pornfiles
, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Маркетинговое исследование содержит анализ ключевых показателей рынка
concol.ru
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Юрий Слепухин Когда  в  августе 1942  года  в  Ставрополь,  где  жила  семья будущего писателя,   вошли  немцы,   Юрию  Слепухину  едва  исполнилось  шестнадцать. Оккупация продолжалась всего  полгода,  во  и  этого хватило,  чтобы сломать множество судеб: сотни молодых людей обоего пола, целых семей, были угнаны в Германию.  Слепухин оказался среди них,  он испил эту чашу.  До дна.  Потом, после освобождения,  будут лагеря для  перемещенных лиц в  Нидерландах,  два года трудного,  неустроенного житья в  послевоенной Бельгии,  отъезд в Южную Америку, в немыслимо далекую Аргентину.
В Буэнос-Айресе Слепухин - строительный рабочий, механик, квалифицированный электрик,  способный художник-оформитель. Перепробовано, и не без успеха, множество профессий, но ни руки, ни мозг не могут закрепиться на  чем-то одном,  мешает ощущение временности,  вынужденности.  Просыпается тяга к творчеству,  желание писать,  но и оно отравлено тоской по Родине, ни на  миг  не  отпускающим  стремлением вернуться.  О  сталинской  политике  в отношении советских людей,  депортированных немцами, попавших в плен, живших в  оккупированных областях,  в  Аргентине известно.  Ожидание лучших  времен растягивается на  десять лет.  Это много или мало?  Неиспытавший не ответит.
Слепухин  начинает  хлопоты  о  возвращении сразу,  как  только  доходит  до Буэнос-Айреса весть о XX съезде партии. В 1957 году - он дома.
После возвращения Слепухин напишет о  советской молодежи накануне войны - "Перекресток";   об  оккупации  -  "Тьма  в  полдень";  об  антифашистском Сопротивлении в  третьем рейхе  -  "Сладостно и  почетно";  о  наших днях  и современниках -  "Киммерийское лето",  повесть "Частный случай".  Как  бы  в отдельный ряд  встанут "аргентинские" романы  "У  черты  заката" (почти весь написанный по-испански,  а  потом переведенный на  русский язык),  "Ступи за ограду",  "Южный крест" (два первых составляют дилогию,  "Южный крест", одно из  лучших,  на  наш  взгляд,  творений писателя,  самостоятелен по  теме  и сюжету).
Слепухина не отнесешь к тонким стилистам, свою задачу писатель видит не в  изысканности формы,  но в максимально убедительном синтезе реальной жизни на  страницах книги.  Он  архитектор и  строитель крупных  романных форм,  с самого начала запрограммированный на  роман,  никогда,  даже  в  юности,  не писавший  ни  рассказов,   ни  стихов.  Для  Слепухива-романиста  характерна глубокая   психологическая   разработка   образов   героев,   исключительная добросовестность  и   внимание  к   деталям  (в  самом  деле,   даже  кабина бомбардировщика В-52  описана  в  романе  "Ступи  за  ограду" с  подкупающим знанием  дела).  Один  из  очень  немногих,  Юрий  Слепухин владеет  умением рисовать   женские   образы, мением, которое   смело   можно   назвать самостоятельным  талантом.   При  этом  писателя  интересует  не   служебное положение героини,  но  женщина  как  таковая,  не  вопросы эмансипации либо феминизации,  но  извечная загадка женской души вспомним хотя  бы  Нику  в "Киммерийском лете" в особенно Дуняшу в романе "Южный крест").
Одна  из  постоянных тем  творчества Слепухина -  тема ответственности, прежде всего ответственности перед собственной совестью.  Можно сказать, что романы Юрия Слепухина высоконравственны, но не в схоластически-расхожем, а в изначальном смысле этого порядком истертого слова:  высокая нравственность - это  ведь  нравственность выше  средней.  Герои слепухинских книг  неизменно стремятся   "ступить   за   ограду"   обыденной   морали,   они   действуют, противоборствуют там,  где по  житейским меркам бездействие,  нейтралитет не были бы  ни бессовестны,  ни безнравственны.  Дух судит сам себя,  стремится ввысь,  ибо остановиться - значит дать себе поблажку, чреватую утратой лица, потерей самоуважения.  Так в каждом романе.  Задолго до того,  как моральный категорический императив побудит к рискованному предприятию Полунина,  героя позднего романа "Южный крест",  Сергей Дежнев из  "Перекрестка" в  первые же дни войны уйдет добровольцем. Сергею едва исполнилось девятнадцать, он любит Татьяну,  но  не  колеблется ни дня,  обрекая себя и  ее на долгую,  если не вечную,  разлуку.  Им  движет  не  только  долг  перед  Родиной  (Сергей мог дождаться призыва,  это не  стало бы уклонением от долга),  но и  долг перед самим собой.  Не  вступить в  общую борьбу значит для  него  изменить самому себе,  перестать уважать себя,  утратить,  среди прочего,  и право на любовь женщины...
"Перекресток"  -  название  дважды  оправданное.  Не  только  советские школьники,  герои романа,  подходят к первому порогу зрелости, но вся страна неотвратимо  приближается к  историческому перекрестку -  войне.  Да  и  для самого Слепухина тоже  перекресток:  уход  от  аргентинских звезд  к  родной почве,  к  годам  отрочества  и  юности,  начало  второй  главной  дороги  в творчестве.   Время  трудное,   неспокойное...  Быт,  характеры,  типические ситуации,  люди разных возрастов,  должностей и  профессий -  все это есть в "Перекрестке".  Есть и та неуловимая дымка,  атмосфера времени и места,  что заставляет верить в происходящее, превращает литературный персонаж в доброго знакомого (эта грань слепухинского умения - острое чувство временя и места - в равной мере проявляется и в других романах).  И есть Татьяна Николаева,  в начале романа -  подросток,  в  конце  -  девушка,  сверстница Доры  Беатрис Альварадо, героини "аргентинской" дилогии. Но как они несхожи! Юная креолка, знающая свою родословную лет  на  сто назад,  выверяющая каждый жест,  боясь уронить достоинство рода, аристократка до мозга костей, искренняя католичка.
Татьяна -  настоящий чертенок,  мальчишка в поступках и помыслах,  драчунья, неуправляемое существо.  Максималистка,  и в этом ее сходство с Беатрис, она не  приемлет  компромиссов  и  полуправды.  Тем  неожиданней,  ослепительней расцвет  ее   женственности,   неизвестно  откуда  взявшаяся  одухотворенная красота,  мудрость  женщины,  сквозящая  в  глазах  вчерашнего подростка.  В нормальную жизнь Татьяны,  в  ее  первую любовь врывается война.  Сейчас еще рано говорить о судьбе Татьяны,  о Татьяне-женщине. "Перекресток" обрывается в  первые  дни  войны,  а  второй  роман  трилогии  -  "Тьма  в  полдень"  - рассказывает о мытарствах девушки в оккупации. Потом мы теряем ее из виду. В обоих романах фигурирует подруга и наперсница Татьяны, Людмила Земцева, но о ее  участи мы  узнаем из позднейшего романа "Сладостно и  почетно".  Значит, можно ждать романа и о Татьяне, унесенной военным ветром...
Младший однокашник Дежнева,  не  взятый в  армию  по  возрасту,  Володя Глушко гибнет в  "Тьме в полдень",  застрелив немецкого гебитскомиссара.  Он сделал это сам,  не  по заданию подполья,  сделал потому,  что не сделать не мог.
Здесь, впрочем, необходимо отступление. Роман "Тьма в полдень" занимает несколько обособленное положение в  череде слепухинских книг.  Здесь больше, чем  где-либо  еще,  личные судьбы героев -  Татьяны и  Сергея -  фокусируют судьбу страны.  "Тьма  в  полдень" -  самый эпический из  романов Слепухина, склонного к  лирическому мировосприятию.  Сергей Дежнев,  воюющий сперва под Москвой,  затем под  Харьковом и  на  Курской дуге,  дает автору возможность показать войну изнутри,  глазами солдата, и с птичьего полета прошедших лет, глазами историка.  Татьяна,  волею судеб оставшаяся в занятом немцами Энске, воплощает вторую тему романа - жизнь в оккупации.
...Энск  расположен в  степном  краю,  никаких  партизан нет  на  сотни километров вокруг,  как нет и  постоянной связи с Большой землей.  Созданное комсоргом Кривошеиным подполье не  может рассчитывать на  помощь извне,  оно ограничено пределами  города.  Татьяна  становится подпольщицей,  ничуть  не считая это подвигом,  ведь,  по ее мнению,  "подвиг - это когда есть свобода выбора,  когда можно остаться в стороне,  в безопасности,  но ты сознательно выбираешь опасность".  Но  разве,  спросим мы,  Татьяна не  может остаться в стороне?  Разве нет у нее свободы выбора?  Оказывается,  нет,  потому что не внешнее принуждение толкает ее,  а собственная внутренняя суть; оказывается, "из   всех   видов   необходимости  самая  жестокая  -   это   необходимость нравственная,   необходимость  совершить  то,  чего  требует  от  тебя  твоя совесть".
Подполье Кривошеина почти беспомощно,  если смотреть с  позиций иных не лучших  героико-патриотических  фильмов  и  сочинений:   нет  оружия,  кроме нескольких  пистолетов,   нет  партизанского  движения,   с   которым  можно связаться.  Но  есть  возможность показать людям,  что  немцы  в  городе  не единственные хозяева,  -  спасти кого-то  от  угона  в  Германию,  расклеить листовки,  добыть и  передать своим хоть крупицу важной информации.  И  есть гестапо...  Татьяна идет работать в комиссариат,  навлекая на себя презрение сограждан,  ей  очень  трудно.  Володя  Глушко рвется убивать фашистов,  ему мнится, что подполье занято несерьезными вещами. В это время в Энске убивают немецкого офицера.  Власти  тотчас набирают несколько десятков заложников и, поскольку виновник не объявляется, расстреливают их. У Татьяны с Кривошеиным происходит тяжелый разговор,  в  котором отражается одна из трагических черт на лике войны.  Кривошеин не имеет права осудить неизвестного мстителя, ведь есть  официальная установка на  "поголовное участие населения оккупированных областей  в  уничтожении  немецкой  живой  силы".  Для  Татьяны,  живущей  в реальном,   не  из  кабинета  увиденном  кошмаре  оккупации,  эта  установка неприемлема в  отрыве от  конкретной действительности,  для  нее  "тот,  кто убивает немца на  улице и  потом прячется,  хотя прекрасно знает,  что немцы возьмут и расстреляют заложников,  -  такой человек трус и негодяй". Как тут рассудить?  Как  не  вспомнить Лидице,  с  одной  стороны,  мрачный  образец фашистского зверства, с другой - результат убийства Гейдриха?..
Да,  Володя  Глушко  убивает гебитскомиссара.  Но  уже  после  разгрома подполья,  смерти Кривошеина, ареста Татьяны. И сам гибнет тут же, на глазах у немцев. Репрессий не последует, Володя жертвует только собой.
В  романе  "Ступи  за  ограду" инженер Фрэнк  Хартфилд жертвует любимой работой, карьерой способного авиастроителя, твердым заработком, а в конечном счете даже покидает страну,  где родился.  Группа инженеров фирмы, в которой работает Фрэнк,  едет  в  ФРГ  помогать налаживать военное  производство.  В некоем журнале без  ведома и  согласия Фрэнка помещают статью о  нем -  вот, мол, один из тех, кто отправляется за океан оказывать помощь новому союзнику Соединенных Штатов  (1955  год  -  год  вступления  ФРГ  в  НАТО).  Хартфилд оказывается в двойственном положении.  В разрезе правительственной политики, в   глазах  хорошо  обработанного  общественного  мнения  он  стал  образцом башковитого парня,  готового на  все ради своей страны.  Но сам он отнюдь не считает  возрождение немецкой военной мощи  нужным  и  полезным.  Его  отец, военный летчик,  погиб в небе Германии,  завещав сыну ненависть к нацизму, с которым боролся бок о бок с русскими. Фрэнк не может не понимать, что именно для борьбы с вчерашним союзником Америка помогает вчерашнему врагу. У Фрэнка есть простой выход:  не езди в Германию (фирма согласна на это), промолчи, и у  тебя будут любимая работа и  уважение сограждан.  Но  пепел отца стучит в сердце  Фрэнка.  Он  созывает  пресс-конференцию,  опровергает  статью  и... становится  парией  в  "прекрасной  зеленой  стране",   становится  "красным Хартфилдом" (очень верный штрих!  -  скольких мыслящих, беззаветно преданных родине американцев ошельмовали этим словом до,  во времена и  после сенатора Маккарти).  Пройдут годы, в сотни Фрэнков Хартфилдов будут складывать костры из  военных повесток,  не  желая "защищать интересы своей страны" в  далеком Вьетнаме...
В  одном  редакционном кабинете,  когда речь  зашла о  романе "Ступи за ограду",  довелось услышать,  что  "красный Хартфилд" -  это штамп и,  стало быть,  малохудожественно.  Упрек и  сам по  себе достаточно серьезен,  чтобы разобраться  в   его   обоснованности,   кроме  того,   здесь  прощупывается интересная, даже болезненная для текущего момента проблема, выходящая далеко за рамки разговора об отдельном писателе.  Имеется в виду проблема выработки критериев в  условиях переоценки ценностей,  истинных а мнимых,  переоценки, вызванной перестройкой.  Если раньше,  в  совсем еще недавнем прошлом,  наше общественное  сознание  с  вынужденной  легкостью  проглатывало и  усваивало полуправду  и  прямую  ложь,  провозглашаемую с  высоких  трибун  и  страниц официальных изданий,  то  теперь  у  многих,  прежде  всего  молодых  людей, происходит  обратная  реакция  -   спонтанное  отторжение,  неприятие  любой официально высказанной мысли.  Когда же  писатель,  случайно или  намеренно, использует нечто,  совпадающее с  прочитанным в  газетной  передовице,  этот писатель рискует "без суда и  следствия" попасть в  конъюнктурщики.  Вряд ли это  справедливо  -   тотальное  отрицание  ничем  не  лучше  бессмысленного ура-энтузиазма.  Взять того же "красного Хартфилда". Верен ли с точки зрения реальности этот  сюжетный ход?  Нет  ли  здесь и  в  самом деле  штампа?  За неимением  собственной информации  обратимся  к  независимому  свидетелю.  Им станет  Жорж  Сименон,  французский писатель,  живший в  США  несколько лет, осмысливший увиденное там  в  целом  ряде  произведений.  В  переведенном на русский язык романе "Черный шар" есть Такой эпизод.  Собрание общественности городка  Вильямсона обсуждает  вопрос  о  строительстве школьного комплекса. Хиггинс,   главный  герой  романа,   убежден,  что  строить  надо  с  учетом перспективы,  пусть это  и  обойдется дороже.  Ему уже почти удается убедить сограждан,  но  все  портит некто  Перчин.  "Этот самый Перчин взял  слово и повторил в  непримиримом и  злобном тоне  доводы и  цифры Хиггинса,  причем, ссылаясь на него, выразился так:
     - Как нам только что доказал товарищ Хиггинс...
Публика забурлила.  Перчину позволили говорить довольно долго,  но  под конец зал взорвался, и кто-то, отбивая такт ногами, выкрикнул:
     - В Моск-ву! В Моск-ву!"*.
Комментарии здесь, думается, излишни. Разумному достаточно.
Юрий  Слепухин  в  акцентах и  деталях  неизменно точен.  И  честен.  В стремлении к правдивому отображению жизни он не останавливается перед ломкой стереотипов,  "ступает за ограду" догм, полуправд и умолчаний, кому-то очень нужных,  для кого-то спасительных.  В  недавнем прошлом писателю приходилось расплачиваться за это самой дорогой ценой - возможностью печататься.
Роман  "Сладостно и  почетно"  начинается выстрелом  танкового  орудия. Молодой лейтенант,  командир танка,  хочет  достать взлетающий "юнкерс".  Не получилось.  Самолет  поднимается в  небо,  унося  раненого офицера вермахта Эриха Дорнбергера,  до мобилизации бывшего ученым-физиком. Его эвакуируют из сталинградского "котла".  По  приземлении  за  распространение пораженческих настроений в "котле" арестовывают пилота Фрелиха. Для Дорнбергера начинается путь  в   Германию.   Там  он   знакомится  и   сближается  с   Клаусом  фон Штауффенбергом,  подключается к  заговору с целью убийства Гитлера.  В семье давнего  знакомого,   дрезденского  профессора  Штольница,   Эрих  встречает "восточную  работницу"  Людмилу  Земцеву.   Близится  20   июля  1944  года. Дорнбергер осознает,  что  любит русскую девушку.  Людмила вначале ужасается своему чувству к немецкому офицеру, но в конце концов покоряется ему. Она не может не понимать,  что Эрих не фашист,  он, как и все честные немцы, жертва фашизма.  Это первая любовь в  жизни Людмилы,  горькая любовь.  Покушение не удается,   заговор  подавлен.  На  полную  мощность  запущена,  гестаповская мясорубка.  В самый день покушения гибнет Эрих Дорнбергер.  Казнен профессор Штольниц,  на  старости лет включившийся в  заговор.  Людмила с  поддельными документами скитается по  Германии,  происходит давно ожидаемая ею встреча с немецкими  подпольщиками-антифашистами.  Одного  из  них  зовут  Фрелих.  Он рассказывает  Людмиле  о  своем  брате,  расстрелянном  два  года  назад  за распространение пораженческих настроений в сталинградском "котле".  Подполье направляет Людмилу в Дрезден,  куда девушка приезжает за день до уничтожения города  англо-американской  авиацией.   Чудом  оставшись  в  живых,  Людмила пытается пробраться через развалины к  дому Штольницев.  В это время в город въезжает советский танк и  стреляет по  зданию,  где засели эсэсовцы.  Роман кончается выстрелом танкового орудия...
В   романе   нашли   отражение   "вечные"   темы   Слепухина  -   долг, ответственность,  честь,  загадка женской души. Но пафос книги, объединивший всех положительных персонажей, как ни разнятся они по своей внутренней сути, мировоззрению,  способам  борьбы,  выражен  словами  Горация:  "Сладостно  и почетно умереть за отечество".
Роман  "Сладостно  и  почетно"  должен  был  увидеть  свет  в  середине шестидесятых годов,  а увидел двадцать лет спустя.  Отчего же?  Оттого,  что советская девушка не может полюбить немецкого офицера.  Этого не может быть, это уводит в сторону,  это вредит патриотическому воспитанию нашей молодежи. Такой роман нам не нужен.  Мнение, высказанное кем-то неразличимым, возымело действие,  роман "затормозили",  да  так прилежно,  что и  сам автор замер в неподвижности.  За  десять (!)  лет после "мнения" Слепухин не  напечатал ни строчки.
Вошедшая в  настоящее издание  повесть  "Частный случай"  названа  так, вероятно,  потому, что для сотрудников Комитета государственной безопасности случай Вадима Кротова действительно частный,  лежащий в  стороне от основных направлений работы КГБ.  В  самом  деле,  Вадим  Кротов,  28-летний сторож с высшим  образованием (поистине примета  времени) не  намеревается нелегально переходить границу,  не  бродит по  лесам в  поисках проб земли и  воды,  не переправляет в обход закона за рубеж произведения русского искусства.  Вадим пишет рассказы, пишет не из корыстолюбия, не ради славы, но потому лишь, что не  писать не  может.  Нам дают понять,  что Кротов отнюдь не графоман,  его рассказы хороши и по всем статьям достойны публикации. Для понимания повести важно то, что Вадим еще ни одной своей строчки не видел напечатанной, он, по существу,  переживает душевный кризис,  видит  будущее в  черном  цвете,  не надеясь уже  опубликоваться вообще когда-нибудь.  Писать же  "для  себя" всю жизнь выше сил  человеческих,  да  и  не  имеет смысла -  люди все  равно не услышат тебя.  Из  редакций год  за  годом приходят отказы.  Это знакомо:  в стране,  как всем известно,  не хватает бумаги,  жизнь редактора и  издателя тяжела.  Установка  дублирует  установку,  кампания  наползает на  кампанию, успевай только разворачиваться носом по  ветру,  какая уж  тут литература... Так было,  читатель,  в чем-то так и осталось... Правда, у нас, в отличие от Вадима Кротова, есть твердая надежда на лучшее.
Кротов  в  своей  безысходной ситуации попадает в  поле  зрения некоего Векслера,  "охотника за  диссидентами",  и  в  конечном счете публикуется за границей.  Достоин ли этот поступок осуждения? Да, достоин. Вадим и сам себя осудит впоследствии.  Но повесть "Частный случай" ставит вопросы,  выходящие за рамки частного случая с Вадимом Кротовым.  Случилось так,  что к обычному выезду за границу,  к явлению диссидентства в последние годы прибавилась так называемая  "внутренняя  эмиграция",   в   которой  сейчас  пребывает,   как свидетельствует пресса,  немало  одаренных,  умных,  социально  активных  (в прошлом) молодых и не очень молодых людей. Неужели только они сами повинны в своем "уходе"?  Неужели все  они малодушные неженки,  неспособные бороться с обстоятельствами?   Но   еще   диккенсовский   мальчик,   выпоротый   отцом, засвидетельствовал, что обстоятельства бывают сильнее нас. Алесь Адамович со страниц "Литературной газеты" поименно перечислил тех,  кто,  по его мнению, повинен в "вытеснении" с родной почвы Андрея Тарковского.  Так что свою долю ответственности  за  невостребованность  талантов,  за  утечку  дарований  в молчание или  за  рубеж должны нести и  наши родные бюрократы от  искусства, перестраховщики и  холодные лентяи,  не  отличающие душу  живую от  чугунной болванки,  все силы бросающие на удержание под собой начальственного кресла. Если смотреть с  этой стороны,  случай Вадима Кротова не  такой уж  частный. Финал повести,  каким бы он ни был,  в конце концов, случаен, а вот вопросы, порождаемые повестью, закономерны и требуют решения.
Есть  надежда,  что  они  будут  решены.  Времена круто меняются,  факт публикации  "Частного  случая"  тому  подтверждение.   Нет   сомнений,   еще три-четыре года назад повесть не увидела бы света.
Удачливый графоман,  протолкнув в  печать очередной беспроблемный опус, подсчитывает доход  и  высматривает новую удобную тему.  Настоящий писатель, освободившись от цепей завершенного творения, чувствует неудовлетворенность, недостаточность сделанного и ищет новых оков.  Пока это так, дело идет. Юрий Слепухин, взыскательный к себе, честный, несуетливый писатель, занят трудным поиском человеческого в человеке. Этот поиск бесконечен, как сама жизнь, так что мы вправе ждать от писателя новых романов,  новых вех и  перекрестков на пути без конца. "Трудно быть богом" - с этим утверждением братьев Стругацких нельзя не согласиться.
Но быть человеком не легче.
     ______________
     * Сименон Ж. До самой сути. Лениздат, 1983, с. 386.

 Вл. Захаров,   Публичная библиотека
     Комментариев оставлено: (1)    Просмотров: 3883

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Комментарий оставил:  antiques,2 августа 2009 00:38
Регистрация: --, Комментариев: 0, Публикаций: 0
Что-бы пожаловаться на этот комментарий необходимо зарегистрироваться!
огромное спасибо!
Группа: Гости, ICQ: --  

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.