По совету Менделеева…

Сергей Львович ТолстойВ Горловке бывали многие известные люди – государственные деятели, журналисты, писатели и поэты. Но о пребывании некоторых из них есть только скудные сведения, о других почти ничего не известно. Поэтому можно представить мое удивление, когда, листая старые подшивки «Кочегарки», я натолкнулся на заметку, из которой узнал, что в нашем городе бывал старший сын великого русского писателя Льва Толстого – Сергей. 

Сергей Львович ТолстойВ Горловке бывали многие известные люди – государственные деятели, журналисты, писатели и поэты. Но о пребывании некоторых из них есть только скудные сведения, о других почти ничего не известно. Поэтому можно представить мое удивление, когда, листая старые подшивки «Кочегарки», я натолкнулся на заметку, из которой узнал, что в нашем городе бывал старший сын великого русского писателя Льва Толстого – Сергей. 
Больше упоминаний о нем я не нашел, а в историческом музее не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть данную информацию. Конечно, «статус сына» вряд ли мог служить основанием даже для упоминания факта посещения. Но Сергей Львович был личностью известной не только, скажем так, заслугами своего отца, он оставил и собственный заметный след в русской культуре. Достаточно сказать, что в его лице сочетались литературное и музыкальное дарования. Литературное нашло свое воплощение в книге воспоминаний об отце «Очерки былого», над которой он работал до самого конца жизни, ряде статей и рассказов, а музыкальное – в композиторской, концертной, преподавательской и научной деятельности. 
Первоначальное образование Сергей получил дома под руководством родителей и приглашенных учителей, как русских, так и иностранных. Причем особое влияние на него оказал именно отец. Казалось бы, Сергею тоже была прямая дорога в литературу. Однако то было время, когда передовая молодежь стремилась к познанию естественных наук (вспомните главного героя романа И.С.Тургенева «Отцы и дети»), поэтому, выдержав экзамены на аттестат зрелости в гимназии, Сергей поступил на отделение естественных наук физико-математического факультета Московского университета. 
В 1888 г., уже окончив университет, он как-то отправился в имение своего друга Дмитрия Олсуфьева, где решил провести лето. В нескольких верстах в собственном имении жил Д.И.Менделеев, и однажды Дмитрий предложил Сергею наведаться к известному ученому. В сборнике «Воспоминания о Д.И.Менделееве», изданном в 1949 г., мне удалось обнаружить описание этого визита: «Он (Менделеев) был на самом деле обаятельным человеком. Он крепко верил в то, чем в данное время увлекался, и не любил возражений». 
Во время встречи зашел разговор и о возможности встречи Д.И.Менделеева с Л.Н.Толстым, но ученый уклонился от чести непосредственного знакомства, мол, «отец пишет против науки». А главным предметом беседы стал Донецкий бассейн, откуда ученый только что вернулся из второй экспедиции. Он с пылом делился с молодыми людьми перспективами прогресса зарождающейся промышленности Донбасса, в первую очередь угольной, высказывал озабоченность тем, что шахты являются недостаточно прибыльными из-за больших потерь угля при транспортировке. А в заключение высказал мысль о том, что следовало бы побывать в Донбассе людям, «прикосновенным к литературе». 
– Вот вы, господа естествоиспытатели, – неожиданно обратился он к гостям, – недавно закончили университет… Что бы вам это сделать? Поехали бы в Донецкий край да и написали статью… 
Друзья согласились, и Д.И.Менделеев предложил им подумать, наметить план поездки, посоветовал осмотреть шахты и промышленные предприятия, а затем проплыть по Северскому Донцу от Лисичанска до места его впадения в Дон. Вскоре ученый прислал письмо, в котором рекомендовал предварительно прочитать им все, что только написано о Донбассе, потренироваться в работе с геодезическими инструментами, освежить знания по химии и геологии и пр. 
В конце июля С.Л.Толстой, Д.А.Олсуфьев вместе со своим товарищем М.Н.Орловым выехали в Донбасс. В августе они проплыли по Донцу, произвели приблизительные промеры перекатов, отметили притоки Донца, мельницы, мосты, селения, быстроту течения и т.п., побывали на Никитовском ртутном руднике, в Бахмуте, Щербиновке, Юзовке, Святогорске, Славянске, Лисичанске, где посетили несколько шахт и предприятий. «Дорогу» здесь им открыли рекомендательные письма Д.И.Менделеева, которыми он снабдил вчерашних студентов перед их отъездом. Они не только узнавали о производственном процессе, но и истории становления (пока еще короткой) предприятий, знакомились с положением рабочих. 
В одной из крестьянских шахт в Горловке, которых было множество, Сергей даже решил побывать. Спуск тогда проходил в бадье, которую на дно опускали с помощью коловорота, приводимого в движение лошадью. «Я сел верхом в эту бадью, – вспоминал Сергей Львович позже в «Очерках былого», – и спустился на глубину семнадцати саженей по узкому колодцу, все время хватаясь за стены шахты, направляя движение бадьи. Побывал на дне колодца, оттуда вышел черный, как сажотрус, мокрый, как губка». Но больше всего его поразило, что за свой тяжелый труд рабочие получали не более 90 коп. в сутки на брата, а женщинам платили вообще 20-40 коп. в день, при том что какая-либо техника безопасности отсутствовала, а об охране труда, естественно, даже не слышали. 
На ртутном руднике их встретил инженер А.В.Миненков, который показал им рудник и завод, рассказал об истории предприятия, возникающих трудностях в его становлении и развитии. В «Очерках былого» С.Л.Толстой так описал посещение рудника: «Были мы также на ртутном заводе Ауэрбаха. Интересна история возникновения этого предприятия. Однажды Миненков, ища уголь в Донецком крае, увидел в одном селе вкрепленную в каменные стены ограды красную киносерь. Заинтересовался, откуда взят этот камень, и нашел место, где были заметные следы каких-то древних раскопок». Исследование показало, что еще в древности здесь добывали ртутную руду, но только до глубины, на которой начинались подпочвенные воды. «Миненков энергично взялся за дело, – повествует Сергей Львович, – заинтересовал своего товарища Ауэрбаха, нашел необходимый для дела капитал, построил ртутный завод и из сравнительно бедной руды стал добывать 1/7 всей ртути, ежегодно добытой во всем мире…». 
Д.И.Менделеев был доволен результатами поездки молодых людей, считал, что Сергей должен пойти по пути естествоиспытателя. Но так не сложилось. Отношения Сергея с отцом одно время были достаточно напряженными, и он поступил делопроизводителем Центрального управления Крестьянского банка, затем занимался сельским хозяйством, даже выступал в роли земского начальника Чернского уезда. А с конца 1890-х годов посвятил себя в основном музыкально-композиторской и литературной деятельности. В годы Советской власти много сил отдал увековечению памяти своего отца, изданию его произведений, становлению музея-усадьбы в Ясной Поляне, а также преподавал в Московской консерватории, был научным сотрудником Государственного института музыкальной науки и т.д. 
Таким образом, путешествие в Донбасс явилось только эпизодом в его жизни. По воспоминаниям А.И.Менделеевой, жены великого ученого, собранные С.Л.Толстым и его товарищами данные все же были использованы ее мужем при составлении плана развития Донецкого края, в частности, при составлении проекта дноуглубительных работ на Донце. 

А. АЛФЕРОВ, Кочегарка

Добавить комментарий