накануне первой мировой войны начала работать земская школа. Их посещала лишь небольшая группа детей. Например, в 1901 году из 690 детей школьного возраста не учились 672.
Крестьянская беднота и рабочие Черкасского горячо приветствовали победу Великой Октябрьской социалистической революции. Советская власть в селе установлена 10 ноября 1917 года. В Состав избранного Совета рабочих и крестьянских депутатов вошли Я.Д.Чигрин, С.И.Епишев, П.И.Яковенко, Д.С.Панфилов и другие. В ноябре 1917 года была создана партийная ячейка во главе с И.Д.Мищенко в составе 5 коммунистов. Партячейка и Совет провели большую работу по претворению в жизнь ленинского Декрета о земле. В конце 1917 года в селах волости состоялись сходки, на которых крестьяне решили отобрать земли у помещиков без всякого выкупа. Около 3 тыс. десятин помещичьей земли было распределено среди безземельных и малоземельных крестьян Черкасской волости.
Весной 1918 года войска германских оккупантов подошли к Донбассу. Для борьбы против них во многих населенных пунктах были созданы отряды. Такой отряд в составе 30 человек был организован и в Черкасском, возглавил его А.А.Быковский. В составе 5-й армии во главе с К.Е.Ворошиловым 25 апреля 1918 года бойцы отряда принимали участие в боях против германских захватчиков в районе железнодорожной станции Родаково. Через несколько дней германские войска захватили Черкасское. В период оккупации жители прятали зерно, угоняли в леса или балки скот, срывая таким образом отправку их в Германию. Изгнали захватчиков из села в конце года. В Черкасском была восстановлена Советская власть, начал действовать ревком. Но мирная жизнь продолжалась недолго — весной 1919 года на Донбасс начали наступление белогвардейские войска Деникина. Многие жители села участвовали в героической обороне Луганска от деникинцев. Они собирали теплые вещи и хлеб для защитников города. В начале июня белогвардейцы захватили Черкасское.
В декабре 1919 года части 1-й Конной армии освободили село от деникинцев. Сразу же после его освобождения был создан волостной ревком во главе с А.А.Быковским. В середине января 1920 года жители избрали волостной Совет рабочих и крестьянских депутатов в составе 20 человек. Возглавил его Н.К.Тесленко, член ротного комитета во время первой мировой войны, активный участник борьбы за установление Советской власти. Совет всемерно поддерживал семьи бедняков. Так, конфискованные у владельца мельницы 232 пуда пшеницы передали беднейшим крестьянским хозяйствам, вдовам и семьям красноармейцев. 1 мая 1920 года в Черкасском состоялся воскресник, участники которого отремонтировали проезжие дороги и вспахали участки земли под показательное поле.
В то время Совет предпринял первые шаги в деле организации народного образования и культурной работы среди населения. В открытых осенью 1920 года трех начальных школах села обучалось свыше 500 детей рабочих и крестьян. Местная интеллигенция организовала культурно-просветительный кружок «Вперед». Его члены вели работу в хатах-читальнях, устраивали громкие читки, изготовляли плакаты, принимали активное участие в ликвидации неграмотности на селе.
Выполняя решения съезда волостных земельных комитетов Луганщины, состоявшегося 15 февраля 1920 года, Черкасский земельный отдел летом того же года организовал в селе тракторное товарищество «Червоний партизан», а также товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ) «Червоний хлібороб». Большую помощь крестьянам в восстановлении сельского хозяйства оказывали промышленные предприятия Луганска. В соответствии с решением Донецкого губкома КП(б)У от 25 августа 1920 года о проведении вседонецкой недели крестьянина шефская бригада слесарей паровозостроительного завода им. Октябрьской революции отремонтировала весь сельскохозяйственный инвентарь в Черкасском. Трудовое крестьянство выразило глубокую благодарность рабочим за активную помощь и обещало не остаться в долгу перед Советской властью и рабочим классом.
Крестьяне охотно вступали в кооперативные объединения. В 1925 году на базе ТОЗа и тракторного товарищества создана сельскохозяйственная артель «Вперед до комуни». Ее возглавил один из старейших коммунистов села Ф.Д.Панфилов. Работать приходилось в тяжелых условиях: не хватало посевного материала, тягловой силы, инвентаря. Ф.Д.Панфилов ездил в Харьков и передал Г.И.Петровскому просьбу крестьян выделить для артели трактор. Вскоре крестьяне получили трактор «Фордзон», несколько плугов и сеялку.
В 1928 году в селе образовалось пять машинно-тракторных товариществ, а также пять супряг, которым были предоставлены кредиты на закупку скота и сельскохозяйственных машин. В период посевной кампании 1928 года местные кузнецы решили один день в неделю бесплатно ремонтировать сельскохозяйственный инвентарь.
Выполняя решения XV съезда ВКП(б) (декабрь 1927 года), партийная организация села взяла курс на коллективизацию крестьянских хозяйств. В 1929-1930 гг. на базе артели «Вперед до комуни» и первых кооперативных объединений были организованы четыре колхоза: «Нове життя», «Великий перелом», «Тсо-авіахім» и «Ударник» с общей земельной площадью 5.668 га. Эти колхозы объединили 593 крестьянских хозяйства. В 1930 году создан совхоз «Криворіжжя», посевная площадь которого составляла около 560 га. В организации колхозов и совхоза активное участие принимали члены комсомольской ячейки, образованной в 1928 году. Возглавляла ее Е.М.Малыгина. Комсомольцы проводили большую разъяснительную работу среди населения, боролись с кулацкими элементами, помогали крестьянам в ремонте сельскохозяйственного инвентаря. В 1934 году колхозы Черкасского объединились в одно хозяйство «Великий перелом». Председателем его избрали сына бедняка, активного участника колхозного движения, двадцатипятитысячника, коммуниста Д.М.Перетятько. Самоотверженный труд колхозников и рабочих совхоза, внедрение механизации способствовали повышению урожайности основных культур, увеличению продуктивности животноводства. В 1940 году чистый доход колхоза «Великий перелом» составил около 1 млн. рублей.
В 20—30-х годах много сделано в промышленном развитии Черкасского. В 1929 году на южной окраине села вступил в строй кирпичный завод. Вместо дореволюционных «мышеловок» — крестьянских шахт — одно за другим начали работать новые, более крупные угольные предприятия. В 1940 году вокруг Черкасского действовали 12 новых шахт. Они давали по 1.500-2.000 тонн угля в сутки.
За годы Советской власти село изменило свой облик. Вместо старых халуп и мазанок сооружались добротные дома. В них появилось электрическое освещение. В 1938 году Черкасское стало поселком городского типа. По данным переписи 1939 года, количество населения в нем составляло 5.219 человек. Еще в 1920 году был открыт медицинский пункт, где работали врач, фельдшер и две медицинские сестры. В 1929 году в Черкасском построена больница, население обслуживали два врача и семь специалистов со средним медицинским образованием. В предвоенные годы были открыты два детских дошкольных учреждения.
Кроме трех начальных школ, открытых в первые годы Советской власти, в 1926 году в селе построили семилетнюю школу, в ней обучались 319 учеников. Работали здесь 15 учителей. В 1928 году начальные школы слились в одну, ее перевели в новое здание на 500 мест. По состоянию на 1940 год в школах Черкасского обучалось свыше 800 детей рабочих и колхозников — все дети школьного возраста, работали 55 учителей. В селе полностью ликвидировали неграмотность среди взрослого населения.
Большую работу здесь в первые годы Советской власти проводили красный уголок, хата-читальня. Действовала агиткультбригада. Значительно оживилась культурно-просветительная работа с 1929 года, когда в селе открылся клуб. Здесь работали кружки художественной самодеятельности, силами местной интеллигенции читались лекции. При клубе действовала библиотека, книжный фонд которой насчитывал около 5 тыс. томов. С 1938 года работали и две школьные библиотеки.
Суровым испытанием для жителей поселка, как и для всех советских людей, стала война, навязанная Стране Советов немецко-фашистскими захватчиками. В первые дни войны более 750 мужчин ушли на фронт. Те, кто оставался дома, работали с удвоенной энергией, участвовали в строительстве оборонительных сооружений. 12 июля 1942 года поселок оккупировали немецко-фашистские захватчики. В нем был установлен жестокий оккупационный режим. За время своего пребывания в Черкасском фашисты замучили и расстреляли 209 жителей, отправили на каторжные работы в Германию 744 человека. Однако советские люди не склонили головы перед врагами. Колхозники разобрали тракторы и спрятали их по частям до прихода советских войск. Многие жители Черкасского, вопреки грозным приказам фашистских властей, оказывали помощь раненым советским бойцам. Бывшие медицинские сестры М.М.Мартыненко, Г.И.Жугайлова, Н.М.Панфилова, П.П.Коробова подобрали на поле боя в июле 1942 года 17 раненых красноармейцев, оказывали им медицинскую помощь и скрывали от фашистов до полного выздоровления.
Перед отступлением из поселка фашистские оккупанты устроили зверскую расправу над мирными жителями. Они согнали всех женщин, детей и стариков в местную церковь, обложили ее соломой и дровами. Но советские разведчики, неожиданно появившиеся в поселке, помешали палачам расправиться с советскими людьми, совершить гнусное злодеяние. 2 сентября 1943 года части 91-й стрелковой дивизии 63-го стрелкового корпуса 51-й армии Юго-Западного фронта освободили Черкасское от немецко-фашистских оккупантов.

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7651   
Рейтинг: 
0
Горское - город районного значения в Луганской области. Расположен в бассейне речки Беленькая (правый приток реки Северский Донец).
Географические координаты - 48°44′31.41″ с.ш. 38°29′37.65″ в.д.
Город Горское подчинён Первомайскому горсовету.
По данным переписи 2001 года население составило 11.473 жителей.
Год основания - 1898.
Статус города присвоен в 1938 году.
11 июля 1942 года город был оккупирован немецко-фашистскими войсками.
8 февраля 1943 года город освобождён от гитлеровских войск советскими войсками Юго-Западного фронта в ходе Ворошиловградской операции: 1-й гвардейской армии в составе: части войск 44-й гв. сд (генерал-майор Куприянов, Дмитрий Андреевич) 6-го гв. ск (генерал-майор Алфёров, Иван Прокопьевич).
3 марта 1943 года город Горское оккупирован вторично.
3 сентября 1943 года город окончательно освобождён от гитлеровских германских войск советскими войсками Юго-Западного фронта в ходе Донбасской операции: 3-й гвардейской армии в составе: части войск 259-й сд (полковник Власенко, Алексей Митрофанович) 32-го ск (генерал-майор Жеребин, Дмитрий Сергеевич).
22 июня 2014 года взят под контроль Нацгвардей Украины в ходе вооружённого конфликта на Донбассе.

Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3334   
Рейтинг: 
0
Вахрушево - город районного подчинения в Луганской области. Подчинен городскому совету города Красный Луч. Расположен в 12 км от железнодорожной станции Красный Луч.
Географические координаты - 48°09′38″ с.ш. 38°50′20″ в.д.
Город образован в 1954 году на основе посёлков Вахрушево, Краснощековский и Нижняя Ивановка (Яновка), возникших вокрух шахт: 12-бис, 7/8, 13-бис, 5/7, «Яновская».
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3687   
Рейтинг: 
0
Алмазная - город в непризнанной Луганской Народной Республике (до 2014 года - город районного значения в Луганской области). Подчинён Стахановскому горсовету. Железнодорожная станция (Стаханов).
Географические координаты - 48°31′00″ с.ш. 38°35′00″ в.д.
В 1870 году основано село Изюм, которое в 1878 году переименовано в Алмазную.
Статус города Алмазная имеет с 1977 года. В 1980 году в городе проживало 13 тысяч человек.
По данным переписи 2001 года население составило 5.061 человек.
В городе Алмазная родились Дважды Герой Советского Союза Иван Харлампович Михайличенко,  Министр внутренних дел СССР Николай Анисимович Щёлоков.

Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3882   
Рейтинг: 
0
Александровск - город районного значения в Луганской области.
Александровск подчинён Луганскому городскому совету города Луганск.
Основан как село Александровка в 1772 году. С 1754 года село называется Юзбашевка.
В 1959 году становится поселком городского типа Александровск.
В 1961 году Александровск получает статус города.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2337   
Рейтинг: 
0
Селидово - город в Донецкой области, близ железнодорожной станции Селидовка.
Географические координаты - 48°09′ с.ш. 37°18′ в.д.
Поселение на месте города Селидова основано в 1770—1773 годах. В 1797 году в селе насчитывалось 927 крестьян, а в 1859 году жителей уже было 3.618 человек.
С 1865 года 4 сельских общества: Лозоватское, Каменка-Лисичанская, Кучуринское и Селидовское образовали волостной центр.
В начале XX века население сёл быстро росло (1908 год — 7.823 человек, 1913 год — 9.798), было остановлено голодом 1921 года. В 1923 году в селе насчитывалось 6.572 человек.
В марте 1923 года Селидово стало центром Селидовского района Донецкой области. К 1932 году на территории района работали колхозы «Правда», «Реконструкция», «Жовтень», имени Ворошилова, «За суцильну коллективизацию».
Добыча угля на территории района к 1940 году составила 4.200 тонн в сутки (1,5 млн тонн в год). В 1932-1938 годах Селидовский район был упразднён, территория колхозов и шахтёрских посёлков передана Сталинскому горсовету.
К 1951 году в Селидово работали 4 крупных шахты: "Селидовская №1-2", позднее - имени Коротченко (ликвидирована), "Селидовская-Южная" (ликвидирована), "Котляревского №1-2", позднее -"Россия", "Лесовская №1-2", позднее "Украина"; 2 колхоза: «Радянская Украина», имени Жданова.
В 1955 году создан трест «Селидовуголь», а с 16 ноября 1956 года Селидово приобрёл статус города районного значения.

Памятники Селидово:
Владимиру Маяковскому (в сквере, возле ОШ №2);
Жертвам голодомора (улица Черняховского);
Ленину (на одноименной площади) - был демонтирован в сентябре 2015 года;
Летчикам-интернационалистам (улица Павлика Морозова);
Младшему лейтенанту Красной Армии Александру Леонтьевичу Колесникову (1922 г. р., уроженцу г. Селидово), совершившему 20 апреля 1945 года последний воздушный таран во Второй мировой войне;
Неизвестному казаку (возле центрального рынка, пересечение улиц Красноармейской и Карла Маркса);
Скорбящей матери (улица Черняховского, возле городского парка).

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5777   
Рейтинг: 
0
Герб Артемовска (Луганской)Артёмовск (до 1923 года — Екатериновка/Новоекатериновка) - город в непризнанной Луганской Народной Республике. Железнодорожная станция Кипучая. До 2014 года - город районного значения в Перевальском районе Луганской области.
Географические координаты - 48°26′25″ с.ш. 38°44′32″ в.д.
Население по данным перепеси 2001 года - 9,8 тысяч человек.
Поселок заложили в 1910-1911 годах первостроители шахты при финансировании учредителей акционерного общества «Екатерининские угольные копи». Учредителем акционерного общества являлся французский консул Де Вулич, а управляющим рудником — А.П.Миокович.
В этом же году началось строительство шахт №11 и №14, а также прилегающих к ним поселков.
До 1921 года поселок назывался Екатериновский рудник или Екатериновка. Переименован в честь революционера, советского партийного и хозяйственного деятеля товарища Артема.
Статус города Артемовск получил в 1961 году.

Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7150   
Рейтинг: 
0
Цитадель #2
Мягкий климат, приветливая местность, холмы и бескрайние равнины, вековые сосновые леса, наделяющие позитивной энергией и дарящие душевный покой, умиротворение, небесно-голубая гладь целебных озер: таким сейчас мы представляем себе город Славянск. Теперь уже сложно представить себе, что было время, когда в этих местах плескалось море.
О том далеком периоде напоминают меловые горы, соленые озера. Постепенно вода испарялась, и море начало отступать, обнажая свое дно. Территория меняла свой облик, покрывалась роскошной растительностью.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3807   
Рейтинг: 
0
Свердловск - город в Луганской Народной Республике (до 2014 года - областного значения в Луганской области), административный центр Свердловского района. Город названный в честь революционера, советского политического и государственного деятеля, - Якова Михайловича Свердлова.
Заселение территории города началось в конце XVIII века. В 1793 году Екатерина II даровала донским казакам грамоту с картою земель Войска Донского. Донским войсковым старшинам и генералам Императрица выделила земли по рекам Должик, Кундрючья, Провалье, Нагольная, Крепкая под ранговые дачи. Атаман В.П.Орлов основал поселение Должиково-Орловское (Шарапкино) на верховьях реки Должик (Шарапка), входившие в состав земель Всевеликого войска Донского. Двойное название реки связывают с походом князя Игоря на половцев, когда 10 мая 1185 года русичи на берегу болотистой реки разгромили половцев и взяли большую добычу («шарап»).
К этому времени относится образование многих сёл района. В 1773 году появляется слобода Дарьевка, 1793-м - слобода Ровенецкая, 1794-м - Астахова, 1797-м - Провалье, 1800-м - Медвежанка, 1805-м - посёлок Карпово-Крепенский и Дарьино-Ермаковка.
В 1874 году в пяти верстах от Должиково-Орловского основывается хутор Должанский. Его название переносится на железнодорожную станцию, построенную на линии, соединившей узловые станции Дебальцево и Зверево. Железная дорога, проложенная частной концессией С.Мамонтова в 1876-1878 годах, дала возможность должанским антрацитам выйти на мировой рынок.
Земли восточной части Донецкого кряжа не отличаются высоким плодородием, поэтому до начала промышленной добычи здесь каменного угля заселение Шарапкино происходило медленно. В 1801 году в Шарапкине было только 45 дворов и 337 жителей, занимавшихся земледелием.
В 1797-1806 годах геологическая партия Луганского чугунолитейного завода нашла в долинах рек Должик, Таловой, Бургусты залежи антрацита и железных руд.
В 1870 году первые промышленные шахты вблизи Шарапкино основали промышленник Емельян Письменный и богатые казаки Пётр Планиден и Иван Ющенков. На новые предприятия нанимались крестьяне из Центральной России и Правобережной Украины.
В 1872 году сулинские металлурги впервые в Европе осуществили выплавку чугуна на антраците Должанского района.
В 1878 году на реке Должик строит рудник богатая дочь статского советника С.П.Горлова, а в 1888 году открывают рудники Гавелло и Филиппенко, в 1889-м - купец С.Я.Романихин. В начале ХХ века между Должанской и Шарапкино построили шахту иностранные промышленники Транше и Фундополо.
Работали на рудниках так называемые «беспашпортные крестьяне», пришедшие в район в поисках заработка. Рабочий день на рудниках длился от 12 до 15 часов. Почти все виды работ выполнялись вручную.
В 1901 году княгиня З.Н.Юсупова, владевшая двумя поместьями вблизи Ровенек, купила небольшой рудник в Шарапкино. В 1902-м на окраине Шарапкино ею были заложены два самых крупных в то время рудника, а в 1912 году на трёх рудниках княгини Юсуповой добывалось около 11 млн. пудов антрацита.
В 1908-1911 годы В.А.Отто открыл крупный рудник, состоящий из трёх шахт с годовой добычей 4 млн. пудов (66 тыс. тонн).
В 1909 году ростовский миллионер М.С.Вальяно купил у местных владельцев 4 шахты и создал английское акционерное общество с капиталом 1,9 млн. рублей. В 1912 году добыча угля на рудниках этого общества составила почти 15 млн. пудов.
События Октябрьской революции нашли отклик в среде рабочих и крестьян Шарапкино и Должанки. В декабре 1917-январе 1918 годов почти во всех населённых пунктах района была установлена Советская власть.
В конце апреля 1918 года Должанку оккупировали германские войска. Они вывозили в Германию уголь, зерно, скот. После их ухода район вначале заняли отряды генерала П.Краснова, а затем генерала А.Деникина.
В разгроме деникинских войск на территории района принимала участие 8-я армия Южного фронта. Противник всеми силами пытался задержать наступление Красной Армии на Ростов и Новочеркасск. Особенно ожесточённые бои проходили в районе станции Провалье. Здесь в неравном бою погибло 863 красноармейца. Ж/д станция Провалье переименована в Красную Могилу.
3 января 1920 года части Красной Армии, входящие в состав 15-й Инзенской дивизии, освободили Шарапкино и Должанку, и Советская власть была вновь восстановлена.
После окончания гражданской войны жители района приступили к мирному строительству. В те годы лозунг: «Все на восстановление Донбасса!» - становится становится важнейшим не только для Донбасса, но и для всей страны.
В ноябре 1920 года состоялась Должанская рудничная конференция, рассмотревшая вопросы по восстановлению и объединению шахт. Все 11 рудников объединились в Должанское рудоуправление. В 1934 году на базе этого рудоуправления создаётся трест «Свердловуголь». В эти годы широкий размах получает стахановское движение. Врубмашинист шахты им.Войкова А.В.Кравченко в течение 1935 года нарубил 95 тыс. тонн угля.
Одновременно с восстановлением хозяйства росла сеть учебных, культурно-просветительских и медицинских учреждений.
В 1923 году в районе было 3 школы, 3 больницы, 3 рабочих клуба и 9 читален. К 1940 году уже насчитывалось 40 школ, 5 больниц, 26 клубов и 25 библиотек.
Город Свердловск был образован путём объединения нескольких населённых пунктов в 1938 году.
3 июня 1938 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О разделении Донецкой области УССР на Сталинскую и Ворошиловградскую области». В этом Указе впервые говорится о Свердловском районе, который вошёл в состав Ворошиловградской области. К району были отнесены Александровский, Астаховский, Бирюковский, Медвежанский, Провальский сельские советы и Ленинский, Володарский, Павловский поселковые советы, ранее входившие в состав Ровенецкого района. Район получил название посёлка им.Свердлова и стал именоваться Свердловским.
Уже в первые дни Великой Отечественной войны около 10 тысяч свердловчан ушли на фронт защищать Родину. Ещё столько же работало на строительстве оборонительных сооружений. Более 6 тысяч состояло в народном ополчении.
В конце лета 1941 года нависла угроза фашистской оккупации Донбасса. На его защиту встало всё население края. Была сформирована 395-я Шахтёрская стрелковая дивизия, в составе которой воевали свердловчане А.Малявко, А.Череповский, М.Пешков, К.Харитонов, М.Брыксин, Ф.Ярыгин, И.Самойлов, Т.Котович и другие.
Свердловский район гитлеровцы оккупировали 22 июля 1942 года и сразу же стали наводить «новый» прядок. Расправы над мирными жителями, угон молодёжи на каторжные работы в Германию, грабежи - всё это непосредственно на себе ощутили свердловчане. После поражения фашистов в Сталинградской битве началось освобождение Донбасса. Город Свердловск освобождали воины 203-й стрелковой Запорожско-Хинганской орденов Красного Знамени и Суворова II степени дивизии.
В годы Великой Отечественной войны высокого звания Героя Советского Союза были удостоены 10 свердловчан. В их числе - И.А.Парыгин, И.Г.Шевченко, Б.А.Золотухин, Г.А.Серых, К.Л.Камынин, В.А.Трушин, Ф.К.Паращенко, а также Н.И.Горюшкин - удостоен этого звания дважды. В честь Героев в городе сооружена Аллея Славы.
Первую послевоенную пятилетку свердловчане завершили на 4,5 месяца раньше срока. За выдающиеся успехи в восстановлении и строительстве шахт, внедрение передовых методов труда в 1945—1950 годы орденами и медалями СССР было награждено 216 свердловчан. Звание Героя Социалистического труда присвоено проходчику шахты №14-17 им.Свердлова А.М.Жеребцову, начальнику участка шахты №3-бис Г.Ф.Денисову, управляющему трестом «Свердловуголь» П.П.Шпанько.
В ноябре-декабре 1956 года по комсомольским путёвкам в город прибыло 1,5 тысячи юношей и девушек из различных областей Украины. В течение 1957 года были введены в эксплуатацию новые шахты «Харьковская», «Черновицкая», «Молдавская», «Хмельницкая», «Одесская-1», «Одесская-2», «Ворошиловградская».
В 1974 году комбинат «Свердловантрацит» преобразуется в объединение. Начинается реконструкция центральной части города. Большое развитие получает город в 1970-1980 годы. Строятся кварталы 50-летия Октября, имени 60-летия СССР со школами и магазинами, новые корпуса городской больницы, реконструируются спортивный комплекс имени дважды Героя Советского Союза Н.И.Горюшкина, городской парк культуры и отдыха, Дворец культуры им.Свердлова.
Нынешний Свердловск - это многоотраслевой хозяйственный, сложный социально-бытовой комплекс, включающий в себя угольную промышленность, объём производства которой составляет 64,4% от общего объёма производства, машиностроение, пищевую промышленность, металлургию, лёгкую промышленность, сельское хозяйство.
Сеть образования Свердловска включает в себя 40 школ, действует 5 филиалов высших учебных заведений.
Свердловчане создали хорошую базу для культурного и физического воспитания населения. Работают 5 детских музыкальных школ, 22 библиотеки, 18 клубных учреждений, Дворец культуры, краеведческий музей, молодёжный культурно-досуговый центр, парк культуры и отдыха, городской стадион с трибунами на 10 тысяч мест, плавательный бассейн.
В 2003 году были приняты современные флаг и герб города.
28 мая 2009 года в Верховную Раду Украины был внесен на рассмотрение проект постановления, согласно которому планировалось переименовать город Свердловск в Должанск. 12 мая 2016 года Верховная Рада Украины приняла решение о переименовании города.

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)


Новость отредактировал: en - 18-03-2017, 00:53

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 8082   
Рейтинг: 
0
Своим рождением наш город [Шахты - прим. en] обязан Грушевскому антрацитовому месторождению. Поскольку с момента основания, посад, а позднее и город позиционировался как горный, то и управление им было сосредоточено в руках людей, имеющих горное образование. При разработке угольного месторождения, помимо технических вопросов, эти люди были вынуждены заниматься и обустройством быта шахтеров и тем, что сейчас называется инфраструктурой. Если говорить просто, город создали горные инженеры или, как говорили раньше, горные штейгеры. И им нужно отдать должное.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3099   
Рейтинг: 
0
Гуковогород в Ростовской области (Россия), расположен в 123 км от Ростова-на-Дону, на границе с Украиной. Является высшей точкой над уровнем моря в Ростовской области (250 метров).
Географические координаты - 48°03′00″ с.ш. 39°56′00″ в.д.
Город Гуково был основан в Провальской степи в 1878 году как железнодорожная станция. Дальнейшее развитие он получил благодаря наличию запасов высококачественного антрацита.


Новость отредактировал: en - 12-06-2016, 23:25

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3675   
Рейтинг: 
0
С чего начинаются города? Многие с окраины... Многие, но не Гуково. У этого молодого шахтерского города, раскинувшегося на юго-западе Ростовской области, в Провальской степи, нет окраины. Он вырастает неожиданно, широкой грудью пятиэтажных домов, встает навстречу резким ветрам, полыхает на закате яркими разноцветными отблесками. А таких красавиц голубых елей на Театральной площади и улице Мира не сыщешь, пожалуй, ни в одном городе Дона.
30 июня 1955 года опубликован Указ Президиума Верховного Совета РСФСР "О преобразовании рабочего поселка Гуково, Зверевского района, Каменской области в город областного подчинения".
Восточный Донбасс... Скуповатая, но прекрасная степь, именуемая Провальской, которая и до сегодняшнего дня местами сохранила вид дикого поля тысячелетней давности.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5331   
Рейтинг: 
0
В городе Сталино это был первый «именной» памятник, если не считать еще дореволюционного монумента, посвященного Александру II, с которым вообще загадочная история – он то ли саморазрушился, то ли был взорван революционерами. В общем, до открытия так и не дожил. Памятник Дзержинского – другое дело. Он перенес несколько тяжелых ситуаций, благополучно выстоял в период осуждения деятельности Феликса Эдмундовича и спокойно стоит на площади, все так же носящей имя первого председателя ЧК.
Это имя Пожарная площадь получила в 1927 году, когда Сталино накрыла лавина новых названий. Дзержинский умер за год до того неоплеванным – напротив, в ранге полусвятого. До своего 50-летия железный человек не дожил год. Поводов было предостаточно. И Пожарную площадь превратили в площадь Дзержинского. Привыкал к этой перемене народ как-то особенно тяжело. Возможно, это старое название оказалось самым живучим в городе. До сих пор дончане разного возраста то и дело говорят – «на Пожарной».
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3219   
Рейтинг: 
0
Предлагаем вашему вниманию перевод главы из книги Теодора Фридгута «Юзовка и революция». Глава называется «Поселок и его общество» и рассказывает о том, как формировался город от начала его существования до 1917 года.
 
Если экономику Юзовки делали неквалифицированные кадры, то строительство города и создание общества – дело рук нескольких социальных структур. Поскольку угледобыча и сталеплавление являются отраслью тяжелой промышленности, Юзовка была ужасным чужеродным  шрамом на  идиллическом пасторальном ландшафте. Такова была физическая картина, так видели это и российские крестьяне, которые составляли преобладающее большинство рабочей силы и населения. И особенно сильное впечатление это производило на украинских крестьян, обычаи и средства к существованию которых вытеснялись под давлением иностранных поселенцев с чуждым образом жизни. Скорость, с которой рос поселок, создавала как физический, так и социальный беспорядок. Неоднородный состав прибывающего населения добавлял напряженности. Но одновременно мы должны помнить, что это был новый город, с еще не сложившимися элитами, институтами, обычаями и социальной структурой, которые могли бы впитать прибывающих сюда, оторванных от своих корней людей. Высокий процент текучести населения, особенно в шахтерской среде, также препятствовал сплочению общества. К тому же Юзовка была годом компании, она находилась в полном владении и управлении семьей Юза и Новороссийским обществом…
«Первоначальное население завода имело, без сомнения, негативное влияние на семейную, религиозную и моральную жизнь в последующие времена. Хорошая зарплата давала рабочим возможность удовлетворить любое желание, а спекулянты всех сортов  изыскивали средства, взывающие к самым низменным инстинктам рабочего, у которого и без того отсутствовал высокий моральный стандарт. С точки зрения морали это были самые печальные времена Юзовки». Так писал священник юзовской церкви в своем журнале.

Суровый мир, жестокие нравы
Поначалу Юзовка была бесформенна и развивалась без плана. Завод был ее сердцем и душой, все остальное вертелось вокруг него. С самого начала Юзовка  имела мало эстетики, как моральной, так и физической. Посещая своего брата, инженера на близлежащей шахте, В.В.Вересаев писал: «Самое несчастливое из мест! Возвращаются домой с работы в низкорослые шахтерские землянки. Вдыхают угольную пыль…черную землю, черные дороги». Г.И.Петровский, посетив Юзовку вскоре после начала Первой мировой, писал, что «Юзовка – самый задымленный город на юге. Дым и копоть не дают вам дышать». Его характеристика поселения включала «грязь, зловоние и жестокость».
Суровым был не только физический аспект. Жестоким было и юзовское общество. Вспоминая много позже год 1916 в Юзовке, Константин Паустовский писал, как юзовские женщины часто ввязывались в драку. «Иногда начиналась драка и вся улица присоединялась к ней. Выходили мужики с кнутами  и кастетами, разбивались носы, текла кровь. Затем из Нового мира Света, где имели квартиры управляющие шахтой и заводом, выезжал казацкий патруль и разгонял толпу плетками». Инспектирование поселка выявило, что миграция населения способствует росту преступности во всем регионе. Юзовский рабочий в своих воспоминаниях пишет о ведущей криминальной фигуре Алексее Сибиряке, он возглавлял банду из 200 крепких молодцов и, как предполагалось, был платным агентом полиции для террора и даже убийства рабочих лидеров или непокорных рабочих.  В 1912 приезжий журналист писал: «Все отбросы шахтного производства собрались здесь. Все темное, злое и криминальное – воры, хулиганы, все они стянулись сюда. Ночью невозможно выйти на улицу».
 
Вокруг базара
Первые четыре угольные шахты сформировали жесткую  юго-западную и северо-восточную осевые линии, пролегающие через  индустриальный центр, и каждая из них имела свое собственное скопление строений, где завод, шахты и дома сплетались в единый  беспорядочный узел. Изгиб Кальмиуса, самый типичный, какой может иметь ручей, сформировал естественную границу, окружающую завод и шахты с трех сторон, в то время, как северная сторона оставалась открытым для развития города пространством.
В открытом четырехугольнике на север от завода и к западу от шахты №4 рос рынок, заполняя пространство между этими предприятиями и  быстрорастущим Новым Светом (окрестность, получившая свое название от старых юзовских таверн). Здесь, с начала 1880-х, возведение строений регулировалось и дома начали формировать аккуратные ряды и кварталы, смотрящие фасадами на соответственно пронумерованные «линии»,  между ними пролегали боковые улочки, облегчавшие сбор мусора и отходов. Новый Свет был почти полностью населен «мастеровыми и другими ремесленниками, там были гостиницы, рынок, почта и контора полицейского управления».  В 1884 в этом районе была возведена церковь, там же был и дом Юзов. В это время практически все население завода и шахт проживало в южной части поселка.
С ростом населения появлялись новые учреждения, базарная площадь стала коммерческим и географическим центром. Британская церковь Святого Георгия и Святого Давида, полицейский участок, почта и телеграф, гостиница «Великобритания» - все это появилось вокруг площади, увеличивая ее и «вытягивая» дальше в степь. Рядом находились большая новая школа и auditorium, они были закончены в  ранние 1890-е с тем, чтобы заменить две маленькие школы: Русскую и Английскую, которые со дня основания ютились в заводских конторах. В 1883 рабочие попросили построить для них церковь, деньги были собраны, что стало редким актом солидарности. Князь Ливен дал 5.000 рублей, иконостас и строительные материалы. Руководство завода выделило еще 5.000. Купец Лобаза дал 3.500, с тем, чтобы вернуть эту сумму из взносов рабочих. Каждый рабочий внес 1% заработной платы (хотя некоторые жаловались, что их вынудили заплатить 4%). Деньги вносили даже еврейские торговцы вином. В течение 6 месяцев  было собрано 17.000 рублей из необходимых для строительства 28.000.
 
Дым, пыль и никакого приусадебного хозяйства
Над городом и окрестностями доминировали доменные печи  в количестве семи штук, над которыми тянулся шлейф дыма. Домны были высотой 65 футов и 16 ѕ в диаметре. Ночью жуткие на вид отсветы пламени из различных печей и домен завода освещали небо на многие мили вокруг, производя почти мистическое впечатление на путешественников, приближавшихся в Юзовке. Днем свет был не так впечатляющ: «Облако, искусственно сформированное домнами и трубами, постоянно висит над Юзовкой и окружающими поселениями». «Зловонный удушающий дым завода и шахт смешивался с углем и измельченной в пыль окалиной, а также с миазмами гниющих органических материалов, лежащих на улицах и площадях, и существенно портил воздух». Все это смешивалось со степной пылью, которая разносилась над Юзовкой преобладающими ветрами, губя всю растительность и окрашивая окрестности в болезненно серый цвет».
Несмотря на такое внешнее уродство, быстрый рост Донбасса и Юзовки в особенности, вызывал в воображении картины прекрасного нового мира. «Новая Калифорния», «даже больше, чем «Донецкое Чикаго» Димитриевка», «чисто американский темп…никогда доселе не виданный в России». При этом, Юзовка развивалась отчетливо урбанистически. Мигрирующая натура русских крестьян, с их привязанностью к традиционно сельскохозяйственному труду и вызванным этой привязанностью сезонным возвращением в село, создавали постоянный дефицит рабочей силы и это… была насущная проблема даже в советский период. Предпринимались попытки удержать их в шахтерских поселениях, добавляя в их среду обитания что-то привычное. Делались неоднократные предложения по «колонизации» рабочей силы, обеспечив ее землей или, по меньшей мере, огородом с постройками и домашним скотом. В противоположность этому, Юзы, кроме всех прочих инструкций, регулирующих жизнь юзовского населения дома и на работе, запретили содержание домашнего скота в маленьких дворах, прилегающих к домам компании, указывая на то, что Юзовка была заводским поселением и что британские заводские рабочие не занимаются второстепенным сельскохозяйственным трудом. Такой подход встречал неприятие и непонимание. Один из первых инспекторов Юзовки писал: «Женатому мужчине не разрешается заниматься хозяйством, которое включает свинью, сад и несколько цыплят. Он должен все покупать на рынке, но в степи это не всегда возможно, а когда возможно, это дорого». Этот инспектор рекомендовал, чтобы завод  выделял землю и домашний скот, чтобы помочь стабилизации рабочей силы, но заключал: «Англичане не привыкли к таким вещам. В Англии другие условия, и они пытаются пересадить свои условия сюда».
Плоды управления Юзов можно четко увидеть на картинах Юзовки, с ее густонаселенными, но аккуратными  низкими домами, а при этом в Щербиновке наблюдаются разбросанные лачуги, окруженные деревянными заборами и навесами, с животными во дворах. Наблюдатели постоянно указывают на эти различия. Меньше, чем через 10 лет после основания Юзовки Иславин писал: «Поселение  имеет вид города. Тут есть рыночная торговля каждое воскресенье…цены не выше, чем в Харькове». В дополнение он  пишет о наличии английской гостиницы, французского буфета, немецкой пивной и «неизбежной русской таверны».  Обращаясь к  Конгрессу шахтерских промышленников в 1893, Н.С.Авдаков выделял Юзовку за ее городской вид и коммунальные удобства.

Рабочие и шахтеры – две большие разницы
Земский обзор 1884 года разделил юзовское общество на три части. Завод содержал 1.163 семей с 1.503 рабочими и общим количеством людей  3.274. Сюда входили мастера, квалифицированные рабочие, служащие и администрация. Рабочие и администрация угольных шахт составляли еще 399 и 694 человека соответственно. Третий сектор юзовского общества купцы, контрактники, ремесленники, госслужащие и домашние слуги - насчитывал 393 семьи с 422 рабочими и 1.526 прочих. Прежде всего, интересно, что земский обзор отделяет заводских рабочих от шахтеров, группируя первых с мастерами и администрацией…. Наиболее характерно суть того общества отражает преобладание заводского населения над шахтерами и большое количество людей, занятых в сфере обслуживании: более четверти от общего числа. Большинство из них, по свидетельству этого обзора, были евреи. Присутствие евреев в пределах 15-25% от общего населения сохранится до 1924 года.
Различия между шахтерами и заводскими рабочими отмечались и ранее Зиловым, который писал, что в поселении построено более 300 домов и балаганов, домов из длинных досок. Он отмечал, однако, что шахтерское кварталы «оставляют желать лучшего. Там нет ни пола, ни потолка, сплошная антисанитария. Они переполнены. Семьи и неженатые шахтеры часто живут вместе».
Дифференциация между заводскими рабочими и шахтерами по стабильности состава и условиям работы продолжалась до 1917 года. Во время Первой мировой войны, когда количество шахтеров Новороссийского общества превысило 15.000 (плюс 10.000, занятых на шахтах Ветки и Смолянинова на окраинах поселка), приезжий журналист писал о продолжающемся разделении общества. Первая черта пролегала между шахтерами и заводскими рабочими. Кроме того, на заводе были разобщены служащие и рабочие: служащие считали себя более высоким слоем и встречались с рабочими «только по праздникам, когда последние надевали чистую одежду». Он называл это деление искусственным феноменом, свидетельствующем о недоразвитии гражданского общества в поселке по причине отсутствия организаций, которые могли бы пропагандировать общий гражданский дух или хотя бы чувство единства среди рабочих.
Итак, Юзовка развивалась и развивалась ее раздробленная социальная и физическая сущность. Некоторые группы населения уже вполне устроились на новом месте, некоторые были в процессе приобретения собственности, в то время, как другие, менее укорененные, не смогли продвинуться по шкале благосостояния, образования или культуры и придерживались старого образа жизни. Вдоль рынка в 1892 уже стояли современные уличные фонари, и все же народ, который сжег центр поселения тем летом, все еще жил в отвратительных землянках и реагировал на бедность и голод  стихийной жестокостью и предубеждением. Как мы увидим, даже в 1913, когда электрический свет распространился по всему Новому Свету и от первой до десятой линии и Юзовка могла похвастаться 25 верстами тротуаров, артели шахтеров, живших на  Собачевке и в других бедных районах, недалеко ушли от тесных примитивных жилищ и опасных условий труда, характерных для первых юзовских рабочих. В 1870-х бедность и лишения были естественным уделом огромного большинства. К 1913 году шахтер-мигрант был элементом, отторгаемым на периферию общества, которое совершало видимый как экономический, так и социальный прогресс. 600 рабочих Новороссийского общества владели собственными домами и еще тысяча занимала жилища, о которых обитатели юзовских трущоб могли только мечтать. Естественно, их политическое поведение и их реакция на кризис заметно различались.

Не быть Юзовке городом!
Несмотря на всестороннее развитие, Юзовка не являлась городом в юридическом и политическом смысле. Но по российским законам, она не была и сельским поселением. Она оставалась административной аномалией до августа 1917. В этом положении Юзовка была не одинока, это характеризовало многие новые поселения Донбасса. Они росли вокруг железнодорожных узлов,  угольных шахт, появлялись у вновь основанных заводов в пустой степи. Их рост не управлялся никакими законами. Это привлекало поколения новых рабочих, промышленных предпринимателей, а в их кильватере следовали все виды купцов, торговцев, мастеровых. Когда население Юзовки посылало приветствия царю или правительству по какому-то праздничному случаю, они обычно подписывались как население местечка («рыночного города») Юзовка. Поселку недоставало двух жизненно-определяющих факторов для легального городского статуса. У него не было Хартии основания («учредительного акта»), а также городской администрации («мещанского управления»).
Русско-еврейский юрист Г.Б.Слезберг, активный защитник гражданского равенства евреев в России, исследовал этот вопрос в связи с попытками выселить евреев из Юзовки и некоторых других донбасских поселений. Он отмечал, что ни законодательный акт 1872, ни акт 1892 года о статусе городов не содержал четких инструкций по поводу того, как должны были формироваться новые города. Если бы Юзовку посчитали сельским поселком, то деревенские сборы могли бы проголосовать за придание ему муниципального статуса, правда, этому решению потребовалось бы еще утверждение министра внутренних дел.  Но, как мы уже отметили, Юзовка категорически и по предназначению не была сельскохозяйственной. Гаршин так подводил итог ситуации 1890 года: «Юзовка не может быть муниципалитетом, потому что ей не хватает собственного торгового и предпринимательского класса. И все же администрация здесь слишком сложна, чтобы управляться по сельскому типу, в итоге все зависит от руководства завода». Перед  сменой века Юзовка уже обогнала уездный город Бахмут, город позже характеризовавшийся как «ремесленнический, мелкобуржуазный, маленький торговый город, не играющий политической роли, но являвшийся удобным полицейским центром для царских властей». Тем не менее, Бахмут был главным городом округа, с земским советом и администрацией, местной газетой и даже отделением государственного банка, в то время, как правительство отказывалось открывать такое отделение в Юзовке, несмотря на его растущую экономику. Отсутствие этих политических и социальных институтов было фундаментальным фактором в формировании характера Юзовки.
Полный контроль Юзов охватывал всю коммерческую деятельность и строительство. Ни один бизнес не мог быть открыт в поселении без контракта с компанией. Срок аренды, соответственно местным обычаям, устанавливался максимум в 12 лет, хотя обычно это ограничение касалось  только земель сельских объединений, а для частных владений срок аренды увеличивался до 30 лет. Продление срока влекло возрастание арендной платы по меньшей мере на 20%.  Размер платы варьировался в соответствии с расположением арендуемого участка земли. Компания брала 20 копеек за квадратный сажень при лучшем расположении, 15 копеек и 10 копеек при худших условиях. В среднем получалось немногим более 8 копеек за квадратный сажень. Слезберг отмечает, что видел счета за десятины земли, сдаваемые под коммерческие цели в первом десятилетии 20 столетия за арендную плату в 20.000 рублей в год.
В конце 1880-х участки земли в 150 квадратных саженей были разделены и предложены в аренду тем, кто желал построить на них свои дома. Арендная плата за эти участки была 12 рублей в год для тех, кто не был занят в Новороссийской компании и 6 рублей для служащих компании, причем первые три года плата не взималась. Конечно, когда владелец покидал Юзовку, дом мог быть продан покупателю, одобренному компанией, на любых условиях, каковые она находила нужным предложить. Первые такие участки находились в южном Заводском районе на склоне, выходящем на реку. Когда появилась необходимость использовать эту площадь для развития завода, Юз предложил переместить здешних жителей на новое место в Новом Свете за его счет, в дополнение к этому заплатив компенсацию в 20% от стоимости домов. Доход компании от  арендной платы составил 40.000 рублей в год к 1890, к 1905 он увеличился до 600.000. К 1916 стоимость поселка (дома, коммерческая недвижимость и т.д.- без учета земель, заводов, шахт и других активов Новороссийской компании) оценивалось в 1.5 млн. рублей. Независимо от того, какие личные убеждения и мотивацию Джон Юз и сыновья могли иметь относительно монополии компании по делам в Юзовке, были убедительные экономические причины сохранять ее.

Какое там гражданское общество?
Такое состояние дел предотвращало формирование представительских институтов любого типа, которые могли бы создать образ самоуправления в сознании населения Юзовки или подать пример такового. Как мы увидим, подобный принцип действовал относительно кооперативов, объединений, культурных заведений и любых других автономных групп. Царское самодержавие не только одобряло, но даже настаивало на предотвращении распространения политики в любой форме в широких слоях населения. Но, по свидетельству Слезберга, законы России «действовали только тогда, когда кто-то имел бизнес за пределами поселения. Внутри него действовал только один закон: закон Юза». По мнению Слезберга, «самый опытный юрист не мог бы определить или найти основу в действующем законе для условий, господствующих в таких поселениях Донбасса (поселениях, принадлежащих компании) в сфере санитарного оздоровления и городских удобств».
Правительственные власти принимали мало участия в регулировании самого города, в отличие от завода и шахт, в результате любые общие правила относительно строительства, обеспечения продовольствием, уборки улиц, устройства тротуаров, освещения, либо оздоровление происходило путем принятия декрета «базарной конторой», органом, назначаемым и финансируемым компанией. Но причиной отставания инфраструктуры Юзовки нельзя было считать слабость далеких петербургских властей или халатность компании. Компания тратила 50.000 рублей в год на улучшение санитарных условий внутри и вокруг поселений, принадлежащих ей (и вдвое больше этого на содержание полиции), и потому один обозреватель делал вывод, что «корень зла - это не просто отсутствие системы сбора отходов, но и отсутствие в поселении Юзовка общественных институтов. Именно с этим тесно связано недостаточное улучшение санитарных условий».
Новороссийская компания решительно препятствовала любому уменьшению своего абсолютизма в Юзовке. Когда в поселении началось движение за получение  муниципального  статуса в 1913 году, ответом компании были тонко замаскированные угрозы, самовосхваление и апелляция к предрассудкам.  Протестуя против этого движения, компания писала: «Не обладая независимой значимостью, поселок не может иметь независимой жизнеспособности. Он существует, пока функционируют завод и шахты Новороссийской компании». Анонимный автор документа затем указывает на значительную активность компании в жилищной сфере, здравоохранении, а также в сфере улучшения санитарных условий  и утверждает, что из общего населения Юзовки рабочие, служащие и контрактники Новороссийской компании составляют 43.000 человек, в то время как остальное население насчитывает всего лишь  14.000. В числе последних, по свидетельству документа,  12.000 – евреи. И именно это национальное меньшинство проталкивает муниципализацию, так как она даст им  твердое право проживания и владения собственностью, в то время как русские рабочие компании будут нести бремя местных налогов. В заключение автор прямо заявляет, что каков бы ни был итог дискуссии, компания не имеет намерения уступать какие-либо свои земельные владения или права.
«Открытая граница» Донбасса не предполагала самоуправления или даже гражданской активности... Земская деятельность в поселении появилась относительно поздно и была слабой и непостоянной. Модель доминирования компании во всех местных делах и блокирования центральным правительством любого широкого политического развития продлилась фактически без сбоев до 1917 года, несмотря на все социальные изменения, особенно после 1905 года. В дополнение, чем больше стабилизировалось заводское население, а молодежь и дети вырастали в рабочую силу Донбасса, тем больше это население отодвигалось от традиций даже ограниченного самоуправления русского села. В результате, когда политика в 1917 стала общественным занятием, население Донбасса было фактически лишено любого гражданского опыта. Какие бы ни были дополнительные факторы, которые сформировали дробление юзовского общества, это «отрицание участия», сформированное местными интересами и интересами центра, можно рассматривать как центральный политический факт в жизни Юзовки в особенности, так и Донбасса в целом.

Перевод Ирины ЯСЕНОВОЙ
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1751   
Рейтинг: 
0
После того как в Кировске были закрыты две последние шахты (без согласования с местной и областной властью!), город больше, увы, не назовешь горняцким. Тем не менее, жизнь его продолжается, и вполне естественно, что и кировчане, и местная власть думают о будущем. Сегодня с рабочей поездкой в городе побывал председатель областного Совета Валерий Голенко. С ним горожане делились планами. И просили о поддержке в решении актуальных для Кировска проблем.
Едва ли не наиглавнейшая из них – создание новых рабочих мест и новых предприятий, способных своими отчислениями существенно пополнить городскую казну. По словам мэра Владимира Патюты, в Кировске есть несколько промышленных площадок, где можно было бы развернуть новое производство или модернизировать прежнее. Нужны инвестиции. Валерий Голенко пообещал содействие руководства и депутатов облсовета в поиске и привлечении необходимых средств. Равно как и в решении вопроса о завершении газификации поселка Донецкого.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2245   
Рейтинг: 
0
Кировскгород в Луганской Народной Республике (до 2014 года - город областного значения в Луганской области). Расположен на территории Перевальского района.
Географические координаты Кировска - 48°38' с.ш. 38°39' в. д.
Кировскому городскому совету подчинены 3 посёлка (Донецкий, Новотошковское, Красногвардейское).
Годом основания Кировска считают 1764-й, в котором, полковником русской армии, эмигрантом из Сербии Петром Голубом, основано село Голубовка. Первыми поселенцами были крепостные крестьяне, привезённые Голубом из центральных районов России.
В 1830-х годах местные жители обнаружили, что на поверхности земли расположены залежи каменного угля и начали их добычу в примитивных шахтах — «копанках». Помещик, потомок Петра Голуба, не проявил заинтересованности к новому источнику доходов. Первым рынком сбыта голубовского угля стали солеварни Бахмута (современный Артёмовск  Донецкой области).
С 1890-х годов в Голубовку пришли иностранные, преимущественно французские и бельгийские, инвестиции, благодаря которым были созданы большие шахты с тысячами рабочих и новейшим оборудованием. Рабочие, привлечённые относительно высокими заработками, приезжали из многих губерний Российской империи. Рядом с селом Голубовка, которое существует до сих пор и не является частью города Кировск, возник новый рабочий посёлок - Рудник Голубовский.
Во время Гражданской войны 19181920 годов в Руднике Голубовском многократно менялась власть, а экономика посёлка пришла в упадок, хотя полностью добыча угля не прекращалась.
В 1942 году посёлок был оккупирован немецкой армией. Освобождён 3 сентября 1943 года.
В 19441949 годах уничтоженные во время Второй мировой войны шахты были отстроены.
В 1962 году образованный 1944 года Голубовский район Кадиевки был преобразован в город областного подчинения и переименован в Кировск в честь С.М.Кирова.
В 1989 года шахтёры Кировска активно участвовали в забастовках, которые охватили Донбасс.
К концу первого десятилетия XXI века в Кировске были закрыты последние шахты. Город перестал быть "горняцким".
12 мая 2016 года, не смотря на то, что город находится уже два года на неподконтрольной Киеву территории, Постановлением Верховной Рады Украины №4086 от 17 февраля 2016 года Кировск был переименован в город Голубовка.

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 10244   
Рейтинг: 
0
Каждый город мира, даже самый маленький состоит из множества улиц, улочек, переулков и перекрестков… И Рубежное – не исключение. Конечно, большинство улиц носят достаточно обыденные названия, можно сказать – «совковые».
Вот, например улица Богдана Хмельницкого. Эта улица пересекает весь город с востока на запад  прямо через центр. Не сложно догадаться в честь кого она была названа…
А улица Ватутина? Думал ли великий генерал армии, что после его смерти в каждом городе постсоветских стран обязательно  в его честь назовут либо улицу, либо квартал, либо перекресток? Думаю, что Нет, но в Рубежном улица Ватутина расположена в районе завода строительных материалов Она пересекает улицу еще одного не менее знаменитого генерала – Иванова. Длина улицы достигает 950 метров.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 6502   
Рейтинг: 
+4
Каждый город несет свою историю, скрывает свои тайны и имеет свой особый шарм. И Рубежное - не исключение.
История города Рубежное начинается в 1895 году. Когда Донбасс стал индустриальным центром, для вывоза продукции с 1894 по 1895 год построили железную дорогу Лисичанск-Купянск (117 верст и 10 саженей).  Железнодорожные пути  прошли извилистой линией через  болота, перелески и пески.  Между станцией  Кременное и железнодорожным мостом через реку Северский Донец, возле озера Белое в 1896 году был создан разъзд,  а позже, в 1900 году его превратили в разгрузочный пункт.  В 1904 году перевал стали именовать станцией Рубежное.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 11425   
Рейтинг: 
0
Новомосковскгород в Днепропетровской области Украины, районный центр Новомосковского района.
Город расположен преимущественно на правом берегу реки Самары, которая является левым притоком Днепра, в 27 км от Днепропетровска. Численность населения около 75 тыс. человек.
Первые поселения на территории современного Новомосковска появились в III веке до нашей эры. При раскопках курганов ямной культуры бронзовых пор археологи проявили погребение, в которых нашли оружие, кремьяные орудия работы, глиняные лепные горшки.
В XVII веке в районе современного Новомосковска запорожские казаки организовали несколько хуторов-зимвоников. С 1602 года, вблизи уже существовал Самарский Пустынно-Николаевский монастырь, бывший «войсковой» обителью запорожцев и находившийся под управлением сечевого коша и кошевого атамана, с 25 ноября 1791 года имевший статус «дома Екатеринославских Архиереев».
Годом основания города считается 1576-й. Ранее основание города связывали со строительством крепости гетманом Украины Иваном Мазепой, который лично руководил ее строительством вместе с представителями московского правительства Леонтием Неплюевым и Григорием Косаговым. Строительство крепости, которую называли Новоселица, было начато в марте 1688 года, а окончено в августе этого же года. На строительство крепости было задействовано гетманом Мазепой 20 тысяч казаков из шести полков Гетманщины. Гетман докладывал в Москву, что эта крепость «в окрестных государствах явна и славна, великим государям к чести, а неприятелям страх и разорение».
Посреди городка была построена деревянная церковь во имя Живоносного Источника Пресвятой Богородицы, отчего этот город был назван Новобогородским. Против строительства Новобогородска возражали запорожцы, которые рассматривали строительство городка как посягательство на вольности запорожские. Для успокоения запорожцев, гетман Мазепа передал на Сечь 1.000 золотых монет.
За свою историю город сменил много названий, среди которых: Самарь, Самара, Самарчик, Самарчик-Новоселиця, Новоселовка, Самарский Катеринослав. После уничтожения Екатериной ІІ Запорожской Сечи город был переименован в Новомосковск (1784).
Гордостью города являются памятники архитектуры деревянного зодчества ХVІІІ-ХІХ столетий Свято-Троицкий собор, который был построен в 1778 году народным умельцем Якимом Погрибняком без единого гвоздя, и Колокольня Свято-Троицкого собора, которую построили после реконструкции собора в 1887 году.

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2272   
Рейтинг: 
0

Герб Таганрога

Таганрог — город в Ростовской области, порт на берегу Азовского моря. Расположен в Таганрогском заливе, в 70 км от Ростова-на-Дону.
Население — 257.611 человек (2009).
Таганрог расположен на юго-восточной части Миусского полуострова, вдающегося в Таганрогский залив Азовского моря, старая часть города расположена на мысу Таганий Рог (от греч. Τηγανι, Тигани — сковорода).
Географические координаты: 47°14' северной широты и 38°54' восточной долготы. Город расположен на равнинной, волнообразной местности, возвышаясь над уровнем моря на высоту примерно до 15м. В черте города протекают два ручья: в районе рощи Дубки по балке Большая Черепаха и по балке Малая Черепаха.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5989   
Рейтинг: 
0
Рыковка – один из старейших районов города [Донецка - прим. en], ядро его левобережной части.
Земли по эту сторону Кальмиуса принадлежали Области Войска Донского. И владельцы Рыковки тоже были из казаков. Петр Петрович Рыковский вышел в отставку в чине есаула и окончил свои дни в Чехии. Два рудника, которыми он владел (один – возле нынешней шахты Калинина, другой – в районе областного ГАИ), были проданы сначала бельгийцам, а потом – Екатериновскому Горнопромышленному Обществу. На одной из шахт Рыковских рудников 18 июля 1908 года произошла самая страшная подземная авария в истории города. Погибло 250 человек…
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3077   
Рейтинг: 
+3
Герб города Рубежное25 декабря 2002 года решением сессии городского совета утвержден герб города Рубежное. Авторы - А.Житниченко, А.Закорецкий.
Четыре серебряных полосы  указывают нам на условия зарождения города – заводь реки Северский Донец. Нижняя полоса – это огромное количество озер, расположенных вокруг города. Зеленые полосы символизируют вековые деревья и зеленые лесные массивы, которые росли здесь издавна, но были вырублены во время строительства железной дороги. Сосна – искусственное насаждение песчаного пригорода и всей территории города зелеными деревьями, которые превратили пустыню в зеленый город. Сосна – это наиболее распространенное дерево в пригороде Рубежного.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4084   
Рейтинг: 
0

Здание на улице Артема

Если бы меня спросили - какое здание на улице Артема считаю самым интересным? - при всем своем уважении к современной архитектуре, я бы исключил все «советскую» часть. Все, что идет к северу от площади Ленина. Я бы взял только ранний, исторический отрезок улицы Артема. И сосредоточившись на нем, все равно не смог бы сделать выбор. Там слишком много стоящего внимания. Тот, кто считает Донецк городом без архитектуры, должен пройти по этому отрезку с человеком, выросшим в центре. Именно так я и поступил.
Мой попутчик - полковник Роман Фридман. До войны он жил на Четвертой линии, сейчас это - улица Октябрьская. Улица Артема, тогда - Первая линия, для него - дом родной. Конечно, сейчас здесь почти все не так. Но и по нынешней главной улице Донецка полковник Фридман проходит как хозяин.

Здесь были Вова и Паша
То, с чего начинается главная улица, много говорит о самом городе. Тверская улица идет от Манежной площади: ну еще бы, Москва - город парадов. Исток Крещатика - Европейская площадь: ну еще бы, Киев - город европейский и есть. Бродвей стартует с жалкого зеленого островка под названием «Парк Боулинг Грин»: таков и весь Нью-Йорк, огрызки растительности, задавленные небоскребами. Начало улицы Артема - металлургический завод. Не увидеть в этом знак может только тот, кто не ищет знаков.
Здесь - небольшое транспортное кольцо и скука. Здесь уже давно ничего не происходит, если не считать ежедневных выбросов ДМЗ. Времена, когда в начале Первой линии бурлила жизнь, отошли в историю. А тогда… Рядом с заводом стоял городской цирк, и это придавало давящему индустриальному пейзажу оттенок парадоксальной легкости. Этот тот самый деревянный цирк, где в 1927 году выступал Владимир Владимирович Маяковский. Потом Маяковский застрелился, а цирк сгорел. И долгие годы наш город, обиженный судьбой, обходился заезжими шапито, которые базировались в городском саду.
По адресу Артема, 5, перед нами возникает так называемая «аптека Лаче». С медициной этот дом потерял связь сразу после революции. Но первоначальную архитектуру сохранил. Не бог весть какая это архитектура: обычный уездный стиль, скромные кирпичные наличники и всякие там пилястры. В таком здании мог сидеть кто угодно: от полицмейстера до чаеразвесочной фабрики. Непонятно каким чудом аптека Лаче в своем первозданном состоянии дожила до времен независимой Украины. Тут-то ее и настигла неумолимая судьба. Здание с исторической изюминкой (а ею в Донецке обладает все, что старше 1917 года), выкупила коммерческая структура и тут же принялась наворачивать на него свое представление о прекрасном. Развернулась стройка, появился третий этаж… Потом все приостановилось, и в итоге, трудно сказать, чем обернется этот эксперимент по выпариванию юзовской старины.
Напротив аптеки Лаче - бойкая автозаправка. Полковник Фридман вспоминает, что «в его время» на этом месте располагался Пассаж - несколько длинных торговых рядов под полукруглыми навесами. Здесь можно было увидеть удивительные вещи - например, именно на Пассаже впервые в донецкой свободной продаже появились часы невиданной марки ЗиФ (завод имени Фрунзе). Здесь давали по три метра ситца на руки. Здесь были чудеса - не всем доступные, потому как жить стали хоть и хорошо, но не слишком денежно.
Рядом, через проспект Лагутенко, тогда действовал рынок. Торговая традиция здесь не прерывалась с юзовских времен. В 30-е годы прямо у Первой линии находились «зеленые ряды», парикмахерские, сапожная мастерская... Устав наблюдать за этим коммерческим хаосом, советская власть в середине десятилетия снесла его и построила роскошный Центральный универмаг. На открытие приехала из Старобешево всесоюзная героиня Паша Ангелина, чуть позже бросившая в массы клич: «Сто тысяч подруг - на трактор!» Полковник Фридман вспоминает, что на противоположной от входа стене организовали панно с портретом Ангелины - и, увидев это, непосредственный сын стахановки воскликнул на весь зал: «Мама, смотри, это же ты!» Все очень смеялись…
Сейчас, после перестроек и пожара 2002 года, здание ЦУМа смотрится совсем не по-советски. И главным торговым объектом города оно быть перестало с тех пор, как центр Донецка переместился к северу. Для того чтобы привлечь народ, ЦУМу нужно кардинальное перепозиционирование. Например, возрождение сталинского стиля. А что? Как торговый прием, это работает по всему миру - от Арбата до Брайтон-бич…

«Комсомолец» и «Магнитка»
На главной улице должен быть главный кинотеатр. Исходя из этого безупречного умозаключения, в конце 20-х на Первой линии завели кинотеатр «Комсомолец». Так в городе угля и стали появилось немножко древних Афин.
Смотрим на это здание с классическими колоннами и портиком. Кинематографом здесь пахнет уже очень и очень слабо - коммерция вломилась в храм искусства, перепрофилировав его под торговый центр. Теперь сюда не ходят, как когда-то, чтобы светски провести несколько часов, погулять по широким лестницам и просторным холлам, посидеть в буфете с пальмами и коктейлями. Ну и актуальный фильм посмотреть, конечно. Давно уже не ходят! С кино в Донецке - ситуация противоестественная: на миллионный город - всего четыре больших кинотеатра. Парадокс, который пока еще не получил научного объяснения.
Перекресток Артема и проспекта Труда, один из углов которого занимает бывший «Комсомолец», в старом Донецке считался важной точкой. Базар, собор, гостиница… Самый настоящий водоворот жизни. Сейчас здесь тихо. По нечетной стороне - два здания, желтое и зеленое. В одном из них была гостиница «Гранд-отель», с балкона которой в том же знаковом 1927 году выступал американский прогрессивный писатель Теодор Драйзер. В другом располагался штаб Южного фронта перед его отступлением из Сталино в 1941 году. Полковник Фридман вспоминает, что на перекрестке в эти тревожные месяцы стояла танкетка, а однажды на его глазах в штаб провели какого-то старшего лейтенанта, пойманного по подозрению в шпионаже.
Бросаем последний взгляд на античные красоты «Комсомольца» и проходим мимо. Перед нами - сквер Павших коммунаров, где в трогательном единении соседствуют памятник борцам за советскую власть и православный собор. Здесь всегда соседствовало что-то несочетаемое. На юзовской заре - главный храм города и базар. Потом - детский сквер и пивные ларьки. Сейчас - коммунизм и религия. В 1930 году у них была смертельная вражда, сейчас - непонятно что.
Отсюда, от детского сквера, по четной стороне Первой линии в довоенном Сталино начинался променад в направлении главпочтамта. Променад называли «Магниткой» - наверное, потому, что гуляния притягивали всех горожан, способных пешком достичь главной улицы.

Неотвеченные вопросы
Одним из самых резонансных событий довоенной истории Донецка стало крушение стратостата ВВА-1 с четырьмя смельчаками на борту. Полковник Фридман, который был свидетелем падения этого аппарата и даже видел, как вскрывали гондолу, рассказывает, что первым местом захоронения погибших героев стал угол детского сквера - там, где сейчас улицу Артема пересекает проспект Павших коммунаров, прямо напротив главной конторы «Донгорбанка». Оккупировав город, немцы по неизвестной причине перенесли отсюда захоронение. Сейчас памятник стратонавтам стоит в начале бульвара Пушкина. Но говорят, что никакой могилы под памятником нет, что могила находится в парке Щербакова, где-то в районе дельфинария - а может быть, биотуалетов. Зачем немцам понадобилось переносить захоронение? Почему его забросили в парке?
История Донецка полна таких неотвеченных вопросов. Город, который несколько раз менял название и терял архивы, не имеет четкой хроники с безупречными фактами. А поскольку прошлое все равно активно вопрошает, отвечают мифами или вымыслами. Вот один из них. На месте нынешнего дома № 47 раньше стояло фотоателье, в котором фотографировались все знаменитые личности города, в котором начинал свою карьеру знаменитый советский фотохроникер Евгений Халдей. Рассказывают, что когда после войны этот квартал подвергли коренной реконструкции, в подвале фотоателье нашли пару сундуков с золотыми монетами и прочими ценностями. Буквально наискосок от Госбанка, что очень символично. Рассказывают, что обнаруженные тогда ценности до сих пор позволяют безбедно существовать кое-каким донецким семьям…
На протяжении от проспекта Павших коммунаров до Садового всегда было много денег. Тут стояли конторы нескольких дореволюционных банков. В одном из них, в международном коммерческом банке, после войны и реконструкции устроили Дворец пионеров. Это ажурное красно-желтое творение архитектора Георгия Навроцкого до сих пор привлекает к себе внимание - и красотой пропорций, и сюжетами барельефов, на которых юные пионеры с голыми коленками изображены в очень раскованных по тем временам позах. По крайней мере, некоторые извращенные умы видят там скрытые эротические послания. Почему мальчик стоит на коленях перед другим мальчиком? Что делает эта девочка с полотенцем? Вопросы, вопросы…
Сейчас Дворец пионеров съехал на другой берег Кальмиуса, и бывший очаг детского творчества придавлен недавно возникшим по соседству небоскребом. Это торговый центр «Грин плаза» - стильное здание с сине-зеленым остеклением и белым плоским тылом. Отношение к нему у населения неоднозначное. Кто-то, желая сродниться с Нью-Йорком, называет его «небоскреб-утюг». Кто-то продолжает сожалеть, что при строительстве прихлопнули любопытнейший купеческий особняк. Кто-то наслаждается одновременно простой и броской гармонией пропорций. Каждому свое - это не нами придумано и по другому поводу - но придумано очень верно.
Небоскребов в старой части улицы Артема немного, «Грин плаза» выглядит здесь исключением из правила. Может быть, скоро нагородят высоток менее изящных. Есть план по созданию в историческом центре города донецкого Сити. Пока «Грин плаза» одна, с ней легко примириться…

Кот в сапогах и два ящика водки
- Разве это Дворец пионеров! - машет рукой полковник Фридман на здание архитектора Навроцкого. - Вот у нас был Дворец пионеров! - и увлекает меня дальше, мимо корпусов технического университета - к следующему перекрестку, к проспекту 25-летия РККА.
Розовое здание с полукруглым выступом, столь актуальным в 30-е годы. Белая ажурная вязь по фасаду. Высокие стрельчатые окна, белые колонны. Действительно - довоенный Дворец пионеров. Тогда на уровне третьего этажа стояли скульптурки с горнами и барабанами. Потом детское творчество в этом здании уступило дорогу технической интеллигенции. Гипсовые пионеры растворились во времени, и светлое детство тогдашних пацанов и девчат осталось только в воспоминаниях бабушек и дедушек.
Роман Соломонович Фридман рассказывает, как на входе детишек встречал настоящий кот в сапогах, как им читала сказки столь же настоящая Арина Родионовна, какой прекрасный зимний сад был на третьем этаже… Жизнь казалась прекрасной, богатой на события, конца-края ей не было видно. Материальные трудности? Как-то не брали в голову. Когда по другую сторону этого же перекрестка открыли Первый гастроном, ходили смотреть на чудеса - банки с креветками от потолка до пола, бочки с красной и черной икрой, сортов тридцать колбасы. Купить из этого изобилия мало что могли - но как музейный визит это тоже приносило некоторое удовлетворение. Надо было считаться заслуженным человеком, чтобы заходить в Первый гастроном, как к себе домой. Полковник Фридман вспоминает, как однажды туда заглянул Алексей Стаханов - и спустя некоторое время за ним вынесли два ящика водки, погрузили в его «Эмку» и проводили героя с почестями…
Первый гастроном был для дончан как дворец и маяк одновременно. Сейчас в его внутренностях ведут дела несколько торговых объектов. Над входом установлены электронные часы с бегущим секундомером - говорят, самые точные в городе.

Базилика святого Павла и мордвиновская шабашка
Был у меня товарищ, работавший в управлении Донецкой железной дороги. Так он утверждал, что фасад здания этого самого управления «слизан» с базилики святого Павла в Риме. Он не осуждал - даже гордился. Спорить с ним не хотелось - тем более, создатели железнодорожного офиса действительно явно вдохновлялись какими-то классическими примерами. Если присмотреться, старая часть улицы Артема унизана этими мотивами. Кинотеатр «Комсомолец». Индустриальный техникум. Управление железной дороги… Ну, наверное, если хорошо присмотреться, можно еще что-то найти.
Судорожные попытки обнаружить на старой улице Артема какое-то единство стиля приводят к осознанию отсутствия этого единства. Застраивали ее кусками и в разное время. Подходили к делу или тщательно, или нет. Архитекторы оказывались или творцами, или ремесленниками. Результат получился чрезвычайно неоднородный - от маленьких шедевров (вроде «Донгорбанка») до обычных жилищных коробок (вроде зданий по нечетной стороне между проспектами Труда и Павших коммунаров). Стоит ли этого стесняться? Ни в коем случае! Если будут спрашивать - скажите, что так и надо, и что эта стилистическая мешанина как нельзя лучше отражает саму суть города Донецка как идеального плавильного котла, в котором, перемешиваясь и взаимообогащаясь, образуют единый сплав самые разнородные элементы. Татары, евреи, хохлы, академики, сантехники, бразильские футболисты, семечки и симфонии.
Старая улица Артема - вот такой сплав.
Справа остается здание гостиницы «Централь» - пример утилитарной современной архитектуры, над которой не захотели много думать. Минуя управление железной дороги, мы подходим к главпочтамту. Не так давно его модернизировали, обшили кремовым пластиком. Теперь в нем не так-то просто узнать шаблончик конструктивизма, созданный в 1930 году столичной знаменитостью Аркадием Мордвиновым. Легендарный человек, между прочим. Один из главных авторов социалистической реконструкции Москвы. Почтамт города Сталино, надо понимать, был для него просто шабашкой…
Полковник Фридман вспоминает, как в середине 30-х почтамт вдруг загорелся ярким пламенем. Выяснилось, что это был поджог. Натурально, обвинили троцкистов. Наверняка кого-то расстреляли. Тогда троцкистов очень не любили. Роман Соломонович вспоминает: 1934 год. Заводские ворота, ведущие на Первую линию, распахиваются - и через них на главную улицу города выходят решительные рабочие прямо в робах. В руках - плакаты с призывом убивать троцкистов, отомстить за смерть товарища Кирова. В суровой решимости рабочие прошли по всей главной улице - до того самого здания почтамта, где мы с полковником Фридманом стоим сейчас.
На здании почтамта начинают бить часы - наши местные куранты. Это уже совсем другое донецкое время…

Евгений ЯСЕНОВ
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2125   
Рейтинг: 
0
На вопрос: "Когда в Донецке начали строить хрущевки?", казалось бы, возможен единственно логичный  ответ: "Конечно, при Хрущеве!" На самом деле, все не так просто. Вот публикация из "Финансовой газеты" от 29 декабря 1938 года, которая свидетельствует: еще до войны в городе шла застройка по так называемому "скоростному методу". Это, конечно, еще не то, но уже кое-что.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1526   
Рейтинг: 
0
Дончанин Александр Верный вспоминает о злоключениях своего деда во время войны. Это рассказ о человеке, который десятки раз мог умереть в плену, но выжил, чтобы уже в Сталино увидеть пленных немцев. И не просто увидеть...
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2192   
Рейтинг: 
0
В 1989 году в Принстонском университете (США) вышли две книги израильского историка. Теодора Фридгута - «Юзовка и революция. Жизнь и труд в российском Донбассе, 18691924» и «Юзовка и революция. Политика и революция в российском Донбассе». В середине 90-х они попали в руки Дмитрия Корнилова – донецкого журналиста, свободно владевшего английским языком. Дмитрий сделал перевод нескольких глав первой книги, эти тексты были опубликованы в газете «Донецкий кряж», где он работал. Ознакомиться с ними можно на сайте Infodon. Однако в полном объеме на русский язык эти книги официально не переводились. Между тем, при той скудости исторического материала, которым отмечена ранняя история города, фундаментальный труд Фридрута бесценен, пусть и не все оценки израильского профессора кажутся адекватными.
И вот, книги Фридгута добрались до Донецка, за что спасибо коллеге Светлане Долинчук. Для пробы, мы перевели заключительную часть первой книги. В ней Фридгут суммирует тенденции развития юзовского общества в дореволюционный период. Наша публикация - только начало. В перспективе, как мы сильно надеемся, книга Фридгута будет полностью переведена и опубликована у нас.
Итак, читаем последнюю главу книги «Юзовка и революция».


Рост населения Донбасса превзошел почти все, что было в современном мире или должно было состояться в ближайшие годы. Там, где доминировало традиционное пасторальное общество, вырос современный индустриальный центр. Четверть миллиона рабочих жили практически исключительно на ту зарплату, которую они получали на угольных шахтах и рудниках. Пустынная степь была перерезана железнодорожными линиями, по которым сотни тысяч людей преодолевали за день расстояния большие, чем их предки за всю жизнь. Эти перемены создали огромные богатства, однако никто не думал и не утверждал, что эти богатства будут в равной степени распределены по региону. Большое количество людей получило долю, достаточную, чтобы добиться соразмерного улучшения своих жизненных стандартов и полной трансформации своего образа жизни. Но благосостояние - не единственный и не принципиальный критерий, по которому мы оценивали развитие Донбасса.
Самой уникальной чертой Донбасса в мозаике русской индустриализации - и в европейской индустриализации в целом – было физическое и социальное первопроходство, которое характеризовало регион. Юзовка поднялась в голой степи в малонаселенном районе, где немногочисленные жители не имели ни средств, ни желания обеспечивать рабочей силой быстрое экономическое развитие, которое привел в движение Юз. Очень важным для развития региона было то, что иммигранты, которые приехали в поисках работы, поселились во вновь образованных поселениях, не имевших сформированной ранее социальной структуры или местных институтов. Русская аристократия образовала остов общества и местной власти, и ее правление было в целом усилено политикой владельцев шахт и металлургических заводов. Коварный деспотизм Юза придал особенный окрас социальному развитию, но сама суть региона, как трудоспособной конгломерации городов осталась, независимо от характера отдельных работодателей. Ни местная власть, ни местная администрация не подпадала под влияние гражданских органов этих индустриальных областей.
При стабильном экономическом и культурном прогрессе, социальное развитие отставало. Возможно, самой отличительной чертой развития Юзовки было подавление представительных организаций, которые могли бы дать населению стремление к самоуправлению и опыт, необходимый для успеха в этой сфере. Царское правительство и работодатели стремились к тому, чтобы держать все политические и профессиональные организации за пределами Донбасса, хотя единство целей этих двух сил было не всегда очевидным. И все же они работали сообща, преследуя именно эту цель политической монополии. Однако не систематическое ограничение представительных организаций имело наибольший эффект в Юзовке. Скорее, настойчивая работа «Новороссийского общества» по установлению тотального контроля над жизнью поселения предотвратило развитие местных общественных организаций. И еще более важно то, что недостаток у населения опыта по работе в таких организациях могло стать причиной проблем в годы политического кризиса.
В нашем изучении полувекового развития Юзовки мы обнаружили только три вида организаций, у которых был какой-то опыт самоуправления. Самым »живучим» и важным был потребительский кооператив. У нас нет данных о том, что участие в таких организациях было всеохватным или что оно выходило за рамки владения акциями или получения экономической прибыли. И все-таки когда мы подходим к изучению политической ситуации в Юзовке в 1917 и 1918 годах, мы видим, что кооператив продолжал играть большую роль в городской жизни, принимая на себя функции и роль других организаций (включая местные советы), которые не могли ее осуществлять. Другие две организации, которые мы обнаружили, были комитет по распределению денег от штрафов и санитарно-надзорный комитет, причем ни один из них не имел какого-то долгосрочного значения для формирования социальной или политической структуры поселения. Опыт еврейского комитета с его собственным управлением, высоким уровнем политической организации и с предположительным участием в сионистском движении был ограниченным и имел лишь непрямое влияние (если вообще имел таковое) на юзовское общество и Донбасс в целом.
Как мы уже продемонстрировали, «Новороссийская компания» препятствовала муниципализации Юзовки, несмотря на рост населения и экономическое развитие. Никакие коммерческие или промышленные интересы, имевшиеся в Юзовке, не были способны состязаться с тотальным контролем, который осуществляла компания Юза. Это проявлялось не только в том, что население было не способно хотя бы попытаться влиять на такие вопросы местного характера, как налоги и городское развитие. Острое расхождение между донбасскими промышленниками и земскими властями означало, что промышленники осуществляли контроль над вопросами здоровья и образования. То есть, врачи и учителя, которые в любом другом месте имели большое влияние на формирование критического взгляда на старый режим, были ограничены зависимостью от работодателей и пристальным контролем со стороны заводского и шахтного начальства. Этот «третий элемент» русского общества был минимален в Донбассе. Хотя из медицинской литературы мы легко можем увидеть ту роль, которую играли доктора, указывая на недостатки в условиях труда и проживания рабочих, их влияние было ограничено рамками их круга. Их обращения к начальству на шахтах и рудниках яростно и эффективно блокировались промышленниками, и усилия создать такую комплексную социальную организацию, как Екатеринославская кооперативная больница, терпели неудачу ввиду непримиримой позиции работодателей.
Второй чертой донбасского общества было его расслоение. Первый изъян, ослаблявший общество, был этнический. Иностранцы, являвшиеся катализатором для развития промышленности Донбасса, оставались иностранцами, и их экономическая первостепенность всегда была важнее, чем их физическое присутствие. Как мы видели, иностранцы исчезли из производственного фундамента довольно рано и даже на более низких уровнях, с наблюдательными функциями их редко можно было встретить в последние годы столетия. При этом отсталость России и нежелание промышленников осознать технические нужды своей экономики означали, что на командных постах в промышленности преобладали иностранцы - до и после 1917 года.
Но Донбасс был русским по сути. Русские населили его и дали региону его рабочую силу. Русские предприниматели были также численно превосходящими, хотя большинство их предприятий оставались второстепенными по экономической важности. Конгресс Угольных Предпринимателей был демонстративно русским по мировоззрению и преданности. В Донбассе русские эксплуатировали русских в большей степени, чем националисты того времени и современные советские историки хотят признать. И при этом, история Донбасса – не история классовой борьбы. Это в большей степени история комплексной социальной и экономической дифференциации в среде русских рабочих. Первая линия раздела – между заводскими рабочими и шахтерами. Мы видели, что на протяжении половины столетия обе группы благодаря повышающейся шкале оплаты труда могли создавать и обеспечивать семьи на свою собственную зарплату. Лучшие условия на сталеплавильных заводах Донбасса быстро привлекли поселенцев, в то время как шахтеры оставались переселенческой мигрирующей группой, чувствительной к любым колебаниям в экономике и политическом устройстве Донбасса. Мы наблюдали различия в ведении хозяйства, образовании и медицинском обслуживании, вытекающие из этого. Такие различия создали два различных общества: заводские рабочие, стремящиеся к современной культуре, образовали поселение, напоминающее городскую среду - и шахтеры, застрявшие в переходном периоде от села к промышленности. Важно помнить, что вследствие этих условий, шахтеры были моложе, а сочетание молодости и отсутствия семейных обязательств и привязанности к рабочему месту легко переходили в радикальную жестокость во времена кризиса.
Внутри юзовского рабочего класса мы также видели внутренние различия. Шестьсот или около того владельцев домов, которые в первом десятилетии 20-го столетия представляли около 10% заводских рабочих, дают пример обуржуазивания, поскольку они уже владели собственностью и начинали действовать как владельцы собственности. Для большей группы рабочих это возвышенное положение остается предметом стремления, который находится на расстоянии руки и вполне достижим, поскольку они видели, как сосед получил этот статус. Как показал наш анализ заработной платы, была довольно большая группа рабочих, которые, обладая профессиональными навыками, получали не только большую зарплату и имели высокие социальные стандарты, но и требовали большей безопасности труда. Неквалифицированного работника увольняли при спаде производства, и хотя квалифицированный рабочий также мог быть уволен о время кризиса, он мог быть уверенным, что все равно сможет заработать. Неудивительно, что юзовские рабочие обнаруживали преданность своему рабочему месту. Завод «Новороссийского общества» был надежным кормильцем, более надежным, чем какое-либо другое место, в котором они побывали или о котором им рассказывали. Мы неоднократно наблюдали, что во времена политических и социальных кризисов они полагались на защиту завода, готовые сражаться с любым, кто представлял ему угрозу. Если рабочие этого завода и обнаруживали какую-либо групповую сознательность и общий интерес, суть этой сознательности лежала в защите средства к существованию. Корни этой сознательности лежат в экономических и физических условиях, которые рабочие нашли в Юзовке.
Разделение русских и украинцев действовало на протяжении всего периода. Украинский селянин меньше всего хотел идти в шахту или на завод в качестве наемного работника, пока советский режим не заставил его сделать это. Его связи с деревней были сильными и непосредственными. Донбасс поэтому оставался в составе Украины, но не был ею. Стремления и надежды рабочих, даже самых революционных, были сосредоточены на России, в то время как в сельской местности и в традиционных городских центрах, таких как Харьков, в ходу была популярность украинской государственности. Даже внутри революционного движения это расхождение было очевидным. Ни у одного движения не было иммунитета против этого. В стане большевиков разногласия по линии Киев-Харьков были более серьезным фактором до середины 1920-х, чем по линии донбасские московиты против украинских «аборигенов».
Четвертым этническим образованием в Донбассе были евреи. Наряду с заводскими рабочими, они пользовались социальными и экономическими выгодами индустриализации Донбасса. Евреев, иммигрировавших в Донбасс в ранние годы, ненавидели как аутсайдеров и власти, и рабочие. Несмотря на такое притеснение со всех сторон, еврейское общество разрасталось и процветало. Как мы видели, с 1884 года большая часть евреев вела маргинальное существование в ранние юзовские годы, но уже к началу Первой мировой войны они поднялись экономически и заслужили некоторую долю признания даже в Конгрессе Угольных Промышленников. Сообщество развивало свои собственные организации, настолько сильные, что религиозная и образовательная система пережили все бури и штормы революции и гражданской войны. Евреи остались в Юзовке, перенося всеобщие тяготы, перепадавшие на долю большинства жителей города, но не страдая от каких-то особенных ужасов, которых было много у других еврейских сообществ по Украине в те годы.
Что касается этнического состава Донбасса, то тут выделяется одна черта: социальное и экономическое расслоение шло именно по этническим линиям. Из еврейских и русских владельцев шахт никто не был представителем поселка. Подавляющее большинство рабочих Донбасса были русскими, и было какое-то количество русских купцов и ремесленников. То, что было от еврейского рабочего класса в Донбассе, не было занято на шахтах и заводах, но работало на еврейских купцов и ремесленников. Большинство евреев было занято в торговле и обслуживании - сектор, в котором трудилось немного русских. Украинцы в основном были заняты в сельском хозяйстве за пределами шахт и заводских поселений. Такая экономическая структура могла только обострить недостаток общения и понимания, который существовал между этими сообществами.
Но в первые 50 лет истории Донбасса были заложены основания для совсем другого общества. Прежде всего, улучшилось питание, поскольку семьи и потребительские артели получили возможность самостоятельно использовать свой доход. В то время как свободный доход возрастал, выбор становился легче, все больше и больше рабочих поднималось над маргинальным образом жизни. Услуги здравоохранения стали не только широко доступны, но и все чаще использовались населением. В этом отношении Юзовка оказалась впереди любой сельской части России, и ее возможности могли сравниться с некоторыми большими центрами. Все эти физические улучшения привели к удлинению срока жизни рабочих, и мы видели, что если существенная часть населения в более раннем периоде оставляла поселение, то в 1917 году она все еще оставалась на месте и проявляла экономическую активность, добавляя дополнительный элемент стабильности населению, в котором мы уже заметили некоторую тенденцию к консерватизму. 
Жилищные условия также улучшались, хотя здесь документы дают более разноречивый материал. В отличие от продуктов, жилищные условия были только косвенно под контролем рабочих. Если наниматель не хотел предоставлять ничего, кроме бараков и землянок, рабочим оставалось либо принять это, либо уходить. Было очень немного примеров, в основном на шахтах, когда можно было за относительно дешевую ренту взять землю и построить на ней собственный дом. Число бараков и жалких землянок постепенно сокращались, хотя в шахтерских поселениях они оставались популярными и составляли значительный элемент жилого фонда даже на некоторых больших шахтах вплоть до 1917 года. Там, где исчезали землянки, появлялись семейные квартиры, а это создавало совсем другую атмосферу в Донбассе. С годами мы наблюдаем сокращение числа квартирных хозяев, берущих квартирантов, чтобы дополнить свой заработок.
Но лучшим индикатором того, что жизнь могла измениться во всех направлениях, была сфера образования. И не только потому, что образование становилось доступнее для все большего количества молодых людей, оно само по себе было большим преимуществом. Техническое и коммерческое образование распространялось в Донбассе, давая возможность тем, кто его получал, подняться вверх по социальной лестнице, а также обеспечивая гарантированные преимущества детям тех, кто благодаря денежному успеху желал лучшего социального статуса. Образование также распространялось среди детей шахтеров. Возможно, более важным был тот факт, что образование разрушало некоторые барьеры, которые удерживали общество Донбасса внутри традиционных рамок. Молодые девушки начали не только массово ходить в школу, но и проявляли равные способности и продолжали обучение после начальной школы. Это было распространенным в Санкт-Петербурге, но совершенно новым в Донбассе - и явным признаком того, что развивалось новое общество. Не менее важным стало разрушение межнациональных барьеров внутри общества, доказательством чему служил тот факт, что к 1917 году в Юзовке сотни молодых русских и евреев ходили в одну школу. Правда, две таких смешанных школы были частными, предназначались для молодых девушек и охватывали только 15% юзовских школьников. Большая часть юзовской молодежи обучалась в приходских раздельных школах. Стоит также отметить, что эти дети в большей степени представляли средний класс, чем рабочие семьи. И все же, в этом явлении мы можем увидеть разрушение этнической изоляции и надежду на более равное и терпимое общество в будущих поколениях.
Образование способствовало распространению культуры. Библиотеки и читальни, театры и музыка, а также легитимное взрослое образование появились в Юзовке и Донбассе на переломе столетия. Заглушаемые в течение многих лет страхом и недоверием центральной и местной элиты, эти блага были наконец-то разрешены для рабочих. Все выдающиеся достижения, которые были характерны для российских городов 50 лет назад, появились в Юзовке. Финальным аккордом было признание муниципального статуса и выборы городской Думы в августе 1917. К тому времени, как этот долгожданный шаг был сделан, в Юзовке уже был учрежден Совет рабочих и солдатских депутатов, в шахтерских поселениях вокруг Юзовки выгоняли владельцев шахт, а их собственность «национализировали» шахтеры.
Бесплодно гадать, могла бы Юзовка походить на Питтсбург и Ньюкасл в будущем. Юзовка существовала в рамках Российской империи - и стала вначале Сталино, а потом Донецком. В развитии Донбасса решающим фактором были политики. Именно политический выбор, сделанный угольными промышленниками и царскими властями в Санкт Петербурге и Екатеринославе, сформировал каркас, внутри которого развивалось общество Донбасса.

Перевод: Ирина Ясенова
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2018   
Рейтинг: 
+4
ЛугНе так давно наш город назывался Ворошиловградом.  Происхождение этого названия известно всем, а вот происхождение названия «Луганск» остается в загадке. Нет, конечно же, формально, мы понимаем, что название произошло от реки Лугань. А именно вокруг нее и кроются тайны...
По одной из версий название «Лугань», а в дальнейшем и «Луганск», пришло к нам еще из языческих времен. Так из двух корней «луг-» и «ан-».   Второй корень часто означает «вода», «река» или «верховный бог», что не противоречиво, так как рекам, дарующим урожаи и жизнь, поклонялись как и богам. А вот корень «луг» обозначает не только «залитый лес», но еще и «золотой», «сияющий».  Скорее всего, это связано со скифами. Ведь известно, что разработки месторождений золота в наших краях вели еще скифы.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 11776   
Рейтинг: 
0
Первомайск - город в непризнанной Луганской Народной Республике (до 2014 года - в Луганской области).
К 1765 году в исторических источниках известно поселение Петро-Марьевка, которое располагалось на реке Лугань.
В 1765 году одному из офицеров Бахмутского гусарского полка, в состав которого входило 16 по­селений, называвшихся ротами, Екатериной II на правах ранговой дачи был выделен участок земли на нынешней территории города. К тому вре­мени здесь уже имелись поселения из числа беглых крестьян. Новоявлен­ный хозяин привез с собой около десятка крепостных и назвал поселение своим именем - Александровкой.
Удобное место поселения, - лес, река, озе­ра с обилием рыбы и дичи, плодородная земля, - способствовало быстрому заселению местности, привлекало новых помещиков.
Благоприятное влияние на освоение этих земель оказывала и сравни­тельная близость сел: Калиново, Долиновка (бывшая Петроголенищевка), возникших еще к 1753 году.
А вскоре на территории нынешнего Первомайска появились и новые села - Петровка, Васильевка, Лаптевка, Кокиевка. К этому периоду относится и появление первых крестьянских «ямок» и «мышеловок», кустарная разработка крестьянами, а затем и по­мещиками наиболее доступных угольных месторождений. Уже в 1872 году Петромарьевским обществом каменноугольной промышленности был построен рудник, который является старейшим угледобывающим предпри­ятием в этой местности, в состав которого входили 5 шахт: «Мария» (ныне шах­та им.Менжинского), «Наклонная», «Волков», «Касаткин» и «Эрнест».
Запасы угля в недрах только лишь разведанной части исчислялись дву­мя миллиардами пудов.
На Варваропольском участке «Эрнест», на глубине 68 саженей, добы­валось до 25 тыс. пудов в сутки, на Петромарьевском участке: шахте «Ма­рия» (глубина 101 сажень) - 20 тыс. пудов, на «Наклонной» (глубина 95 саженей) - 10 тыс. пудов, на шахтах «Волков» (глубина 83 сажени) - 20 тыс. пудов, «Касаткин» (глубина 43 сажени) - 15 тыс. пудов.
Годовая способность рудника составляла 15 млн. пудов в год.
В 1890 году появилась первая шахта Елизаветинского рудника поме­щика Соколова «Татьяна». Она располагалась недалеко от станции Варварополье (ныне станция Первомайск). Годовая производительность ее ис­числялась в 1 млн. пудов угля. А спустя 6 лет начало добычу акционерное общество Варваропольских каменноугольных копей бельгийских промыш­ленников. Сначала это общество выкупило у помещика Четчикова шахты «Анна» и «Александр», а затем построило шахту «Труд».
В 1893 году фабрика перешла в собственность Э.А.Боссе и Р.Геннефельда, которые перепрофилировали ее в механический завод, позже получивший название «Чугунолитейный и машиностроительный завод Геннефельда».
Он изготавливал подъемные паровые лебедки, насосы, делал всякого рода чугунные отливки. Главным же профилем предприятия был ремонт всех машин и их частей. Завод обслуживал Алмазнянский, Марьевский, Лисичанский и Славяносербский районы.
Штат служащих и мастеровых состоял из 100 человек, для нужд кото­рых были построены один дом и две казармы. Завод имел свое отделение в поселке Лозовая-Павловка. Ныне на этом месте расположен электромеха­нический завод им. Карла Маркса.
В 1896 году акционерное общество Варваропольских каменноугольных ко­пей приступило к строительству фабричного двора (позже ЦЭММ, ныне - РМЗ).
Одновременно оно строило кирпичный завод на приобретенной у поме­щика Четчикова земле вблизи завода Геннефельда.
Несколько позже появился еще один кирпичный завод в районе фаб­ричного двора, на котором велись разработки известковых, каменных и песчаных карьеров. В них 24 рабочих ежегодно добывали свыше 2.000 куб. саженей известняка. С 1910 по 1917 годы карьеры были сданы в аренду Ивановскому горнопромышленному товариществу.
С развитием промышленности, естественно, рос и пролетариат Петро­марьевского и Варваропольского рудников. Известно, что их рабочие и крестьяне принимали активное участие в революции 1905 года.
В 1910 году на­чал ось строительство шахты «Магдалина» (позже шахта им.Крупской). Этому же обществу принадлежала и шахта №6. К тому времени здесь дей­ствовали 80 коксовых печей системы «Коппе», электростанция с паровой машиной мощностью в 300 л.с. и механическая сортировочная. Немного позже на Петромарьевском руднике были построены механическая мас­терская и электростанция.
В 1911 году Петромарьевское и Варваропольское общества объедини­лись в одно - «Общество Петромарьевских и Варваропольских объединен­ных каменноугольных копей», получившее сокращенное название «Петроварко». В 1914 году общество построило шахты «Альберт» и №3 в Сокологоровке.
Кроме этих рудников, на территории города были еще рудни­ки Данилова и Глазунова.
Все шахты были соединены подъездной железнодорожной линией со станцией Попасная, а «Эрнест» - со станцией Варварополье.
Однако развитие угольной промышленности в регионе требовало и раз­вития обслуживающих предприятий. А потому в Юго-восточной части города, на берегу реки Лугань, возводятся деревянные постройки бумажной фабрики наследников Тьер (вскоре ее приобрел русский фабрикант Макеев, при котором было построено несколько цехов из природного камня). Предприятие изготавливало в основном серую оберточную бумагу, в качестве сырья используя ржаную солому и изношенные ткани, собираемые в близлежащих селах.
Промышленность на территории современного Первомайска развивалась очень быстро. В 1912 году здесь уже было 10 шахт, которые давали 34 млн. пудов угля в год, чугунно-механический завод, механические мастерские, 2 элек­тростанции, известковый карьер, 80 коксовых печей производительностью 500 пудов каждая. Большинство шахт входило в состав «Общества Петромарьевс-ких и Варваропольских объединенных каменноугольных копей», а рабочие поселениястали называться Петромарьевкой. С развитием промышленности про­исходила и концентрация рабочего класса.
В 1912 году на шахтах и предприя­тиях уже работало около 3.000 рабочих, а население насчитывало около 5.000 человек. Поэтому вновь стали появляться новые рабочие поселения (Петромарьевского, Варваропольского и Елизаветинского рудников (Сокологоровского), а также шахт «Магдалина» и «Альберт»).
Всего в этих пяти поселках было в то время 312 домов и 25 казарм.
Накануне Первой мировой войны Первомайск занимал сравнительно большую территорию, на которой было расположено несколько неболь­ших шахтных поселков с населением около 8.000 человек
Эти поселения имели четыре официальных адреса: поселок Петромарьевка, села Александровка, Васильевка, Варварополье. Все они входили в Петроголенищевскую волость Славяносербского уезда Екатеринославской губернии.
До революции в Петромарьевке была одна больница на 15 коек, в кото­рой работали один врач, два фельдшера и две сестры милосердия; две на­чальные школы - одна в поселке шахты «Мария» на 70 учеников, а вторая - недалеко от шахты «Татьяна», в которой обучались 50 детей.
После свержения самодержавия в феврале 1917 года, политичес­кая активность трудящихся края значительно усилилась. Большевистс­кая группа из 42 человек вышла из подполья, проводились массовые ми­тинги. В конце октября Марьевский районный совет рабочих депутатов принял решение взять власть в свои руки.
Первый революционный комитет города, созданный сразу после февральской революции, возглавил черноморский моряк, коммунист Максим, бывший житель села Калиново, а первым секретарем ревкома стал Моисей Афанасьевич Ковбаса. Через два дня после Октябрьской революции из пролетарских дружин была создана рабочая милиция. В это время район­ный совет рабочих и солдатских депутатов находился в Марьевке, а волос­тной сельсовет  в Петроголенищевке.
В начале 1918 года крестьяне сел Александровка, Васильевка, Сокологоровка разделили землю помещиков. Но переход к мирному строительству был очень сложным: большая половина шахт была затоплена, оборудование промышленных предприятий - разграблено.
В марте 1920 года объединенное рудоуправление «Петроварвары» было переименовано в Первомайское, а поселок Петромарьевка - в Первомайск. Преодолевая трудности, первомайцы смогли все-таки успешно восстановить свое хозяйство. Уже в 1922 году были восстановлены электростанция, коксовые печи, литейный цех, центральные ремонтные мастерские рудоуправления. Начал давать продукцию чугунно-механический завод. Вошли в строй действующих и шахты. За IV квартал этого года они выдали 2.503 тысячи пудов угля, а в I квартале 1923 года - 2.726 тысяч пудов.
По инициативе комсомольцев в 1924 году были построены рабочие клубы им. Коваленко и Менжинского. В 1938 году Указом Президиума Верховного Совета УССР Первомайск был преобразован в город районного подчинения. Реконструированные и вновь построенные шахты были оснащены новейшей высокопродуктивной техникой и ежедневно стали выдавать на-гора по 4.062 т угля против 620 т в 1923 году.
К 1939 году население города увеличилось до 30.000 человек. Работали 23 магазина, десятки ларьков и торговых палаток, 4 ателье, 9 обувных мастерских, 6 парикмахерских, 9 столовых, ресторанов и кафе, несколько больниц, 2 амбу­латории, аптека, поликлиника, 8 пунктов охраны здоровья на предприятиях, роддом, в которых работали 15 врачей и 72 фельдшера и медсестры.
Перед Великой Отечественной войной в Первомайске работало 11 общеобразовательных школ, в том числе 5 - средних, 3 - семилетних, 2 - начальных и одна школа рабочей молодежи. В них обучались 5,5 тысячи человек, работали 165 учителей. Для детей дошкольного возраста в 1940 году в городе было 4 детских садика и детские ясли. Увеличилось и число учреждений культуры: к услугам первомайцев  было 5 профсоюзных клубов, 6 библиотек, 6 стационарных киноустановок, 2 спортзала,6 спортплощадок, стадион. Однако вероломное нападение фашистской Германии прервало мирную жизнь первомайцев.  В первые дни войны сотни жителей города добровольно вступили в ряды Советской Армии. За отвагу и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, более 5 тыс. жителей города были награждены орденами и медалями СССР. За подвиги в боях за Отчизну семерым первомайцам Лопачу Н.П., Федоричеву Н.Ф., Чернопятко И.Д., Болото П.О., Черкасову А.И., Миокову Н.Д, Зинченко В.Н. - было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
Первомайск считается родиной угольного комбайна. Большую роль в механизации шахтерского труда сыграли изобретатели Алексей Иванович Бахмутский и Николай Абрамович Чихачев. Главный механик первомайского рудоуправления А.И.Бахмутский предложил установить на врубовой машине второй бар, который давал возможность подрезать пласт сверху. В 1931 году были решены основные вопросы конструкции нового комбайна. А весной 1932 года его изготовили механические мастерские первомайского рудоуправления. В августе комбайн спустили в шахту «Альберт», где он успешно прошел 12 погонных метров, нагрузив 25 вагонеток угля. Машина Бахмутского оказалась наиболее перспективной из предложенных к I тому времени конструкций советских углеагрегатов. Он заменил работу 20 рабочих, за час нарубывая 20 тонн угля. Основные узлы комбайна Бахмутского используются и в современной технике. А чуть позже, в 1934 году, энергетик треста «Первомайскуголь» Н.А.Чихачев предложил конструкцию горного комбайна для прохождения подготовительных выработок. Сначала испытание этой машины проходило в одном из карьеров ЦЭММ, а после усовершенствования в одной из лисичанских шахт.
За эти изобретения А.И.Бахмутский был награжден орденом Ленина, а Н.А.Чихачев - орденом Трудового Красного Знамени.
Первомайцы гордятся заслугами своих земляков: кавалерами орденов Славы 3-х степеней Петром Ивановичем Малеевым, Георгием Павловичем Писаревым, Николаем Иосифовичем Чудновцом, всемирно известным писателем Борисом Горбатовым и многими сотнями тех, кто своими трудом приносил славу родному городу, в военное лихолетье и в мирные будни находил место для подвига.
Население Первомайска составляет 80,7 тыс человек.
По данным всеукраинской переписи населения 2001 года в населении города присутствовали следующие этнические группы: украинцы — 65,9%, русские — 27,3%, белорусы — 1,1%.

Подготовил Евгений Лавриненко  (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 6679   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.