В бой идут одни штрафники

Ивану Евграфовичу Федорову 91 год

Герой Советского Союза Иван Евграфович Федоров является одной из самых загадочных фигур среди плеяды «советских асов». Ибо ему посвящено столько противоречивых публикаций, что есть смысл предложить нашим читателям все основные точки зрения на факты его боевой биографии. Разумеется, это никоим образом, с нашей точки зрения, не влияет на значимость вклада этого легендарного летчика в историю советской авиации… Звезда Героя кому попало не доставалась! (dN)

 

Дезертировал… на фронт
В 1942 году после сталинского приказа №227 «Ни шагу назад!» на Калининском фронте была сформирована группа истребителей-штрафников. Ею командовал майор Иван Федоров.
…Ивану Евграфовичу Федорову 91 год. Но он выглядит бодрым и веселым. Заметив у нас в руках бутылку водки «Комсомолка», соглашается «принять по чуть-чуть», чтобы разговор «пошел на взлет»… 
– В авиаштрафбат я попал, можно сказать, по своей воле. Рвался на фронт, несколько раз подавал рапорт аж командующему ВВС РККА. А меня держали на авиазаводе в Горьком – я должен был «облетывать» новые самолеты. А летом 42-го твердо решил – удеру. Для побега выбрал новенький истребитель. Понимал, что за такие штуки в военное время карают расстрелом. Но справиться с собой не мог. Когда улетал, передал по радио: «Ждите после войны, если уцелею. С приветом – Федоров». И удрал.
Взял курс на Калининский фронт. Там командующим ВВС был мой давний знакомый Михаил Михайлович Громов, тот самый, который в 1934-м совершил беспосадочный перелет Москва – Северный полюс – Сан-Джасинто, это в США.
Ну, прилетаю на Калининский, вижу – аэродром большой. Прежде чем сесть, сделал несколько фигур высшего пилотажа. Перед смертью, думаю, душу отведу. 
Только приземлился, подъезжает Громов, сразу меня узнал. Я рассказал ему что к чему. Он в Горький отправил депешу: «Летчик-испытатель вашего завода майор Федоров с согласия народного комиссара… временно переведен для выполнения спецзаданий в истребительную авиацию Калининского фронта…» Хотя никакого согласия наркома не было…

Шальные истребители
– Почему именно меня назначили командовать штрафниками? – Иван Евграфович перебирает фронтовые фотографии. – Особисты постоянно напоминали Громову о моих старых грехах: мол, вместо того чтобы отдать дезертира под трибунал, ты его «пригрел». Мое назначение в «небесный» штрафбат всех устраивало. 
В мое подчинение прибыли летчики, всего 42 человека. Люди суровые, с крутым нравом. Трое пилотов повара сварили в котле за то, что химичил с едой. Еще двое девку с балкона сбросили – не пошла с ними танцевать. Был и такой «фрукт»: пришел в землянку к своей походно-полевой жене, а та не открывает. Он и заревновал. Достал пистолет, через дверь – «бах!» – и пошел спать. 
В первых же боях мои орлы несколько раз оставляли меня один на один с фашистскими асами. Хотели посмотреть, что я собой представляю. Но я ни одному и слова упрека не сказал. После этого они меня стали больше уважать и таких финтов уже не выкидывали.
Иногда мы устраивали с немцами «дуэли смертников». На аэродром фрицев сбрасывали консервную банку с запиской. А в ней между русскими матерками вызов на дуэль: время, место, количество участников. Предупреждали: будет больше – пожжем на земле! Они, надо признать, взлетали всегда на оговоренных условиях. А мы их поколошматим и новую записку сочиняем.
 
Иван Федоров, 1948 годКак создавали группу летчиков-смертников
В 1942 году Сталин приказал сформировать в пределах каждого фронта от одного до трех штрафных батальонов для старшего и среднего разжалованного комсостава, куда направляли рядовых и младших командиров, чтобы они «в более трудных условиях искупили свою вину перед Родиной кровью». 
О проштрафившихся летчиках в приказе Верховного не говорилось. Но генерал Громов, чтобы спасти провинившихся пилотов от бесцельной гибели в пехотных штрафбатах, предложил командующему Калининским фронтом Коневу стянуть их в одну мощную авиагруппу. 
Сталин, которому Конев звонил по этому поводу, идею поддержал. Командиром «летающего» штрафбата и назначили майора Федорова.
За отличную службу нарком обороны подарил Федорову мотоцикл «Пежо».

«Фрицы спасались от нас на парашютах»
– Однажды во время разведполета мы вместе с ведомым Андреем Боровых обнаружили у линии фронта 14 фашистских самолетов. Доложили на землю в надежде, что пришлют подмогу. Оттуда передали: «Желаем успеха». Со штрафниками по-другому не разговаривали: если у противника даже 20-кратное превосходство – рубись! 
Ну, мы вступили в бой. Три немецких самолета завалили сразу. Еще три задымились и повернули назад. Остальные «рассеялись». 
Немецкие пилоты очень быстро научились распознавать боевой «почерк» нашей штрафгруппы. Когда у нас заканчивались боеприпасы, мы иногда делали так: выпускаешь шасси, приклеиваешься к немецкому самолету сзади и колесами разламываешь ему крылья. Бывали случаи, когда нервы у фашистских летчиков не выдерживали, они бросали самолеты и спасались от нас на парашютах. 
Чтобы вернуться после штрафбата в родную часть, надо было сбить не меньше 10 самолетов врага. Кстати, я за время службы штрафником уничтожил 15 немецких самолетов. За такой результат полагалось звание Героя. Но штрафникам его не давали…

«Награду Гитлера прибил на каблук»  
Первый раз к званию Героя Советского Союза Федорова представили в 1936-м, за Испанию – там он совершил 286 боевых вылетов и сбил 24 самолета противника (два – тараном). Но «Золотая Звезда» пролетела мимо. В Москве, перед самым награждением, Федоров ввязался в драку с сотрудником НКВД. Тот начал стрелять. Федоров, чемпион Украины по боксу, уложил его ударом кулака… 
Перед войной Германия и СССР обменивались опытом. Вместе с другими выезжал в Берлин и Федоров – на «Хейнкеле-113» показывал фигуры высшего пилотажа. За полетом советского аса наблюдали Гитлер, Геринг, Риббентроп и Геббельс.
На банкете Геринг вручил нашему летчику одну из высших наград рейха – «Железный крест». «Я его там же, в Германии, на каблук своего ботинка приколотил, – вспоминает Федоров. – По молодости выпендрился». 

Бочка спирта из Берлина
Из Германии в Москву в 1945-м Федоров прилетел на своем боевом самолете, захватив с собой 600 литров спирта.
Бочку со спиртом он поставил рядом с входной дверью в квартиру, на лестничной площадке, привязал ее тросом, чтобы не уволокли. «Весть о Победе мигом опустошила все мои стратегические запасы».

Звезда от Сталина
После войны Федоров работал в КБ Лавочкина. Испытывая новейшие самолеты, «попутно» установил несколько десятков мировых рекордов. Однажды Лавочкина вызвали к Сталину. Он взял с собой в Кремль и летчика-испытателя. «Это, Иосиф Виссарионович, наш шеф-пилот, – представил он Федорова. – Воевал. Не раз представлялся к званию Героя…»

«Разберемся», – сказал Сталин. И в марте 1948-го на кителе бывшего штрафника появилась «Золотая Звезда».

 

Виктор БАРАНЕЦ, Валерий ВОЛОДЧЕНКО — 22.03.2005 , «КП»

Добавить комментарий