Джордж Хильдебрандт: «Почему вы все еще живы?»

Писатель показывает место, где он родилсяПисатель показывает место, где он родился. Точками на карте отмечены города (и лагеря), куда его забрасывала судьба.«Может ли что быть хорошего из Назарета?» — воскликнул библейский Нафанаил, услышав о каком-то странном галилейском бродяге. К сожалению, когда речь заходит о нашем городе, многие его жители склонны к аналогичному скепсису. Причина подобного отношения заключается, конечно же, в неприглядном состоянии современной Константиновки. Однако, проведя даже минимальное исследование, можно сделать однозначный вывод: данный стереотип ложен. На протяжении 125 лет в нашем городе рождались и жили люди, которые стали известными и неординарными личностями. Разумеется, мессий среди них не встречалось. Зато были известные ученые и политики, спортсмены и писатели, миссионеры и героические воины. В новой рубрике газеты «Провинция» — «Наши земляки», мы начинаем знакомить читателей с бывшими горожанами, которыми может гордиться Константиновка. Этим мы надеемся внести свой скромный вклад в лечение комплекса городской неполноценности.
Благодаря интернету можно узнать о большом количестве необычных судеб наших земляков. Особенно удивительно узнавать о константиновцах, оказавшихся за рубежом и достигших там немалых успехов. Именно через всемирную сеть мы узнали о Джордже Хильдебрандте. Это человек экстраординарной судьбы, которому довелось пройти через массу страданий и испытаний. Сумев их преодолеть, он стал знаменитым в Германии и США писателем-историком. В своих книгах он, в том числе, рассказал всему миру о Константиновке и Кондратьевке. В 1993 г. писатель издал автобиографическую книгу «Почему вы все еще живы?» («Why Are You Still Alive?»), повествующую о судьбе местных немцев-колонистов в сталинский период. Монография пользовалась огромным успехом, поскольку, едва ли не впервые немцы узнали об ужасах советской тоталитарной системы, коснувшейся не каких-то абстрактных «русских», а соотечественника. Книга была переведена на английский язык и выдержала несколько изданий в США. В июле 2006 года писателю исполнилось ровно 95 лет.
Бабушка и дедушка писателя Мария и Исаак. Село Екатериновка, что неподалеку от Щербиновки (приблизительно 19171918 гг.)

Немецкая колония и революция
Предки Джорджа Хильдебрандта поселились в наших местах еще в 1778 г. В те времена императрица Екатерина Великая активно переселяла в Россию крестьян из Европы, особенно из Германии. Огромные пространства Малороссии требовали освоения, в то время как Европа уже задыхалась от перенаселения. Предкам писателя досталось несколько гектар чернозема в районе нынешней Кондратьевки. По вероисповеданию они были христиане-меннониты и передавали свою веру из поколения в поколение.
Бабушка и дедушка писателяДжордж родился в такой меннонитской семье 19 июля 1911 г., и стал вторым из пяти детей в семье. Члены немецкой общины Кондратьевки тогда еще и не ведали, какие испытания выпадут на их долю через какой-то десяток лет. Впрочем, революцию семья Хильдебрандтов пережила относительно спокойно. Сам писатель о тех смутных годах, конечно же, ничего не помнит. Воспоминания начинаются со школьных лет, когда он посещал гимназию в Константиновке. В 1927 г. он закончил начальное обучение и стал работать в фермерском хозяйстве отца. Это говорит о том, что в первые годы советского режима в традиционном укладе жизни местных немцев почти ничего не поменялось. Однако уже в 1929 г. грянули репрессии, связанные со сталинской коллективизацией. Как подчеркивает сам Джордж Хильдебрандт, сначала гонения на т. н. кулаков не имели национального признака. Имущество и землю забирали у всех зажиточных крестьян, а их самих сажали в тюрьмы. Но впоследствии власти стали проявлять к немцам особую неприязнь.
На обложке книги писателя — дом и экипаж семьи Хильдебрандтов в Кондратьевке (начало 1910-х гг.). До уничтожившей все революции еще несколько лет.

Принудительный вклад в индустриализацию Константиновки
Ранним утром в марте 1930 г. немецкая колония Кондратьевки была оцеплена отрядом НКВД, — вспоминает Джордж Хильдебрандт. Все мужчины старше 16 лет были арестованы и посажены в константиновскую тюрьму. Среди них оказался и будущий писатель — это был его первый арест. Чтобы немцы не зря ели баланду, местные власти стали использовать их на принудительных работах по строительству дорог. Характер труда был вполне адекватен временам, ведь в начале 1930-х город бурно развивался. Однако юному Джорджу быть заключенным не понравилось, и осенью он сбежал. Прибился к родственникам, проживавшим в с. Модестовка, и поступил на заочные курсы чертежников. Тогда еще не было тотального контроля со стороны НКВД, поэтому беглецу даже удалось получить диплом. Однако применить полученные знания он не смог. Уже весной 1931 г. Джорджа Хильдебрандта обнаружили и арестовали повторно.
За побег его наказали очень сурово. С этого момента начался 23-летний период скитаний нашего земляка по тюрьмам и лагерям ГУЛАГа. По этапам немцу довелось объездить всю страну: от Сведловска до Хабаровска и от Новосибирска до страшной Колымы.

Немецкий Солженицын из Кондратьевки

Описание реалий заполярных сталинских концлагерей особенно шокировало немцев и американцев. Нашему читателю обо всех этих ужасах довелось узнать еще в 1980-х, когда начали издаваться книги узников совести. В Германии и США о чае из хвойных опилок, 200 гр. хлеба на человека в сутки и тяжелой работе на 50-градусном морозе многие узнали из мемуаров Джорджа Хильдебрандта. Именно из этого периода жизни взято заглавие его книги. «Почему ты все еще жив?» — спросил его как-то охранник колымского лагеря. Эти слова писатель запомнил навсегда.
На обложке книги — дом и экипаж семьи ХильдебрандтовКак отмечает Джордж Хильдебрандт, — избежать участи миллионов, погибших в колымском крае, ему позволило только образование чертежника, полученное после побега из Константиновки. Вместо работы в шахте его часто оставляли «в офисе» — рисовать различные лозунги. Иногда помогало знание немецкого.
Однако, несмотря на все это, основные колымские лишения стороной его не обошли. В 1952 г. он заболел открытой формой туберкулеза и лагерные врачи настояли на отправке заключенного на материк. Так он очутился в Свердловске, где воссоединился со своей семьей. Впрочем, после поверхностного лечения его снова арестовали, потом отпустили, и так повторялось несколько раз. Это было связано с национальностью Джорджа Хильдебрандта, ведь после войны к немцам относились чрезвычайно подозрительно. После очередного (пятого) ареста ему пришлось пережить еще несколько тяжких лет этапов по дальневосточным лагерям.

Спасение и рассказ о ГУЛАГе

Но все же времена менялись. После смерти Сталина миллионы заключенных были отпущены на свободу. В их числе оказался и наш земляк. Последней жертвой тоталитарному режиму стали несколько секций легкого, полностью изъеденных туберкулезом. Их будущему писателю удалили в Москве.
После этого он возвратился на Урал, где жил с семьей, работая чертежником.
В 1970-х годах правительство СССР разрешило этническим немцам уезжать на историческую родину. Династия Хильдебрандтов жила в Донбассе почти два века, поэтому для Джорджа исторической родиной являлась как раз наша страна. Однако он был сыт по горло советским режимом, и в 1971 г. подал заявление в посольство ФРГ. Через три года ему позволили эмигрировать и вместе семьей он переселился в знаменитый «город университетов» — Гейдельберг.
Здесь наш земляк отдохнул душой, набрался сил и впервые почувствовал себя по-человечески. А еще через полтора десятка лет решил рассказать соотечественникам и всему миру о том, что творилось в СССР при Сталине. После нескольких изданий он стал знаменит не только как автор бестселлера, но и как человек, сумевший преодолеть нечеловеческие испытания. Именно таких людей рождает константиновская земля. Во всяком случае об этом точно знают американцы и немцы, прочитавшие книгу нашего земляка.

Автор благодарит рецензента и биографа писателя Эдну Бордмен (Edna Boardmen) за помощь, оказанную в написании материала.
В статье использованы графические и информационные материалы электронной библиотеки госуниверситета Северной Дакоты (www.ndsu.edu), г.Фарго, США.

Р.Кривов, Константиновка в зеркале «Провинции»

Добавить комментарий