» Облако тегов » город

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Сайт о металле
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Декабрь 2017 (41)
Ноябрь 2017 (45)
Октябрь 2017 (37)
Сентябрь 2017 (66)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
+5
Герб ЮзовкиОфициально город Донецк за свою относительно недолгую историю имел два герба. Однако, исходя из того, что название Донецк город носит менее половины своей истории первым следует показать герб Юзовки (самое первое название Донецка).
Тем более, что нынешний герб Донецка содержит в себе элементы и мотивы этого герба.









Первый герб Донецка был разработан скульптором Леонидом Артемовичем Брынь (г.Донецк) и утверждён решением горсовета 6 июня 1968 года в связи с предстоящим столетием города в 1969 году.
Первый герб Донецка
Щит герба был серебряно-черным. В графическом исполнении серебряный обозначался серым, что с геральдической точки зрения - ошибка, так как в геральдике нет такого цвета.
На щите изображена выходящая из нижней кромки золотая кисть правой руки, которая держит золотой горный молоток. Первоначально фаланга большого пальца руки, держащей молот, располагалась вдоль рукоятки молота. Золотая пятиконечная звезда в левом верхнем углу символизировала советскую власть.

Второй герб или как его еще называют - большой герб Донецка разработан скульптором, членом союза художников СССР Леонидом Артемовичем Брынь (г.Донецк) и заслуженным деятелем искусств Украины Ефимом Викторовичем Харабет (г.Мариуполь).
Герб утвержден решением 6-й сессии Донецкого городского совета. Протокол №6/10 от 05 июля 1995 года.

Основное поле:
В пересеченном лазурным и черным цветами щите выходящая из нижней кромки золотая кисть правой руки, держащая молот из такого же металла и сопровождаемая в левом верхнем углу золой пяти-конечной звездой.

Щитодержатели:
Справа – шахтер в рабочей одежде, левой рукой опирающийся на отбойный молоток, правая рука отведена в сторону.
Слева – солдат в военной шинели с каской на голове, держащий правой рукой меч острием вниз, левая рука поднята вверх.
Обе фигуры серебряные.

Большой герб ДонецкаВнешние украшения:
Щит украшен золотой короной с пятью башенками, на которой нанесены цифры «1869» - год основания города.
Снизу щит обрамлен двумя положенными накрест золотыми ветвями розы, между которыми на красной муаровой ленте начертано название города золотыми буквами. Фигура шахтера расположена на фоне золотой лавровой ветви, фигура солдата – фоне дубовой ветви. Вся композиция увита черно-голубой лентой.

Символика герба:
Рабочая рука, крепко держащая высоко поднятый молот, характеризует город как один из крупнейших индустриальных центров страны.
Верхнее поле щита лазурного цвета символизирует величие и красоту архитектурного и растительного облика города.
Нижнее поле черного цвета говорит о богатых природных запасах и интенсивной разработке каменного угля.
Золотая пятиконечная звезда символизирует бережное отношение к богатствам, созданным природой и трудом народа, могущество, справедливость и веру в лучшее будущее.

Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (1)    Просмотров: 8802   
Рейтинг: 
+10

Портрет сквозь граппу

Реальная история Донецка была бы не полна и неинтересна без добавок к ней.

Жизнь Донецка – это не только факты и документы, но и неофициальная история. То, что называется «байками» и ходит в народе наряду с официозом, а ценится зачастую даже выше – потому что интереснее. Вот некоторые из донецких баек.

Клад батьки Махно
Как известно, Нестор Иванович Махно брал Юзовку. Было это в апреле 1919 года. Провел он здесь совсем немного времени. По легенде, когда махновцы покидали город, они не успевали унести с собой все сокровища, собранные в результате удачных военных операций. Часть добычи была замурована в одном доме на Ларинке. Тогда мало кто сомневался, что вскоре орлы Нестора Ивановича вернутся сюда и заберут свое.
Однако получилось иначе. Батька Махно еще несколько раз оперировал в районе Юзовки, но в сам город попасть ему уже не было суждено. И клад батьки остался невостребованным. Воцарился мир, каким-то образом о сокровищах стало известно местным жителям – и началось безумие. В течение 20-х годов и половину 30-х народ искал драгоценности анархического воинства. Простукали множество стенок, разрушили несколько зданий, разрыли уйму огородов, набили изрядное количество физиономий – но так ничего и не нашли.
Впрочем, на сей счет существуют разные версии. Говорят, например, что одно из нынешних крупных донецких состояний как раз и проистекает из того самого клада батьки Махно, который все-таки нашли в 20-е годы и заначили до лучших времен, а в начале 90-х извлекли на свет божий и пустили в дело…

Бродячий мотоциклист
В дебрях старой Юзовки можно было укрыть хоть черта, хоть революционера, хоть контрабандиста. Время идет, традиции остаются: эти древние улочки и сегодня готовы принять всех, кто не в ладах с действительностью. Вот вам легенда о молодом мотоциклисте по имени Костя.
Как-то он неудачно вписался в поворот где-то в районе проспекта Павших Коммунаров, ударился головой об асфальт, расколол шлем и потерял память. Правда, не полностью – забыл только последние пять лет. Не помнит, откуда у него мотоцикл (о котором, кстати, мечтал всю жизнь). Абсолютно не помнит, что он – студент ДПИ. Много чего отшибло. Но при этом Костя знает, что живет на проспекте Павших Коммунаров, в доме номер такой-то, квартира такая-то. Идет туда, пробует отпереть дверь. Ключи не подходят. Звонит. Открывает какая-то горилла, представляется хозяином, говорит, что вселилась четыре года назад. Там, под квартирой Костя и двинулся рассудком. Долго он еще бродил по «линиям», пугая кошек и влюбленных. Сердобольное население, не шибко богатое, все же подкармливало его, сколько могло. Потом Костя куда-то исчез. Рассказывали, что вспомнил все и нашел родных по новому адресу (куда семья переехала аккурат четыре года назад), друзей, мотоцикл, стал большим человеком и теперь отдыхает каждый год на Кипре, в одной и той же гостинице, персонал которой любит его, как родного, хотя и побаивается беспокоить в полнолуние.
Может, Костя и правда вернулся на Большую Землю, но только странные оборванные субъекты в потертых мотоциклетных куртках с безумным взглядом молодого Денниса Хоппера на «линиях» - совсем не редкость!

Пираньи в степях Украины
В начале 80-х Советский Союз охватила странная мода на пираний. Она не была массовой, но была повсеместной. Рассказывали, что где-то в Свердловске эта милая рыбка сожрала целое семейство. Потом оказалось, что перепутали с известным случаем, когда лев сожрал семью дрессировщиков Берберовых, ну, точнее, не всю семью. В общем, слегка перепутали.
В Донецке тоже были любители пираний. Учитывая возможный спрос, моряки, ходившие в «кругосветку», закупили в Бразилии партию маленьких хищных рыб и привезли ее в Мариуполь, откуда она была доставлена в областной центр. Морячки перестарались: пираний оказалось намного больше, чем мог поглотить донецкий рынок. После безуспешных попыток пристроить сверхлимитных тварей в Дворцы пионеров и живые уголки детсадов, а также приспособить их для охраны прибрежных контор и складов, реализаторы с отчаяния решили избавиться от бесполезной живности. Вывезли оставшихся пираний на берег Донецкого моря и выпустили в его воды.
Тогда, в 80-е находились люди, утверждавшие: пираньи в наших условиях прекрасно адаптировались, размножились и потихоньку захватывают акваторию Донецкого моря, а отдельные активные особи проникают уже и в канализационные сети. В связи с этим – необходимость быть бдительными: в любой момент, предупреждали знатоки, из унитаза может высунуться зубастая пасть пираньи и отхватить ту часть хозяйского тела, которая ей покажется особенно аппетитной.
Постепенно мода на пираний сошла на нет, и разговоры об интервенции экзотических рыб прекратились. Нынешние рыбаки о пираньях не знают решительно ничего. Но, видимо, в качестве компенсации, по городу гуляют слухи о том, что в Донецке появились колибри, которым наши зимы не кажутся чем-то невыносимым.

Культурный Бышовец
Анатолий Федорович Бышовец был тренером «Шахтера» недолго, но след в жизни команды успел оставить, причем след своеобразный. Этот тренер пытался заставить футболистов тренировать не только тело, но и мозги. Накупил всяких книжек, составил систему самообразования. Ничего из этого не вышло, в Донецке Бышовец не задержался и, как человек нервный, затаил обиду.
Один из журналистов «Известий» вспоминал, как уже после возвращения в Москву Бышовец посетил их редакцию именно для разговора о его донецкой эпопее. Слово вспоминающему: «Он пришел к нам в "Известия" по приглашению Игоря Порошина. В отделе спорта тогда присутствовали Порошин, я и Максим Андреев. Андреев сидел спиной к нам за компьютером и редактировал какой-то текст, а мы с Порошиным слушали, как Бышовец жаловался на Ахметова. В конце своего длинного монолога, вопиющего об ужасах донецкой жизни, Бышовец заговорил о культуре: "Когда я приехал в Донецк, я решил посмотреть, что читают футболисты. Это был кошмар! Какие-то детективы! Я говорю Ринату - мы строим европейскую команду, ну купи ты для клубной библиотеки Чехова, Достоевского, Толстого. Я пытался их заставить читать хорошие книги, а они ничего не хотели слышать, гопота, лысые, ну как вот этот!", - и Бышовец ткнул пальцем в лысину Максима Андреева, лучшего российского кинокритика 90-х годов».

Живой террикон
Этой историей пугали маленьких детей чуть более взрослые дети в послевоенные годы. Темными вечерами в компаниях, теснившихся вокруг костра или в каких-нибудь подвалах, начинали говорить о том, что среди терриконов города Сталино есть один живой. В полночь он начинает дышать и даже немножко двигаться по окрестностям. С первым криком петухов, он опять мертвеет. И так – каждую ночь. Говорят (продолжали чуть более взрослые дети), что в терриконе скрыт какой-то демон, охраняющий золото – причем, не черное, а самое натуральное.
Надо ли говорить, что на поиски этого золота отправлялись некоторые отчаянные дончане. По одной версии, пучина сия поглотила их всех. По другой – именно из золота, хранимого демонами, проистекает состояние одного нынешнего донецкого олигарха…


Евгений ЯСЕНОВ (dN) (Впервые опубликовано в "Газете по-донецки"). Фото - "Портрет сквозь граппу" -  Евгений ЯСЕНОВ (dN)

Оставить комментарий: (1)    Просмотров: 4617   
Рейтинг: 
+5

ЦУМКак жил наш город осенью 1961 года, в сезон своего последнего переименования.

 

Журналистскому коллективу «Социалистического Донбасса» в конце октября – начале ноября 1961 года можно было уходить в отпуск полным составом. В газете не было ничего, кроме материалов исторического XXII съезда КПСС, где говорили о том, что следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме и развенчивали культ личности Сталина. Единственное, что попадало на страницы в эти дни, кроме партийного словоизвержения – информация о сенсационном продвижении «Шахтера» в Кубке СССР. Да и то – микроскопические информации в углу последней полосы. Но в номере от 31 октября, где сообщалось о завоевании Кубка, у партийных церберов не выдержали нервы – они разрешили расписать невероятную победу на четверть полосы. Впрочем, опять же - последней…


Этот подвиг стал последним в истории команды «Шахтер» (Сталино). Дальше она существовала как «Шахтер» (Донецк). В номере того же «Соц. Донбасса» от 10 ноября 1961 года сообщалось о переименовании города согласно пожеланий «коллективов промышленных предприятий, шахт, строек, совхозов, колхозов, научных учреждений и учебных заведений».

Не Шахтерск и не Хрущево
Судьбоносное событие обсуждалось несколько месяцев. Но никакой всенародной дискуссии не было и в помине: ничего, кроме сплетней и домыслов. Говорили, например, что новым названием будет Шахтерск. Весьма популярной была версия о том, что нас переименуют в «Хрущево» - мол, и основание есть, ведь Никита Сергеевич немало лет прожил в городе. Название «Донецк» в разговорах почти не фигурировало – но когда народу его объявили, реакция была скорее положительная. Антонина Зрелова, тогда – старшеклассница, свидетельствует, что оно показалось каким-то приятным, звучным, светлым, и что народ принял его без внутреннего сопротивления.
82-летняя Лидия Павловна Бубенцова вспоминает, как за одну ночь вывеска «Сталино» на железнодорожном вокзале была заменена на «Донецк». «Я помню, как утром пошла на работу, - говорит она. – Мимо меня проехал автобус «Донецк–Славянск». Не «Сталино», а именно «Донецк». Меня это вовсе не удивило, это воспринялось как само собой разумеющееся».
Для того чтобы закрепить новое название в сознании граждан, предпринимались разные шаги. Например, уже через несколько дней после переименования в прессе появился стишок местного поэта Виктора Шутова:
Мой Донецк, рабочий город,
Здравствуй, здравствуй, дорогой!
Как ты светел, как ты молод,
Сколько солнца над тобой!

Будка в Черемушках и повилика на Петровке
Чем жил Сталино накануне переименования? Если честно, приблизительно тем же, чем стал жить и новорожденный Донецк. Пролистаем подшивки местных газет за эту осень.
В городе – бум скоростного крупнопанельного строительства. Растут донецкие «Черемушки» - первый микрорайон «хрущевок» на Калиновке. Сообщается о любопытном ноу-хау: передвижной прорабской будке. Как только готово перекрытие очередного этажа, будку поднимают и устанавливают на нем. Внутри – прораб, техническая документация, чертежи. Тут оставляют инструмент, укрываются от дождя, при необходимости в будке можно даже перекусить. Все работы на стройке механизированы: даже гвозди забивают специальным пистолетами. Снаружи готовых домов предусмотрены решетки для вьющихся растений. Если пройтись по нынешним Черемушкам, эти первые здания можно легко опознать именно по увитым зеленью балконам и подъездам.
В новых домах жилось не без проблем. Сатирик, укрывшийся за подписью Е.Евгеньев, ехидно замечает, что в донецких Черемушках зарегистрировано невиданное природное явление: в пределах одного здания наблюдается одновременно арктический холод и тропическая жара. Источник этого чуда – слесари жилуправления, которые не следят за системой отопления (а за ними, в свою очередь, не следит домоуправляющая Р.Браславская).
Но хуже всего, как и сейчас, было на отдаленных окраинах. В статье «Сталино должно стать образцовым городом» в октябре 1961 года отмечалось: «Неприглядный вид еще имеют многие поселки Петровского района. В пору весенних и осенних дождей здесь ни пройти, ни проехать. Огромная территория района заросла бурьяном и повиликой. Здесь могли бы раскинуться парки и скверы…» Побывав на нынешней Петровке, убеждаешься, насколько справедливо все сказанное. Как будто не прошло срока семи лет…

Супербыстрый «Хиромат» и замечательный «Вулкан»
Быт советских людей продолжал плавно налаживаться. В сентябре открылась областная стоматологическая поликлиника на 50 лечебных кресел. Братская Чехословакия прислала туда 4 новейших зубоврачебных машины «Хиромат-518», в которых турбобур вращался с невероятной скоростью 300 тысяч оборотов в минуту (обычная электрическая бормашина давала всего 2 тысячи оборотов). «В результате, практически устранены неприятные ощущения при обработке полости рта», - радуется журналист.
Идя навстречу пожеланиям трудящихся, Министерство связи разрешило устанавливать в одной квартире несколько радиоточек. До этого существовало ограничение: больше одной – нельзя! Плата за установку радиоточки устанавливалась в размере 1 рубль. А с января 1962 года – спасибо партии родной! – отменялась регистрация и абонплата за пользование радиоприемниками и телевизорами. Представляете – когда-то надо было платить и за это! Чтобы не нарушать мировую гармонию, с того же 1 января повысили цены на теле- и радиоприемники в розничной сети.
Наблюдались достижения и на культурном фронте. В сентябре Донецкий театр оперы и балета представил премьеру – оперу «Вулкан» киевского композитора Е.Юцевича. Речь шла о народе одной из стран, еще стонущем под игом колонизаторов, но уже борющемся за свою независимость. Враг хитер, коварен, беспощаден, но он бессилен подавить стремление угнетенного народа к свободе. «Особенно сильное впечатление оставляют хоры: «В недрах глубинных», «Гаснет знойный день», «Наши деды и отцы». Спектакль «Вулкан» явился достойным подарком историческому XXII съезду нашей партии», - писал директор областной филармонии Е.Заблоцкий.
В кинотеатрах города – ну кто бы мог подумать? – шел американский прогрессивный фильм «12 разгневанных мужчин». А еще в эти месяцы к нам приезжали всесоюзные музыкальные знаменитости – композитор Дмитрий Кабалевский и певец Сергей Лемешев. Они встречались с шахтерами и металлургами, давали концерты – причем не только в Донецке, но и, например, в Харцызске, где тоже, чтоб вы не сомневались, немало любителей прекрасного.

Тунеядец Смаглюк и бодрячок Поликарпов
Но, как обычно, на общем светлом фоне можно было увидеть всякие мерзости. Один житель доживавшего последние дни Сталино возмущался: «Шоферы такси, как правило, отказываются ехать на сравнительно небольшие расстояния. Некоторую заинтересованность они проявляют, лишь когда услышат, что надо ехать на вокзал или в аэропорт. Непонятно, что делают диспетчеры на стоянках такси?»
Но это – мелочи по сравнению с теми безобразиями, о которых писали в статье «Бегуны» в популярнейшей рубрике «На террикон!» знаменитого Василия Шахтеркина. Итак, цитата: «30-летняя Анна Ивановна Кузьмина совсем недавно попрошайничала на рынках Донецка, сейчас ее можно встретить уже в Жданове. Там Анна Ивановна, обмотав здоровую ногу грязными тряпками, выпрашивает у прохожих на «пропитание»… А Дмитрий Иосифович Смаглюк величает себя художником. Художество его такое: наляпает на холсте «картину» и бежит с ней поскорей на рынок сбывать какому-нибудь простачку под видом «копии» с произведения Шишкина или Васнецова. Находятся покупатели и на эту халтурную мазню. Тунеядцу только этого и надо. О настоящей работе он и думать не желает».
Но, что утешало, – на одного такого вот отщепенца в газете приходилось пару десятков хороших, достойных людей. Как, например, 62-летний пенсионер из Омска Алексей Андреевич Поликарпов. Он появился в Донецке 14 ноября 1961 года, совершая пешее путешествие по Советскому Союзу. В пути Поликарпов к тому моменту находился уже более двух лет, и Донецк стал тысячным пунктом на его маршруте. Впереди у героического старика было еще 8,5 тысячи километров.
Первая зима Донецка началась удивительно: 8-10 градусов выше нуля, туманы, дожди… Первая половина декабря напоминала раннюю осень. Люди недоумевали, но – вот удивительно! – почему-то совсем не говорили об угрозе глобального потепления…


Евгений ЯСЕНОВ (dN), (впервые опубликовано в "Газете по-донецки").

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 10081   
Рейтинг: 
+5

Большой герб Донецка

40 лет назад в городе появилась первая геральдическая символика. В конце 60-х Донецк менялся с космической скоростью. Розы, «Белый лебедь», шахтер возле Северного автовокзала… Город становился совсем другим. Мы не Москва, конечно, но тогдашние дончане могли понять ощущения москвичей, когда в 30-е годы прошлого века Иосиф Виссарионович решил сделать образцовую столицу с широкими проспектами и социалистическими небоскребами из хаотичного нагромождения старых домишек. Наш город приближался к своему первому столетию. Обходиться без символов было уже просто несолидно.

Существует легенда, согласно которой, дореволюционная Юзовка уже имела герб. Во многих интернет-источниках эту легенду выдают за правду: графическое изображение двух гномов с кирками, держащих щит со скрещенными молоточками, называет первым геральдическим символом нашего города даже «Википедия».
Может быть, легенда возникла благодаря газете «Город», включившей этих гномиков в свой логотип еще году в 1992-м? Автор работал тогда в этом издании и отлично помнит историю, возникшую вокруг этого акта. Известный донецкий гербовед Владимир Мартыненко пришел в редакцию и с необычайным жаром принялся доказывать, что тут – грандиознейшая ошибка, что эмблема с гномиками – символ горнорудного дела, но никак не какого-то отдельно взятого населенного пункта. Правда, «Город» и не выдавал этот рисунок за герб Юзовки – просто взял симпатичное изображение с форзаца книги Теодора Фридгута «Юзовка и революция». Что оно там символизировало, никто особенно не думал…
В общем, до 1968 г. Донецк герба не имел.

«Коммунистические идеалы Советской власти»
В 60-е годы в СССР возникла неожиданная мода на гербы. Журнал «Наука и жизнь» давал бесконечные галереи гербов городов и поселков Советского Союза. Как и положено изданию с таким солидным названием, делал это систематически: область за областью, республика за республикой. Донецк успел попасть в этот «иконостас»: герб города был официально утвержден решением горисполкома №12/203 от 6 июня 1968 г. — завтра ему исполнится ровно 40 лет.
Под этим документом стоят подписи председателя исполкома В.Миронова и секретаря А.Беленко. В объяснительной части говорится: «Герб города Донецка — это геральдический символ, олицетворяющий в художественной форме славные трудовые традиции города и характер основного производства. Герб утверждает коммунистические идеалы Советской власти, претворенные в жизнь в городе угля и стали, раскрывает эти идеи простыми, лаконичными и обобщенными средствами художественного изображения».
Сочинить герб доверили известному скульптору Леониду Бриню. За три года до того он создал (вместе с архитектором Юрием Можчилем) монумент «Жертвам фашизма» — тот самый «вечный огонь», который и сейчас еще иногда горит возле ДК имени Ленина. То есть, человек был заслуженный и проверенный. Партия сказала: «Надо!» — скульптор ответил: «Есть!»
Была ли альтернатива? От одного донецкого старожила я слышал байку о том, что, параллельно с Бринем, готовил свой эскиз и другой донецкий художник. Вроде бы у него получалось лучше и красочнее. Там были терриконы, розы, звезды на лазоревом поле. И были две фигуры по краям композиции: шахтер с отбойным молотком и девушка с серпом. При ближайшем рассмотрении оказалось, что у шахтера — лицо Сталина, а девушка как две капли воды похожа на любовницу художника. И эскиз «зарубили»…

Донецкие бароны
В середине 80-х мой хороший знакомый, известный в Донецке коллекционер Василий Иванович Савченко (мы звали его «Чапаевым») рассказывал историю о каком-то легендарном знатоке геральдики, жившем за тридцать лет до того еще в Сталино. Когда при Хрущеве люди стали глубже дышать и больше фантазировать, у них из ниоткуда вдруг начали возникать рефлексы, казалось бы, напрочь отшибленные. Местная элита, непонятно почему, заболела поиском корней и великих предков.
Вот тогда-то и настал час нашего знатока геральдики. Элита, жаждавшая великого родства, повадилась заказывать ему… фамильные гербы. Специалист (убей, не могу вспомнить его имени, хотя Василий Иванович называл его неоднократно) отлично рисовал, и при его знании законов герботворчества составить любую «фамильную картинку» для него не представляло никакой проблемы. Старик был с изрядным чувством юмора: так, одному классическому карьеристу сообразил на гербе белку и девиз: «Куда я только не взберусь!». Понимать латынь в Донецке мало кто умел, но Александра Дюма-отца все-таки читали, и быстро разобрались, что герб донецкого карьериста срисован с герба Николя Фуке, суперинтенданта финансов при Людовике XIV. Разразился жуткий хохот, дикий скандал — и страсть местного бомонда к гербам быстро сошла на нет.
Не этот ли шутник-геральдист придумал герб Донецка со своей любовницей? Просто-таки, как у Высоцкого: «А на левой груди — профиль Сталина, а на правой — Маринка анфас».
 
Концепция изменилась
Произведение Леонида Бриня продержалось без изменений почти 30 лет. В середине 90-х, однако возникла тяга к переменам. Был объявлен конкурс на новый герб — большой, настоящий. Разные представляли эскизы: на одном присутствовали все те же гномики и розы, на другом вместо гномиков фигурировали шахтер и сталевар. В итоге, решили все же сохранить преемственность: главным элементом нового герба стал бриневский щит с рукой и молотом, вокруг него — шахтер и солдат, два элемента знаменитого монумента «Твои освободители, Донбасс!» в парке Ленинского комсомола (скульптор — Юрий Балдин). В композиции использованы дубовые ветви, ленты, а также корона с пятью башенками и цифрами «1869» (дата основания города — пока что официальная). Автор — художник-медальер Ефим Харабет.
Забавно, как за эти годы изменилась концепция. Когда принимали герб Бриня, его символику объясняли так: «Могучая волевая рабочая рука, крепко держащая поднятый молот, олицетворяет мощь и величие рабочего класса, утверждающего идеи коммунистического строительства… Рельефная пятиконечная звезда из меди в правом верхнем углу щита указывает, что город получил развитие в годы Советской власти». Описание герба Харабета те же детали описывает совсем по-другому: «Рабочая рука, крепко держащая высоко поднятый молот, характеризует город как один из крупнейших индустриальных центров страны… Золотая пятиконечная звезда символизирует бережное отношение к богатствам, созданным природой и трудом народа, могущество, справедливость и веру в лучшее будущее».
С новым гербом, принятым 5 июля 1995 года, мы и живем. Профессиональные геральдисты его критикуют, указывая на многочисленные нарушения общепринятых норм. А простому народу, в общем-то, все равно. Не во Франции, чай, живем. Не Фуке-с…
 
Сначала были розы
О временах, когда принимали первый донецкий герб, вспоминает скульптор Юрий Иванович Балдин:
— Я знал Леонида Артемовича Бриня — это был замечательный человек и своеобразный художник. Он обладал удивительной широтой мышления. Он иногда и Ленина мог выполнить в такой, знаете, свободной манере. Помню одну такую скульптуру: Ленин в распахнутом пальто, крупными складками, граненое лицо — в общем, его манеру не спутаешь ни с кем. Он крупно мыслил.
Его вариант герба действовал несколько лет и до утверждения горисполкомом на официальном уровне. Но еще при Дегтяреве нечто типа герба с розой висело на здании Ворошиловского райисполкома (тогда это был обком партии). Рисовал его Макаренко Игорь Логинович, он был главным художником Ленинского района. Это предложение было какое-то половинчатое — вроде не возражали, но и не принимали. В центре той композиции помещалась роза, какие-то тексты присутствовали, каким-то образом был уголь отражен, в общем, он был оптимистический, в светлой гамме. Он долго висел на этом здании, на той плоскости, что ближе к главпочтамту.
Уже после появления первого официального герба, некоторое время альтернативой ему было изображение с розой вместо молота — хотели облегчить восприятие города. Ну а потом появился Харабет со своим проектом…

Евгений Ясенов
Оставить комментарий: (3)    Просмотров: 4743   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.