Байки о Федорове

Еще один взгляд на факты боевой биографии Героя Советского Союза Ивана Евграфовича Фёдорова…

Сапоги«Некоторые исследователи упорно называют Ивана Евграфовича Фёдорова самым результативным советским лётчиком, сбившим более ста самолётов противника. А.Антонов-Овсеенко, например, пишет, что И.Фёдоров сбил 28 самолётов в небе Испании и 95 — в годы Великой Отечественной войны (Антонов-Овсеенко А. «Напрасный подвиг». М, 2003).
В архивном деле №8803 значится, что за год пребывания на испанском фронте И.Е.Фёдоров «совершил 286 боевых вылетов, провёл 36 воздушных боёв, в которых показал исключительные образцы ведения воздушного боя. Сбил лично 11 самолётов противника и 13 в группе…», в том числе два Me-109, считавшихся неуязвимыми, дважды таранил вражеские машины (18 июля и 21 августа 1937 г. — оба тарана документального подтверждения не имеют). За проявленную храбрость начальник авиации Испанской Республики Игнасо Идальго де Сиснерос вручил И. Фёдорову орден «Лавры Мадрида». Такую награду в СССР получили всего 5 человек.
В авиационной энциклопедии, изданной в 1994 году, говорится о сбитых лично 49-и и в группе — 47-и самолётах противника. Называются и более высокие цифры — 134 сбитых самолёта, то есть в два раза больше чем у официально признанных воздушных асов И. Кожедуба и А. Покрышкина. Есть и более взвешенные, похожие на достоверные, данные. В книге Н.Бодрихина, например, говорится о «более 20 самолётах». На счету Фёдорова, кроме того, 6 воздушных таранов, испытание 297 типов самолетов, в том числе первых реактивных истребителей, на одном из которых он достиг скорости звука. А 26 декабря 1948 года И.Е.Фёдоров первым в СССР превысил звуковой барьер на самолете Ла-176 и признан в нашей стране родоначальником первого сверхзвукового полёта.
Фёдорова трижды представляли к званию Героя — в 1938-м, в 1944-м и в 1948-м. Удачной оказалась только третья попытка. Фёдоров связывал это с тем, что ещё в 38-м в НКВД на него завели особую папку. Тогда, за сбитые в Испании самолёты его впервые представили к званию Героя Советского Союза. Но в ходе застолья награждённые устроили драку, которая переросла в перестрелку. Двое были убиты, несколько человек получили ранения. Один из скончавшихся, которого нокаутировал И. Фёдоров, оказался сотрудником НКВД. После этого, естественно, никто из участников побоища наград не получил, а славу Ивана Евграфовича, по его собственным словам «засекретили наглухо».
Об этих и многих других невероятных историях и дуэлях И.Е.Фёдорова как воздушных, так и «наземных», написано немало (например,  «Вокруг света». 2001, №12). Между тем, анализ этих публикаций показывает, что в их основе лежат рассказы самого Ивана Евграфовича. Относиться к ним надо с известной долей осторожности, поскольку воздушный ас любил, видимо, приукрасить события, имевшие место в действительности. Из серьёзных исследователей, предпринявших попытку сопоставить его рассказы с архивными документами, можно назвать Л.М.Вяткина («Трагедии воздушного океана». «Прибой», 1999). Но и он не нашёл документальных подтверждений большинству из этих историй. А в мемуарах командующего 3-й воздушной армией М.Громова и других ветеранов, например, работника штаба этой армии П Анищенкова, о подвигах И.Е.Фёдорова нет ни слова.
Между тем большинство историй, рассказанных Фёдоровым, имели место в действительности. Весь вопрос лишь в том, насколько они приукрашены и в какой степени соответствуют реальности в результате их интерпретации, сделанной автором много лет спустя.
О своем знаменитом побеге на фронт в июне 1942 года из КБ С.Лавочкина Фёдоров рассказал следующее:
«В то время КБ Лавочкина находилось в Горьком. На самолёте, который испытывал, я долетел до Монино, горючее — к нулям. Под пистолетом, в котором, кстати, и патронов не было, заставил механика заправить самолёт и взял курс на Калининский фронт, к Громову, в 3-ю воздушную армию… Руководство завода объявило меня дезертиром, потребовало вернуть с фронта. Громов успокоил: „Если бы ты с фронта удрал, тогда судили бы, а ты же на фронт“. Действительно, дело закрыли, но жену, оставшуюся в Горьком, лишили довольствия. Попросил я у Громова двухместный истребитель. Слетал за ней. Воевать стали вместе: она была тоже лётчица. Громов потребовал от меня не афишировать, что Аня — моя законная супруга. Пришлось представить её так называемой походно-полевой женой. Из-за этого случилась одна из дуэлей. Один офицер грязью её, как говорится, облил. Я его вызвал. Он промазал, а я специально пустил пулю поверху. Кстати, ни в одной из шести дуэлей я не стрелял прицельно в „противника“. Главное было показать, что готов до конца отстаивать свою честь. А вообще-то, конечно, молодые были, горячие, смешно теперь вспоминать» («Труд». 2000, 10 мая).
Побег Фёдорова на фронт — это установленный факт. А вот на счёт шести дуэлей есть большие сомнения.
Соответствует действительности и рассказ Фёдорова о специальной штрафной авиагруппе, которая была сформирована летом 1942 года в составе воздушной армии на Калининском фронте. О ней нет упоминаний ни в одном из многочисленных научных трудов на эту тему. Но в личном деле Федорова чёрным по белому записано — «командир группы лётчиков-штрафников» («Трагедии воздушного океана»). Командовать «воздушными хулиганами» никто из асов 3-й воздушной армии не захотел. А Фёдоров сам считался хулиганом, имел прозвище «Анархист» и добровольно вызвался возглавить эту группу, включавшую 64 штрафника. В неё входили лётчики-истребители Калугин, Минченко, Покровский, Решетов и др. Кроме того, авиагруппу усилили лучшими асами 3-й воздушной армии — А.Боровых, В.Зайцевым, Г.Онуфриенко и др.
Авиагруппа штрафников дислоцировалась недалеко от Андреаполя (на аэродроме Башарово) и воевала довольно успешно. А в октябре того же года была преобразована в полк асов (при расформировании штрафной группы И. Е. Фёдорова лётчиков реабилитировали и представили к орденам и медалям, четверых — к званию Героя Советского Союза), о чём тоже имеется отметка в личном деле И.Е.Фёдорова. Вместе с тем, утверждения о том, что за август-сентябрь 1942 года «штрафники» подбили около 400 вражеских самолётов, мало на чём основаны. Документально эти победы не подтверждены и на официальные счета проштрафившихся лётчиков записаны не были. Но основания утверждать, что на самом деле И.Е.Фёдоров сбил самолётов больше, чем значится на его официальном счету, у нас, безусловно, есть.
Формирование штрафной авиагруппы совпало с появлением на том участке фронта немецких асов, самолёты которых были разрисованы игральными картами. Немецкую группу, включавшую 28 пилотов, возглавлял полковник фон Берг. Его И.Фёдоров «завалил» в бою со своим ведомым А.Боровых. А наглядное доказательство тому представил недавно Л.М.Вяткину — Иван Евграфович сохранил фамильную офицерскую шпагу в никелированных белых ножнах, принадлежавшую предкам фон Берга. Вот что он рассказал об этом эпизоде:
— У их командира полковника фон Берга на стабилизаторе красовался трехглавый дракон. Чем же эти асы занимались? Если на каком-то участке фронта наши дерутся хорошо, то они прилетают и бьют их. Потом перелетают на другой участок — там наших колошматят. Вот нам и поручили пресечь это безобразие. И мы за два дня всех немецких асов этой группы ухлопали. В один из боёв мне удалось сбить самого «дракона» и «червонного туза». После боя мне принесли шпагу, кортик, маузер и курительную трубку в виде головы Мефистофеля со светящимися, фосфоресцирующими зубами и глазами и с автографом Гитлера. Это были личные вещи фон Берга (газета «Труд». 2000, 10 мая).
В январе 1944 года командир 6-го истребительного авиационного корпуса гвардии полковник Н.Жильцов вторично представил И.Е.Фёдорова к званию Героя Советского Союза, указав, что за сбитые самолёты он ещё не был награждён. Однако сменивший Жильцова генерал Е.Ерлыкин нашёл массу недостатков в авиадивизии, которой руководил Фёдоров, отстранил его от должности комдива и высказал «целесообразность посылки Фёдорова на курсы командиров дивизий для углубленного приобретения оперативно-тактических знаний».
Став заместителем командира 269-й авиадивизии, Фёдоров вновь собрал специальную группу, состоящую из девяти лётчиков, вместе с которыми продолжал заниматься «свободной охотой» за линией фронта. После проведённой воздушной разведки эта группа, как правило, к вечеру пролетала над одним из немецких аэродромов и сбрасывала банку с грузом и запиской внутри, в которой немецким лётчикам предлагалось провести поединок, причем строго по числу самолётов, прилетевших с советской стороны. Немцы принимали вызов, и начинались воздушные дуэли. По словам Фёдорова только в этих «дуэлях» он одержал 21 победу, а свой самый удачный бой провёл в небе над Восточной Пруссией в конце 1944-го, сбив сразу 9 «мессершмитов». Но опять же никаких документальных подтверждений этому не имеется (лётчики, входившие в «группу Фёдорова», удостоены в годы войны звания Героя Советского Союза, двое из них — В.Зайцев и А.Боровых — дважды). Как, впрочем, и истории о награждении И.Е.Фёдорова Адольфом Гитлером железным крестом (И.Е.Фёдоров рассказывал, что за несколько дней до начала войны в рамках обмена опытом вместе с известными асами Стефановским, Супруном и Викторовым, облетал в Берлине несколько типов немецких самолётов. Фёдоров, в частности, на самолёте «Хейнкель-100» за несколько минут выполнил, с его слов, более 100 фигур, в том числе замедленную бочку, которую в то время мало кто мог выполнить. Гитлер был ошеломлён и 18 июня 1941 г. на прощальном вечере вручил Фёдорову «Железный крест с дубовыми листьями 1-й степени»)…

По книге Звягинцева В.Е. «Трибунал для героев»

Добавить комментарий