pornfiles

» Облако тегов » Отечественная война

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Сайт о металле
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (1)
Октябрь 2017 (13)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
0
"Миус, Миус, рубеж великой славы,
Среди огня, цветов и мертвых трав,
Ты встал навек, простой
и величавый,
Для вечной жизни смертью смерть
поправ."
А. Софронов

Сегодня, спустя почти 67 лет со дня победы нашего народа в тяжелой войне, кажется, что мы уже абсолютно все знаем о тех страшных событиях. Но все же и здесь есть неизвестные страницы, полные героизма и самоотверженной борьбы.
И в истории нашего края много моментов, достойных самого пристального внимания и уважения. Долгое время о событиях Миус-фронта вспоминали редко, в учебниках истории тоже не было ни слова, как и о боях под Ржевом, и под Вязьмой, а архивы в течение длительного периода были закрыты. Это умалчивание обычно связывают с колоссальными человеческими потерями, допущенных из-за ошибок командования Южного фронта в 1941-43 годах, которые даже теперь, спустя столько лет признать непросто. Но эти трагические события по своей значимости, кровопролитности и масштабам потерь могут быть сопоставимы с битвой на Курской дуге. А неприступность этого оборонительного рубежа протяженностью в 100 км, который пролег от Самбека по реке Миус до Красного Луча в Донбассе, можно сравнить с линиями Маннергейма и Мажино.
После побед на Северном Кавказе и в Сталинграде, чтобы освободить от захватчиков Донбасс и юг Украины, Красной Армии было жизненно необходимо прорвать Миус-фронт. Это удалось сделать только в ходе ожесточенных боев в июле-августе 1943 года, пожертвовав сотнями тысяч человеческих жизней.
Основная линия обороны Миус-фронта начиналась у побережья Азовского моря к востоку от Таганрога, затем проходила по реке Миус, что и дало название всей линии. Глубина укреплений местами доходила до 11 километров. Вдоль реки линия проходила по правому, более высокому берегу. Здесь были использованы частые обрывы, высоты, овраги и скалы, характерные для данного участка Донецкого кряжа. Всего для обороны было задействовано порядка 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров. Для сооружения укреплений использовались рельсы, лес со складов на шахтах, разбирались дома местных жителей.
Были сооружены цепи дотов и дзотов, пулеметные и артиллерийские гнезда, заминированы поля, прорыты траншеи, противотанковые рвы и выставлены проволочные заграждения. Ширина минных полей была не менее 200 метров. Плотность дотов и дзотов доходила до 20-30 на квадратный километр.
На рубеж реки Миус немецкая армия, в частности танковая группа Клейста, вышла в середине октября 1941 года, уже после падения Таганрога. Наступившая промозглая холодная осень и истощение запасов горючего заставили задержать продвижение войск. Командующий группы «Юг» фельдмаршал Герд фон Рундштедт полагал, что в преддверии зимы продолжать наступление не следует, поэтому и было начато сооружение линии укреплений на берегу реки. Однако Гитлер настоял на продолжении наступления, и 17 ноября танки Клейста упорно двинулись на Ростов. После недели тяжелых изнуряющих боев оборона Красной Армии была сломлена, и в ночь на 21 ноября немецкие войска вошли в город.
Оборона вермахта на Миус-фронте продолжалась вплоть до июля 1942, когда после провала наступления Красной Армии под Харьковом немецкое командование начало наступление на Кубань и Кавказ..
Подготовка к прорыву Миус-фронта началась лишь в мае 1943 года. В наступлении участвовали соединения 5-й ударной армии Южного фронта. Особенно упорные бои происходили летом 1943 года за плацдарм в районе села Степановка. 17 июля советские войска прорвали фронт на 2-6 километров, а на следующий день заняли рубеж Степановка — Мариновка. К концу июля в контратаку пошло 100 немецких танков со стороны Снежного, затем из-под Харькова на Миус-фронт были переброшены три танковые дивизии СС, хотя за Харьков в это время велись бои.
18 августа 1943 года было начато наступление войск Южного фронта. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка, в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. После артподготовки части 5-й ударной армии стали наступать. Атаковали танки, перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками шла пехота. С воздуха атаку поддерживали «Илы» — штурмовики 7-го авиационного корпуса. Миус-фронт был прорван на глубину 8-9 километров.
19 августа у села Куйбышево 4-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Танасчишина выдвинулся за линию фронта на 20 километров. Их танки подошли к Амвросиевке. В последующие дни в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22-26 августа германское командование перебросило из Крыма танковую дивизию. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших. В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы.
Штурм Саур-Могилы – очень важный этап в борьбе за прорыв Миус-фронта, был начат 28 августа 1943 года. В нем участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев в направлении хутора Саурмогильский оттеснила нападавших. Высота окончательно была взята утром 31 августа. В ходе этих сражений, только в течение нескольких дней погибло 18 тысяч советских воинов.
Миус-фронт надолго задержал продвижение Красной Армии на южном направлении и, вполне возможно, изменил ход событий самой войны.
В целом на Миус-фронте с 1941 по 1943 годы мы потеряли более 800 тысяч человек, что составляет примерно 25-30 полнокровных дивизий или 3% всех потерь советской армии в ходе войны. Масштабы потерь противника в боях на Миус-фронте намного скромнее.
Сегодня многие исследователи продолжают путем тяжелой работы по крупицам собирать частички тех событий. Силами ученых и поисковиков со дна реки Миус были подняты немецкие танки, на полях боев проведены раскопки. Все эти на первый взгляд маленькие детали помогают нам сегодня восстановить полную картину тех трагических событий, о которых так долго умалчивали, почтить память незаслуженно забытых героев, ценой своих жизней защитивших наше будущее.

www.rodb-v.ru

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1629   
Рейтинг: 
0

Миус-фронт - оборонительный рубеж вермахта во время Великой Отечественной войны на западном берегу реки Миус. Создан в декабре 1941 года, удерживался до августа 1943 года.
Первая, основная линия обороны начиналась восточнее Таганрога от побережья Азовского моря, затем проходила по правому, высокому берегу реки Миус, что и дало название всему оборонительному рубежу. Также были использованы естественные преграды: частые обрывы, высоты, овраги и скалы, характерные для этой части Донецкого кряжа. В систему обороны входила господствующая высота райнона курган Саур-Могила (277,9) вблизи с.Сауровка (ныне Шахтёрский район Донецкой области).
Вермахтом были созданы три линии обороны, в которых было задействовано около 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров. Глубина линии укреплений местами доходила до 11 километров. Были сооружены цепи дотов и дзотов, пулемётные гнезда и артиллерийские позиции, заминированы поля, вырыты траншеи, противотанковые рвы и выставлены проволочные заграждения. Ширина минных полей была не менее 200 метров. Плотность дотов и дзотов доходила до 20-30 единиц на квадратный километр. Для сооружения укреплении использовались рельсы, лес с  шахтных складов, разбирались дома местных жителей. В постройках оборонительной линии задействовалось гражданское население, включая женщин, детей и стариков.
Вторая линия обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик, через населённые пункты Красный Кут, Мануйловка, Андреевка. Третья линия обороны проходила по правому берегу реки Кальмиус, к востоку от Сталино, Макеевки и Горловки. Однако эти укрепления в боях задействованы не были.

Евгений Лавриненко (dN)

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2156   
Рейтинг: 
0

На верхотуре Саур-могилы всегда сбивающий с ног ветер. Даже если в степи стоит звенящая, оглушающая жара, когда выгоревшая до белизны трава хрустит под ногами как татарский чакчак, там, на двухсот семидесяти восьми метрах, откуда иногда видно туманную полоску Азовского моря, рубашка надувается и хлопает как парус. В раскаленном добела небе кувыркается орел, по перелескам бежит тень от крохотной тучки. "Поставили Морозенка на Савур-могилу: дивись тепер, Морозенко, на свою Вкраїну", – эти строчки народной песни, которую мы учили наизусть в школе много лет назад, навсегда запали в память.
Отсюда смотрел на Украину легендарный разбойник Саур, и приходил на помощь брату Зую, когда видел дымовой сигнал с Зуй-горы. Здесь стояла казацкая сторожа. Отсюда в 1943 году смотрели в сторону Миус-фронта немцы. В конце августа в Донбассе солнце всегда с новой силой жжет землю, будто стараясь нагреть ее перед долгой осенью. И фигуры воинов, вылитые из бетона с портретным сходством с жившими когда-то людьми, идут в свой бой так же, как когда-то шли живые по выгоревшей до белизны траве.
Миус-фронт, шедший от самого моря, ломали тяжко. Лишь со второго раза, уже побывав на том берегу и отступив под ударом танков у села Степановка и хутора Тараны, наши сумели пробить мощную оборону 6-й армии. Она была создана вновь после Сталинграда – чтобы смыть позор Паулюса. Но не смыла. 18 августа, когда на голом месте воздух раскаляется до сорока, генерал-полковник Толбухин начал второй штурм. Саур-могилу захватила 30 августа группа дивизионной разведки, которой командовал младший лейтенант Григорий Шевченко. Перед смертью он тоже посмотрел на свою Украину, а его бойцы отбивались сутки, но высоту не сдали. В тот же день морской десант и сухопутные части освободили Таганрог.
Вторая линия обороны по реке Крынке и третья по Кальмиусу иноземцам не помогли. За полтора месяца боев наши деды прошли на запад более 300 километров, полностью освободив Донбасс и выйдя к реке Молочной в Запорожской области. 8 сентября освобожден областной центр - Сталино, теперь Донецк. Москва отозвалась на это торжественным салютом. Ровно в 20 часов этого дня грянул первый артиллерийский залп из 224 орудий. Один за другим в течение пяти минут было произведено двадцать залпов ослепительно яркими ракетами. Этот артиллерийский салют транслировался по радио по всей огромной стране.
273.522 солдата и офицера сложили головы в Донбасской наступательной операции... Поисковики находят их по сей день - безымянных бойцов, которых приняла в себя раскаленная степь. Но тысячи их фамилий высечены на плитах Саур-могильского мемориала. "В первые дни наступления погибли практически в полном составе передовые батальоны прорыва, в бой бросили всех кто остался. Офицеры штабов, интенданты, личный состав групп НКВД, связисты, легко раненые, пошли на штурм высоты. В окопах мы находили и водителей, и парикмахеров, и стрелков НКВД. И эти герои ценой своих жизней взяли высоту, навсегда оставшись здесь под синью миусского неба. Навсегда остались на безымянной высоте и украинец Ветренко, и рядовой из Прибалтики (его имя сейчас расшифровывают наши эксперты). С поля боя вернули мы связиста Хабибулина, татарина по национальности, убитого в атаке пулеметной очередью. Недалеко от него лежал русский гвардеец – снайпер Трафимов, с перебитыми ногами он продолжал вести огонь, пока не истек кровью. Это настоящее поле героев. Поле Ратной Славы Нашего Великого Народа. Сколько еще солдат предстоит найти на нем? Мы не раскопали и сотой части окопов, блиндажей, ходов сообщений, расположенных на нем. Каждый год здесь сеют пшеницу, кукурузу, подсолнечник. Таких полей на Миусе тысячи. Мы в буквальном смысле слова едим хлеб, выращенный на костях наших дедов…", - пишут о своей работе ребята из Ростовского ПО "Миус-фронт".
А буквально позавчера луганчане отправили на родину, в Омскую область гвардии рядового Ильчука. Он так и остался "А.К." - инициалы, нацарапанные 19-летним солдатом на фляге, расшифровать не удалось.
Такие вот 19-летние солдаты, прибывшие с маршевыми ротами, мобилизованные в Донских городах, станицах, хуторах, сделали то, что должны были сделать. Двадцати двум дивизиям и полкам приказом Главнокомандующего, были присвоены почетные звания Сталинских (от названия областного центра Сталино), Горловских, Макеевских, Краматорских, Чистяковских, Иловайских… И сразу же после освобождения началось восстановление шахт.
По традиции в эти дни на Саур-могиле собирается весь окрестный люд, как и на День Победы. И, несмотря на шум торжественных речей каждый, кто поднимается на верхотуру, где несется вольный ветер, прежде всего, смотрит на Украину.

"Книга памяти Украины"

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1210   
Рейтинг: 
0

Освобождение и восстановление Донбасса. Часть IКонец тяжелейшего 1942 года и начало 1943 года стал тем «рубиконом» во времени, переход которого определил весь дальнейший ход Великой Отечественной войны. Еще не остыли стволы орудий и двигатели танков, разгромивших крупнейшую группировку врага под Сталинградом, еще не успел советский народ нарадоваться судьбоносной победой на берегах Волги и в донских степях, как от Советского информбюро пришло известие – советские войска подошли к территории Советской Украины. То огромное пространство, которое отделяет волго-донскую излучину от донецкой степи и за которое шли кровопролитные бои с отступлением в течение многих месяцев, советские воины в наступательном порыве смогли освободить в считаные дни.
Даже на карте  прекрасно видно, что от берегов Волги до берегов Северского Донца сотни и сотни километров. Первые метры земли Донбасса на территории Украины были освобождены еще в январе 1943-го на Луганщине, когда воины 1-й гвардейской армии генерала Кузнецова освободили самые восточные украинские села в Меловском районе.
А спустя месяц, подытоживая результаты Ворошиловградской наступательной операции с 29 января по 13 февраля 1943 г., получившей кодовое имя «Скачок», газета «Правда» от 24 февраля сообщала:
«Каждый день приносит освобождение все новым и новым поселкам и городам Донецкого бассейна. Вслед за такими городами, как Ворошиловград, Ворошиловск, Лисичанск, Краматорск, Славянск, на днях частями Красной Армии были взяты город и железнодорожная станция Боково-Антрацит, Верхний и Нижний Нагольчик, Дьяково и ряд других населенных пунктов. Всюду немцы оказывают упорное сопротивление… В Лисичанске, Пролетарске, Красноармейске, Рубежном и других донецких городах налаживается советская жизнь. На шахты пришли рабочие. Советская Армия гонит врага все дальше и дальше. Как после долгой, тяжелой болезни, возвращается к жизни Донбасс…».

Не так просто было идти все дальше и дальше. Немецкое командование планировало превратить Донбасс в неприступный район-крепость. Освобождение Донбасса было первоочередной задачей и для советского командования. Донбасс имел огромное значение для советской экономики.
И в эти же последние  дни зимы  страна впервые узнала о героизме и трагедии членов «Молодой гвардии», первые сообщения о которой появились 1 марта 1943 г. после похорон жертв гестаповско-полицейского террора. К слову, впервые на официальном уровне сообщение о подвиге молодогвардейцев появилось во фронтовой газете Юго-Западного фронта «Сын Отечества» 18 апреля 1943 г., а затем слава и память о «Молодой гвардии» пошла по всему Отечеству.
Несмотря на успех в проведении операции «Скачок», дальнейшее движение на запад и полное освобождение Донбасса было приостановлено на целых полгода. Советская армия, как и ее противники, готовились к решительному перелому. После Сталинграда и первого успеха на территории Украины армии и тылу необходимо было восстановить свою боеспособность, подготовиться к новым тактическим приемам ведения войны.
Когда начинаешь думать о самых решающих битвах Великой Отечественной, то первое, что приходит на ум, – Сталинград, Курская дуга и битва за Днепр. Спору нет, это они стали вехами коренного перелома. Но в этом же ряду стоит и битва за Донбасс. Курская оборонительная операция, Орловская и Белгородско-Харьковская наступательные операции создали все предпосылки для начала освобождения всей Левобережной Украины. Войска Воронежского и Степного фронтов, выйдя к 23 августа на означенные рубежи, начали освобождение Левобережной Украины и Слобожанщины. 13 августа «сказал свое боевое слово» Юго-Западный, а 16 августа – Южный фронт.
Для волгоградцев святым местом является Мамаев-курган, для севастопольцев – Сапун-гора, для киевлян – Днепровские склоны, для ленинградцев – Пулковские высоты, а для дончан – Саур-могила.
Эта холмисто-степная местность известна как Миус-фронт, созданный фашистским командованием как неприступная естественная крепость-местность Донецкого кряжа с инженерными оборонительными сооружениями и большим сосредоточением войск и техники. О значении и мощи Миус-фронта можно судить даже потому, что он на том этапе полностью соответствовал планам германо-фашистского командования. Миус-фронт не только надолго задержал продвижение Красной армии на южном направлении, но и удерживал Донецкий бассейн. Даже такой факт, что Ростов-на-Дону был освобожден 11 февраля 1943 г., а Таганрог, находящийся от него всего в семидесяти километрах, только 30 августа 1943 г., говорит о многом…
Руководство Германии придавало исключительное значение удержанию Донбасса в своих руках. Во время оккупации его экономическая мощь (частично восстановленная после продвижения фронта на восток) играла важную роль в экономике Третьего рейха.
С первых же дней начала освобождения Донбасса Гитлер прямо заявил своим генералам:
«Исключительно важно Донецкий бассейн и далее удерживать в наших руках, и вместе с тем все, что не является настоятельно необходимым в Донецкой области (вынужден внести коррективу – область называлась Сталинской, как и ее центр город Сталино, но Гитлер умышленно вставил географическое название, поскольку слово Сталинград вызывало у него приступ истерии), уничтожить, с тем чтобы, если при определенных условиях придется вынужденно отойти, лишить противника важных экономических позиций».

О важности удержания для германских войск Донбасса свидетельствует и то, что даже в период битвы за Харьков противник перебросил на Миус-фронт  самые боеспособные бронетанковые и моторизованные дивизии СС «Викинг», «Дас Райх» и «Тотенкопф».
Противник имел на своих оборонительных рубежах колоссальные силы и средства. Судите сами. На оборону Миус-фронта было брошено более полумиллиона войск, свыше пяти тысяч орудий и минометов, девять сотен танков и самоходных штурмовых орудий, свыше тысячи самолетов всех типов. Но и советские войска после перегруппировки и мощного пополнения также подготовились к битве за Донбасс. Войска Юго-Западного и Южного фронтов имели свыше миллиона человек, более двадцати тысяч орудий и минометов, включая гвардейские реактивные минометы «Катюши», более тысячи танков и самоходных орудий, полторы тысячи самолетов. Несмотря на значительное превосходство сил Красной армии, бои за Донбасс и особенно на Миус-фронте были ожесточенными и кровопролитными.
Как результат активного советского наступления и штурма Саур-могилы 28 августа, к 1 сентября началось отступление  противника по всему фронту обороны Донбасса, а 8 сентября был освобожден центр Донбасса – Сталино. О тяжелейших боях на Миус-фронте говорят потери Красной армии. Свыше шестидесяти пяти тысяч погибших, более двухсот тысяч раненых, девять сотен подбитых танков и триста сбитых самолетов.
Неприступная Саур-могила была взята, был прорван весь хваленый Миус-фронт. После чего пошло уверенное продвижение советских войск к нижнему Днепру.

Сергей СМОЛЯННИКОВ. "Одна Родина". 21 марта 2013

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 17847   
Рейтинг: 
0

Занимаясь  розысками  защитников  Брестской  крепости,   встречаясь   с участниками этой обороны, я столкнулся с любопытной историей, которая дотоле оставалась неизвестной и не была внесена  в  хронику  Великой  Отечественной войны.
Осенью 1954 года, когда я встретился в Ереване с Самвелом  Матевосяном, он рассказал о воздушном бое, происходившем над Брестом в первый день войны, 22 июня 1941 года.
Это было около 10 часов утра, когда крепость была уже окружена  и  вела тяжелый бой. Отбивая атаки немецкой пехоты в крепостном дворе,  Матевосян  и его товарищи видели, что несколько наших истребителей - "чайки ", как  тогда их называли, - ведут над Брестом бой с  группой  "мессершмиттов". Численное превосходство было на стороне противника,  но  советские  летчики  сражались отчаянно и сбили два или три вражеских самолета. Этот  бой  уже  подходил  к концу, как вдруг одна из наших машин устремилась навстречу "мессершмитту"  и столкнулась с ним в воздухе. Охваченные пламенем, оба самолета пошли к земле и скрылись из виду.
По словам Матевосяна, подвиг  неизвестного  пилота  глубоко  взволновал защитников крепости. Все они были  уверены,  что  герой  погиб,  и  отважный поступок его придал им новые силы в их невероятно трудной борьбе.
Позднее,  когда  удалось  разыскать  многих  других  героев   крепости, некоторые из них тоже оказались очевидцами этого воздушного боя и  полностью подтвердили историю, рассказанную Матевосяном.
До этого считалось, что первый воздушный таран в Великой Отечественной войне совершил  27  июня  1941  года  летчик-комсомолец  Петр  Харитонов  на подступах к Ленинграду, за что  он  был  удостоен  звания  Героя  Советского Союза. А теперь выходило, что такой же таран был сделан еще  в  первый  день войны, даже в самые первые ее  часы,  над  Брестом.  Было  бы  крайне  важно установить имя неизвестного летчика. Но  тогда  я  думал,  что  сделать  это окажется невозможным.
В первый  день  войны  в  районе  Бреста  шли  тяжелые  бои,  противник продвигался в глубь нашей территории,  и  казалось,  что  в  таких  условиях подвиг летчика, вернее всего, остался  незамеченным  и  тем  более  вряд  ли зарегистрирован в документах.
К счастью, я ошибся.
Однажды я был приглашен выступить перед коллективом одного авиационного училища. Это училище имеет славную историю, и среди его питомцев - несколько десятков Героев Советского Союза.
В  клубном  зале  собрались  курсанты,  преподаватели,   командиры.   Я рассказал им о событиях в крепости и, так как тут сидели летчики, упомянул о воздушном таране в районе Бреста, выразив сожаление,  что,  вероятно,  имени героя летчика нам никогда не удастся узнать.
По окончании вечера в клубном фойе ко мне подошел преподаватель училища майор Захарченко.
- А ведь вы ошибаетесь, -  сказал  он  мне,  улыбаясь.  -  Напрасно  вы думаете, что фамилия этого летчика никому не известна. Я, например, знаю ее.
Я думаю, вы поймете, с каким нетерпением я стал его расспрашивать.
Накануне  войны  Захарченко,  тогда  еще  лейтенант,  служил  в   123-м истребительном авиационном полку, который располагался  на  аэродромах  близ Бреста и охранял воздушные границы в этом районе. На рассвете 22  июня  1941 года летчики приняли бой против воздушных сил врага.
- Около 10 часов утра, - рассказывал майор Захарченко, - на  пятом  или шестом вылете наших истребителей мы все стали свидетелями воздушного тарана.
Один из летчиков - как мне  помнится,  это  был  командир  эскадрильи  майор Степанов - израсходовал в бою свои патроны и таранил  "мессершмитт".  Летчик погиб, и мы похоронили его на нашем аэродроме...
Больше ничего майор  Захарченко  сообщить  не  мог.  Но  и  этого  было достаточно: его свидетельство давало  надежную  нить  для  поисков  -  номер части. И, вернувшись в Москву, я разыскал в военном архиве документы  123-го истребительного полка.
 Там хранилась боевая история части, составленная офицерами штаба,  и  в ней я нашел описание воздушных боев, которые вел полк в районе Бреста. Среди скупых, лаконичных фраз полковой истории было и сообщение о первом воздушном таране.  Но  при  этом  обнаружилось,  что  майор  Захарченко  допустил  две существенные ошибки - впрочем, тут нечему удивляться,  ведь  он  рассказывал мне о событиях спустя пятнадцать лет. Во-первых, воздушный таран над Брестом совершил не майор Степанов, а лейтенант Петр Рябцев.  Во-вторых,  сам  герой при этом таранном ударе не погиб, а спасся на парашюте.
Вот что записано в истории 123-го истребительного авиационного полка  о воздушном таране над Брестом:
"22/VI - 41 г. 4 истребителя - капитан Мажаев, лейтенанты Жидов, Рябцев и Назаров - вступили в бой с Ме-109. Самолет лейтенанта Жидова был подбит  и пошел на снижение. Три фашиста, видя легкую добычу, сверху  стали  атаковать его, но капитан Мажаев, прикрывая выход из  боя  лейтенанта  Жидова,  меткой пулеметной очередью  сразил  одного  "мессершмитта",  а  второй  фашист  был подхвачен лейтенантом Жидовым и подожжен. В конце боя у  лейтенанта  Рябцева был  израсходован  весь  боекомплект.  Лейтенант  Рябцев,  не   считаясь   с опасностью для жизни, повел свой самолет на  противника  и  таранным  ударом заставил его обломками рухнуть на землю. В этом бою было сбито 3  фашистских истребителя при одной своей потере".

За  этой  первой  записью  следовали  многие  другие,  и  в  них  часто встречалось имя Рябцева. Как ни  сухи  и  ни  скудны  были  строки  полковой
хроники, все же они с уверенностью свидетельствовали, что  Петр  Рябцев  был одним из самых активных и отважных летчиков своей части.
В конце июня полк был отозван с фронта в Москву и получил на вооружение новые Яки (самолеты конструкции  А.С.Яковлева).  Затем  эскадрильям  его поручили охранять воздушные подступы к Ленинграду, и Петр Рябцев оказался на аэродроме Едрово. Немецкие самолеты рвались к  городу  Ленина,  в  небе  шли непрерывные бои, и молодой летчик в эти дни принял участие в десятках жарких воздушных схваток. 31 июля 1941 года Петр Сергеевич Рябцев героически  погиб в бою над своим аэродромом.
Там же, в военном  архиве,  нашлось  и  личное  дело  лейтенанта  Петра Рябцева. Вот что я узнал из него.
Петр Сергеевич Рябцев родился в 1915  году  в  большой  рабочей  семье, которая жила в заводском поселке Красный Луч в Донбассе.
Окончив  семилетку,  16-летний  комсомолец  Петя  Рябцев   поступил   в заводскую школу ФЗУ, а потом работал в цехе  этого  завода электромонтером.
Когда комсомол призвал молодежь  вступить  в  ряды  Воздушного  Флота,  Петр Рябцев сразу же откликнулся на призыв. В 1934 году он  становится  курсантом авиационной школы и успешно заканчивает ее.
В аттестациях и характеристиках, которые приложены к личному делу П.С.Рябцева, о нем говорится как о  патриоте,  хорошем  товарище,  инициативном, энергичном комсомольце, как о пилоте, хорошо овладевшем своей профессией.  С 1938 года Петр Рябцев - кандидат, а с 1940 года - член КПСС.
Это были лишь краткие, по-анкетному казенные сведения, но  уже  из  них передо мной вставал образ юноши, смелого защитника Родины в годы войны.
Летом 1957 года я рассказал о лейтенанте Петре Рябцеве и о его  подвиге в очерке, который был напечатан "Комсомольской  правдой".  Я  надеялся,  что родные и друзья Петра Рябцева прочтут его и  помогут  нам  узнать  больше  о герое. Так и случилось.
В тот день, когда был опубликован очерк, в  редакцию  позвонил  главный инженер одной из крупных подмосковных  строек  Филипп  Рябцев,  родной  брат Петра. А еще через две недели в газете появилась его статья. Это был рассказ о рабочей семье Рябцевых, вырастившей целое поколение молодых  тружеников  и воинов.
Глава  этой  семьи,  Сергей  Константинович  Рябцев,  60   лет   подряд проработал кузнецом в Донбассе на том же заводе. Он умер незадолго до  того, как я начал искать  следы  его  героически  погибшего  сына.  А  мать  Петра Рябцева, Ирина  Игнатьевна,  была  еще  жива.  Женщина,  родившая  десять  и вырастившая девять сыновей, она награждена  орденом  Материнской  славы  1-й степени и жила в заводском поселке вместе со старшими детьми.
Сергей Рябцев начал  трудовой  путь  задолго  до  революции.  Дружба  с рабочими-большевиками привела его на дорогу революционной борьбы.  Несколько раз  он  смело  выступал  перед  хозяевами  как  защитник  прав  рабочих   и пользовался любовью и уважением товарищей. В 1917 году, как только в Донбасс пришла Советская власть, Сергей  Константинович  Рябцев  был  избран  первым председателем заводского комитета профсоюзов. А в 1924 году рабочие Донбасса послали его своим делегатом в Москву на похороны В.И.Ленина.
Человек, прошедший суровую  жизненную  школу,  старый  кузнец  воспитал своих детей в духе лучших рабочих традиций,  прививая  им  любовь  к  труду, преданность Родине и партии. Дружно жила эта большая семья.
До революции Рябцевы занимали маленькую квартиру - две комнаты,  причем одна была отведена сыновьям. Все девять мальчиков спали  на  нарах,  которые сколотил  им  отец.  В  доме  была  заведена  строгая  дисциплина,  и   отец внимательно следил за поведением сыновей. Например, уходя из дому, каждый из братьев - в том числе и взрослые - обязан был говорить, куда  и  на  сколько времени он идет. Дома у всех были свои обязанности  по  хозяйству  -  стирка белья, мытье полов, заготовка дров,  -  которые  мальчики  неукоснительно  и добросовестно выполняли, разгружая от работы мать.
После революции завод предоставил Рябцевым четырехкомнатную  просторную квартиру. Жить семье стало легче. Старшие сыновья работали на том же заводе, где трудился их  отец,  младшие  учились.  И  была  в  семье  Рябцевых  одна нерушимая традиция: когда кому-нибудь из сыновей исполнялось  16  лет  и  он заканчивал школу, отец покупал ему новый картуз и приводил к себе на  завод.
"Проработай три года, получи рабочую закваску, а потом самостоятельно  решай свою судьбу. Ошибки не сделаешь", - говорил он.
 И все девять сыновей прошли эту рабочую школу на заводе.
Трое братьев Рябцевых погибли в годы войны, защищая Родину.  Федор  был директором одного из ленинградских заводов и пал  в  1941  году  в  народном ополчении под Можайском. Алексей,  рядовой  солдат-зенитчик,  был  убит  под Гродно, а Петр погиб, охраняя воздушные подступы к Ленинграду.
Два старших брата Рябцевы - Иван и Владимир - проработали всю жизнь  на заводе, где 60 лет трудился их отец, и вышли на пенсию.  Павел  до  сих  пор работает там же токарем. Два брата - Александр и  Виктор  -  были  офицерами Советской Армии.
Филипп Сергеевич Рябцев вспоминал, как  в  начале  июля  1941  года  он однажды вечером, вернувшись со службы  домой,  нашел  под  дверью  небольшую записку от своего брата Петра. На клочке  бумаги  было  второпях  набросано:
"Дорогой братишка, был проездом, жаль, что не застал, времени в  обрез,  еду получать  новую  машину.  Я  уже  чокнулся  в  небе  с  одним   гитлеровским молодчиком. Вогнал его, подлеца, в землю. Ну, бывай здоров.  Крепко  обнимаю тебя, твою жинку и сына. Петро".

 "Чокнулся" - это и  было  беглое  упоминание  о  воздушном  таране  над Брестом.
Два месяца спустя Филипп Рябцев получил сообщение о гибели  брата.  Эту печальную весть получили также в Донбассе в семье Рябцевых,  и  тогда  самый младший из братьев, Виктор, подал заявление в летную школу, стремясь  занять место Петра в боевом строю.  Его  желание  было  удовлетворено.  Он  окончил авиационное училище и сражался на фронтах. На его личном боевом счету больше десяти сбитых фашистских самолетов.  После  войны  Виктор  Рябцев  служил  в авиации и летал на новейших реактивных машинах. Только недавно  он  вышел  в отставку.
После опубликования статьи в "Комсомольской правде" и после того, как в январе 1958 года я выступил по Всесоюзному радио  с  рассказом  о  воздушном таране над Брестом, пришло несколько десятков писем.  Мне  писали  родные  и знакомые Петра Рябцева и просто  радиослушатели  и  читатели.  Взволнованное письмо, полное и материнской боли, и гордости за  сына,  прислала  74-летняя мать Петра Рябцева, Ирина  Игнатьевна.  Поделились  воспоминаниями  о  герое друзья его детства, юности и бывшие боевые товарищи.
Но, конечно, самыми интересными были свидетельства участников того боя, в котором Петр Сергеевич Рябцев совершил воздушный таран. Вот что написано в письме, полученном из Ленинграда:
"Вам пишет офицер запаса гвардии полковник Мажаев Николай Павлович, тот капитан Мажаев, который 22/VI - 41  года  вместе  с  летчиками  лейтенантами Жидовым, Рябцевым и Назаровым вел описанный Вами бой.
Динамика боя, если мне не изменяет память, описана  правильно.  В  этом неравном бою, когда у нас на исходе были  боеприпасы,  встала  необходимость выйти из боя. Лейтенант Петр Рябцев, уже не имея патронов, совершает таран и этим приводит в смятение группу вражеских самолетов - они  выходят  из  боя.
Сам Петр Рябцев покинул самолет и благополучно приземлился, воспользовавшись парашютом. Таран Петра Рябцева - не случайное столкновение, как  это  иногда имело  место  в  дни  войны,  не  результат   безвыходности   положения,   а сознательный, расчетливый, смелый и связанный с определенным  риском  маневр бойца во имя победы.
Жаль Петра Рябцева, что рано погиб, а еще больше  жаль,  что  забыли  о нем.
Петр Рябцев погиб 31 июля 1941 года  при  взлете  в  момент  штурмового налета большой группы самолетов "Ме-110" на наш аэродром.
Упал П.Рябцев  в  двухстах  метрах  от  наблюдательного  пункта  штаба дивизии, в кустарник. Искали его два-три дня, и когда случайно обнаружили  с воздуха, то оказалось, что самолет был перевернут, шасси не убраны  (он  их, очевидно, не успел убрать), в  районе  бронеспинки  и  фонаря  -  осколочные пробоины очевидно, он был поражен осколками в голову".

А вот как описывает памятный бой 22 июня 1941 года другой его участник, бывший лейтенант, а ныне полковник, Герой Советского Союза Георгий Жидов. Он описал его в газете "Советская авиация" 17 июля 1957 года.
"...Стояла ясная погода. Между девятью и десятью часами утра  вражеские самолеты  начали  бомбить  штаб  одного  нашего  соединения,  расположенного недалеко  от  аэродрома.  Фашистских  бомбардировщиков   прикрывала   группа истребителей.
Мы вылетели звеном: капитан Мажаев, лейтенанты Рябцев, Назаров и я.  На высоте примерно 3500 метров нам встретилась группа  самолетов  противника  - "Ме-109".
Завязался напряженный бой. Атака следовала за атакой.
Наши летчики старались держаться вместе, чтобы  можно  было  прикрывать друг друга. Бой  продолжался  8-10  минут.  Встретив  упорное  сопротивление советских летчиков, гитлеровцы решили пойти  на  хитрость.  Четыре  самолета "Ме-109" вошли в глубокий вираж, а четыре продолжали с нами бой. Кроме того, "Хе-113" атаковали нас сверху.
Создалось очень трудное положение. Я пошел в атаку на врага, а меня,  в свою очередь, преследовал "мессер". Капитан Мажаев  взял  его  под  обстрел.
Одновременно фашистские "Ме-109", ранее вышедшие из боя  и  набравшие  вновь высоту, стремились атаковать  Мажаева.  Наперерез  врагу  ринулся  лейтенант Рябцев. В пылу боя  Петр  израсходовал  боекомплект,  а  преградить  путь  к самолету Мажаева надо было во что бы то ни стало.
Вот тут-то и созрело у отважного летчика  решение  -  таранить  ведущий истребитель врага. Резко развернув свою "чайку", Рябцев пошел на сближение с противником.
Видно,  фашист  не  хочет  уступать.  Но  его  нервы  не   выдерживают:
гитлеровец накреняет самолет и пытается уйти вниз. Но поздно!  Рябцев  своим самолетом ударил по вражеской машине. И тут же истребители, немецкий и  наш, пошли к земле. Вскоре в воздухе появилось  белое  пятнышко  -  парашют.  Мы, занятые боем, не смогли определить, кто спускался на нем.  Как  потом  стало известно, парашют раскрылся у Рябцева, а гитлеровец врезался в землю  вместе со своим самолетом..."

Итак, не могло быть никаких сомнений в достоверности воздушного  тарана над Брестом, совершенного в первый день войны между девятью и десятью часами утра.  Этот  подвиг   был   документально   закреплен   в   истории   123-го истребительного полка и подтвержден участниками воздушного боя.  Героическая легенда, которую рассказали мне  несколько  лет  назад  защитники  крепости, теперь превратилась в быль,  в  боевой  подвиг  донбасского  паренька  Петра Рябцева.
И когда я писал об этом подвиге в "Комсомольской правде",  я,  конечно, думал, что  таран,  совершенный  Рябцевым  над  Брестом,  был  самым  первым воздушным тараном Великой Отечественной войны. И вдруг обнаружилось,  что  я ошибался.  Письма  читателей  и  радиослушателей  принесли  мне   совершенно неожиданные известия. Боевая  история  нашей  авиации  оказалась  еще  более удивительной и славной, чем я предполагал.
Сначала московский слесарь Федор Ильин сообщил  мне,  что  около  шести часов утра в  первый  день  войны  в  приграничном  местечке  Выгоде,  между Белостоком и Ломжей, он видел, как неизвестный советский летчик на  самолете "У-2" таранил атаковавший его "мессершмитт" и погиб сам,  сгорев  вместе  со своей машиной, которая упала недалеко от дома, где жил тогда Ильин.
Однако вслед за этим письмом пришли два   других - от летчиков-комсомольцев А.Загоруйко, В.Кабака и Ю.Малецкого и от бывшего сержанта 12-го истребительного авиаполка  Алексея Шанина из Волгоградской области. Они рассказали мне о воздушном таране летчика  младшего  лейтенанта Леонида Бутелина, служившего в одном полку с Шаниным. Леонид Бутелин еще в 5 часов 15 минут  утра  22  июня  1941  года  таранил  "Юнкерс-88"  над  своим аэродромом Боушев,  в  30  километрах  от  города  Станислава,  на  Западной Украине. Сам он при этом погиб.
Оказалось,  что  таран  22-летнего  белорусского  комсомольца  Бутелина записан в истории 12-го авиаполка. И я решил, что он и  был  первым  тараном Великой Отечественной войны. Но прошло  несколько  дней,  и  почта  принесла новые, неожиданные сюрпризы.
Два бывших летчика - подполковник в отставке Андрю-ковский из Ярославля и полковник запаса Молодов из Киева - сообщили, что  22  июня  еще  около  5 часов утра, то есть через полчаса после начала войны, их сослуживец по 46-му истребительному авиаполку, старший лейтенант Иван Иванович Иванов, в  районе Млынов, близ  города  Дубно,  на  Украине,  таранил  в  бою  "Хейнкель-111".
Погибший при этом  таране  старший  лейтенант  Иванов  за  свой  подвиг  был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
Позднее комсомолец Корчевный из  Херсона  прислал  мне  газету  "Правда Украины" со статьей, где приводилась цитата из боевой истории 46-го полка, с описанием подвига И.И.Иванова.
Казалось, теперь уже не было сомнений: первым  летчиком,  таранившим  в воздухе вражескую машину в первый час  войны,  следовало  признать  уроженца Московской  области,  старшего   лейтенанта   Ивана   Иванова.   Но   чудеса продолжались: позднее выяснилось, что в это же самое время,  около  5  часов утра,  на  другом  участке  фронта,  у  городка  Замбров,  таранил   в   бою "мессершмитт" летчик 124-го  истребительного  авиаполка,  младший  лейтенант Дмитрий Кокорев. Об этом мне сообщил старший лейтенант Львов, приложивший  к своему письму выдержку из полковой истории, где описан подвиг Кокорева.  Сам летчик, подобно Рябцеву, остался жив после тарана, вернулся в свою  часть  и был награжден орденом Красного Знамени. Кокорев погиб уже позже, 12  октября 1941  года,  над  аэродромом  Сиверская,  защищая   воздушные   подступы   к Ленинграду.
Вот  к  каким  неожиданным  результатам  привели  меня  поиски   следов неизвестного летчика,  таранившего  около  десяти  часов  утра  над  Брестом вражеский самолет. Словно разматывался сказочный клубок - так развертывалась передо  мною  героическая  история  нашей  авиации  в  первые  часы  Великой Отечественной войны. Петр Рябцев, таран которого произошел между  девятью  и десятью часами утра.  Неизвестный  советский  летчик,  в  шесть  часов  утра таранивший "мессершмитт" в районе  местечка  Выгоды  на  маленьком  самолете "У-2". Младший лейтенант Леонид Бутелин,  совершивший  свой  подвиг  в  пять часов пятнадцать минут утра. И, наконец, два летчика - Иван Иванов и Дмитрий Кокорев, которые совершили воздушные тараны около пяти часов утра.
Но за кем же все-таки остается первый  таран  в  Великой  Отечественной войне, спросит читатель: за Ивановым или за Кокоревым? Думаю, что установить это со всей точностью будет просто невозможно. Да и важно  ли  это  в  конце концов?
Пусть все эти  имена  -  Дмитрия  Кокорева  и  Ивана  Иванова,  Леонида Бутелина и Петра Рябцева - будут отныне и навсегда вписаны в боевую  историю нашей авиации, и страна воздаст должное памяти  отважных  летчиков,  которые грудью прикрыли небо Родины в грозный час войны.

www.bibliotekar.ru

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3955   
Рейтинг: 
0

Донецкая область была оккупирована в октябре 1941 г.
Во многих городах области, в том числе и Донецке, тогда Сталино, возникли стихийно организованные подпольные молодежные группы – "народные мстители" – так они себя называли. Наиболее хорошо организованная подпольная группа г.Сталино действовала под руководством Андрея Вербоноля, жителя поселка Калиновка, работавшего до 1941 г. на Донецком металлургическом заводе. В октябре 1941 г. совместно с Борисовым Алексеем в подвале №37 по 10-й линии (ул.Федора Зайцева Ворошиловского р-на) он спрятал легкий пулемет с патронами. 17 ноября 1941 г. пулемет был взят на вооружение всей группы. На момент оккупации города группа Андрея Вербоноля состояла из его близких товарищей в количестве 5 человек. Это сам Вербоноль, Борисов Алексей, Чибисов Леонид, Оленчук Тимофей, Чистякова Ирина и Иванова Матрена. К лету 1942 г. группа пополнилась за счет вербовки личных знакомых и военнопленных, освобожденных из лагерей, и в своем составе имела уже 40 человек. В январе 1943 г. в подпольную группу вступил бежавший из немецкого лагеря старший инженер Донецкого металлургического завода Виктор Грицаенко. Вместе с молодым врачом Ириной Чистяковой они организовывали инфромгруппу, установив в квартире Чистяковой радиоприемник. Ежедневно до дня освобождения принимались сводки советского информбюро. На пишущей машинке Ира размножала эти сводки и листовки, чтобы потом распространить по городу. В квартире Чистяковой всегда хранились оружие и боеприпасы, добываемые участниками группы. В район деятельности "народных мстителей" входил город Сталино, включая его окраины. Кроме того, группа держала связь и с подпольными организациями, работающими в Макеевке, Славянске, Старом Керменчике и др.
Перед самым освобождением, 17 августа 1943 г. начались массовые аресты подпольщиков. 2 сентября 1943 г. в 4 часа 30 мин. утра И.Чистякова, М.Иванова, А.Борисов, Т.Оленчук, Л.Чибисов были выведены из камер тюрьмы, помещавшейся по 3-й линии (ул.Красноармейская Ворошиловского р-на), погружены в грузовую автомашину, вывезены и расстреляны.
Грицаенко, уйдя 21 августа 1943 г. в подполье в Петровском районе, еще продолжал работу и руководство инфромгруппой по выпуску сводок.
Андрей Вербоноль погиб в бою 6 сентября и похоронен 9 сентября в парке им.Володина на пос.Рутченково.
В честь героев названы улицы районов г.Донецка: улица Вербоноля в Кировском районе, ул.Чистяковой в Ленинском районе, ул.Чибисова в Петровском районе, ул.Оленчука в Буденовском районе.

Нач.отдела информации и использования документов госархива Донецкой области Максимчук Т.А.

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4642   
Рейтинг: 
0

Будем жить!

К Международному дню освобождения узников фашистских концлагерей (11 апреля)

Вторая мировая война 1941-1945 гг. принесла неисчислимое количество жертв и смертей. СССР потерял около 27 млн. человек, в том числе 11,3 млн. человек на фронте, 4-5 млн. партизан, много людей погибло на оккупированной территории и в тылу страны. В фашистском плену оказалось около 6 млн. человек.
В Донецкой области было убито и замучено 174.416 мирных граждан, 149.367 военнопленных, сломаны судьбы 252 тысяч граждан, угнанных в Германию.
В октябре 1941 г. немецко-фашистские войска захватили Донбасс. Почти сразу на оккупированной территории новая власть установила обязательную трудовую повинность. Вся Украина была превращена в огромный трудовой лагерь. Лагери разделялись на 2 категории – для гражданского населения и для военнопленных.
Лагеря для гражданского населения включали в себя концентрационные лагери, исправительно-трудовые, гетто, гестаповские тюрьмы, пересыльные и трудовые лагери.
В трудовых и исправительно-трудовых лагерях содержались граждане, уклонявшиеся от трудовой повинности, уплаты налогов, распоряжений местных комендатур. Попадали туда люди и просто в результате внезапных уличных облав, устраиваемых немецкой жандармерией. Как правило, при помещении в лагерь определялся срок пребывания в нем.
Для принудительного содержания лиц еврейской национальности с целью их дальнейшего уничтожения создавались гетто.
В гестаповских тюрьмах содержались заключенные по политическим мотивам.
В пересыльные лагери помещали задержанных мирных граждан с целью дальнейшего их вывоза на принудительные работы в Германию.
Лагери для военнопленных делились на дулаги (сборные пересыльные пункты), шталаги (для военнопленных рядового и сержантского состава), офлаги (для военнопленных офицеров). Всего зафиксировано существование во время войны лагерей для военнопленных в 242 населенных пунктах Украины.
По документам госархива Донецкой области, Госархива Российской федерации, Центрального госархива общественных объединений Украины и Центрального архива органов власти и управления Украины установлено, что на территории нашей области располагались трудовые лагери для мирного населения в городах Горловке, Красноармейске, Макеевке, Мариуполе, Сталино (Донецке), в Артемовском и Константиновском районах.
По протоколам допросов и актам обследования чрезвычайных комиссий зафиксированы следы расположения лагерей для военнопленных в городах Горловке, Иловайске, Краматорске, Макеевке, Мариуполе, Славянске, Сталино, Торезе, в Артемовском, Дзержинском, Константиновской, Красноармейском, Краснолиманском, Селидовском, Снежнянском, Старобешевском, Старо-Керменчикском, Харцызском районах.
В лагерях содержались как взрослые мужчины и женщины, так и подростки, дети.
Узников пытали, расстреливали, заживо сбрасывали в шурфы шахт.
В протоколах допросов свидетелей, актах Сталинской областной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов зафиксированы страшные факты преступлений, читать которые без содрогания невозможно.
В районе Меловой горы с северной стороны города Краматорска, где с ноября 1941 г. по сентябрь 1943 г. для военного и гражданского населения был создан лагерь, погибло 3 тысяч человек.
Жители г.Краматорска с содроганием и ужасом вспоминали 25 января 1942 года, когда по приказу бургомистра по городу произвели облаву на мужчин, женщин, стариков, подозреваемых в сочувствии советской власти. Всех задержанных вели в лагерь, затем группами расстреливали у карьеров.
В лагерях Макеевки погибло свыше 10 тысяч человек.
В Горловке пленные из лагеря в Калининском районе работали на строительстве брикетной фабрики, действовал также лагерь на территории поселка машиностроительного завода имени Кирова, здесь погибло 2.158 человек.
Свыше 3 тысяч человек были расстреляны, замучены и заживо замурованы оккупантами в алебастровой шахте г.Артемовска.
В начале июня 1942 г. в г.Красноармейске, около шамотной фабрики, был организован лагерь для работы в армейских продовольственных складах, в который было отобрано 200 военнопленных физически здоровых, а остальные 1.600 военнопленных здоровых и больных были погружены в вагоны и увезены в станционный лагерь в г.Запорожье. Смертность военнопленных в лагере не прекращалась, так как в лагере свирепствовал сыпной тиф. Ежедневно умирало 20-30 человек. Захоронения умерших производились самими военнопленными, содержащимися в лагере. Голод, полное отсутствие питания, за исключением сырой кукурузы в кочанах и горячей воды, а также эпидемия тифа способствовали массовой смертности военнопленных.
Архивные документы периода оккупации, а также акты Сталинской областной комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков до сих пор вызывают интерес у исследователей, краеведов. Архивисты используют данные документы при составлении ответов на обращения граждан Украины и стран бывшего СССР о подтверждении факта проживания на оккупированной территории, угона в Германию, расстрела.
К сожалению, на хранении в госархиве Донецкой области имеются документы только одного лагеря – Юзовского Центрального лагеря для военнопленных, в котором принудительно содержалось и гражданское население (г.Донецк). На протяжении января 1942 г. - сентября 1943 г. в данном лагере погибло около 40 тысяч человек. Были вывезены из лагеря и брошены шурф шахты "Калиновка" 2 тысячи евреев.
Документы Юзовского центрального лагеря представляют собой заявления и справки военнопленных, журнал регистрации больных военнопленных, поступивших в лагерную больницу.
Документы других лагерей в госархив области не поступали. Архив может подтвердить существование на территории области того или иного лагеря. Однако за отсутствием списков людей содержавшихся и погибших в немецких лагерях, подтвердить пребывание граждан в лагере не представляется возможным. Для подтверждения факта принудительного пребывания в лагере архив рекомендуем обращаться в Главный Центр реабилитации и архивной информации МВД России (г.Москва-117418, ул.Новочеремушкинская, 67); Центр хранения историко-документальных коллекций (г.Москва-125212, ул.Выборгская, 3)

Андрийчук С.Л., Максимчук Т.А. Государственный архив Донецкой области. Фото - из цикла "Будем жить!" - Александр Илларионов

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7440   
Рейтинг: 
0

Прощай, оружие! Колокольщики Донецка переплавили для парка патроны и гильзы времен Великой Отечественной.

На Донецком металлургическом заводе выплавили первый памятник для обновленного парка Ленинского комсомола. Православный колокол весом 850 кг власти собираются поставить уже к 9 мая недалеко от памятника "Твоим освободителям, Донбасс". Создатели монумента использовали при работе над ним в прямом смысле слова осколки войны — для изготовления колокола переплавили ржавые пули и гильзы Второй мировой, которые поисковые отряды откопали на территории области. "Сам колокол сделан из бронзы, военных боеприпасов добавили туда немножко — символически. Но перед тем как бросать находки археологов в ковш, пришлось их аккуратно перебирать — среди "сырья" попадались еще нестреляные капсюли, а один патрон был вообще заполнен порохом — мог при переплавке взорваться и наделать беды. Но мы вовремя его заметили и, в общем без приключений, в колокол удалось вложить дух военной эпохи", — рассказал нам начальник участка колоколов ДМЗ Сергей Самойлов, сообщает segodnya.ua.
На колокол мастера нанесли изображения трех икон, которые по православной традиции должны оберегать Родину: Георгия Победоносца, Казанской Божьей Матери и Архистратига Михаила. А между иконами выписано металлом стихотворение в память о наших героях-освободителях.
Кстати, дизайн колокола разработала восходящая звезда донецкого завода — двадцатилетняя художница Анастасия Гайдарь, которая работает на ДМЗ с 17 лет, и, несмотря на свой юный возраст, успела разработать десятки скульптурных моделей для колоколов. Лики святых Настя вырезает по пластилину, а потом модельщики переносят их на воск в натуральную величину и только после этого заливают фигурную форму металлом.
В парке Ленкома для памятника сделают постамент в виде огромной дуги с мемориальной табличкой. Колокол будет свободно висеть над землей и выполнять не только декоративную, но и свою прямую функцию — громко и проникновенно звонить.
Вчера металлурги по нашей просьбе провели его "тест-драйв" в своем цеху — и, по мнению "Сегодня", колокол с экзотической «начинкой» звучит отменно, не хуже своих классических цельнобронзовых собратьев.

Андрей Мащенко. «Сегодня». 24 марта 2010 года

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3715   
Рейтинг: 
0

На улицах БелградаНаступат. операция войск Юго-Зап. и Юж. фр., проведенная 13 авг.-22 сент. с целью завершения освобождения Донбасса. После разгрома нем.-фаш. войск под Сталинградом войска Юго Зап. (ген. армии Р.Я.Малиновский) и Юж. (ген.-полк., с 21 сент. ген. армии Ф.И.Толбухин) фр. к сер февр. 1943 освободили вост. часть Донбасса и вышли на рубеж р.Северский Донец, сев.-западнее Ворошиловграда, далее по р.Миус и восточнее Таганрога. Нем.-фаш. командование, стремясь удержать Донбасс, создало мощную оборону с передним краем по pp. Северский Донец и Миус. В глубине обороны были возведены оборонит. рубежи по pp. Крынка, Кальмиус и Самара.
Мн. города, поселки, деревни и командные высоты оборудовались как узлы обороны и опорные пункты. Особенно сильно был укреплен рубеж по р.Миус ("Миус-фронт"), К нач. Д.о. группировка пр-ка, оборонявшая Донбасс (1-я ТА и 6-я А группы армий "Юг", генерал-фельдм. Э.Манштейн), имела в своем составе 22 дивизии, в т. ч. 2 танк. и 1 моторизов. (ок. 540 тыс. чел., 5.400 орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий, ок. 1.100 самолетов). Войска Юго-Зап. (1-я гвард, 6-я, 12 я, 3-я гвард., 46-я, 8-я гвард. А, 17-я ВА, 23-й танк. и 1-й гвард. механизир. корпуса) и Юж. (51-я, 5-я Ударная, 2-я гвард., 28-я и 44-я А, 8-я ВА, 4-й и 2-й гвард. механизир. и 4-й гвард. кав. корпуса) фр. насчитывали 1.053 тыс. чел., ок. 21 тыс. орудий и минометов, 1.257 танков и САУ, ок. 1.400 самолетов. Ставка ВГК поставила задачу войскам Юго-Зап. фр. нанести гл. удар с плацдарма на р.Северский Донец в направлении Барвенково, Павлоград, Орехов, разгромить пр-ка и, наступая на Запорожье, отрезать донбасской группировке пути отхода на З., войскам Юж. фр. нанести гл. удар из р-на Куйбышево на Сталино, прорвать вражескую оборону на р.Миус, во взаимодействии с войсками Юго-Зап. фр. уничтожить пр-ка на Ю. Донбасса и в дальнейшем наступать в направлении Крыма и низовья Днепра. Действия фронтов координировал представитель Ставки ВГК Маршал Сов. Союза А.М.Василевский.
Первыми 13 авг. перешли в наступление войска прав. крыла Юго-Зап. фр., 16 авг. - гл. ударная группировка в центре. Бои сразу же приняли ожесточенный характер. Пр-к сильными контратаками стремился удержать занимаемый рубеж обороны. 18 авг. войска фронта овладели г.Змиев, что осложнило положение пр-ка в р-не Харькова. Однако в центре наступление развития не получило. 18 авг. в наступление перешли войска Юж. фр. 2-я гвард. и 5-я Ударная А. в тот же день вклинились в оборону пр-ка на р.Миус до 10 км. 4-й гвард. мк, наступая в полосе 5-й Ударной А, к кон. второго дня продвинулся в зап. направлении до 20 км, форсировал р.Крынка и захватил плацдарм на ее прав. берегу. Развивая наступление на Амвросиевку, войска Юж. фр. расчленили 6-ю нем.-фаш. А на две части, а затем нанесли удар на Ю. и 30 авг. при активном содействии Азовской воен. флотилии (контр-адм. С.Г.Горшков) разгромили таганрогскую группировку пр-ка и освободили Таганрог. На Миусском рубеже была пробита большая брешь, ликвидировать к-рую пр-к уже не смог. 1 сент. гитлеровское командование начало отвод на З. 6-й А и части сил 1-й ТА. Наращивая темпы наступления, сов. войска нанесли ряд новых сильных ударов по отступавшим войскам пр-ка. 8 сент. был освобожден г. Сталино. Войска Юго-Зап. фр. отбросили к 22 сент. пр-ка за Днепр южнее Днепропетровска и наступали к Запорожью, войска Юж. фр. вышли на рубеж р.Молочная. Большую помощь сов войскам оказали партизаны и подпольщики.
В результате Д.о. сов. войска продвинутись до 300 км, завершили освобождение Донбасса, разгромили 13 вражеских дивизий (в т.ч. 2 танк.). Сов. стране был возвращен важный угольно-металлургич. р-н. Выход сов. войск на рубеж Днепра и р.Молочная создал благоприятные условия для освобождения Сев. Таврии, Правобережной Украины и Крыма. Ок. 40 соединений и частей, наиболее отличившихся в боях, получили почетные наим. "Артемовские", "Горловские", "Мариупольские", "Славянские", "Таганрогские" и др.

Боевые действия Красной армии в ВОВ. Фото - "Войска советской армии на улицах Белграда" - Евгения Халдея

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 33261   
Рейтинг: 
+1
Таганрог советскийВойна в Приазовье пришла осенью 1941 года. Враг рвался в Донбасс, обходя его с юга, по побережью Азовского моря, и далее на Северный Кавказ. Немецкое командование придавало большое значение Таганрогу как важному стратегическому пункту, замыкавшему Азовское побережье по реке Миус. Захват нашего города был определен планом «Барбаросса». И это не случайно.
Во-первых, через Таганрог проходили местные железнодорожные линии, открывавшие путь и на Ростов, и в Донбасс. Во-вторых, в Таганроге находился оборудованный аэродром, построенный в 1938 году, позволяющий принимать легкие истребители и средние бомбардировщики. Фашисты подтянули к городу крупные силы - 1-ю танковую армию под командованием фон Клейста. Над Таганрогом и Ростовом-на-Дону нависла реальная опасность оккупации.
Обстановка на подступах к городу резко ухудшилась в середине октября 1941 г. Начались ожесточенные бои за Таганрог. Бойцы 31-й стрелковой дивизии, Азовской военной флотилии, 2-го Таганрогского истребительного батальона, созданного из рабочих предприятий, сдерживали напор врага.
Однако, когда немецкая эсесовской бригада «Лейбштандарт» была усилена 4-м танковым полком 13-й танковой дивизии (120 танков),последняя линия сопротивления пала, и днем 17 октября 1941 года первые подразделения оккупантов вошли в город.
О взятии Таганрога немецкими войсками страна узнала 22 октября 1941 из сводки Совинформбюро: «После упорных многодневных боев, в ходе которых противник потерял около 35 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными, наши войска оставили Таганрог». Началась фашистская оккупация города, которая длилась 683 дня.
Однако, несмотря на то, что в городе сосредоточились представительства практически всех разведывательных органов, штаб командующего 1-й танковой армии, зондеркоманда СС-10а, в Таганроге и его окрестностях действовали подпольные организации и партизанские отряды, подрывники полковника Старостина, фронтовые разведчики и засекреченная агентура НКВД.
В ноябре 1941 г. была создана городская подпольная организация. Во главе подпольщиков стоял центральный штаб, руководивший всей диверсионной и агитационно-пропагандистской работой. Руководителем его стал секретарь Матвеево-Курганского райисполкома Василий Афонов, а комиссаром – секретарь Таганрогского горкома комсомола Семен Морозов. Начавшись с 11 человек, к маю 1943г. подпольная организация насчитывала уже 500 таганрожцев. Под руководством городского штаба в оккупированном городе подпольные группы были созданы на металлургическом и инструментальном (комбайновом) заводах, заводах «Красный гидропресс», «Красный котельщик».
19 ноября 1941 года было взорвано трехэтажное здание немецкой комендатуры, под развалинами которого нашли свою могилу 147 гитлеровцев. В мае 1942 года был подорван склад боеприпасов, в июне организовано крушение немецкого воинского эшелона, в декабре – нападение на фашистский гарнизон в Маяковке. Горели склады, взрывались немецкие учреждения, выводились из строя паровозы. О деятельности таганрогского подполья неоднократно u1089 сообщалось в сводках Совинформбюро.
В начале 1943 г. комиссар таганрогской антифашистской подпольной организации Семен Морозов и члены его группы были арестованы. После пыток и допросов 23 февраля их расстреляли в Петрушиной балке, где за время фашистской оккупации было расстреляно около 10 тысяч мирных жителей Таганрога и окрестных сел. Это место таганрожцы назвали «Балкой смерти».
В мае 1943 г. в городе прокатилась новая волна массовых арестов подпольщиков. Полиция и гестапо обнаружили явки партизан и установили усиленную слежку за каждой квартирой. Около 200 подпольщиков было арестовано, в том числе и Василий Афонов. 6 июля 1943 г. они были расстреляны.
За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, 126 подпольщиков были награждены орденами и медалями. Комиссару таганрогского подполья Семену Морозову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза, командир подполья Василий Афонов также посмертно был награжден орденом Ленина.
Подвиги подпольщиков увековечены в памятниках и мемориальных досках, расположенных на территории города, в названиях городских улиц, в школьных книгах памяти, в многочисленных публикациях, среди которых и книга Генриха Гофмана «Герои Таганрога».
Лишь несколько месяцев не дожили подпольщики до освобождения города в ходе битвы на Миус-фронте. Это сражение было одним из самых масштабных и кровопролитных в ходе Великой Отечественной войны. И о нем еще будет говориться на этой конференции. Около 150 тысяч советских воинов различных национальностей сложили головы на Миус-фронте.
Успешным завершением этого сражения стало освобождение от фашистов Таганрога и всей Ростовской области. 30 августа 1943 года в 7 часов 30 минут, сломив оборону гитлеровцев, в город ворвались бойцы 130-й и 416-й стрелковых дивизий. С воздуха их поддерживали летчики 270-й бомбардировочной авиационной дивизии, с моря – Азовская военная флотилия.
Вечером 30 августа 1943 года в Москве прогремел салют в честь освобождения Таганрога и Ростовской области. Это был третий салют в истории Великой Отечественной войны. Дивизиям 130-й и 416-й, а также 6-й гвардейской бомбардировочной было присвоено наименование «Таганрогская».
Период временной фашистской оккупации закончился, но война продолжалась. Потери, понесенные городом, были огромны – разрушено более 80% промышленных площадей, ущерб составил более 300 млн рублей. Население Таганрога за период оккупации сократилось со 145 до 80 тысяч человек. В тяжелейших условиях возрождались промышленные предприятия, продукция которых шла на фронт.
На заводе им.Димитрова уже осенью 1943 г. в оставшихся цехах разворачивается ремонт боевых самолетов, приходящих из фронтовых частей. В 1944-1945 гг. идет строительство тяжелого бомбардировщика Ер-2. После восстановления инструментальный (комбайновый) завод в феврале 1944 года начал выпускать боеприпасы. За эти достижения завод в 1945 году награжден орденом Отечественной войны I-й степени.
В 1943 году «Красный гидропресс» также наладил выпуск продукции для фронта. За самоотверженную работу в годы войны 465 таганрогских рабочих были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Taganrog.su
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 14843   
Рейтинг: 
0

Девушка-снайпер

Есть в Европе то, чему действительно стоило бы поучиться и нам. Например, во Франции существуют три тысячи музеев, посвященных второй мировой войне. В каждом населенном пункте, где велись боевые действия, созданы исторические экспозиции, их функционирование финансируется из государственного и местных бюджетов. И это при том, что Франция - далеко не самая пострадавшая страна в ходе второй мировой войны.
А в Донбассе, несмотря на ожесточенные бои, проходившие во время Великой Отечественной войны, такие музеи можно по пальцам пересчитать. Безусловно, экспозиция, посвященная Великой Отечественной войне, есть в каждом краеведческом музее. А вот специализированных музеев у нас всего один народный музей "Донбасс непокоренный", находится он недалеко от городского центра [Донецка - прим. En], в Калининском районе по улице Разенкова, в доме 10 на первом этаже. На весь музей - один-единственный оплачиваемый сотрудник - Зинаида Ивановна Бокуемская. С ней накануне Дня Победы и беседовал корреспондент "Донецкого кряжа".

- Скажите, почему музей носит "титул" народного и как возникло название "Донбасс непокоренный"?
- Идея создания музея была своеобразной инициативой снизу. Зародилась она у жителей Калининского района, которые потеряли своих близких, друзей, знакомых в шурфе шахты 4-4-бис, куда фашистские оккупанты сбрасывали тела множества расстрелянных жителей города Сталино. Городское руководство с одобрением отнеслось к пожеланиям граждан, и в 1974 году было принято решение об открытии музея, посвященного Великой Отечественной. Почему "Донбасс непокоренный"? Дело в том, что за время немецкой оккупации в Донбассе ни на секунду не прекращалось движение сопротивления. Действовали подпольщики и партизаны, население ожесточенно боролось с захватчиками, а гитлеровцы не скупились на карательные акции. В одном только шурфе шахты 4-4-бис покоится около 100 тысяч человек, большинство из них так или иначе принимало участие в сопротивлении оккупантам. Сталинцы-дончане сражались до конца. Один из руководителей донецкого подполья Савва Матекин, когда его привели на расстрел, обхватил руками немецкого офицера и вместе с ним прыгнул в шурф. Другая участница подполья, чье имя пока еще не установлено, отказалась выдать своих товарищей, даже после того, как на ее глазах расстреляли двоих дочерей. И таких случаев бесчисленное множество.

- Популярен ли музей сейчас? Ведь теперь о роли Великой Отечественной войны в истории нашего народа, нашего региона предпочитают лишний раз не вспоминать.
- Именно для того, чтобы не забывали войну, музей и существует. Бывало, приходят дети на экскурсию и совсем ничего не знают про Великую Отечественную. Говорят, что в школе им твердят о том, что война была между двумя диктаторами - Сталином и Гитлером. А мы Донбасс, Украина как бы и ни при чем. Музей "Донбасс непокоренный" восстанавливает историческую правду. Для многих она становится настоящим откровением, и потом некоторые подростки и молодые люди начинают, по мере возможности, помогать музею. Например, сейчас при музее создана молодежная секция, которую возглавляет Александр Панько. Они снимают документальный фильм "Поверженный фашизм" на основе воспоминаний донецких ветеранов.

Музей занимается и общественной деятельностью. Мы собираем материалы по истории партизанского и подпольного движения в Донбассе и надеемся когда-нибудь их опубликовать. В музее постоянно собираются различные ветеранские группы: партизаны, сыновья полков, освободители города Киева. Актив музея помогал при создании Книги Памяти по Донецкой области.
Хочу сказать и о наболевшем. Несмотря на "народный" статус и на уникальность музея, а также на то, что в течение года его посещают около двух тысяч человек, причем, приезжают гости из Югославии, Англии, США и других стран, власть о нас предпочитает не вспоминать. Два года тому назад Калининский райисполком выделил нам две тысячи гривен, на том забота и кончилась. А дальше музей прикрепили к горисполкому, но оттуда пока нет никакой поддержки, кроме моральной. Сердце болит еще и из-за того, что в музее нет ни уборщицы, ни тем более экскурсовода. Стекла в окнах какие-то недоумки выбили. Недавно прорвало трубы и залило помещение, а на восстановление помещения средств ни у кого нет. Возможно, потому, что мы никогда не изменяли основному принципу нашей работы вход в музей для всех посетителей бесплатный. Донбасс не покорился оккупантам. Надеюсь, не покорится и горькой судьбе.

Алексей ИВАНОВ. Донецкий кряж, №1036 от 07.05.2004. Фото - "Девушка-снайпер" - Евгений Халдей
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4252   
Рейтинг: 
0
Будем жить....!!!К осени 1942 г. войска вермахта продвинулись к Волге, в район Сталинграда. В результате тяжёлых боёв под Сталинградом и непосредственно в городе, немецкая 6-я армия (Ф.Паулюс) вышла к р.Волга. Однако, начавшаяся в ноябре 1942 г. операция советских войск под кодовым наименованием «Уран» сорвала планы немцев по окончательному захвату Сталинграда. В результате ударов Красной армии по сходящимся направлениям, немецкая 6-я армия попала в окружение. В результате крупного поражения немецких войск под Сталинградом, стратегическая инициатива в ноябре 1942 г. вновь оказалась в руках советской стороны.
Воспользовавшись переходом стратегической инициативы в свои руки, Ставка требовала проведения каскада наступательных операций советских войск, проводимых практически без оперативных пауз с целью оттеснения армий немецкой группы «Б» от блокированной в Сталинграде 6-й армии. Новая операция получила наименование «Сатурн». Целью операции являлось окружение ударами войск Красной армии от плацдармов на правом берегу рек Чир, Дон в сходящихся направлениях, и последующий разгром 8-й итальянской армии и немецких войск, отброшенных к р.Чир. Части Воронежского и Юго-Западного фронтов развернулись в боевой порядок к 3 декабря. На главном направлении удара с донского плацдарма на Миллерово действовала 1-я гвардейская армия (В.И.Кузнецов) Юго-Западного фронта (Н.Ф.Ватутин).
Противник, собрав в кулак все имеющиеся в его распоряжении танковые и механизированные соединения, 12 декабря перешёл в контрнаступление с целью деблокирования окружённой 6-й армии из района Котельниковской в направлении на Сталинград. В связи с новыми обстоятельствами, Ставка сузила размах операции наступления в районе среднего течения Дона. Был разработан новый план наступления под кодовым наименованием «Малый Сатурн», целью которого являлось отражение деблокирующего удара.
Согласно плану, 4-й гвардейский стрелковый корпус (Н.А.Гаген), входивший в ударную группу 1-й гвардейской армии, должен был наступать с Осетровского плацдарма на правом берегу р.Дон в направлении на Писаревку. Авангардная 195-я стрелковая дивизия (В.П.Каруна) на второй день наступления должна была выйти на рубеж Кантемировка, Просяной, на третий – на рубеж Марковка, Кобычино, Стрельцовка, Великоцк, что северо-западнее Миллерово. Сосед справа – 267-я стрелковая дивизия (В.А.Герасимов) 6-й армии (Ф.М.Харитонов), входившей тогда в состав Воронежского фронта (Ф.И.Голиков); справа – 41-я гвардейская стрелковая дивизия (Н.П.Иванов) 1-й гвардейской армии.
К 5:00 16 декабря 1942 г. ударная группа 195-й стрелковой дивизии заняла исходные позиции на плацдарме. В 8:00 началась артподготовка, после которой дивизия перешла в наступление. К исходу дня части дивизии были в 4 км от р.Дон, и по приказу комдива окопались, отражая контратаки противника. В результате наступления в первый день операции, войска 6-й и 1-й гвардейской армии прорвали первую полосу оборонительного рубежа противника, углубились в его расположение на 3-4 км. Это встревожило командование Юго-Западного фронта, поскольку план операции предусматривал высокий темп наступления. Для форсирования наступления было решено ввести в сражение танковые корпусы.
В полосе 195-й стрелковой дивизии предполагался ввод 17-го танкового корпуса (П.П.Полубояров) в направлении с Осетровского плацдарма на Кантемировку. Однако, в связи с наличием на оборонительном рубеже «трёхэтажных» минных полей (мины в земле были установлены летом 1942 г., по земле – осенью, и зарыты в снег - зимой) и необходимостью обустройства проходов в них, ввод танков в прорыв задержался на сутки.
В ночь на 18 декабря была проведена разведка второй оборонительной полосы противника на участке Дубровиковка, Голый. Были получены сведения, что противник начал покидать оборонительный рубеж. Днём 18 февраля танки 67-й танковой бригады (Н.П.Голяс) под вой сирен совместно со 195-й стрелковой дивизией устремились на Дубровиковку и овладели ею. После, 67-я танковая бригада наступала на правом фланге, а 195-я стрелковая дивизия овладела Голым и совместно со 174-й танковой бригадой стремительным броском - Писаревку. Сосед слева, 41-я гвардейская стрелковая дивизия вела бои в на рубеже р.Богучарка и в районе слободы Анно-Ребриковская.
Однако, сосед справа - 267-я стрелковая дивизия отстала от авангарда ударной группы. Противнику удалось задержать части 17-го танкового корпуса на р.Богучар. Пока танкисты вели огневой бой на рубеже, батальон 195-й стрелковой дивизии обошёл командные высоты и ударил с тыла. В результате, 17-й такновый корпус форсировал Богучар, обогнал 195-ю стрелковую дивизию и вышел на оперативный простор, подавляя очаги сопротивления в тылу противника. К исходу дня ударная группа 4-го гвардейского стрелкового корпуса – 195-я стрелковая дивизия заняла Рудаевку, Титаревку, Поповку, удалившись от р.Дон на 50 км.
19 декабря 1942 г. 17-й танковый корпус во взаимодействии с 4-м гаврдейским стрелковым корпусом овладел Кантемировкой, а 195-я стрелковая дивизия выдвигалась к железной дороге на участке Кантемировка, Зориновка. Вечером штадив разместился в Колесниковке.
20 декабря наступление советских войск продолжалось. 195-я стрелковая дивизия заняла с.Бык, но было обстреляно артиллерией противника со ст.Гартмашевка. Согласно приказу комкора, основные силы 195-й стрелковой дивизии блокировали Гартмашевку, а передовой полк выдвинулся в тыл обороняющимся, заняв сёла Никольское, Морозовка Меловского района Ворошиловградской области, положив начало освобождению Украины. Вскоре сюда вышли части 41-й гвардейской стрелковой дивизии, а спустя сутки – 17-го танкового корпуса.
Тем временем, 41-я гвардейская стрелковая дивизия заняла Пивневку и атаковала ст.Чертково, где оборонялась 10-тысячная группировка противника. Один полк пехоты обошёл станцию и овладел Шептуховкой, окружив группировку в Чертково, Меловом. Северная окраина Чертково в течение последующих 2,5 недель несколько раз переходила из рук в руки. Под Чертково стягивались части 35-й, 57-й гвардейских стрелковых дивизий, 47-го истребительно-противотанкового полка, 1-го артиллерийского дивизиона.
21 декабря 17-й танковый корпус занял Зеликовку, Стрельцовку, нацеливаясь главными силами на Миллерово. 22 декабря полк пехоты 195-й стрелковой дивизии перехватил шоссе Беловодск-Чертково, Беловодск-Марковка, ухудшая положение гарнизона Чертково, после чего занял оборону на участке шириной 35 км до подхода главных сил. 67-я танковая бригада заняла Баранниковку. 23 декабря советские войска заняли Сулин, перерезав связь гарнизонов Миллерово и Чертково с Ростовом и зайдя в тыл наступающим на Сталинград частям 4-й танковой армии противника. Попытки деблокирования 6-й армии, окружённой в Сталинграде, провалились.
24 декабря в результате наступления войск 1-й гвардейской армии, на севере Ворошиловградской области образовалась дуга, выгнутая к Старобельску. На рубеже Марковка, Беловодск, Чертково, Миллерово, Тацинская части 4-го гвардейского стрелкового, 4-го гвардейского танкового корпусов попали под контрудар противника, производимый свежими силами. Части 17-го (П.П.Полубояров) и 18-го (Б.С.Бахаров) танковых корпусов выбили противника из Миллерово, но переброшенный сюда из-под Каменска немецкий 30-й армейский корпус (М.Фреттер-Пико) врсстановил позиции немцев в Миллерово. Советские войска перешли к активной обороне. На старобельском направлении в бой вступила 106-я стрелковая бригада (И.Н.Мошляк). Бои приняли затяжной и ожесточённый характер.
26 декабря части 41-й гвардейской стрелковой дивизии вышли к Ходакову, Михайлово-Александровке. Тем временем, красные партизаны при поддержке трёх танков корпуса Полубоярова совершили рейд в Ново-Деркул, разрушив немецкую линию связи Беловодск-Ворошиловград.
28 декабря из района Беловодска, Ново-Лимаревки противник бросил 19-ю танковую дивизию СС и 320-ю пехотную дивизию на выручку окружённой в Меловом, Чертково группировке. К исходу дня танки противника потеснили части 4-го гвардейского стрелкового корпуса, 17-го танкового корпуса и 9-го артдивизиона из сёл Копани (Раздолье), Стрельцовки и Новоникольска.
Противник ожесточённо сопротивлялся на рубеже Калмыковка, Новострельцовка, где на узком участке фронта была сосредоточена целая немецкая дивизия. Задача прорыва вражеской обороны была возложена на 17-й танковый корпус. Для наступления смогли выделить лишь 67-ю и 174-ю танковые бригады, поэтому оставалось надеяться лишь на внезапность удара. В ночь на 29 декабря 1942 г. танковые бригады скрытно заняли исходные позиции, а с рассветом под вой сирен без артподготовки пошли в атаку. Противник смог открыть огонь лишь тогда, когда советские танки вышли на рубеж обороны. В бою за Новострельцовку погиб комбриг-67 Н.П.Голяс. Но, в результате удара дивизия противника была разгромлена, а рубеж обороны взят советскими войсками.
В результате Среднедонской наступательной операции («Сатурн», «Малый Сатурн»), закончившейся 30 декабря 1942 г., советские войска вступили на территорию Донбасса, – в Меловской район Ворошиловградской области. Положила начало освобождению Украины 195-я стрелковая дивизия, первой ворвавшаяся в Меловской район. В результате операции, советские войска разбили до 5 итальянских, 4 румынских и 2 немецких дивизий, и это непропорциональное соотношение в потерях осложнило и без того натянутые отношения в высших эшелонах власти между Германией и её союзниками.
Советское наступление на Среднем Доне, а также в восточной части Слободской Украины было отнюдь не триумфальным шествием. Наступающие части Красной армии несли потери, отрицательно влияющие как на темп их дальнейшего наступления, так и на их боеспособность. Рассмотрение событий только на одном оперативном направлении даёт понять, что бои носили кровопролитный характер, противник контратаковал, а в тылу наступающих советских войск продолжали сражаться окружённые вражеские гарнизоны.
30 декабря 1942 г. на старобельском направлении в бой была введена 106-я стрелковая бригада. имевшая задачу выбить противника из района Стрельцовки. Внезапным ударом 1 января 1943 г. бригада Мошляка овладела Новоникольском и завязала бои за Копани, ворвавшись в село. 1 января в район Новострельцовки вышли части 41-й гвардейской стрелковой дивизии, усиливая внешний фронт окружения чертковского гарнизона. 2 января танки и пехота противника вновь перешли в наступление на Меловое, а 3 января, навстречу им, наступали советские части…
В начале января 1943 г. советские войска готовились к новой наступательной операции с целью разгрома группировки противника на востоке Слободской Украины. 6 января командование 6-й армии (Ф.М.Харитонов) получает задачу выхода на рубеж Шахово, Тимоново, Нагольная, Демьяновка, Грицаевка, Гайдуковка к 8 января. Однако, вследствие задержки с сосредоточением войск Воронежского фронта, начало операции перенесено на 14 января.
7 января части 1-й гвардейской армии осуществили первый общий штурм позиций противника, окружённого в районе Чертково. Поскольку огневые средства противника были установлены на удобных позициях, а наступающие части хорошо простреливались противником, штурм окончился неудачно. Однако, к исходу 7 января к Чертково подошла 57-я гвардейская стрелковая дивизия, уплотнив фронт окружения. 9 января 57-я гвардейская стрелковая дивизия овладела окраиной Мелового.
К предстоящему наступлению, Ставка решила усилить Юго-Западный фронт на донбасском направлении четырьмя танковыми корпусами, имеющими в наличии по 50-65 исправных танков.
14 января 1943 г. началась Острогожско-Россошанская наступательная операция Воронежского и Юго-Западного фронтов. Для Донбасса данная операция знаменательна освобождением северо-востока Ворошиловградской области. В первый день операции два батальона пехоты противника при 14 танках и взводе автоматчиков вновь осуществили контрудар в направлении Чертково. После отражения контрудара, части 4-го гвардейского стрелкового корпуса (Н.А.Гаген) перешли в наступление, освободив к вечеру Стрельцовку, Калмыковку. Остатки 19-й танковой и 320-й пехотной дивизий противника отступили к Беловодску. В наступление перешла и 6-я армия, но её темпы выдвижения были медленными вследствие ожесточённого сопротивления оппонентов и слабой армейской разведки.
В ночь на 15 января начал отступление в западном направлении гарнизон Чертково. В районе Стрельцовки он подвергся бомбардировке, но часть группировки противника, всё же, смогла прорваться через порядки 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Бои в окружении продолжались до 16 января. Авиация советского 3-го авиакорпуса нанесла удар по аэродрому в Старобельске, уничтожив 15 самолётов и 1 ангар противника. Сюда будет направлен и главный удар наземных войск Красной армии.
Поддерживая наступление 6-й армии в течение этого и двух последующих дней, авиакорпус бомбил позиции противника в Белолуцке, Новопскове, Каменке, Новороссоши. Командарм-6 приказал своим войскам форсировать наступление: 350-й стрелковой дивизии – на Новобеленькую, Белолуцк, ст.Солидарный; 172-й стрелковой дивизии – на каменку, осиновое 2-е, Белокуракино; 267-й стрелковой дивизии – на Новороссошь, Новопсков. Для преодоления рубежа обороны противника по р.Айдар и форсирования наступления, в бой был введен 3-й танковый корпус М.Д.Синенко.
Полоса наступления 195-й стрелковой дивизии (В.П.Каруна) на старобельском направлении была сужена до 3 км (восточнее Кризского). Оставшаяся часть была передана правофланговому (106-й стрелковой бригаде) и левофланговому (35-й гвардейской стрелковой дивизии) соседям. Кроме цели концентрации удара на узком участке фронта, командование компенсировало нехватку людских ресурсов, поскольку часть дивизии Каруны до сих пор вела бои за Гартмашевку. 70% дивизионной артиллерии сосредоточилось восточнее кризского в ночь на 16 февраля.
Район Старобельска удерживали 16-я и 19-я танковые дивизии противника со средствами усиления. Старобельск был превращён противником в мощный узел обороны. Во-первых, это был узел коммуникаций на железной дороге Валуйки, Ворошиловград, Новошахтинск – тыловой коммуникации противника, которая с перебоями, но всё ещё действовала. Во-вторых, не овладев Старобельском, Красная армия не могла развернуть масштабное наступление на Донбасс. Поступал приказ немецкого командования удерживать город до конца. С юго-востока и востока город прикрывали минные поля и заслоны, а с севера – заснеженные балки, счивавшиеся непроходимыми для танков. Здесь командование Юго-Западного фронта и запланировало удар в тыл обороняющему Старобельск противнику.
В ходе наступления советских войск 16 января были освобождены Россошь, Марковка, Каменка, Меловое, Ольховатка, Митрофановка, Пухово. За успешно проведенную операцию по окружению и разгрому группировки противника в районе Кантемировки, 17-й танковый корпус был переименован в 4-й гвардейский Кантемировский танковый корпус, а входившие в него 66-я, 67-я, 174-я танковые и 34-я мотострелковая бригады – соответственно в 12-ю, 13-ю, 14-ю гвардейские танковые и 3-ю гвардейскую мотострелковую бригады.
195-я стрелковая дивизия 16 января начала штурм Гартмашевки, одновременно наступая на Кризское, в старобельском направлении. Сопротивление в обоих пунктах было ожесточённое: только днём 17 января дивизия берёт Кризское, а противник отходит к Сычёвке. В районе Гартмашевки после бомбового удара арьергард дивизии пошёл в атаку. Оправившись от удара, противник открыл огонь со всех точек. Однако, после исчезновения последней надежды на деблокирование, гарнизаон Гартмашевки 19 января сдался. Был захвачен аэродром с трофеями: 150 автомашин, 20 орудий, 10 танков, склады с боеприпасами, военным имуществом, продовольствием.
17 января 1943 г. противник во второй, и последний, раз отступил из района Миллерово, где советские войска захватили 17 самолётов, множество складов и железнодорожных составов, а также Красновки (железная дорога Миллерово-Ворошиловград). 41-я гвардейская стрелковая дивизия закончила зачистку Мелового, Чертково от противника. Войскам 1-й гвардейской армии (В.И.Кузнецов) предстояло наступление на Старобельск.
На левом крыле Юго-Западного фронта части 3-й гвардейской и 5-й танковой армий 15-19 января подошли к Северскому Донцу на участке от Ново-Луганской до Каменска, Белой Калитвы.
19 января 172-я стрелковая дивизия при поддержке 115-й танковой бригады 3-го танкового корпуса овладела Белокуракино, захватив два железнодорожных состава и прочие трофеи. Войска Воронежского фронта захватили ст.Валуйки и Уразово. Связь гарнизона Старобельска с группировкой противника, обороняющей Харьков, была нарушена. 4-й гвардейский стрелковый корпус овладел Новоспасовкой, Даниловкой, Городищем, а 4-й гвардейский танковый корпус – Ново-Деркулом и Третьяковкой.
20 января 1943 г. 195-я стрелковая дивизия начала обход Старобельска с северо-востока. Вечером дивизия овладела Евсугом и выслала разведку в Старобельск. Для взятия узла обороны противника в Старобельске, командование Юго-Западным фронтом решило использовать 10-й танковый корпус, который поступил в оперативное подчинение 1-й гвардейской армии. Переброшенный за 3 недели в 19 железнодорожных эшелонах, к исходу дня 20 января «новоиспечённый» танковый корпус сосредоточился в районе Богучара, где получил задачу форсированного марша в район Евсуга.
Продолжалось наступление советских войск в направлении Старобельска. В полосе 6-й армии, 172-я стрелковая дивизия к утру 20 февраля овладела Приходьковкой, но была контратакована противником из Белолуцка и потеснена к северной окраине Осиново 2-го. 195-я стрелковая дивизия овладела Ново-Лимаревкой, Шуликовкой, Парневым. Части 41-й гвардейской стрелковой дивизии и 12-й гвардейской танковой бригады овладели Беловодском. Войсками Юго-Западного фронта были взяты Большая Черниговка и ст.Чеботовка.
21 января 4-й гвардейский танковый корпус освободил Богдановку, Ново-Александровку, Кононовку, Гармашевку (последнее село в декабрьских боях несколько раз переходило из рук в руки), а 35-я гвардейская стрелковая дивизия – Литвиновку, Брусовку. Днём 21 января в расположение 195-й стрелковой дивизии вернулись разведчики из Старобельска, и доложили, что до самого города крупных соединений противника нет. Части дивизии устремились к городу, сбив с позиций мелкие группы противника в Проезжем, Лимане, и достигнув северной окраины Старобельска.
21 января 172-я стрелковая дивизия овладела Просвирней, Приходьковкой, Демьяновкой, закрепляясь основными силами в районе Белокуракино. Были отбиты две контратаки противника со стороны Павловки. Штарм-6 постваил задачу войскам 6-й армии при поддержке 3-го танкового корпуса уничтожить противника в районе Белолуцка, Можняковки, Новопскова, а к исходу 23 января овладеть: 350-й стрелковой дивизии и одной танковой бригаде 3-го танкового корпуса – Покровским, Тарасовкой, Плахо-Петровской, Тимоново; 172-й стрелковой дивизии и двум танковым бригадам 3-го танкового корпуса – Плахо-Петровской, грицаевкой; 267-й стрелковой дивизии – Грицаевкой, Гайдуковкой, Нещеретово.
К исходу 21 января основные силы 10-го танкового корпуса достигли Морозовки, где командир корпуса В.Г.Бурков получил приказ командующего 1-й гвардейской армией В.И.Кузнецова на выделение одной танковой бригады для боёв за Старобельск.
Задача участия в боях за Старобельск была возложена на 183-ю танковую бригаду Г.Я.Андрющенко. В 20:00 21 января бригада в составе 40 танков начала форсированный марш, и к утру 22 января сосредоточилась в указанном районе, где поступила в оперативное подчинение 4-му гвардейскому стрелковому корпусу (35-я, 41-я гвардейские и 195-я стрелковые дивизии). Совершив 20-километровый марш, к полудню бригада Андрющенко была в районе х.Раздольный. Предстояло столкнуться с частями 19-й танковой и двух пехотных дивизий противника, обороняющих Старобельск.
К исходу 22 января Старобельск был взят наступающими частями 1-й гвардейской армии в клещи. С северо-запада к юго-западу и с востока город охватили части 35-й гвардейской, 195-й стрелковых дивизий, 106-й стрелковой бригады, 41-й гвардейской стрелковой дивизии. В полосе 195-й стрелковой дивизии действовала 183-я танковая бригада, а 41-й гвардейской стрелковой дивизии – 4-й гвардейский танковый корпус. Во взаимодействии с 4-м гвардейским стрелковым корпусом, части 4-го гвардейского танкового корпуса полуокружили город. Главные силы 183-й танковой бригады были скрытно сосредоточены севернее Старобельска.
В этот день войска 1-й гвардейской армии также освободили Новый Айдар, Станично-Луганское – ст.Кондрашевская и Кондрашевская-Новая. К р.Северский Донец северо-восточнее Ворошиловграда вышел ветеран боёв за Миллерово – 18-й танковый корпус генерала Б.С.Бахарова.
Севернее Старобельска 22 января в наступление перешли 6-я армия и 3-й танковый корпус. 350-я стрелковая дивизия взяла Лозное (Буряково), Берёзово, подошла к восточной окраине Лозно-Александровки, и во взаиможействии с 54-й танковой бригадой овладела Белолуцком. 172-я стрелковая дивизия овладела Ставычино, Шевкунёвкой, удерживала Просвирню, Приходьковку, Макартетино и отразила две контратаки противника со стороны Павловки на северной окраине Белокуракино. Противник в полосе 6-й армии отходил на Романовку, продолжал удерживать Можняковку, Мартыновку, Кубань, Рогово, центральную и южную часть Новопскова.
В 4:00 23 января 195-я стрелковая дивизия при 5 танках после мощного огневого налёта и удара 1-й истребительной авиабригады (Н.Д.Ефремидзе) перешла в наступление на город с северо-востока, куда начал переброску своих главных сил противник. Воспользовавшись этим, 183-я танковая бригада внезапно ударила с севера, смяла оборону противника и устремилась к центру Старобельска. Восточнее города, 195-я стрелковая дивизия отбила контратаку и ворвалась в Старобельск. С северо-западной стороны в Старобельск вошла 35-я гвардейская стрелковая дивизия. Одновременно, с востока и юга в город ворвались части 4-го гвардейского танкового корпуса. К центру города прорвались 14-я гвардейчкая танковая и 3-я гвардейская мотострелковая бригады, - начались тяжёлые уличные бои. К 14:00 большая часть города была в руках наступающих. Противник прочно удерживал районы станции, пивзавода, мельницы и маслобойни, неоднократно переходил в контратаки.
Мотострелки 183-й танковой бригады ворвались на станцию, захватили несколько паровозов и эшелонов с грузами, а также нефтехранилище с большим запасом горючего. Благодаря взаимодействию с прочими подразделениями и внезапному удару с тыла, к утру 24 января 4-й гвардейский танковый корпус овладел районом железнодорожного вокзала и начал зачистку города от противника. После 10-часового боя город был очищен от противника, и Совинформбюро информировало об освобождении Старобельска.
В Старобельске советские войска захватили богатые трофеи: 16 танков (подбито – 4), 21 орудие, 295 автомашин (подбито 2 бронемашины и 53 тягача), 53 мотоцикла, 20 паровозов, 271 вагон (из них – 7 со снарядами), 5 цистерн с горючим, 300 повозок, 9 складов с боеприпасами и продовольствием; стрелковым оружием и военным имуществом противника.
23 января севернее Старобельска 172-я стрелковая дивизия овладела Павловкой, отразив на северной окраине села контратаку противника со стороны Курячевки, а также вела разведку на Маньковку. 350-я стрелковая дивизия овладела Дорошковым, Большим и Малым Должиком, Синельниковым, Александрополем, Новоандреевкой, и наступала на Солидарный. Передовая 51-я танковая бригада 3-го танкового корпуса с утра ворвалась на ст.Солидарный, уничтожив 2 эшелона с пехотой, подбив бронепоезд, 2 паровоза, расстреляв гараж с автомашинами. Когда к Солидарному подошли 18 танков противника, бригада с боем отступила в Перепечаево, уничтожив батальон пехоты и три дивизиона артиллерии противника.
24 января 172-я стрелковая дивизия 6-й армии овладела Лавровкой, киселёвкой, Бунчуковкой, выйдя к 25 января на рубеж Плахово-Петровка, Раевка, Маньковка. В эти же дни 267-я стрелковая дивизия вышла в район Шапаровки, Алексеевки, нещеретово, а затем – на рубеж Грицаевка, Струновка, Гайдуковка. К исходу 25 января 6-я армия и 3-й танковый корпус вышли на подступы к Покровскому. 26 января части 350-й стрелковой дивизии овладели свх.Красноармеец в районе ст.Солидарный. Армия выполнила возложенные на неё задачи. Части 195-й стрелковой дивизии вели тяжёлый бой в Нижне-Покровском. Противник сосредоточил огонь на передовой полк пехоты и артиллерию дивизии, однако подоспевшие основные части дивизии Каруны взяли село в клещи, вытеснив оттуда противника.
К исходу 26 января в Старобельске были сосредоточены главные силы 10-го танкового корпуса в составе 41 танка. Значительная часть боемашин остановилось между Богучаром и Старобельском, поскольку был выработан их моторесурс. Благодаря действиям инженерных частей и ремонтников корпуса, часть этих машин была возвращена в строй. В Старобельске 10-й танковый корпус готовится к новой наступательной операции. В Старобельске отдыхают и готовятся к предстоящим боям бойцы 4-го гвардейского танкового корпуса, не ведая о том, что их ожидает на пороге Донбасса. Старобельск становится железнодорожной столицей Донбасса: в него переезжает Управление Северо-Донецкой железной дороги, которое видит своей ближайшей задачей восстановление нормальной работы железнодорожного транспорта на освобождённой территории. Правда, в марте 1943 г. руководство Северо-Донецкой железной дороги в связи с постоянными авианалётами переехало в глубокий карьер близ станции Карьер 122 км.
К 27 января части 4-го гвардейского танкового корпуса, 183-й танковой бригады и 41-й гвардейской стрелковой дивизии овладели Новоастраханью. В связи с усилившимся сопротивлением немецких войск, временно перешли к обороне занятых рубежей.
В результате Острогожско-Россошанской операции была уничтожена 2-я венгерская армия и оказался открытым фланг 2-й немецкой армии. Это побудило советское командование уже 24 января начать новую, Воронежско-Касторненскую наступательную операцию силами Воронежского и Брянского фронтов. В результате Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операций были разгромлены основные силы немецкой группы армий «Б» и пробита брешь шириной 400 км на фронте от Ливн до Старобельска. Успех побудил командование Воронежского и Юго-Западного фронтов подготовить новые наступательные операции: по овладению районом Харькова – «Звезда», и по освобождению Донбасса – «Скачок». Суть проведения последней операции заключалось в окружении Донбасской группировки противника – армейских групп Холидта и Фреттер-Пико. Первая отступала через Ростов из Северного Кавказа, а вторая – со Среднего Дона.
Командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин сформулировал основные положения предстоящей операции в докладе, направленном 20 января в Ставку. Предполагалось перейти в наступление 25-26 января 1943 г. от рубежа Покровское, Старобельск на фронт Краматорск, Артёмовск, и далее – в направлении Сталино, Волновахи, Мариуполя. Одновременно, из района Каменска в направлении Сталино должен был быть нанесен вспомогательный удар. Операцию по окружению Донбасской группировки противника предполагалось закончить к 5 февраля.
Для реализации плана выхода в район Сталино из района Старобельска к 5 февраля, создавалась подвижная группа Юго-Западного фронта, действующая в полосе правофланговых 6-й и 1-й гвардейской армий. Фронтовая группа в составе трёх танковых корпусов, трёх стрелковых дивизий и средств усиления (три истребительно-противотанковых полка, три артполка ПВО, три миномётных полка и три лыжно-стрелковые бригады) должна была обеспечить быстрый темп наступления советских войск и окружение Донбасской группировки противника.
Такие планы не соответствовали оперативной обстановке на фронте и реальному состоянию подвижных частей. Так, по мере наступления фронт отодвигался от баз снабжения, и плечо подвоза топлива от станций снабжения до расположения войск в некоторых случаях превышало 300 км. Фронтовой автотранспорт, в лучшем случае, мог обеспечить доставку 900 т горючего вместо 2.000 т, необходимых войскам. Кроме того, имеющимися в наличии фронта танками и бронетехникой, по штату можно было укомплектовать пять танковых корпусов, две танковых бригады и два танковых полка. Остальные четыре танковых, два механизированных корпусов, одна танковая бригада и двенадцать танковых полков к моменту планирования операции оставались без матчасти, и должны были комплектоваться техникой, вышедшей из ремонта и заводов. Кроме того, действовавшие танковые корпусы были ослаблены в предыдущих боях.
Действовавшие на правом фланге 6-я (Ф.М.Харитонов) и 1-я гвардейская (В.И.Кузнецов) армии должны были прорвать оборону противника на переднем рубеже и обеспечить ввод в прорыв подвижной группы фронта. Войска 6-й армии в соствае черырёх стрелковых дивизий, одной стрелковой и одной танковой бригад, одного танкового полка и трёх истребительно-противотанковых артполков, должны были наступать в красноградском направлении и обеспечивать стык с соседним Воронежским фронтом, достигнув на седьмой день наступления глубины прорыва 110 км. Войска 1-й гвардейской армии должны были наступать на широком фронте в павлоградском направлении, оказывая содействие группе Попова в продвижении к Сталино. В полосе 3-й гвардейской армии должен был войти в прорыв 8-й кавалерийский корпус, который наступая в сталинском направлении должен был обеспечить перехват путей снабжения группы Фреттер-Пико. На 7-9-й день операции войска трёх армий Юго-Западного фронта должны были выйти на рубеж Моспановка (юго-восточнее Харькова), Балаклея, Петровское, Барвенково, Красноармейский Рудник, Красноармейское, Елизаветовка (юго-западнее Сталино).
Сформированная уже с учётом реальной ситуации на фронте, группа Попова в составе четырёх (4-го гвардейского, 3-го, 10-го и 18-го) танковых корпусов, двух (57-я гвардейская и 52-я) стрелковых дивизий и средств усиления первым эшелоном должна была выдвигаться в направлении Краматорска (3-й танковый корпус), Артёмовска (10-й танковый корпус) и Лисичанска (10-й танковый корпус). 4-й гвардейский танковый корпус, понесший в ходе Острогожско-Россошанской операции большие потери, изначально должен был находиться в резерве. В составе группы теоретически (по состоянию на 25 января) находилось 212 танков, что в 3 раза меньше положенного по штату, но и это число с каждым днём таяло вследствие тяжёлых боёв 1-й гвардейской армии, в полосе которой действовали корпусы, на подступах к Северскому Донцу. На момент ввода в прорыв, в корпусах подвижной группы насчитывалось уже 180 танков.
Командование Юго-Западного фронта оценивало силы противника, с которым предполагалось столкнуться, следующим образом. Основным противником считалась группа из 12 дивизий, из них 6 пехотных (в свою очередь, две из которых, по мнению командования, были неспособны к сопротивлению) и 4 танковых, а также 5 отдельных полков и нескольких спецбатальонов. Однако, на поверку эти расчёты оказались в корне неверными.
В Донбасс и под Харьков прибывали пополнения из Западной Европы, а также участвовавшие в боях, но не потерявшие боеспособность отступившие от Дона и из-под Ростова соединения. «Идеей-фикс» немецкого командования в данной операции была переброска практически всех боеспособных танковых частей на левый фланг группы Фреттер-Пико, и организация обороны по рубежу р.Миус преимущественно силами пехотных дивизий. Т.о., путём вышеуказанных рокировок, количество дивизий противника в Донбассе и под Харьковом было увеличено почти в два раза.
Наступление Юго-Западного фронта (Н.Ф.Ватутин) началось 29 января 1943 г. практически без оперативной паузы по окончании Острогожско-Россошанской операции. Войска 6-й армии (Ф.М.Харитонов) на 20-километровом участке фронта атаковали правое крыло группы Ланца (298-я и 320-я пехотные, 27-я танковая дивизии, 193-й и 393-й штурмовые батальоны) в направлении Купянска, Сватово, нанося главный удар на Балаклею. Части 15-го стрелкового корпуса перешли в наступление против 298-й стрелковой дивизии противника в районе Покровского. Уже в первый день операции противник пытался контратаковать при помощи зенитных и штурмовых орудий, а 106-я стрелковая бригада была вынуждена вести трёхчасовой оборонительный бой. Отбив контратаку, 15-й стрелковый корпус продолжил наступление. 350-я стрелковая дивизия атаковала позиции 298-й пехотной дивизии противника по р.Красная севернее Сватово, а 267-я стрелковая дивизия обрушилась на узел обороны противника, собственно, в Сватово, но была остановлена у этого узла обороны немецкой 320-й пехотной дивизией, оказавшей наиболее упорное сопротивление.
Соседняя 1-я гвардейская армия (В.И.Кузнецов) действовала на участке фронта шириной 130 км. Противник, отступавший перед армией, с 25-26 января приостановил отход, начав подготовку рубежа по р.Северский Донец. Оборонительная линия противника проходила по правому берегу р.Красная, однако им велась активная разведка на левом берегу, где небольшие немецкие группы заняли несколько опорных пунктов. Перед правофланговым 4-м гвардейским стрелковым корпусом было сосредоточено до 100 танков.
28 января 195-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе восточнее Кременной для форсированного захвата данного узла коммуникаций. Сосед справа – 57-я гвардейская стрелковая дивизия, слева – 4-й гвардейский танковый корпус. 41-я гвардейская стрелковая дивизия заняла посёлок Лисхимпрома (Северодонецк). Сосредоточение продолжалось и 29 января. В этот день 35-я гвардейская стрелковая дивизия занимает Мостки.
4-й гвардейский стрелковый корпус в составе 35-й, 57-й гвардейских и 195-й стрелковых дивизий при поддержке группы Попова (3-й, 10-й и 18-й танковые корпусы) 29 января предприняли попытку форсирования р.Красная в районе Кременного, Кабаньего, но была встречена артогнём противника. Основным противником гвардейцев была 19-я танковая дивизия вермахта, танки и мотопехота которой занимали оборону от Кабаньего до Лисичанска, и дважды контратаковали порядки 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Действовавшая в полосе 4-го и 6-го гвардейских стрелковых корпусов подвижная группа Попова обрушились на Кременное. 3-й танковый корпус наступал на правом фланге, а 18-й танковый корпус – на левом.
В центре, в полосе 52-й стрелковой дивизии, наступал 10-й танковый корпус, который являлся наиболее сильным подразделением подвижной группы, с 407-м истребительно-противотанковым артполком, 606-м зенитным артпотком, 265-м гвардейским миномётным дивизионом и 28-м сапёрным батальоном. Советское наступление было встречено яростными контратаками при поддержке штурмовых орудий, что вынудило командарма В.И.Кузнецова распорядиться ввести в бой группу М.М.Попова в полном составе без разделения на эшелоны, т. е. подключить к наступлению 4-й гвардейский танковый корпус. Уже 29 января 52-я стрелковая дивизия сломила сопротивление в районе Климовки.
Слабым местом группы Фреттер-Пико оказался левый фланг 19-й танковой дивизии в районе Кабаньего, и под давлением гвардейцев противник начал отход на запад. Т.о., первый день операции обозначил ожесточённый, частично — затяжной характер боёв за Донбасс, который впоследствии внесёт свои коррективы в планы командования фронтом. Более того, противник начал переброску танковых частей из-под Ростова, которые не утратили боеспособность — 3-ю и 7-ю танковые дивизии, начавшие занимать к 30 января позиции, соответственно, в районе Славянска и восточнее.
В это время, 106-я стрелковая бригада 6-й армии вела бои за узел сопротивления в Софиевке, а 172-я стрелковая дивизия со 115-й танковой бригадой — за ст.Кисловка, что на железнодорожной линии Купянск—Сватово—Лисичанск. Потерпев неудачу в лобовом штурме г.Сватово, части 350-й стрелковой дивизии начали обход узла сопротивления, атаковав с.Стельмаховка западнее Сватово. 267-я стрелковая дивизия, прикрывавшая стык с отстававшей 1-й гвардейской армией, наступала широким фронтом (до 40 км). Вечером начались бои за город между частями немецкой 320-й пехотной дивизии и авангардом дивизии Герасимова.
В полосе 1-й гвардейской армии 52-я стрелковая дивизия к исходу 30 января выбила противника из Кабаньего. В наступление перешёл 4-й гвардейский стрелковый корпус: 35-я и 57-я гвардейские стрелковые дивизии переправились через р.Красная, продолжили наступление в направлении Красного Лимана и вступили в пределы Донецкой области. К вечеру 30 января части 35-й гвардейской и 195-й стрелковых дивизий, 11-й танковой бригады и 102-го гвардейского стрелкового полка атаковали узел сопротивления в Красном Лимане с севера, а части 57-й гвардейской стрелковой дивизии и 10-го танкового корпуса выходили к р.Северский Донец восточнее города.
Тяжелые бои в районе Кременного, где были задейсвованы основные силы группы Попова, продолжались. На город напирали 195-я стрелковая дивизия и 4-й гвардейский танковый корпус. После огневого налёта, советские войска ворвались на станцию, но к этому времени противник успел открыть артиллерийский и миномётный огонь. Второй эшелон 195-й стрелковой дивизии подошёл к Новокраснянке, где был контратакован противником, к вечеру всё же отступившим из села. Части 4-го гвардейского стрелкового и 18-го танкового корпусов атаковали правое крыло 19-й танковой дивизии противника в направлении Лисичанска.
Относительно успешным в наступлении советских войск был день 31 января. После неудачного первого штурма Софиевки, 106-я стрелковая бригада начала обход узла обороны противника с юга. Соседняя 172-я стрелковая дивизия прорвала оборону 298-й пехотной дивизии вермахта в районе Кисловки, и совместно с 350-й стрелковой дивизией наступала с высоким темпом, усугубляя кризис в полосе 298-й и 320-й пехотных дивизий противника. 267-я стрелковая дивизия в ночь на 31 января ворвалась в Сватово, охватывая город с трёх сторон, и оказавшая упорное сопротивление в этом районе 320-я пехотная дивизия начала отход на запад. На станции противник успел поджечь элеватор. Западнее, - на рубеже Преображенка, Гончаровка передовой полк пехоты был контратакован и окружён мотопехотой противника при 25 танках и понёс большие потери. В целом, темп наступления 6-й армии стал опережать темп отхода противника.
Действовавшая левее 6-й армии, 1-я гвардейская армия силой 195-й стрелковой дивизии и 4-го гвардейского танкового корпуса утром 31 января взяла Кременное, продвигаясь к Красному Лиману. В ходе боёв за Кременное, противник силами 19-й танковой дивизии дважды контратаковал с целью взятия под контроль железнодорожной станции. Поэтому, комдив-195 предвидел контратаку, и сразу по взятии станции распорядился не преследовать противника. Днём части 19-й танковой дивизии противника, усиленные автоматчиками контратаковали станцию. Удар с тыла частями 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов сорвал отчаянные попытки вермахта перерезать железную дорогу Сватово–Лисичанск.
Остатки 19-й танковой дивизии противника отступили в направлении Лисичанска на рубеж по р.Северский Донец. Рубежное заняла 41-я гвардейская стрелковая дивизия. Наступающие на этот узел обороны 41-я гвардейская и 78-я стрелковые дивизии при поддержке 18-го танкового корпуса наткнулись на упорное сопротивление, переходящее в контратаки на рубеже Лисичанск, Крымская.
Основные бои 1-2 февраля гремели восточнее Красного Лимана и северо-восточнее Славянска. После взятия 195-й стрелковой дивизией Кременного, 4-й гвардейский танковый корпус при содействии 10-го танкового корпуса форсировал Северский Донец, захватил плацдарм напротив с.Ямполь, занял с.Закотное, Ново-Платоновка, Кривая Лука, направляя удары на Краматорск, и частично на Артёмовск.
10-й танковый корпус при поддержке 52-й стрелковой дивизии продолжал форсирование Северского Донца. Утром 1 февраля корпус начал переправу тяжёлых танков под мощным артогнём противника. В районе Серебрянки, в связи с сильными повреждениями моста, была налажена переправа танков по льду, сковавшему Северский Донец. Однако, переправы через реку не выдерживали тяжёлых танков. Группа инженерных частей 52-й стрелковой дивизии и 178-й танковой бригады была занята строительством переправы для танков КВ. В конце дня 10-му танковому корпусу была поставлена задача силами 178-й танковой бригады и 52-й стрелковой дивизии овладеть Артёмовском, а главными силами – ударить на Лисичанск.
Группа из 183-й, части 186-й танковых, 11-й мотострелковой бригад, истребительно-противотанкового полка и управления корпуса с помощью лёгких танков форсировала реку, захватив с.Серебрянка. Однако, дальнейшее продвижение этой группы было остановлено авангардом 3-й танковой дивизии противника. В 3:30 ночи батальон пехоты противника атаковал 183-ю танковую бригаду в районе Серебрянки со стороны Ямы. Этой же ночью 187-я танковая бригада в районе Закотного была контратакована силами конного эскадрона противника. Обе контратаки были отбиты.
Подводя итог трёхдневных боёв начального периода сражения, следует констатировать успехи советских войск, взятие ими Сватово и Кременной, воспретившее движение немецких эшелонов по железной дороге Купянск—Сватово—Лисичанск. Кроме того, передовые части 1-й гвардейской армии и группы Попова вышли к рубежу обороны противника по Северскому Донцу (последние даже приступили к форсированию водной преграды), однако наметились серьёзные отклонения от плана операции.
Части 41-й гвардейской стрелковой дивизии и 18-го танкового корпуса начали наступление на Лисичанск, район которого обороняли части 19-й и 27-й танковых дивизий противника. 1 февраля части 6-го гвардейского стрелкового корпуса овладели Крымской, но противник дополнительно стянул сюда до 40 танков 7-й танковой дивизии и полк 335-й пехотной дивизии, стабилизировав своё положение в данном секторе. Подошедшая в данный район 78-я стрелковая дивизия (Н.М.Михайлов) 1 февраля получила приказ форсировать Северский Донец, захватить Тошковку, белую Гору. Однако, на то время юго-восточнее Лисичанска сосредоточилась лишь половина дивизии. Связь 3-й (Ф.Вестхофен), 7-й (Г.Функ) и 19-й танковых дивизий вермахта от Лисичанска до Славянска ещё держалась, однако в стык 7-й и 3-й танковых дивизий уже устремили свои удары 38-я гвардейская стрелковая дивизия и 4-й гвардейский танковый корпус.
2 февраля 1943 г. на правый фланг немецкой группы Ланца продолжала атаки 6-я армия Юго-Западного фронта, войска которой заняли Покровское и Нижнюю Дуванку. Атаковав стык между 298-й и 320-й пехотными дивизиями вермахта, 172-я стрелковая дивизия из района Кисловки авангардами подошла к р.Оскол. 350-я стрелковая дивизия также вышла к р. Оскол, овладев северной частью Купянска. Арьергардные части 320-й пехотной дивизии противника были окружены 172-й стрелковой дивизией и 106-й стрелковой бригадой в районе Кисловки, Стельмаховки. Не выдержав натиска, части немецких 298-й и 320-й пехотных дивизий начали отступление: первая — на Купянск, Чугуев, а вторая — на Изюм. Основные силы 320-й пехотной дивизии в ходе отступления были раздроблены и обойдены.
Закончив сооружение переправы грузоподъёмностью 60 т, 10-й танковый корпус силами 52-й стрелковой дивизии и 178-й танковой бригады переправился через Северский Донец и развернул наступление вдоль р.Бахмут, ведя бои с 3-й, частично — с 7-й танковыми дивизиями противника. Контратака в районе Рай-Александровки была отражена, и наступление в направлении Петровского продолжилось. Главные силы корпуса в составе 183-й и части 186-й танковых бригад при содействии 44-й гвардейской стрелковой дивизии в результате напряжённого боя овладели Золотарёвкой, развивая наступление на Лисичанск. Главные силы 186-й танковой бригады к этому времени закончили зачистку Кременной и отражали контратаки арьергардов противника.
В краматорском направлении наступала 44-я гвардейская стрелковая дивизия из района Лисичанска, ведя бои с 335-й пехотной дивизией противника и перейдя Северский Донец южнее города. Пыталась форсировать реку и навести переправы на правый берег в районе Лисичанска и 78-я гвардейская стрелковая дивизия, но части немецкой 19-й танковой дивизии оказали здесь упорное сопротивление. Прорвав оборону противника в районе Тошковки, дивизия захватила данный опорный пункт. Однако, удар на Белую Гору оказался безуспешным. 41-я гвардейская стрелковая дивизия атаковала противника из Рубежного. Части 19-й танковой дивизии, не ожидая уплотнения кольца окружения силами советских 10-го и 18-го танковых корпусов со стрелковыми частями, начали прорываться из Лисичанска в направлении Серебрянки, Ямы, Славянска по компасу, в связи с бушевавшей метелью, осложняя обстановку в тылу 10-го танкового корпуса.
Куда более драматично разворачивались события 3 февраля. Серебрянку атаковали части 7-й и 19-й танковых дивизий противника. Главные силы 178-й танковой бригады 10-го танкового корпуса после мощного авиаудара противника приняли бой и отразили контратаку 7-й танковой дивизии противника силой до 2 пехотных полков при 50 танков, 20 БТР и бронепоезде, и к полудню совместно с 52-й стрелковой дивизией вышли на рубеж Петровское, Раздоловка. Было уничтожено 18 танков и 16 БТР противника. 7-я и 3-я танковые дивизии вермахта, уничтожив авангарды 178-й танковой бригады юго-западнее ст.Соль, после авиаудара контратаковали основные части бригады в направлении Сакко-и-Ванцетти. Попытка 52-й стрелковой дивизии прорваться в стык 3-й и 19-й танковых дивизий противника провалилась в связи с контратаками его 19-й и 27-й танковых дивизий со стороны Лисичанска.
Наступление на Лисичанск вёл 18-й танковый корпус: совместно с 41-й гвардейской стрелковой дивизией он освободил города Рубежное, Пролетарск, перейдя по льду Северский Донец к северу от Лисичанска. Совместно с другими подразделениями 6-го гврадейского стрелкового корпуса, 18-й танковый корпус захватил ряд плацдармов на правом берегу Северского Донца с восточной стороны Лисичанска, наведя переправы с левого берега. Основными противниками 6-го гвардейского стрелкового и 18-го танкового корпусов оставались 19-я, 27-я танковые дивизии и части 30-го армейского корпуса вермахта (группа Фреттер-Пико).
Подводя итог боёв в течение первой недели операции «Скачок» на правом крыле Юго-Западного фронта, следует отметить существенное отклонение развития операции от плана. Не смотря на прорыв первой (по р. Красная) и второй (по р.Северский Донец) линий обороны противника, взятие мощных узлов обороны в Сватово, Кременном, Купянске, Красном Лимане, окружение частей 320-й пехотной и 19-й танковой дивизий вермахта, части 1-й гвардейской армии наткнулись на оборону противника в районе Славянска, Артёмовска и Лисичанска, и уже физически не могли к 5 февраля выйти в район Сталино, Мариуполя.
6-й гвардейский стрелковый корпус (41-я, 44-я 78-я гвардейские стрелковые дивизии) при поддержке 18-го танкового корпуса 4 февраля продолжали наступление на позиции противника вдоль правого берега Северского Донца в районе Лисичанска. Противник оказывал упорное сопротивление в районе Пролетарска, но 4 февраля городок ему пришлось оставить 18-му танковому корпусу и 41-й гвардейской стрелковой дивизии.
Относительно удачным был день 5 февраля для 41-й и 78-й гвардейских стрелковых дивизий, которые при содействии 18-го танкового корпуса (Б.С.Бахаров) значительно улучшили свои позиции в районе Лисичанска. Наступление 183-й танковой бригады на Лисичанск было остановлено противником в районе п.Мессарош.
В районе Лисичанска 44-я гвардейская стрелковая дивизия при поддержке 18-го танкового корпуса атаковала 19-ю танковую дивизию противника в городе. Утром 6 февраля 78-я стрелковая дивизия вновь атаковала Белую Гору, и вновь безуспешно. Однако, на город напирали части 18-го стрелкового корпуса (И.И.Семёнов). Учитывая возможность скорого сжатия кольца окружения вокруг Лисичанска, большая часть 19-й и части 27-й танковых дивизий противника, ориентируясь в условиях снежной бури по компасу, покинули Лисичанск, выйдя в расположение немецкой 3-й танковой дивизии. Арьергард лисичанского гарнизона оборонялся в районе города и на окраинах ещё три дня.
7 февраля части 41-й гвардейской стрелковой дивизии закончили зачистку Лисичанска от противника и заняли Верхнее (южная часть Лисичанска).
На фланге 3-й танковой дивизии вермахта 44-я гвардейская стрелковая дивизия 9 февраля сбила с позиций 19-ю танковую дивизию в районе юго-западнее Лисичанска, и бои сместились на 10 км к югу от города. 41-я гвардейская стрелковая дивизия и 18-й танковый корпус перебрасывались из района Лисичанска в направлении Славянска.
Однако, в последующие 2,5 недели обстановка на фронте кординально изменилась. Вырвавшиеся далеко вперёд подвижные группы Юго-Западного фронта под командованием М.М.Попова и Ф.М.Харитонова были окружены в районах Красноармейского и в треугольнике Новомосковск – Павлоград – Запорожье, соответственно, и выходили из окружения с большими потерями, особенно в бронетехнике. Противник же смог перейти в результативное контрнаступление, во многом благодаря тому, что советское командование слишком поздно распознало угрозу.
Противник напирал на Лисичанск. Командиру 18-го стрелкового корпуса (Запорожченко) в составе 59-й гвардейской, 78-й и 243-й стрелковых дивизий было приказано закрепиться на рубеже х.Бельков, Рай-Александровка, Берестовое севернее Артёмовска до 3 марта, и одну дивизию иметь в резерве в районе Белогоровки, Лисичанска. Особое внимание приказано уделять направлению Яма, Артёмовск. 3 марта, согласно приказу командующего 3-й гвардейской армией, части 78-й стрелковой дивизии переправились на левый берег Северского Донца, оставив Лисичанск. К 5 марта были оставлены позиции в Верхнем.
В мае 1943 г. войска 3-й гвардейской армии вновь форсируют Северский Донец и начнут бои за Привольский плацдарм. В июле-августе советские войска отсюда безуспешно атакуют противника. И лишь в сентябре смогут перейти в наступление в донбасском направлении, вновь освободить Лисичанск, и весь Донбасс…

Подготовил: Павел Белицкий (Донецк). Фото - Александра Илларионова - Из цикла "Будем жить.....!!!"
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 13936   
Рейтинг: 
0
После победы Красной армии под Сталинградом последовал каскад наступательных операций советских войск. В результате, войска Юго-Западного фронта в декабре 1942г. вышли на подступы к Донбассу. В конце января 1943г. противник приостановил отход, готовя оборонительные рубежи по р.Северский Донец, Красная, стягивая в города и сёла остатки разгромленных и части вновь прибывших подразделений. 29-30 января 1943г. началось новое общее наступление на Донбасс. 1-2 февраля передовые части фронтовой подвижной группы (4-й гвардейский, 3-й, 10-й и 18-й танковые корпусы, командующий группой – М.М.Попов) форсировали р.Северский Донец, поставив немецкую группировку в Донбассе и под Ростовом в затруднительное положение. 2 февраля соседний Воронежский фронт начал операцию по освобождению Харькова.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3483   
Рейтинг: 
0
Будем жить....!!!
Не успели отгреметь последние залпы в зимней кампании противоборствующих сторон 1941-1942 гг., как оппоненты начали подготовку к летней кампании. То, что барвенковский выступ станет ареной важных, если не решающих, боёв, уже не сомневался никто. Поэтому, у каждой стороны на счёт барвенковского выступа были свои планы. Противник в лице командования группы немецких армий «Юг» (Ф. фон Бок), признавший в марте нецелесообразным срезание выступа до окончания периода весенней распутицы, готовился к данной операции по её окончании. Для осуществления мощного контрудара в основание выступа начата перегруппировка войск и их пополнение. В районе Краматорска, Славянска советские разведчики обнаружили небывалую активность в тылу противника. Причём, фронт ещё не замер, и оппоненты делали отчаянные попытки «уколоть как можно больнее» друг друга «на прощанье» в районе Славянска, Балаклеи и на южном фасе выступа.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2652   
Рейтинг: 
0

К 21 февраля дивизия СС “Дас Райх" завершила охват 267-й и части 35-й гвардейской стрелковых дивизий, ведучих наступательные бои в районе Новомосковска. В ночь на 21 февраля после боя с частями 35-й гвардейской стрелковой дивизии, дивизия СС «Дас Райх» повела совместно с 15-й пехотной дивизией противника наступление на Павлоград, предварительно захватив мосты через р.Самара в районе Новомосковска. К 10:00 противник достиг Павлограда, куда в экстренном порядке перебрасывался 1-й гвардейский танковый корпус (16-я и 17-я гвардейские танковые дивизии) из района Синельниково. К 16:00 южная часть Павлограда была в руках противника, однако к 23:00 контратакой 4-го гвардейского стрелкового корпуса эсэсовцы были выбиты из города. Всё же, для дальнейшего удержания Павлограда, сил у 6-й армии было явно недостаточно.

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5433   
Рейтинг: 
0
Начальный этап операции "Скачок" (Ворошиловградской наступательной операции), целью которой было освобождение Донбасса и выход к р.Днепр в районе Днепропетровска, Запорожья.

Начало сражения на правом крыле
Наступление Юго-Западного фронта (Н.Ф.Ватутин) началось 29 января 1943 г. практически без оперативной паузы по окончании Острогожско-Россошанской операции. Войска 6-й армии (Ф.М.Харитонов) на 20-километровом участке фронта атаковали правое крыло группы Ланца (298-я и 320-я пехотные, 27-я танковая дивизии, 193-й и 393-й штурмовые батальоны) в направлении Купянска, Сватово, нанося главный удар на Балаклею. Части 15-го стрелкового корпуса перешли в наступление против 298-й стрелковой дивизии противника в районе Покровского. Уже в первый день операции противник пытался контратаковать при помощи зенитных и штурмовых орудий, а 106-я стрелковая бригада была вынуждена вести трёхчасовой оборонительный бой. Отбив контратаку, 15-й стрелковый корпус продолжил наступление. 350-я стрелковая дивизия атаковала позиции 298-й пехотной дивизии противника по р.Красная севернее Сватово, а 267-я стрелковая дивизия обрушилась на узел обороны противника, собственно, в Сватово, но была остановлена у этого узла обороны немецкой 320-й пехотной дивизией, оказавшей наиболее упорное сопротивление.
Соседняя 1-я гвардейская армия (В.И.Кузнецов) действовала на участке фронта шириной 130 км. Противник, отступавший перед армией, с 25-26 января приостановил отход, начав подготовку рубежа по р.Северский Донец. Перед правофланговым 4-м гвардейским стрелковым корпусом было сосредоточено до 100 танков. Группировка в составе 35-й, 57-й гвардейских и 195-й стрелковых дивизий при поддержке группы Попова (3-й, 10-й и 18-й танковые корпусы) предприняла попытку форсирования р.Красная в районе Кременного, Кабаньего, но была встречена артогнём противника. Основным противником гвардейцев была 19-я танковая дивизия вермахта, танки и мотопехота которой занимали оборону от Кабаньего до Лисичанска, и дважды контратаковали порядки 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Действовавшие в полосе 4-го и 6-го гвардейских стрелковых корпусов 195-я стрелковая дивизия и подвижная группа Попова обрушились на Кременное. Советское наступление было встречено яростными контратаками при поддержке штурмовых орудий, что вынудило командарма Кузнецова распорядиться ввести в бой группу Попова в полном составе без разделения на эшелоны (т.е. подключить к наступлению 4-й гвардейский танковый корпус, увеличив количество танков в подвижной группе до 180).
Слабым местом группы Фреттер-Пико оказался левый фланг 19-й танковой дивизии в районе Кабаньего, и под давлением гвардейцев противник начал отход на запад. Т.о., первый день операции обозначил ожесточённый, частично — затяжной характер боёв за Донбасс, который впоследствии внесёт свои коррективы в планы командования фронтом. Более того, противник начал переброску танковых частей из-под Ростова, которые не утратили боеспособность — 3-ю и 7-ю танковые дивизии, начавшие занимать к 30 января позиции, соответственно, в районе Славянска и восточнее. Правый, обрывистый берег р. Северский Донец давал надежду на длительную оборону по данному рубежу.
В это время, 106-я стрелковая бригада 6-й армии вела бои за узел сопротивления в Софиевке, а 172-я стрелковая дивизия со 115-й танковой бригадой — за ст.Кисловка, что на железнодорожной линии Купянск-Сватово-Лисичанск. Потерпев неудачу в лобовом штурме г.Сватово, части 350-й стрелковой дивизии начали обход узла сопротивления, атаковав с.Стельмаховка западнее Сватово. В полосе 1-й гвардейской армии 35-я и 57-я гвардейские стрелковые дивизии переправились через р.Красная, продолжили наступление в направлении Красного Лимана. К вечеру 30 января части 35-й гвардейской и 195-й стрелковых дивизий, 11-й танковой бригады и 102-го гвардейского стрелкового полка атаковали узел сопротивления в Красном Лимане с севера, а части 57-й гвардейской стрелковой дивизии и 10-го танкового корпуса вышли к р. Северский Донец восточнее города. Тяжелые бои в районе Кременного, где были задейсвованы основные силы группы Попова, продолжались. Части 4-го гвардейского стрелкового корпуса атаковали правое крыло 19-й танковой дивизии противника в направлении Лисичанска.
Относительно успешным в наступлении советских войск был день 31 января. После неудачного первого штурма Софиевки, 106-я стрелковая бригада начала обход узла обороны противника с юга. Соседняя 172-я стрелковая дивизия прорвала оборону 298-й пехотной дивизии вермахта в районе Кисловки, и совместно с 350-й стрелковой дивизией наступала с высоким темпом, усугубляя кризис в полосе 298-й и 320-й пехотных дивизий противника. 267-я стрелковая дивизия заняла Сватово, и оказавшая упорное сопротивление в этом районе 320-я пехотная дивизия начала отход на запад. Действовавшая левее 6-й армии, 1-я гвардейская армия силой 195-й стрелковой дивизии и 4-го гвардейского танкового корпуса взяли Кременное, продвигаясь к Красному Лиману. Остатки 19-й танковой дивизии противника отступили в направлении Лисичанска. Подводя итог трёхдневных боёв начального периода сражения, следует констатировать успехи советских войск, взятие ими Сватово и Кременной, воспретившее движение немецких эшелонов по железной дороге Купянск-Сватово-Лисичанск.
Первый день февраля был ознаменован значительными успехами войск 1-й гвардейской армии и группы Попова, которые начали форсирование р.Северский Донец. Лёд, сковавший реку, в некоторых местах не выдерживал вес танков. Первый танк, вышедший на лёд, ушёл под воду. Пришлось в нескольких местах налаживать переправы через реку. 35-я гвардейская стрелковая дивизия перерезала железную дорогу Изюм-Славянск западнее Красного Лимана и перешла Северский Донец, выдвинувшись в направлении крупного узла сопротивления в Барвенково. Авангарды соседней 267-й стрелковой дивизии 6-й армии устремились в направлении «задней двери Донбасса» - Изюма. Их темп наступления превышал темпы отхода частей противостоящей 320-й пехотной дивизии вермахта. Части 57-й гвардейской и 195-й стрелковых дивизий также обходили Красный Лиман с запада. Форсировав Северский Донец, стрелки захватили плацдарм на её правом берегу в районе Маяков, выходя на узел обороны в Славянске.
Основные же бои в этот день гремели восточнее Красного Лимана и северо-восточнее Славянска. После взятия 195-й стрелковой дивизией Кременного, 4-й гвардейский танковый корпус форсировал Северский Донец, захватил плацдарм напротив с. Ямполь, занял с. Закотное, Ново-Платоновка, Кривая Лука, направляя удары на Краматорск, и частично на Артёмовск. Совместно с 38-й гвардейской стрелковой дивизией, танкисты атаковали прибывшие к реке авангарды немецкой 7-й танковой дивизии восточнее Славянска, начав обход мощного узла обороны вермахта. Авангард 4-го гвардейского танкового корпуса — 14-я гвардейская танковая бригада — атаковала части 30-го армейского корпуса противника в районе Ямы. Сосед слева, 10-й танковый корпус при поддержке 52-й стрелковой дивизии продолжал форсирование Северского Донца. Группа из 183-й, 186-й танковых, 11-й мотострелковой бригад, истребительно-противотанкового полка и управления корпуса с помощью лёгких танков форсировал реку, захватив с. Серебрянка. Однако, дальнейшее продвижение этой группы было остановлено авангардом 3-й танковой дивизии противника. Группа из 52-й стрелковой дивизии и 178-й танковой бригады была занята строительством переправы для танков КВ. Части 41-й гвардейской стрелковой дивизии и 18-го танкового корпуса начали наступление на Лисичанск, район которого обороняли 19-я и 27-я танковые дивизии противника. Связь 3-й, 7-й и 19-й танковых дивизий вермахта от Лисичанска до Славянска ещё держалась, однако в стык 7-й и 3-й танковых дивизий уже устремили свои удары 38-я гвардейская стрелковая дивизия и 4-й гвардейский танковый корпус.
2 февраля 1943г. сосед Юго-Западного фронта справа — Воронежский фронт (Ф.И.Голиков) начал операцию по освобождению района Харькова под кодовым наименованием «Звезда», атаковав силами 3-й танковой армии (П.С.Рыбалко) левый фланг 298-й пехотной дивизии противника. На правый фланг группы Ланца продолжала атаки 6-я армия Юго-Западного фронта, войска которой заняли Покровское и Нижнюю Дуванку. Атаковав стык между 298-й и 320-й пехотными дивизиями вермахта, 172-я стрелковая дивизия из района Кисловки авангардами подошла к р.Оскол. Против немецкой 298-й пехотной дивизии также действовал 6-й гвардейский кавалерийский корпус. 350-я стрелковая дивизия также вышла к р. Оскол, овладев северной частью Купянска. Арьергардные части 320-й пехотной дивизии противника были окружены 172-й стрелковой дивизией и 106-й стрелковой бригадой в районе Кисловки, Стельмаховки. Не выдержав натиска, части немецких 298-й и 320-й пехотных дивизий начали отступление: первая — на Купянск, Чугуев, а вторая — на Изюм. Основные силы 320-й пехотной дивизии в ходе отступления были раздроблены и обойдены наступающими.
Войска 1-й гвардейской армии вели бои за Славянск и Лисичанск. Первой на северо-восточную окраину Славянска ворвалась 195-я стрелковая дивизия, и вскоре к городу с севера подошла 57-я гвардейская стрелковая дивизия, вступив в бой с 7-й танковой дивизией противника. 4-й гвардейский танковый корпус поддерживал атаки 38-й гвардейской стрелковой дивизии восточнее Славянска, по-прежнему нацеливаясь на Краматорск. Шоссе и железная дорога Краматорск-Славянск были перерезаны советскими танкистами. Закончив сооружение переправы грузоподъёмностью 60 т, 10-й танковый корпус с 52-й стрелковой дивизией переправился через Северский Донец и развернул наступление вдоль р.Бахмут, ведя бои с 3-й, частично — с 7-й танковыми дивизиями противника. Авангард 178-й танковой бригады занял ст.Соль на подступах к Артёмовску, где был остановлен 3-й танковой дивизией вермахта.
В краматорском направлении также наступала 44-я гвардейская стрелковая дивизия из района Лисичанска, ведя бои с 335-й пехотной дивизией противника и перейдя Северский Донец южнее города. Пыталась форсировать реку и навести переправы на правый берег в районе Лисичанска и 78-я гвардейская стрелковая дивизия, но части немецкой 19-й танковой дивизии оказали здесь упорное сопротивление. 41-я гвардейская стрелковая дивизия атаковала противника в Рубежном. Части 19-й танковой дивизии, не ожидая уплотнения кольца окружения силами советских 10-го и 18-го танковых корпусов со стрелковыми частями, начали прорываться из Лисичанска в направлении Серебрянки, Ямы, осложняя обстановку в тылу 10-го танкового корпуса.
В ночь на 3 февраля войска 3-го танкового корпуса форсировали Северский Донец и овладели с.Голая Долина, Черкасское, Богородичное, обходя Славянск с запада и выходя на подступы к Краматорску. Однако, медленный темп наступления корпуса давал фору противнику в виде выигранного времени. 57-я гвардейская стрелковая дивизия предприняла попытку лобовой атаки на Славянск, но контратакой силами 7-й танковой дивизии противника стрелки были оттеснены на исходные позиции. Атаки 195-й стрелковой дивизии к успеху в секторе Славянска также не привели, но благодаря им на подступы к Краматорску смог выйти практически незамеченным 4-й гвардейский танковый корпус. Все боеготовые танки корпуса были переданы в авангардную 14-ю гвардейскую танковую бригаду. Сосед 1-й гвардейской армии справа, 6-я армия завершила форсирование р. Оскол, отбив у 298-й пехотной дивизии противника г. Купянск, и устремилась в направлении Изюма, Балаклеи на р.Северский Донец. Глубоко в тылу противника, между Лозовой и Барвенково, оборону занимала 333-я пехотная дивизия, переброшенная накануне из Западной Европы. Уже в тылу 4-го гвардейского стрелкового корпуса закончилась операция по зачистке Красного Лимана от противника.
Куда более драматично разворачивались события на артёмовском направлении. Серебрянку атаковали части 7-й и 19-й танковых дивизий противника. 3-я танковая дивизия вермахта, уничтожив авангарды 178-й танковой бригады юго-западнее ст. Соль, атаковала основные части бригады в направлении Сакко-и-Ванцетти. Попытка 52-й стрелковой дивизии прорваться в стык 3-й и 19-й танковых дивизий противника провалилась в связи с контратаками его 19-й и 27-й танковых дивизий со стороны Лисичанска. Наступление на Лисичанск вёл 18-й танковый корпус: совместно с 41-й гвардейской стрелковой дивизией он освободил города Рубежное, Пролетарск, перейдя по льду Северский Донец к северу от Лисичанска. Совместно с другими подразделениями 6-го гврадейского стрелкового корпуса, 18-й танковый корпус захватил ряд плацдармов на правом берегу Северского Донца с восточной стороны Лисичанска, наведя переправы с левого берега. Осоновными противниками 6-го гвардейского стрелкового и 18-го танкового корпусов оставались 19-я, 27-я танковые дивизии и части 30-го армейского корпуса вермахта.
Подводя итог боёв в течение первой недели операции «Скачок» на правом крыле Юго-Западного фронта, следует отметить существенное отклонение развития операции от плана. Не смотря на прорыв первой (по р.Красная) и второй (по р.Северский Донец) линий обороны противника, взятие мощных узлов обороны в Сватово, Кременном, Купянске, Красном Лимане, окружение частей 320-й пехотной и 19-й танковой дивизий вермахта, части 1-й гвардейской армии наткнулись на оборону противника в районе Славянска, Артёмовска и Лисичанска, и уже не могли к 5 февраля выйти в район Сталино, Мариуполя. Большие потери 10-го танкового корпуса и его бои в полуокружении в районе ст. Соль, где была практически выведена из строя 178-я танковая бригада, переход к обороне в районе Славянска. Артёмовска, безусловно, ещё не означал крах операции в целом и срыв наступления на Сталино. Однако, стало ясно, что быстрого захвата Донбасса не будет, и для уничтожения или охвата донбасской группировки противника потребуются значительные резервы. Собственно, это были первые тревожные сигналы, которые командованием фронта по-просту игнорировались. В качестве меры парирования кризиса в районе Артёмовска было предложено наступление на Сталино через Краматорск, Константиновку силами 4-го гвардейского и 3-го танковых корпусов группы Попова.

Между молотом и наковальней
4 февраля 1943 г... 6-я армия (Ф.М.Харитонов) Юго-Западного фронта (Н.Ф.Ватутин) накануне заняла с.Двуречное, Боровое и вела бои за ст. Купянск-Узловой. Части 298-й и 320-й пехотных дивизий вермахта были полностью окружены в трекгольнике Купянск — Изюм — Балаклея. 320-я пехотная дивизия Г.Постеля получила приказ прорываться из окружения в направлении Андреевки. Передовые части 6-й армии вышли к р. Северский Донец. Тем временем, войска 1-й гвардейской армии вели оборонительные и сдерживающие бои в районе Славянска, где 195-я стрелковая дивизия начала сдавать свои позиции 57-й гвардейской стрелковой дивизии для последующего марша в направлении правого фланга армии. Однако, переброска не состоялась: войска 1-й танковой армии противника (11-я танковая дивизия, прибывающая из сектора нижнего течения Северского Донца, и часть 333-й пехотной дивизии) заняли позиции в районе Константиновки для контроля сектора южнее Краматорска, Артёмовска, угрожая возможными активными действиями 4-му гвардейскому стрелковому корпусу. 6-й гвардейский стрелковый корпус (41-я, 44-я 78-я гвардейские стрелковые дивизии) при поддержке 18-го танкового корпуса продолжали наступление на позиции противника вдоль правого берега Северского Донца в районе Лисичанска.
Пожалуй, в этот день фокус внимания как советского, так и немецкого командования сместился в сектор Краматорска, куда выходили части 4-го гвардейского (П.П.Полубояров) и 3-го (М.Д.Синенко) танковых корпусов группы Попова с целью окружения и последующей блокады немецкого гарнизона г.Славянск. С 4 по 6 февраля сюда были переброшены главные части 7-й танковой дивизии противника, усиленные несколькими полицейскими батальонами. На первые роли в проведении наступательной операции фронта выходит 4-й гвардейский танковый корпус, название которого не будет сходить с уст населения северной части Донбасса, и которое попытаются забыть высокопоставленные военные и гражданские чины Союза ССР. Потерпев неудачу с прорывом 10-го танкового корпуса на Сталино через Артёмовск, командование фронта не теряло надежды прорваться к сердцу Донбасса. Для выполнения данной миссии, ранним утром 4 февраля авангардная 14-я гвардейская танковая бригада В.И.Шибанкова 4-го гвардейского танкового корпуса атаковала гарнизон Краматорска с северо-восточной окраины, быстро занимая всё новые и новые кварталы. Однако, к вечеру противник понял, что в город прорвалась сравнительно небольшая группировка советских танкистов, и контратаковал бригаду Шибанкова в районе Старого города и железнодорожной станции. Корпус Полубоярова перешёл к обороне, испытывая недостаток в горючем и боеприпасах.
Успех в овладении Краматорском зависел от быстроты подхода к городу частей 3-го танкового корпуса, который с началом операции получил задачу войти в прорыв в полосе 6-й армии, развивая наступление в краматорском направлении. Сравнительно медленный темп наступления корпуса, практически — за спиной пехоты, вызвал жёсткую критику со стороны командующего фронтовой подвижной группой М.М.Попова с требованием дальнейших решительных действий. 4 февраля корпус Синенко совместно с 57-й гвардейской стрелковой дивизией вёл бои на окраине Славянска, выходя основными силами к Краматорску. Передовые части корпуса Синенко группой из 25 танков вошли в Краматорск 5 февраля, решив проблему корпуса Полубоярова с горючим и боеприпасами, восстановив его позиции в Краматорске. Численность группировки советских танкистов в городе увеличилась до 60 танков. Относительно удачным был этот день для 41-й и 78-й гвардейских стрелковых дивизий, которые при содействии 18-го танкового корпуса (Б.С.Бахаров) значительно улучшили свои позиции в районе Лисичанска.
Части соседней 6-й армии вели успешные наступательные бои: 172-я стрелковая дивизия заняла Балаклею, 6-я стрелковая дивизия обрушилась на окружённую немецкую 320-ю пехотную дивизию между Балаклеей и Изюмом, начав её уничтожение. Левофланговые 267-я стрелковая дивизия и 106-я стрелковая бригада ударили на Изюм, и овладев городом оказали содействие в уничтожении 320-й пехотной дивизии противника. Не смотря на неудачи в полосе 1-й гвардейской армии, обстановка на Юго-Западном фронте складывалась, по-прежнему, в пользу Красной армии. Всё же, к 6 февраля в полосе армии Кузнецова противник закончил переброску основных сил 3-й танковой дивизии из-под Ростова и 11-й танковой дивизии с Нижнего Донца в район Артёмовска, Константиновки. В Славянске продолжала обороняться 7-я танковая дивизия вермахта.
6 февраля группа Попова повторяет попытку «трёхдневной давности» - наносит новый удар в направлении Сталино, на сей раз — из района Краматорска. Силами группы из 4-го гвардейского и 3-го танковых корпусов противник был отброшен в направлении Дружковки на расстояние до 10 км. Передоые отряды наступающих завязали бои в районе Дружковки (Сурово), Кондратьевки, Константиновки (Новосёловка). Авангард 3-го танкового корпуса, 50-й танковый батальон, 50-я танковая бригада, занял Кондратьевку, однако под давлением 11-й танковой дивизии противника (в советских источниках - «суровско-новосёловская группировка»), перешедшей в наступление из Константиновки, начал отход к Сурово. На остальных участках фронта 1-й гвардейской армии также было неспокойно: в районе Славянска и восточнее наблюдались встречные атаки 4-го гвардейского стрелкового корпуса с советской, и 7-й, совместно с частью 3-й танковой дивизии (35 танков) — с немецкой стороны. Окружённые пытались сбросить пехоту 1-й гвардейской армии в Северский Донец. Успешно развивались события в полосе 35-й гвардейской стрелковой дивизии: к 22:00 5 февраля дивизия Кулагина завязала уличные бои в Барвенково, освободив город к утру 6 февраля.
В связи с новым контрударом из Краматорска в сталинском направлении и концентрацией сил для наступления в новом районе, командование фронтом решает отступить от ст. Соль в районе Артёмовска к Фёдоровке, т.к. дальнейшее пребывание на ней частей 10-го танкового корпуса (В.Г.Бурков) могло привести к катастрофическим потерям в последнем. Разбитая в боях за станцию 178-я танковая бригада передала оставшиеся на ходу танки в 183-ю танковую бригаду. Куда более успешными для красноармейцев были бои в районе Лисичанска: 44-я гвардейская стрелковая дивизия при поддержке 18-го танкового корпуса атаковала 19-ю танковую дивизию противника в городе. Учитывая возможность скорого сжатия кольца окружения вокруг Лисичанска, большая часть 19-й и части 27-й танковых дивизий противника, ориентируясь в условиях снежной бури по компасу, покинули Лисичанск, выйдя в расположение немецкой 3-й танковой дивизии. Арьергард лисичанского гарнизона оборонялся в городе ещё три дня. Ухудшилась ситуация в районе Барвенково и севернее: между правофланговой 35-й стрелковой дивизией 1-й гвардейской армии и 267-й стрелковой дивизией 6-й армии связь если и наблюдалась, то только телефонная. Последняя дивизия заняла позиции в районе восточнее и северо-восточнее Балаклеи.
7 февраля 6-я армия заняла Петровское, Савинцы, Чепель, Грушеваху, Червоный Шахтёр, продолжая наступать на Андреевку силой 6-й, 172-й стрелковых дивизий и 106-й стрелковой бригады. 267-я стрелковая дивизия производила зачистку района восточнее Балаклеи. Юго-восточнее Краматорска гремели тяжёлые бои: в районе сурово противник, продолжая наступление, оттеснил 4-й гвардейский и 3-й танковые корпусы к Краматорску. Однако, к этому времени в город вошли основные силы 3-го танкового корпуса с пехотой в виде 7-й отдельной лыжно-стрелковой бригады. Попытки противника взять Краматорск силой 11-й танковой дивизии провалились. На артёмовском направлении части 3-й и 11-й танковых дивизий противника были отброшены на расстояние до 20 км от Краматорска. Бои проходили в условиях полного господства авиации противника в воздухе; советская авиация, не смотря на настойчивые вызовы, к месту значимых боёв не перебрасывалась. До конца февраля бои за Краматорск не прекращались.
8-9 февраля противник неоднократно переходил в контратаки на славянском и артёмовском направлениях. Шла разгрузка воинских эшелонов между Лозовой и Барвенково, и в Красноармейском. 8 февраля атаки танков и пехоты противника на Краматорск возобновились: сначала с юга силой 11-й танковой дивизии, а затем — с севера и востока силами 7-й и 3-й танковых дивизий. Завязались тяжёлые бои в районе Красногорки, Соцгорода, НКМЗ, Шабельковки, Ясной Поляны, Меловой горы. Авиация фронта, частично поддерживая наземные бои в Северном Донбассе, совершила налёт на аэродром противника в Сталино. В полосе 6-й армии соединения последней вели наступательные бои, уходя далеко вперёд. Была закончена зачистка от блокированных частей 320-й пехотной дивизии противника в районе Балаклеи. 106-я стрелковая бригада заняла Андреевку, а 172-я стрелковая дивизия наступала на Змиев. Передовые отряды 6-й армии перерезали железную дорогу Харьков — Лозовая в районе Краснопавловки.
День 9 февраля также отмечен атаками стрелков 1-й гвардейской армии на Славянск. На Краматорск, напротив, посыпались атаки немецких 7-й и 11-й танковых дивизий с северо-запада и юго-востока с целью соединения славянской и сурово-новосёловской группировок противника, и деблокирования Славянска. Но ни одно из этих мероприятий к ощутимому успеху не привело. Куда более результативными были атаки 3-й танковой дивизии вермахта в краматорском направлении из района Артёмовска, но закончить данную операцию противнику не удалось. Но фланге 3-й танковой дивизии вермахта части 44-й гвардейской стрелковой дивизии сбили с позиций части 19-й танковой дивизии из района юго-западнее Лисичанска, и фронт сместился на 10 км к югу от города. Части 41-й гвардейской стрелковой дивизии и 18-го танкового корпуса перебрасывались из района Лисичанска в направлении Славянска. А вот противник в этот день осуществил роковую для себя перегруппировку. Дивизия СС «Викинг», удерживающая позиции в районе Сергеевки западнее Краматорска, передавала их 333-й пехотной дивизии, а сама выдвигалась в район южнее Красноармейского.
Впоследствии, командующий группой немецких армий «Юг» Э.Манштейн в мемуарах запишет, что посчитал заснеженные балки системы р.Самара и Казённый Торец в треугольнике Барвенково — Краматорск — Красноармейское непреодолимым препятствием для советских танков и мотопехоты. Фактически, было допущено оголение фланга 333-й пехотной дивизии, основные силы которой держали оборону юго-восточнее Лозовой. Точнее, фланг и без того растянутой дивизии был дополнительно удлинён на 20-25 ки, и надёжного прикрытия от группы Попова в районе Краматорска не было, если не считать природных преград. Этим обстоятельством не замедлили воспользоваться Н.Ф.Ватутин и М.М.Попов, направив поредевший в боях за Кременное, Краматорск 4-й гвардейский танковый корпус Полубоярова в Красноармейское. Приказ на выдвижение Полубояров получил днём 10 февраля, уже к вечеру сдал позиции в Краматорске 3-му танковому корпусу и начал переправлять танки через Казённый Торец между Краматорском и Красноторкой.
Командование фронтом не смущало отступление 10-го танкового корпуса из-под Артёмовска на подступы к Краматорску, а также поредевший состав корпуса Полубоярова, в котором к моменту начала выдвижения насчитывалось всего 37 танков. Отсутствие фронта между Барвенково и Дружковкой, а также успешные действия 6-й армии, 6-я, 172-я и 269-я стрелковые дивизии которой уже перешли Северский Донец в районе Андреевки, способствовали манёвренным действиям танкистов, и давали надежду на выход из позиционного тупика в полосе 1-й гвардейской армии. Тем временем, кризис в полосе 333-й пехотной дивизии вермахта продолжал обостряться. 9 февраля передовой отряд 35-й гвардейской стрелковой дивизии достиг узла железных дорог в Лозовой, и взорвал железнодорожное полотно на всех направлениях из г. Лозовая. 10 февраля части дивизии Кулагина ворвались на северную окраину города. Блокированный гарнизон, не смотря на упорную оборону, был вынужден сдавать Лозовую. 11 февраля город был в руках армии Кузнецова; связь между харьковской и донбасской группировками противника оказалась нарушенной. Лишь решительные, порою — нестандартные меры с немецкой стороны могли позволить последней удержать ситуацию между Доном и Днепром под контролем...

Действия на левом крыле фронта
Войска 3-й гвардейской армии (Д.Д.Лелюшенко) перешли в наступление на ворошиловградском направлении 30 января 1943 г. Сосед слева, 5-я танковая армия также наступала от рубежа по р. Северский Донец южнее Каменска. 2-й гвардейский танковый корпус (В.М.Баданов) и 59-я гвардейская стрелковая дивизия форсировали р. Северский Донец, прорвали оборону противника по правому берегу реки и вышли к Ново-Сетловке, обрушившись на первый рубеж обороны Ворошиловградского узла сопротивления вермахта. Это был наиболее мощный узел сопротивления, который Красная армия атаковала в данной операции, включавший в себя три оборонительные линии. Первая линия обороны шла по рубежу Подгорное, Огульчанский, Лысый, Бело-Скелеватый, Нижний и Верхний Габун, Орловка, Самсонов. Вторая линия проходила по рубежу р. Луганчик, а третья — по окраинам Ворошиловграда. Сам город был подготовлен для упорной и длительной обороны и уличных боёв. Поэтому, основные силы 3-й гвардейской армии практически сразу оказались втянутыми в тяжелые позиционные бои на дальних подступах к Ворошиловграду. 31 января подвижное соединение армии, 8-й кавалерийский корпус (М.Д.Борисов), получил приказ командарма наступать на Ворошиловград. Изначально корпус нацеливали на Ясный, но командование вскоре откорректировало свои планы.
3 февраля 3-я гвардейская армия вела бои на фронте Подгорное, Лысый, Ново-Анновка, Красное, Поповка, Самсонов, Малый Суходол, Поповка-восточная, и далее — по берегу р.Северский Донец до Калитвенской. Т.о., подойдя к Ворошиловграду, армия Лелюшенко наткнулась на упорную оборону 6-й, 7-й танковых, 335-й пехотной дивизий противника, а также дивизии СС «Райх». На рубежах обороны было сосредоточено до 3 тыс. огневых единиц; город прикрывала система минных и инженерных заграждений. Командарм поставил наступательные задачи всем соединениям и подразделениям. 59-я гвардейская стрелковая дивизия перебрасывалась в район Болотенного для нанесения флангового удара. Бело-Скелеватый и Орловка были захвачены 2-м танковым корпусом (А.Ф.Попов), в результате чего была пробита брешь в линии обороны противника шириной до 5 км между Лысым и Бело-Скелеватым. На фронте от Ново-Киевки до района восточнее Лысого действовали части 59-й гвардейской стрелковой дивизии, 2-го гвардейского танкового корпуса, 14-й и 61-й гвардейских стрелковых дивизий, 14-го стрелкового корпуса, 169-й танковой бригады, 1-го гвардейского моторизованного корпуса и группы Пушкина.
Атакой в ночь на 5 февраля 279-я стрелковая дивизия совместно со 2-м гвардейским танковым корпусом перешли в наступление от рубежа Лысый, Бело-Скелеватый, прорвав оборону противника. К 4:00 279-я стрелковая дивизия овладела Ново-Анновкой, расширив брешь в построении противника до 8 км. К исходу дня дивизия совместно со 2-м гвардейским танковым корпусом овладела Гусиновкой, Павловкой, Комиссаровкой, выдвинувшись вечером на Ворошиловград. 59-я гвардейская стрелковая дивизия после 45-минутной артподготовки и авиаудара в 8:00 перешла в наступление на Николаевку, Суходол. Прикрывающими частями дивизия совершает несколько безуспешных атак на Подгорное. Хрящёвку. Тем временем, осознав угрозу, противник перешёл в наступление на Огульчанский, Липовый, Ворошилов, Большой Суходол. К вечеру в руках противника вновь оказался Ворошилов, его передовые отряды были замечены у Суходола. Такие действия создавали угрозу 279-й стрелковой дивизии, которая вырвалась далеко вперёд, устремившись к Ворошиловграду.
6 февраля противник предпринял контратаку на Орловку, которая была отбита. В связи с контратаками противника, 2-й гвардейский танковый корпус не смог прорваться вместе с 279-й стрелковой дивизией к Ворошиловграду, будучи задержанным на рубеже р. Луганчик. 61-я гвардейская стрелковая дивизия отражала атаки противника в районе Орловки. К 12:00 279-я стрелковая дивизия, сбив с позиций прикрывающие Ворошиловград части противника, вышла к юго-восточной окраине города, заняв часть аэродрома. Левофланговые части дивизии заняли Роззалиновку, Петровку, Васильевку. Во второй половине дня противник предпринял несколько контратак во фланг 2798-й стрелковой дивизии из юго-восточной окраины Ворошиловграда и Знаменки, и дивизия перешла к обороне. 59-я гвардейская стрелковая дивизия заняла Суходол, Подгорное, Хрящёвку, и преследуя противника вышла к р. Луганчик. К исходу дня была прорвана оборона противника в направлении Николаевки, но быстрого наступления, как и у 279-й стрелковой дивизии, не получилось. 243-я стрелковая дивизия овладела Огульчанским, и на исходе дня завязала бои за Ворошиловку, Валеевку, Ново-Светловку на рубеже р. Луганчик.
7 февраля 279-я стрелковая дивизия овладела Острой Могилой в районе Ворошиловграда, продолжая совместно со 2-м танковым корпусом бои на южной окраине города, и отражая непрерывные контратаки противника. Тем временем, дивизия СС «Райх» повела наступление на Орловку при 40 танках. Противнику вновь удалось овладеть Орловкой, Бело-Скелеватым, Верхним и Нижним Габуном. Ширина коридора, по которому происходило сообщение 279-й стрелковой дивизии с тылом, уменьшилась до 3 км. В связи с частыми контратаками противника, 2-й гвардейский танковый корпус задержался на рубеже р. Луганчик, поэтому было решено направить на помощь 279-й стрелковой дивизии в район Ворошиловграда 8-й кавалерийский корпус. 59-я гвардейская стрелковая дивизия после напряжённого боя заняла Бурчак-Николаевку. Группа Монахова (60-я и 203-я стрелковые дивизии) после безуспешных боёв за Каменск сдала свои позиции 5-й танковой армии, сосредоточившись в районе Малого Суходола.
8-й кавалерийский корпус в составе 21-й, 55-й и 112-й кавалерийских дивизий находился в непрерывных боях с 19 ноября 1942г. К моменту начала выдвижения в район Ворошиловграда укомплектованность корпуса бойцами составляла 45 % от уставной, лошадьми — 35 %, артиллерией и пулемётами — 30-40 %, автоматами — 25-40 %. Командование армии накануне придало корпусу один артполк ПВО, гвардейский мотодивизион и одну батарею истребительно-противотанкового полка. Выступив из Давидо-Никольского для выполнения боевой задачи, кавкорпус занял Нижний Габун. Попытка провести корпус в узкий коридор между Лысым и Бело-Скелеватым целиком не удалась, и конники были втянуты в затяжные бои за расширение коридора. Противостоящие 8-му кавалерийскому корпусу 304-я пехотная дивизия и дивизия СС «Райх» при 57 танках отбили несколько спешенных атак кавалеристов, продолжая удерживать узлы обороны. Кавалерия не была поддержана ни танками, ни авиацией; самолёты противника безнаказанно бомбили порядки кавкорпуса, нанеся ему значительные потери. К концу дня бой результатов не дал.
8 февраля командарм Лелюшенко приказал прекратить бои за расширение коридора, и выводить 8-й кавалерийский корпус на коммуникации противника поэшелонно. Так, 112-я кавалерийская дивизия обошла Бело-Скелеватый с севера, выступив по маршруту Ново-Анновка — Васильевка. Выходя в прорыв небольшими группами, к исходу 9 февраля кавкорпус сосредоточился в районе свх. им. Тельмана к югу от Ворошиловграда. 59-я гвардейская стрелковая дивизия овладела Николаевкой, Лобачёво, выйдя на подступы к Ворошиловграду с востока. Всё было готово для лобового штурма Ворошиловграда силами 59-й гвардейской, 279-й стрелковых дивизий и 8-го кавалерийского корпуса совместно со 2-м танковым корпусом. 2-й гвардейский танковый корпус, который изначально приказом командарма привлекался к штурму Ворошиловграда, продолжал вести затяжные бои за Ново-Светловку, Лысый, Бело-Скелеватый.
Командир 8-го кавалерийского корпуса в ночь на 10 февраля приказал кавдивизиям наступать на Ворошиловград. 21-я кавалерийская дивизия совместно с 279-й стрелковой дивизией начали наступление на юго-западную окраину Ворошиловграда. Группа конников ворвалась в город, но в результате 21-я кавдивизия оказалась втянутой в тяжёлые уличные бои и оторванной от основных сил корпуса. 112-я кавалерийская дивизия повела наступление на свх. Давыдовка, но атаки конников были отражены силой двух полков при 3 танках противника. К вечеру 112-я кавдивизия была оттеснена на рубеж высот в 1 км северо-западнее Васильевки, отражая атаки противника. 55-я кавалерийская дивизия начала обход свх. Давыдовка с севера, но запоздалый манёвр результатов не дал. Частям 59-й гвардейской стрелковой дивизии после шестидневных упорных боёв в районе Николаевки, Суходола удалось прорваться к Ворошиловграду и выйти на его восточную окраину, но дальнейшее продвижение дивизии было остановлено. Т.о., лобовой штурм Ворошиловграда лишь несколько улучшил позиции наступающей 3-й гвардейской армии в районе города.
Потерпев неудачу в первом штурме Ворошиловграда, командование армии решило поменять тактику. Не прекращая атак на город с востока и юга, было решено обойти узел сопротивления с севера, а в глубокий тыл противника направить 8-й кавалерийский корпус. Приказ о перегруппировке и выдвижении в район Дебальцево корпус Борисова получил вечером 10 февраля. Согласно приказу, корпус должен был вывести из строя железнодорожный узел, а также перерезать железные дороги Ворошиловск — Дебальцево, Штеровка — Дебальцево, Чистяково — Дебальцево. Для охвата района Ворошиловграда требовалась смена 58-й гвардейской стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии, действовавшей на широком фронте (70 км) к северу и северо-западу от Ворошиловграда, и не могущей вести наступательные действия. Итак, прослеживается общая тенденция в развитии ситуации на обеих крыльях Юго-Западного фронта: перегруппировка войск и рейды подвижных частей (группы Попова на правом крыле и 8-го кавалерийского корпуса — на левом) в глубокий тыл противника. Ход боевых действий переходил на качественно новый уровень...

Подготовил Павел Белицкий (Донецк)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7020   
Рейтинг: 
0
Советские танкисты на американских танках М329 января 1941 г., под Новый Год, Главнокомандующий Юго-Западным направлением фронта С.К.Тимошенко в директиве №02/оп обратился к командованию Юго-Западного (Ф.Я.Костенко) и Южного (Р.Я.Малиновский) фронтов с требованием подготовить наступательную операцию, цель которой — выход к р.Днепр и освобождение Донбасса. Подготовка к наступлению и операция должна была проходить в три этапа:
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5779   
Рейтинг: 
0
"Я, вступая в ряды "Молодой гвардии", перед лицом своих друзей по оружию, перед лицом своей родной, многострадальной земли, перед лицом всею народа торжественно клянусь:
беспрекословно выполнять любое задание, данное мне старшим товарищем,
хранить в глубочайшей тайне все, что касается моей работы в "Молодой гвардии".
Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разоренные города и села, за кровь наших людей, за мученическую смерть тридцати шахтеров-героев. И если для этой мести потребуется моя жизнь, я отдам ее без минуты колебания.
Если же я нарушу эту священную клятву под пытками или из-за трусости, то пусть мое имя, мои родные будут навеки прокляты.
Кровь за кровь! Смерть за смерть!"
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3958   
Рейтинг: 
0
Танк Т-34В результате наступления советских войск под Сталинградом в конце 1942 - начале 1943 годов была окружена и пленена 6-я немецкая армия Ф.Паулюса, разбита основная часть войск противника группы "Б" и пробита обширная брешь в построении армий группы "Юг" от Ливн до Старобельска шириной 400 км. Эта победа побудила Верховное Главнокомандование провести операции по освобождению района Харькова (под кодовым названием "Звезда") и Донбасса ("Скачок").
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7890   
Рейтинг: 
0
Советские танкисты на американских танках М3Девятого мая в парке Ленинского комсомола состоится торжественное открытие оригинального филиала Донецкого краеведческого музея под открытым небом! Как уже ранее сообщала «Сегодня», возле мемориала освободителям Донбасса будет установлен специальный колокол, отлитый мастерами ДМЗ из автоматных гильз и осколков снарядов времен Второй мировой войны.
А рядом со звоном, на спецплощадке, навечно замрут три танка и три пушки. Один из танков, легендарная «тридцатьчетверка», — та самая, которая первой прорвалась в оккупированное Сталино, уже заняла свое место на почетной стоянке. Танк Т-34 переехал сюда со двора краеведческого музея. По словам старожилов музея, там он находился 66 лет, с 1964 года. Танк был установлен на могиле командира 43-й танковой бригады, которая освобождала Донецк, Франца Гринкевича. На боевой машине и сейчас хорошо заметны следы от пуль и снарядов, полученные во время боев за наш город.
Очень символично, что «переезжал» Т-34 под патриотический марш «Прощание славянки», в основе которого лежит старая солдатская народная песня. Уже скоро к своему побратиму в парке Ленинского комсомола присоединятся еще два стальных боевых товарища, по праву претендующие на звание уникальных.
Горсовет держит в строгой тайне, откуда именно прибудет к нам боевая техника времен ВОВ. Впрочем, «Сегодня» стало известно от источника в мэрии, что один из танков был выпущен незадолго до окончания ВОВ, партией в 3.000 штук. Число «доживших» до наших дней — единицы по всему СНГ. Общая стоимость работ по реконструкции парка, которые продолжаются около года, составляет 40 млн гривен.

Одесса почтила шахтеров
На днях в поселке Чабанка, что в тридцати километрах от Одессы, был установлен памятник горнякам, которые в 1941-м держали здесь оборону. На месте подготовкой к торжественному открытию монумента руководит секретарь донецкого горсовета Николай Левченко. Как он объяснил «Сегодня», торжественное открытие монумента состоится пятого или шестого мая. Пока обсуждаются все нюансы празднования. «Но уже точно известно, что это будет очень торжественно, с оркестром и большим количеством ветеранов ВОВ», — говорит Левченко.

Катерина Терехова, Сегодня
Фото - "Советские танкисты на американских танках М3" - Евгений Халдей
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5230   
Рейтинг: 
0

В преддверии празднования 65-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне литейщики Донецкого металлургического завода отлили необычный колокол - в металл была добавлена латунь патронных гильз.
В литейном горне переплавлена не просто пуля, а осколок смерти, войны и страданий. Православный колокол установят в парке имени Ленинского комсомола. Своим звоном он будет напоминать грядущим поколениям о той цене, которой была завоевана в сорок пятом Победа.
Колокол отливали под руководством опытного мастера, начальника участка литья колоколов литейного цеха ДМЗ Сергея Самойлова. Гильзы собирались по всей Донецкой области разными людьми - эхо войны еще долго будет доноситься до нас сквозь глубину десятилетий. Старых гильз и патронов времен Великой Отечественной войны удалось собрать достаточно много. Качество собранных гильз оставляло желать лучшего, поэтому Сергей Самойлов, основатель колокололитейной школы, добавил в исходную бронзу лишь горсть конверсионного лома, чтобы не ухудшить звучание колокола. Главное для мастера - высокое качество колокола, поэтому, чтобы избежать нештатных ситуаций, приходилось тщательно перебирать «сырье».
Изначально колокол планировали установить на Саур-Могиле, но позже решили, что в безлюдном месте высока вероятность хищения изделия. Поэтому колокол поселится в парке имени Ленинского комсомола. Его открытие произойдет в день празднования 65-летия Великой Победы, 9 Мая этого года, сообщает "Макеевский рабочий". Колокол весит 850 килограммов, сделан по православным канонам, на него нанесены изображения трех икон (Казанской Божией Матери, Георгия Победоносца и Архистратига Михаила), металлом выписано стихотворение. Кроме того, запланировано возведение целого мемориала, который будет установлен недалеко от памятника «Твоим освободителям, Донбасс!». Скульпторы уже приступили к работе и к назначенной дате обещают справиться.

 

donbass.UA

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2163   
Рейтинг: 
+1
Перед очередной годовщиной Победы я решил написать в уважаемую мною газету "Завтра" письмо о том, что не дает мне покоя уже несколько десятков лет... Это горькая память, может быть, о самых первых огромных жертвах проклятой войны, о тех, чьи имена доселе нам неизвестны. Сегодня громко и не всегда объективно говорят о расстрелянных в Катыни польских офицерах, но почему же молчат о бойцах и командирах Красной Армии, о русских, советских людях, уничтоженных гитлеровцами на нашей земле?..
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4892   
Рейтинг: 
0
Дениченко Исай Петрович - командир отделения 2-й механизированной бригады 5-го механизированного корпуса 6-й танковой армии 2-го Украинского фронта, рядовой.
Родился 19 сентября (1 октября) 1899 года в селе Екатериновка ныне Матвеево-Курганского района Ростовской области в семье крестьянина. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1942 года. Образование начальное. В 1910 году вместе с родителями переехал в Оренбургскую область.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1865   
Рейтинг: 
0
В 1921 году Украину и центральные районы России поразила сильнейшая засуха. В сложной экономической ситуации СНК Ульянова-Ленина принял решение об изъятии на Украине, традиционно считавшейся житницей Российской империи, запасы хлеба. Одновременно Ленин настоял на эвакуации в обезлюдевший в Гражданскую войну Донецкий регион 439 тыс. беженцев из голодающего Поволжья. Первоначально из волжан предполагалось сформировать рабоче-крестьянские продотряды, но, в конечном счете, этот прожект так и не был реализован. В 1921 году, объективно, хлеба на Юге России также не хватало. Тем не менее, зерно из Украины начали вывозить. Причем, до 15 января 1922 года только из Донецкой губернии, которая в 1920 году, почти случайно (точнее: по произволу центральных властей), оказалась в административных границах советской Украины, было вывезено 120 тыс. пудов хлеба. В результате, в 1921–1922 гг. на Украине, в том числе и в Донбассе, разразился невиданный голод. Были отмечены случаи людоедства. По подсчетам донецких совработников в 1921-1922 гг. в Донецком регионе голодали до 500 тыс. человек. В результате Гражданской войны численность населения края уменьшилось на две трети, экономический коллапс охватил горную, металлургическую, химическую (углеобогатительную) промышленность края.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2548   
Рейтинг: 
0
На Украине, в Сталино (нынешний Донецк), борделей было два. Один назывался "Итальянское казино". 18 девиц ублажали союзников немцев – итальянских солдат и офицеров. Второй сталинский бордель, предназначенный для немцев, располагался в старейшей гостинице города "Великобритании". 
Этот публичный дом был официально оформлен через городскую управу и биржу труда в начале 1942 года. В марте в местной газете "Донецкий вестник" появилось объявление о наборе персонала. Всего в бардаке трудилось в поте лица 26 человек.
К сексуальной разрядке фронтовиков немцы относились серьезно. Достаточно сказать, что в Берлине была создана специальная управленческая структура, которая занималась только оснащением фронтовых публичных домов. За войсками двигались мобильные коллективы жриц любви. Это должно было поддерживать высокий боевой дух и ограничивать несанкционированные половые контакты солдат фюрера с местным населением. Утехи по графику У немцев было много способов привлечь местных женщин к работе в борделе. Главной приманкой служили деньги и еда. Уборщица здесь получала 250 рублей (советский рубль ходил на оккупированной территории наравне с маркой по курсу 10:1), врач и бухгалтер - по 900 рублей, а сами труженицы постели зарабатывали примерно по 500 рублей в неделю.
Плотские утехи по-немецки педантично регламентировалась. Вот распорядок дня проституток города Сталино:
6.00 - медосмотр 9.00 - завтрак 9.30-11.00 - выход в город 11.00-13.00 - пребывание в гостинице, подготовка к работе 13.00-13.30 - обед 14.00-20.30 - обслуживание солдат и офицеров 21.00 - ужин Ночевать проституток обязывали только в гостинице.

ГОСТИНИЦА "ВЕЛИКОБРИТАНИЯ":

в годы войны здесь был центр секс-услуг для немецких солдат и офицеров Рентабельное производство Скрупулезно был обставлен и сам секс-поход немецкого солдата. Он получал у командира соответствующий талон на посещение публичного дома (в течение месяца рядовому полагалось 5-6 таких квитков), проходил медосмотр, регистрировал талон в борделе (корешок сдавал в канцелярию воинской части), мылся (солдату выдавали кусок мыла, маленькое полотенце и три презерватива). В зале вояка выбирал девушку, они уединялись, после чего солдат маршировал в свою часть.
Посещение дома терпимости в Сталино обходилось солдату в три марки, продолжалось в среднем 15 минут. Отлаженный процесс позволял за день обслужить от 100 до 220 клиентов, то есть дневной заработок предприятия составлял от 300 до 660 марок - даже с учетом выплат персоналу это была рентабельная деятельность. Бордели просуществовали в Сталино до августа 1943 года, советские войска вместе с фашистской гадиной прихлопнули и местные очаги разврата. Кстати Осенью 1942 года тему половых сношений в прифронтовой полосе обсуждали Гитлер, Гиммлер и Геринг. По прикидкам спецслужб, на оккупированных территориях СССР порядка трех миллионов немецких солдат имели интимную связь с местными женщинами. Это грозило рождением огромного числа полукровок. Что могло сохранить арийскую расу? Лишь бордели! Только факт В начале войны дамы из фронтовых публичных домов делились по категориям: одни предназначались солдатам, вторые - сержантскому составу, третьи - офицерам. Позже категории отменили. Справка Изначально в бордели принимали одних чистокровных немок. Многие женщины отправлялись обслуживать солдат рейха из патриотических побуждений. Они попадали в ранг госслужащих с приличной зарплатой, страховкой и льготами. Со временем оказалось, что своими силами Германии не обойтись. Тогда на фронтовые койки стали укладывать женщин национальностей, близких к арийским. Например, из Прибалтики. Позже стали набирать просто девиц из местного населения. Правда, они не являлись служащими рейха, и льготы на них не распространялись.

Экспресс Газета
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3132   
Рейтинг: 
0
В первый же день войны более 400 лисхимстроевцев подали в райвоенкомат заявления, прося послать их добровольцами на фронт. И 300 из них вскоре ушли в ряды Красной Армии.
"В этот час, когда на нашу Отчизну напало фашистское зверье, мы просим райвоенкомат зачислить нас добровольцами в ряды Красной Армии и оставить там пожизненно, ибо мы хорошо знаем, что покуда существует в мире капитализм, он все время будет пытаться уничтожить завоевания Великого Октября", - писали в своем заявлении машинист железнодорожного цеха Е.В.Руденко и его сын Валерий.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3348   
Рейтинг: 
0

Бой в танковом окруженииЯсный солнечный день подходил к концу. Ветер давно утих. Среди дня пригревало и по улице кое-где появились проталины, меж снежной белизны проступали темные бугорки и кочки. Но к вечеру небо затянуло туманной пеленой, похолодало, в воздухе чувствовалась сырость, немножко знобило.
По традиции, у школы, собрались жители села. Сегодня праздник, даже двойной: Международный женский день - 8-е марта и День освобождения селян от оккупантов.
Александр Иванович, всегда общительный, любивший поговорить с людьми, не преминул воспользоваться благоприятным случаем потолковать с жителями села. Но прежде обратился к командиру.

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2061   
Рейтинг: 
+5

Бой в танковом окруженииПовесть Алексея Лавриненко "Бой в танковом окружении" является фрагментом неопубликованного романа о событиях Великой Отечественной, непосредственным участником которых являлся автор...

Вечерело. До ближайшего села, где окопался враг, около двадцати километров. Крыгин по опыту знал, что лучше всего атаковать противника под утро, когда в боевом охранении устают и клонит ко сну.
Поэтому он решил не останавливаться на отдых, а как можно быстрее и незаметнее подойти к селу. За ночь разведать систему обороны и под утро ударить по узлу сопротивления врага, а к вечеру выйти к реке Десна в районе г.Новгород-Северский.

Но тут пошел снег, мокрый, крупный. Сыпала снежная пыль. Глянешь вверх, кажется, что в лицо тебе кто-то высыпал мешок беловато-серой подсолнечной золы. Видимость ограничилась до нуля.

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3331   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.