pornfiles
, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Сайт о металле
Наши опросы
Как и любой другой регион на планете.
Край тружеников.
Бандитские трущобы.
Очень самобытный регион.
Задворки Украины.
Российская часть украинских территорий.
А что это?
Выскажусь на форуме.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Голод 1946 – 1947 гг. – одна из трагических страниц истории Украины ХХ века. О масштабах трагедии можно судить по документам Госархивов.

Голод 1946-1947гг. по документам госархива Донецкой области

Наступает 60-я годовщина голода 1946–1947 гг. – одна из трагических страниц истории Украины ХХ в. Это событие до сих пор должным образом еще не изучено. Неизвестна даже точная цифра людей, погибших от этого голода. Диапазон мнений исследователей на этот счет очень широкий – от 100 тыс. до более чем 1 млн. человек.
От голода сильно пострадало и население Донецкой области.
Каковы были причины голода и его последствия в нашем крае?
Ответы на эти и другие вопросы можно найти в документах, хранящихся в областном архиве.
Речь идет о фондах Р-2794 (Исполком Сталинского областного Совета депутатов трудящихся); П-326 (Сталинский обком КП(б)У; Р-4249 (Статистическое управление Сталинской области); Р-3410 (Сталинский областной суд Министерства юстиции УССР); Р-4932 (Сталинская областная санитарно-эпидемиологическая станция Сталинского областного отдела здравоохранения); Р-5465 (Сталинский областной комитет общества Красного Креста ЦК Красного Креста УССР); Р-6558 (Сталинская областная центральная клиническая больница Министерства здравоохранения УССР); Р-6393 (Сталинская городская детская соматическая клиническая больница Сталинского отдела здравоохранения).
Важные сведения о голоде можно также найти в фондах исполкомов рай – и горсоветов депутатов трудящихся, райкомов и горкомов КП(б)У за 1946 – 1947 гг.
Документы свидетельствуют, что причины голода имели комплексный характер. Засуха и неурожай 1946г. в сочетании с послевоенной разрухой чрезвычайно обострили, как и в целом по Украине, продовольственное положение в Сталинской области. Однако голода можно было избежать. Страна располагала необходимым минимумом продовольствия. К сожалению, руководство СССР взяло курс на проведение чрезмерных хлебозаготовок, чтобы уже в 1946 г. отменить карточную систему. Кроме того, стали оказывать большую продовольственную помощь другим странам – вывозить туда хлеб.
Продовольствия стало катастрофически не хватать. Как видно из документов фонда Сталинского обкома партии, уже 16 сентября 1946 г. председатель Краснолиманского райисполкома Сотников и секретарь райкома КП(б)У Деркач сообщали областному руководству о крайне тяжелом продовольственном положении в районе. Из 6.476 колхозных дворов в неотложной помощи нуждались 3.571. Многодетные вдовы, мужья которых погибли на войне, просили принять их детей в детские дома, поскольку кормить детей было нечем.
Ситуация осложнилась после 27 сентября 1946г., когда Совет Министров СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «Об экономии в расходовании хлеба». С пайкового продовольственного обеспечения было снято большое количество населения, преимущественно неработающих взрослых иждивенцев – пенсионеров, инвалидов. В связи с этим в Сталинской области число людей, имеющих хлебные карточки, сократилось на 348 тыс. человек (на 15,2%).
К декабрю 1946г. голод достиг угрожающих размеров. От плохого питания люди стали болеть и умирать. В письме руководителей области, направленном председателю Совета Министров УССР и секретарю ЦК КП(б)У Н.С.Хрущеву, говорилось: «В колхозах области на 20.12.46 года насчитывается до 27 тысяч семей колхозников из числа многодетных, инвалидов Отечественной войны, старых колхозников и семей погибших воинов на фронтах Отечественной войны, у которых не обнаружилось никаких продуктов питания».
Власти вынуждены были организовать населению продовольственную помощь. Эта работа шла в основном по линии создания на промышленных предприятиях, в организациях и учреждениях, колхозах и совхозах специальных питательных пунктов (столовых), где голодающие могли бесплатно или за деньги получать скудные горячие блюда.
Как свидетельствуют материалы фонда областного Совета депутатов трудящихся, 31 декабря1946г. Сталинский облисполком и бюро Сталинского обкома партии приняли решение создать сеть питательных пунктов для 10 тыс. колхозников, рабочих совхозов и членов их семей. Ежедневное одноразовое питание в пунктах состояло из 25г мяса или рыбы, 50г картофеля, 20 г овощей и 100 г хлеба. Особенно много людей, прикрепленных к питательным пунктам, было в Славянском, Краснолиманском, Александровском, Андреевском, Первомайском и Ямском районах. В последующие месяцы сеть общественного питания в городах и сельской местности была значительно расширена.
Между тем масштабы голода продолжали увеличиваться. Его пик пришелся на апрель-июль 1947 г. От голода страдали преимущественно дети и неработающие иждивенцы, а в социальном разрезе – рабочие и колхозники. Резко возросла преступность. Ослабленное население становилось легкой добычей различных болезней. Участились случаи, когда обезумевшие от голода люди убивали своих родственников или соседей и ели их трупы. За первую половину 1947г. было зарегистрировано 11 случаев людоедства.
На 20 июня 1947г. в Сталинской области насчитывалось 120.274 больных алиментарной дистрофией – болезнью голода. Это был второй по величине показатель по Украине после Винницкой области (159.976 чел.). Количество умерших от голода составило 4.384 человека.
После уборки урожая 1947г. голод стал постепенно отступать, а число умерших от него – сокращаться. Однако и в 1948г. в области были отдельные случаи голодной смерти.

А.И.Заднепровский, кандидат исторических наук, доцент Донецкого Национального университета

Голод 1946-1947 годов по документам архивного отдела Славянской райгосадминистрации
Как жилось на Славянщине в голодное лихолетье 1946-1947 годов могут рассказать не только старожилы района.
Есть еще один источник информации – очень скудные, но от этого не менее важные и интересные сведения о событиях тех лет, сохранились в архивных фондах колхозов Славянского района, которые, по праву, считаются самыми ценными документами архивного отдела райгосадминистрации. И хотя на страницах протоколов общих собраний и заседаний правлений колхозов ни разу не встречается слово голод, простые, подчас наивные строки буднично раскрывают истину, которую невозможно скрыть.
Первый послевоенный год выдался на редкость засушливым - не уродились не только зерновые, но и кормовые и овощные культуры. Урожайность зерновых в колхозе им. 12 лет РККА в 1946г. составила всего 2 ц/га, в колхозе им. Ленина – 1,7 ц/га , в колхозе им.XVII партсъезда – 8 ц/га.
Обеспеченность кормами в колхозах им.Ленина, «Пролетарская нива», им.Боротьбы составляла всего 30-35%. Колхоз им. Ворошилова, в связи с отсутствием концентрированных кормов, избавляется от поголовья кур и свиней и, за вырученные от продажи на базаре деньги, принимает решение приобрести крупный рогатый скот, который легче прокормить грубыми кормами.
На общем собрании колхоза им.Кагановича при подведении итогов 1946 года, сообщалось, что план по урожаю выполнен только на 66%, удой на 1 корову составил 848 литров (при плане 1.100 литра), яйценоскость – 58 шт. яиц (при плане 85 яиц). На трудодень колхозники этого хозяйства заработали 43 коп., 300г зерна и 20г подсолнечника.
В колхозе «Червона Украина» на трудодень в 1946г. колхозники заработали по 1,04 руб., 100г зерна и 280г овощей.
Однако заработать трудодень – еще не значило его получить. В сентябре 1946г. с колхозниками колхоза им. 12 лет РККА еще не рассчитались за трудодни 1945 года, за трудодни 1946 года колхозникам колхоза им. «Червона перемога» было обещано выплатить до 15 марта 1947 года.
Все это не способствовало повышению заинтересованности селян в работе на колхозных полях и фермах.
Вынося в конце сентября 1946 года на общем собрании колхоза им. РККА благодарность Сталину «за беспокойство о колхозниках, их культурной и зажиточной жизни», эти же колхозники часто уклоняются от работы. Учащаются случаи рассмотрения на заседаниях правлений колхозов и общих собраниях вопросов о трудовой дисциплине – за невыход на работу принимаются решения об отрезе приусадебных участков, исключении из членов колхоза, за невыработку минимума трудодней дела передаются в суд.
С осени 1946 года увеличивается количество просьб колхозников оказать помощь продуктами питания, зерном, соломой.
В колхозе им. Сталина 8 нуждающимся из 13 подавших заявления в январе 1947 года выдали по 9кг муки на месяц или по 400г печеного хлеба за 1 отработанный рабочий день. Уже в феврале размер помощи пришлось уменьшить – выдавали по 200г печеного хлеба при условии выполнения нормы выработки.
В феврале – марте 1947г. в колхозе им. Ворошилова обратились с просьбой о помощи продуктами питания 60 человек, отказано в помощи – 20 колхозникам, в феврале этого же года правление колхоза им.Ленина отказывает в помощи хлебом всем 21 колхозникам, подавшим заявления.
Многим просящим приходилось отказывать не только в продуктах питания. Решением правления колхоза им. Ворошилова от 09.04.1947 г. отказано в приеме в члены колхоза Стаценко В.К., т.к. «он не имеет постоянного места жительства, а в колхоз вступает, чтобы выжить...».
Голод толкает людей на совершение аморальных поступков – учащаются случаи краж, злоупотреблений служебным положением.
На общем собрании колхоза им. Кагановича 11.10.1946 г. рассматривается акт ревкомиссии, в котором отмечено, что бывший председатель колхоза Гладыш В.И. «перебрал зерном и жмыхом, взял резиновые сапоги за 800 руб., 4 мешка с выписанными продуктами – всего на сумму 1.889 руб. 96 коп.». Украденные продукты и материалы Гладыш переправлял домой в ночное время, а днем посылал без оформления работать к себе домой колхозных плотников.
В колхозе им. Сталина 05.12.1946 г. на общем собрании заслушивалась информация главного бухгалтера Кишинского И.Н. о выпечке хлеба. Отмечался очень низкий припек хлеба (11%), в связи с чем принято решение поручить ревкомиссии и бухгалтерии установить процент отсева муки, вывести «правильный» процент припека (не менее 30%), а недостачу «отнести за счет пекаря».
Чтобы сохранить хозяйство, колхозной громаде приходилось принимать все более жесткие решения.
В феврале 1947г. правление колхоза им. 12 лет РККА направляет материалы в суд на гр. Кононенко В.П., которая в ночь на 15.02 1947г., по словам объезчика, «выпустила около одной гарбы соломы и навеяла 3кг зерна». Правление этого же хозяйства направляет в суд материалы на 3-х человек за кражу 3кг посевной кукурузы. Принимается решение оштрафовать на 5 трудодней каждую из 8 колхозниц, если подтвердится факт воровства хотя бы 1 качана кукурузы.
В архивном фонде №73 колхоза им.Ленина Долинского сельского совета (до 1955 г. – Голо-Долинского сельского совета) за 1946-1947г. сохранились 3 дела с директивными указаниями и распоряжениями партийных, советских органов, касающимися деятельности хозяйства.
В основном, это телефонограммы и почтограммы, с помощью которых райисполком и райком партии доводили оперативную информацию и влияли на хозяйственную и общественную жизнь колхоза.
С середины 1946г. потоком шли директивы с требованием не смотря ни на что не допустить срыв госпоставок сельхозпродукции - в год стихийного бедствия крестьянство если и не подталкивалось напрямую в пропасть голода, то и поблажек от государства не получало. Из всего обилия директив всего несколько отражали тревогу о селе, причем практически все они касались проблем кормления скота в зиму 1946-1947г.
Так, 20.10.1946г. районный совет и райком партии почтограммой обратился к председателю и секретарю партийной организации колхоза им. Ленина, председателю Голо-Долинского сельского совета с категорическим запретом раздачи колхозникам, продажи, обмена какого-то ни было грубого корма урожая 1946г., а также запретил выделение грубого корма на покрытие крыш. В обязательном порядке было приказано выслать бригады по сбору желудей, веточного корма, опавших листьев в лесные участки Донлесхоза, закрепленные за хозяйством. Рекомендовано немедленно приступить к силосованию ботвы огородов и дикорастущих трав. Ранее розданный корм предложено собрать и вернуть на ферму.
Но колхозный скот неохотно поедал предложенный ему корм – животные страдали от желудочно-кишечных заболеваний, да и корм усваивался только на 25-30%. В середине декабря 1946 г. райисполком и райком партии рассылает по хозяйствам рекомендации по кормлению скота в зиму 1946-1947г., названную периодом «с большим ограничением в кормлении скота концентратов, сена и сочных кормов». Предлагается внедрить опыт передовиков животноводческих ферм по подготовке грубого корма – при измельчении соломы и половы (для КРС - не крупнее 4 мм) и последующем запаривании смесь приобретала «приятный запах и вкус», корм лучше усваивался, снижался уровень заболевания животных.
Здесь же приводились подробные рекомендации по устройству ям для самозапаривания и рецепт приготовления корма – на 100кг сухого корма рекомендовалось добавлять 50л воды и 10г соли.
Первая директива, отразившая заботу о людях, появилась только в начале января 1947г. Руководство колхозов информируется о том, что в соответствии с указанием облисполкома и обкома партии для остронуждающихся в продовольствии колхозников разрешается открыть в колхозах столовые для одноразового питания.
Продукты для столовой предлагалось собирать путем проведения «самозаготовок» внутри колхоза. Через сельпо выделялись 1 раз в сутки, к обеду, «коммерческие» 100 г хлеба на человека. Доводилось количество людей, которое предполагалось кормить в столовой (для колхоза им. Ленина – 55 чел.) и срок начала работы столовой – 12 января 1947 г. В списки, которые составлялись председателем колхоза, секретарем партийной организации и председателем сельсовета, рекомендовалось включать, в первую очередь, колхозников и их детей, остронуждающихся в продовольствии, а также детей учителей, медработников и других специалистов, проживающих в хозяйстве (25).
15 января 1946г. на заседании правления колхоза им. Ленина выступает председатель сельпо Привалихин с информацией о порядке открытия столовой и закупке продуктов у колхозников. Правление принимает решение продать сельпо для столовой 2кг мяса по 15 руб., по 10кг капусты, свеклы, картофеля и 5кг помидоров.
14 января 1947г. состоялось собрание по вопросу открытия столовой в колхозе им. 12 лет РККА Черкасского поссовета. Принимается решение арендовать под столовую помещение у колхозницы Панченковой А.З., где отремонтировать окно и дверь, сделать 2 стола и 4 скамьи. Хозяйство направляет в столовую 2-х членов колхоза – повара и официанта, а также «обеспечивает» ведром и черпаком. Сельпо взяло на себя обеспечение столовой тарелками и ложками, а также заготовку овощей. Из фонда колхоза выделяется для столовой 30кг свеклы, 25кг крупы. Председатель колхоза Жижченко П.А. передает в фонд столовой 30 кг картофеля со своего огорода.
Тем не менее, 50 человек, включенных в списки остронуждающихся в питании по колхозу им. 12 лет РККА, должны были платить за обед наличными, и только за 9 колхозников платил колхоз, с последующим удержанием потраченной суммы из заработка.
Правление колхоза им. Ворошилова 15.01.1947 г. принимает решение об открытии в помещении детского сада столовой на 50 чел. и обращается ко всем членам правления и активистам колхоза оказать помощь работникам сельпо в заготовке продуктов. Обеды решено отпускать за наличный расчет и постараться в процессе работы удешевить стоимость обеда до 4 руб.
Не смотря на попытки поддержать часть голодающих колхозников скудным одноразовым питанием, к весне 1947 г. все больше селян начинает болеть и умирать от голода.
В архивном фонде колхоза им.Ленина сохранилась телефонограмма на имя председателя колхоза Пичко, подписанная председателем райисполкома Зяблицевым, в которой сообщалось, что в больницы города Славянска все больше поступает населения из сельской местности. Для обслуживания и оказания помощи колхозникам и другому населению сельской местности, в городе открывается дополнительно больница, однако нет возможности начать прием больных - нет соломы для набивки матрацев. Телефонограмма обязывает колхоз отпустить больнице 1 тонну соломы за наличный расчет по госценам и привезти ее своим транспортом не позднее 8-9 мая.
Только собрав урожай 1947г. село смогло вздохнуть свободнее и постепенно вернуть жизнь в прежнее русло.
Однако трагические события 1946-1947 годов навсегда оставили след в душах миллионов наших сограждан. Память о тех годах, их историческая оценка всегда будут являться своеобразным моральным камертоном взаимоотношений в обществе и залогом того, что голодное лихолетье не повторится.

И.о.начальника архивного отдела райгосадминистрации  Т.Н.Федчун

Воспоминания Чеховской Александры Павловны о голоде 1946-1947 гг.
Чеховская Александра Павловна, 21.04.1936 г. рождения, уроженка г.Синельниково Днепропетровской обл., в 1946-1947 г.г. проживала в пос. Былбасовка Славянского района Донецкой обл.

Жизнь моей семьи сложилась очень сложно, как и у многих других семей, попавших под каток сталинских репрессий.
В конце 1936г., когда мне было полгода, сотрудники НКВД забрали отца, Чеховского Павла Ивановича, работника железной дороги. По словам матери, Чеховской Марфы Николаевны, была только одна весточка – официальное письмо из Соловецкой тюрьмы, что отец умер.
По какой статье судили отца – мать не знала, на все вопросы отвечала – умер, было больное сердце. Жили в постоянном страхе, даже все фотографии отца были уничтожены. Только в 90-х годах старший брат, Чеховской Васи-лий Павлович, получил документ о реабилитации отца.
Детство и юность прошли в нищете и голоде. Мать была неграмотной, всю жизнь проработала на железной дороге уборщицей. Старший брат ушел на войну, закончил службу в Кенигсберге, где служил еще какое-то время после войны. Когда вернулся – женился, жил отдельно и помогать материально нам не мог.
Не могу без слез вспоминать детство – чувство голода было подавляющим, не во что было одеться – мама шила одежду из парашюта, зимой, в холод, не ходила в школу - не было обуви.
Особенно запомнились тяжелые 1946-1947 годы. Жили мы тогда в пос. Былбасовка Славянского района, в доме с рухнувшей крышей. Чтобы выжить, ходила с другими детьми на поле тайком собирать колоски, которые потом перетирали и варили жидкую похлебку.
Один раз за сбором колосков меня поймал патруль – в наказание отвели к железной дороге и бросили в остановившийся на переезде товарный поезд и закрыли. Поезд шел не останавливаясь всю ночь – и всю ночь я проплакала, потому что было очень страшно. Как вернулась домой – не помню.
Помогал хоть как-то выжить небольшой огородик, на котором у нас росли даже грибы. Но в 1946 году из-за жары весь урожай погиб. Легче было семьям, державшим корову, домашнюю птицу, мы же своего хозяйства не имели – в неполной семье, без мужчины в доме, это почти невозможно.
Все, что было в доме, выменивали на базаре за кусок хлеба. Как-то от голода, не дождавшись матери, пошла на базар и продала толстую тетрадь, которую брат привез из Кенигсберга. На вырученные деньги купила маленький стаканчик семечек, который съела там же, с шелухой.
Помню маленькое блюдечко, в него мать наливала 2-3 ложки подсолнечного масла, которое потом ели с кусочком хлеба – это была и вся еда на весь день. Однажды, дожидаясь маму, незаметно для себя, обмакивая палец в блюдечко, все масло съела. Мама осталась голодной, но не ругала меня, а только плакала.
Однажды мать привела с вокзала женщину переночевать и та, за ночлег, дала нам два леденца – это был настоящий праздник, пили чай с леденцами, растянув угощенье на несколько дней!
Но в моей жизни голодными были не только 1946-1947 годы. Масло сливочное, мясо первый раз попробовала уже после окончания школы, когда училась в педагогическом училище в г.Днепропетровске и более состоятельные подружки делились со мной своей едой. За квартиру платить было нечем – все годы учебы спала на одной койке с подружкой, благо хозяйка разрешала.
Но молодость брала свое – несмотря ни на что, бегали на танцы, в кино, ходили по улицам и пели песни.
Очень хотелось принарядиться - помню, рисовала цветными карандашами каемочки на голых щиколотках и представляла, что я в носочках. Никогда не забуду голубую батистовую кофточку, которую купила на первую зарплату.
Голод, холод, невзгоды не забудутся никогда, как никогда не смогу простить тем, кто разрушил и обездолил нашу семью. Только несмотря на все трудности, с возрастом все больше хочется хоть на мгновение вернуться в молодые годы.

С моих слов записано верно, А.П.Чеховская
10.08.2006 г.
     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 7784

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.