Астахова Полина Григорьевна

Полина Астахова Полина Астахова родилась 30 октября 1936 года.
Заслуженный мастер спорта СССР.
Чемпионка Олимпийских игр в командном первенстве (1956, 1960, 1964), в упражнениях на брусьях (1960, 1964), серебряный призер в вольных упражнениях (1960, 1964), бронзовый призер в многоборье (1960, 1964), в групповых вольных упражнениях (1956).
Чемпионка мира в командном первенстве (1956, 1962), серебряный призер в командном первенстве (1966), в упражнениях на брусьях (1958).

Полина Астахова Полина Астахова родилась 30 октября 1936 года.
Заслуженный мастер спорта СССР.
Астахова считалась самой изящной гимнасткой своего времени, её прозвище в западных СМИ было «Русская берёзка».
После завершения спортивной карьеры в 1972 году Полина Астахова тренировала гимнасток Украины.
Награждена орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», медалью «За трудовую доблесть. За достижения в спорте Полина Григорьевна была награждена памятным платиновым орденом Международного зала гимнастической славы.

Умерла 5 августа 2005 года.

Чемпионка Олимпийских игр в командном первенстве (1956, 1960, 1964), в упражнениях на брусьях (1960, 1964), серебряный призер в вольных упражнениях (1960, 1964), бронзовый призер в многоборье (1960, 1964), в групповых вольных упражнениях (1956).
Чемпионка мира в командном первенстве (1956, 1962), серебряный призер в командном первенстве (1966), в упражнениях на брусьях (1958).
Чемпионка Европы в вольных упражнениях (1959), упражнениях на брусьях (1959, 1961), бревне (1961), серебряный призер в многоборье (1961), в вольных упражнениях (1961).
Абсолютная чемпионка СССР (1959). Обладательница Кубка СССР в многоборье (1959, 1960, 1963, 1965). Чемпионка СССР в упражнениях на брусьях (1959, 1960, 1963, 1965), бревне (1961), в вольных упражнениях (1959, 1960, 1964, 1965), серебряный призер в многоборье (1965), в упражнениях на брусьях (1958, 1961, 1962, 1964), бревне (1959, 1960), в вольных упражнениях (1961, 1963), бронзовый призер в многоборье (1956, 1958, 1962, 1963), в опорных прыжках (1956), в упражнениях на брусьях (1956, 1957, 1967), бревне (1965), в вольных упражнениях (1958, 1962). 

 

Из интервью Елене Драге, «Факты»

— Расскажите о начале вашего спортивного пути…
Перед войной наша семья жила вДонецке. В первые дни войны в наш дом попала бомба, и мы остались на улице. И в годы войны, и после с мамой поколесили по свету: жили в Черкесске, Теберде, Североуральске.
В детстве я была болезненной — когда жили в заполярном Североуральске, врачи обнаружили у меня открытую форму туберкулеза. Потом пошло осложнение на ноги, и я почти перестала ходить. Врачи посоветовали мне сменить климат и уехать в другой город. И мы переехали в Донецк.
Там я поступила в техникум физкультуры, мне дали комнату в общежитии, за которую я платила 70 копеек в месяц. В 13 лет я впервые увидела настоящие соревнования гимнастов — это было на чемпионате Донецка. Меня так поразили тогда выступления спортсменов!
Мне казалось, будто это необыкновенные люди. Именно тогда мне захотелось научиться всем элементам — я занималась и спортивной и художественной гимнастикой, акробатикой. Когда тренер дал задание на лето выучить стойку на голове, все три месяца простояла во дворе вверх ногами.
Я была такая дохлая, не дай Бог! Жили мы с мамой впроголодь. Первый раз кефир попробовала на сборах, причем долго не решалась его выпить, потому что не знала, что это такое.
В 1954 году я первый раз выступила на чемпионате СССР в составе украинской команды и заняла 28-е место. Тогда я впервые увидела наших знаменитых гимнастов — Марию Гороховскую, Нину Бочарову, Ларису Латынину, Виктора Чукарина, Юрия Титова, Бориса Шахлина.
Они приехали после чемпионата мира в Италии. Как сейчас помню, все были в мутоновых шубах. А через год меня уже включили в состав сборной СССР, и я начала подготовку к своей первой Олимпиаде.
— Какая из трех Олимпиад запомнилась вам больше всего?
В Мельбурне меня переполняло одно чувство — восторг. Мне нечего было бояться и после выступления казалось, что я могу свернуть горы. А на Олимпиадах в Риме и Токио меня уже угнетал груз ответственности. Я ведь была «первым» номером команды и не имела права выступить хуже — чего тогда вообще надо было ехать на Игры? На своей третьей Олимпиаде в Токио я выступила хорошо — так же, как и в Риме, завоевала две золотых медали, «серебро» и «бронзу».
Особенно врезалось в память возвращение нашей советской делегации из Австралии. 11 декабря на теплоходе «Грузия» мы отправились в двадцатидневное путешествие по пяти морям и океанам. Пресной воды на теплоходе было очень мало.
На экваторе ливни шли стеной, и мы купались и мыли голову прямо на палубе под дождем… Ребята хулиганили: тех, кто подходил к бассейну в одежде, тут же швыряли в воду. Потом над бассейном повесили сетку, но мы все равно умудрялись просовывать между ячейками одежду.
Интересно, что каждому спортсмену ежедневно выдавали по бутылке вина. Да и в барах выбор спиртного был на любой вкус. Пьянствовали все, начальство, правда, закрывалось в своих каютах-люксах.
Из 500 человек нашей делегации было только 38 девушек. Гимнастки расположились в первом классе, а футбольная сборная СССР — олимпийские чемпионы — в третьем. Футболисты затащили в нашу каюту ковер и все время проводили с гимнастками. Ребята без конца играли в карты, а время от времени ходили к завхозу, чтобы обменять чемпионские футболки и шиповки на еду и спиртное.
Во Владивостоке советская делегация пересела на поезд, после чего мы две недели добиралась домой. На каждой станции советских спортсменов встречали толпы народа. Прямо через окна поезда сибиряки передавали нам корзины с пирожками, соленьями, громадные бутыли с самогоном. В каждом купе стояли украшенные елки, Новый год мы встречали в поезде.
После Олимпиады-60, проходившей в Риме, мы проехали всю Америку. В то время Микоян налаживал с кубинским руководством дипломатические отношения, поэтому приняли решение перебросить нашу гимнастическую сборную — пять девочек и пять мальчиков — на Кубу.
Конечно же, к нашей делегации приставили кагэбиста. Когда мы прилетели ночью на Кубу, в аэропорту стояли пушки, ходили люди с автоматами.
Нас поселили на 20-м этаже совершенно пустой гостиницы — после кубинской революции все американские туристы уехали с Острова свободы. Каждому выделили персональный автомобиль с водителем и охранником.
Для нас, советских спортсменов, многое тогда было в диковинку. Например, на Кубе мы впервые посмотрели эротические кинофильмы, посетили варьете с полуобнаженными девицами и детские аттракционы.
Как-то после выступления, когда мы ужинали в ресторане, вдруг часа в два ночи туда зашел Фидель Кастро. Каждому из нас он вручил подарки — по две сумки из крокодиловой кожи и чучело маленького крокодильчика.
А в один из дней кубинский руководитель выделил нам свой самолет для путешествия на Озеро тысяч крокодилов.
— А с руководителями нашей страны доводилось встречаться?
Помнится, городу Киеву вручался какой-то орден, и на торжество из Москвы приехал Брежнев. Вечером он вместе с Владимиром Щербицким прибыл на Республиканский стадион на футбольный матч. По этому поводу под трибунами в приемной собрали украинских спортсменов, а мне поручили произнести перед почетным гостем речь. В соседней комнате, где намечался банкет, уже накрыли роскошный стол.
Брежнев вышел к нам, и было заметно, что он хорошо «принял на грудь». Я начала: «Дорогой Леонид Ильич!» А Брежнев смотрел-смотрел на меня и вдруг перебил: «Да я ж тебя знаю! Ты гимнастка, русская березка». Я так растерялась, что опять начала: «Дорогой Леонид Ильич…» А генсек удивленно приподнял брови и, похлопывая меня по плечу, сказал: «Ты что, речь собралась говорить? Да брось ты! Давай-ка я тебя лучше поцелую…» Я обомлела — вокруг спортивное начальство, корреспонденты, а Брежнев лезет ко мне целоваться…
— Лариса Латынина в своей книге вспоминала, что в советской сборной была нешуточная конкуренция за высшие награды и даже признавалась, что спорт сделал ее жестокой по отношению к соперницам…
Я никогда не встревала ни в какие ссоры и интриги. С Лорой мы практически все время находились рядом: жили в одной комнате, вместе выступали.
Но никогда я не испытывала по отношению к ней зависти: ведь все ее победы не были случайны, хотя частенько ей попросту везло.
Вообще, она очень общительный человек, любила себя показать, ходила на все вечеринки. Я же предпочитала побыть в одиночестве.
Когда на сборах мне выпадали свободные минуты, шила себе и подругам по команде платья. Хотя, честно говоря, никакого удовольствия мне это не доставляло.
У меня никогда не было проблем с весом, всегда весила 51 кг. На сборах девчонки, которые пытались похудеть, всегда просились сесть в столовой рядом со мной: мол, глядя на тебя, меньше соблазна съесть лишний кусочек.
В столовой-то они не кушали, но потом ходили с полными карманами конфет, очень удивляясь при этом, что я не ем сладкого.
— С вашей внешностью и фантастической фотогеничностью вы вполне могли бы сделать карьеру кинозвезды…
Знаете, в 60-х годах мне предлагали сниматься в художественном кинофильме о гимнастке. Но меня артистическая карьера не привлекала, мне почему-то это казалось не интересным.
— Наверное, от поклонников не было отбоя?
Я не обращала на поклонников ни малейшего внимания. А симпатизировали мне многие. Итальянские журналисты на Играх в Риме называли меня «Мадонной», «русской березкой». Но мне было не до того: чтобы пройти три Олимпиады, надо иметь железное здоровье. Вот и личная жизнь не состоялась из-за того, что все некогда было. Так уж сложилась моя судьба — только гимнастика.
За год соревнований было не меньше 12-15. К тому же круглый год проходили сборы на спортбазах. Что такое дом, я узнала только на пенсии. Какая там личная жизнь, — Полина Григорьевна печально вздохнула и добавила, нежно обняв внука Сережу. — Вот моя личная жизнь. Недавно пошла вместе с внуком в первый класс. Сережа любит рассматривать мои фотографии, приговаривая: «Ой, бабушка, где ты только не была!». Часто достает Большую Советскую Энциклопедию и читает статью про меня.
— Правда ли, что советские гимнасты не получали денег за свою работу?
 Когда меня в 1956 году включили в состав сборной СССР, мне назначили самую маленькую госстипендию — 800 рублей. В те времена это были приличные деньги. Помню, когда принесла домой свои первые деньги, мама сначала расплакалась, а потом начала ругать — не поверила, что мне дали эти деньги за спортивные выступления. А потом я получала две с половиной тысячи рублей. Правда, за соревнования не платили ни копейки. Только за чемпионат СССР и Спартакиаду народов СССР за третье место давали 300 рублей, за второе — 500, а за победу — 800 рублей.
— А во время поездок за рубеж?
Нам выдавали небольшие деньги. На Олимпиаде в Австралии, например, — по 50 долларов. Я купила тогда голубое нейлоновое платье — надевала его потом на правительственный прием. К слову, все советские спортсмены, выезжавшие за рубеж на соревнования, прошли этот путь: брали с собой продукты, чтобы сэкономить суточные и что-нибудь купить за границей.
Собственная квартира у меня появилась только после моей второй Олимпиады. После Мельбурна начальник совнархоза Засядько приказал выделить мне в Донецке комнату в коммунальной квартире, позже я получила двухкомнатную квартиру. А в 1960 году поздно вечером ко мне домой пришел военный и передал сообщение о том, что меня приглашают переехать в Москву.
На следующее утро в девять часов утра во время тренировки меня вызвали к начальству (оказалось, что мне звонили из Киева). Там меня долго корили за отсутствие патриотизма и пообещали квартиру в Киеве — только бы я не покидала Украину. После выступления на Олимпиаде в Риме мне и моему тренеру таки дали в Киеве жилье. В этой трехкомнатной квартире с крошечной кухней я живу уже больше 30 лет.
— После вашего ухода с помоста можно по пальцам пересчитать гимнасток, на счету которых две, а тем более три Олимипады…
У меня был трудный путь: я не принадлежала к числу талантливых спортсменок, но моей сильной стороной было профессиональное отношение к гимнастике и любовь к ней. Ведь могла бы поехать и на четвертую Олимпиаду в Мехико! На отборочном Кубке СССР в Ленинграде я заняла третье место. Мне оставалось сделать вольные упражнения, но перед выходом на ковер у меня случился сердечный приступ.
Когда приехала «скорая», я уже вышла на ковер. Пока я делала упражнения, мой тренер спросил у доктора: «Что с ней может произойти?». На что врач ответил: «Может умереть». Тем не менее все обошлось, и я заняла третье место. Это было мое последнее выступление в большом спорте. Потом работала гостренером СССР по Украине. И вот два года я на пенсии.
— Вы часто вспоминаете свои выступления?
Откровенно говоря, нет. Неужели кому-то интересны мои воспоминания? Только обидно, правда, что, работая всю жизнь, не заработала на нормальную жизнь на пенсии. Так, за призовые, полученные после одной из Олимпиад, купила «Волгу», а теперь пришлось продать. Может, мне придется продать и свои медали — нечем заплатить за квартиру, не за что купить лекарства.
Когда я обратилась в спорткомитет помочь с приобретением лекарств (Астахова страдала тяжелой формой бронхиальной астмы — Pt), мне ответили: «Нет денег»… Кого я, многократная олимпийская чемпионка, буду просить о помощи? Мои победы в прошлом не значат для чиновников ровным счетом ничего… А вот простые люди относятся ко мне хорошо. Даже все алкоголики во дворе здороваются, помнят меня молодой и знаменитой.
Недавно узнала, что для Музея восковых фигур хотят сделать фигуры Бубки и Подкопаевой. Я не против этих прекрасных спортсменов — Господи, пусть они там стоят! Но почему же не вспомнить истоки — Виктора Чукарина или, к примеру, первую в истории олимпийскую чемпионку Марию Гороховскую?
Не началась же, в конце концов, украинская гимнастика с Подкопаевой? Вспомните, каких успехов добились украинские олимпийцы в Хельсинки, Риме, Токио! Сколько медалей мы завоевывали для Родины! Только гимнасты выиграли тогда больше наград, чем две с половиной сотни наших спортсменов на последней Олимпиаде! Никто о нас не вспоминает, как будто мы динозавры…

 

P.S. Легенда советской спортивной гимнастики Полина Астахова, завоевавшая 9 (!) олимпийских наград, жила последние годы на пенсию… 140 гривен. Комментарии тут бессмысленны — государству, похоже, понятие стыд неизвестно. Слава Богу, что находились люди, которые до конца жизни находил возможность поддержать великую спортсменку… 

 

Подготовил Олег Пустовойт (dN)

Добавить комментарий