, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Наши опросы
Как и любой другой регион на планете.
Край тружеников.
Бандитские трущобы.
Очень самобытный регион.
Задворки Украины.
Российская часть украинских территорий.
А что это?
Выскажусь на форуме.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Рудольф ПоварницынПервый спортсмен в мире, взлетевший на соревнованиях в Донецке на высоту 2,40 метра,  человек, у которого хранится флаг последней олимпийской сборной СССР. 

Большинству молодых поклонников спорта имя Рудольфа Поварницына вряд ли о чем-то скажет. А вот четверть века назад этот легкоатлет был знаменит на весь мир. Причем слава настигла его, можно сказать, в одночасье. — 11 августа 1985 года, когда известный лишь узкому кругу специалистов прыгун на Кубке СССР в Донецке установил мировой рекорд, прибавив к предыдущему личному достижению целых 16см! А ведь высота 2,40 в те времена являлась, можно сказать, знаковой. К ней подбирались восходящие звезды тех лет, в частности, швед Патрик Шоберг и одессит Геннадий Авдеенко. Но покорилась она именно Рудольфу. 
Его космический по тем временам полет произвел форменный фурор. А недоброжелатели и завистники, как водится в таких ситуациях, начали распускать слухи, что якобы Поварницыну «помогли», приподняв толчковую зону. За границей же и вовсе в рекорд поначалу не верили. 
— Вся проблема оказалась в том, что телевизионщики не записали мой прыжок, — вспоминает сам Поварницын. — Тогда все камеры были сосредоточены на секторе шестовиков, где к очередной попытке готовился Сергей Бубка. Вот меня и «прозевали». Но ни о какой подтасовке не могло быть и речи. Перед тем как установить планку на отметке 2,40, судьи трижды измеряли высоту. К тому же это был не первый мой подобный прыжок — за несколько месяцев до Кубка СССР я взлетел на такую же высоту во время тренировки. Только тогда, разбегаясь, я не знал, на каком уровне установлена планка, — тренер Владимир Киба схитрил. 
— Хорошо помните свои ощущения во время рекордного полета? 
— Первая мысль была такой: «Боже, как долго я лечу». Вообще-то, в том сезоне я планировал стабильно выйти на высоту 2,30. Но так уж сложились обстоятельства. Поспособствовала погода: в тот день стояла страшная жара, а у меня чем выше температура воздуха, тем эластичней мышцы. Да и конкуренты порядком «завели»: сразу двое ребят улучшили личные достижения, взяв по 2,32м. В общем, борьба развернулась напряженнейшая. Можете себе представить — за несколько часов, пока шли соревнования, я похудел на пять кило. Помню, встал на весы и обомлел — 69кг при росте 2,01 метра. 
— Как отнеслись к появлению нового конкурента-рекордсмена представители мировой элиты? 
— Неоднозначно. Например, Патрик Шоберг, считавшийся в то время прыгуном номер один, поначалу воспринимал меня более чем настороженно. На следующий турнир с моим участием он прислал специальных наблюдателей, которые отслеживали каждый мой шаг. Но потом у нас с Патриком установились очень теплые приятельские отношения. Хорошо помню, как швед искренне утешал меня на турнире в Лозанне в начале 1988 года. Тогда я заказал высоту 2,44 метра, но, чтобы вновь стать рекордсменом, не хватило какого-то миллиметра: планка чуть вздрогнула, покачалась, «подумала» и все же упала... 
Прыгуны вообще народ дружный. Приведу такой пример. На Олимпиаде в Сеуле квалификационная высота составляла 2,28 метра. После того как 14 участников прошли отметку 2,26, мы попросили организаторов отменить дополнительную серию прыжков. В них уже не было никакого смысла. Но чиновники отказались пойти нам навстречу. В ответ мы начали демонстративно прыгать под планку. Сначала кто-то из немцев, затем — я, следом — Шоберг... Народ на трибунах ахает, ничего не может понять. А организаторы — в шоке. В общем, своего мы добились. 
— На Олимпиаде-88 вы получили «бронзу». Чего не хватило для победы? 
— У меня был самый длинный разбег среди тогдашних прыгунов. А сеульский сектор для прыжков был расположен так, что мне приходилось начинать бег с травяного газона. Естественно, показать все, на что способен, не смог, из-за чего переживаю до сих пор. В Корею я приехал в отличной форме. Такой легкости не ощущал, пожалуй, никогда в жизни. Накануне стартов меня интересовала исключительно золотая медаль. В итоге же остановился на «бронзовой» высоте — 2,36 метра (чемпионом тогда стал Авдеенко, прыгнувший на два сантиметра выше). Кстати, именно после этого турнира у меня появилась первая седая прядь. А ночами до сих пор, бывает, снится золотой олимпийский прыжок, который, увы, так и не состоялся. 
— А, может, стоило оперативно укоротить разбег? 
— Нет. Стало бы только хуже, ведь искомое расстояние отмерялось годами. Чем сильней спортсмен разгоняется, тем выше взлетает. Если, конечно, он обладает достаточной техникой. 
— Судя по результатам, лучше всех умел превращать скорость в высоту Хавьер Сотомайор, обладатель мировых рекордов как в зале, так и на стадионе (соответственно 2,43 и 2,45). 
— Этого кубинца нельзя ни с кем сравнивать. Уникальный спортсмен! Как и все темнокожие атлеты, он, говоря на нашем профессиональном языке, прыгал с места. И при этом какая пластика и прыгучесть! Это что-то фантастическое. 
— Если Сотомайор прыгал практически с места, то какую высоту без разбега могли взять вы? 
— Однажды во время тренировки мой друг решил подзадорить нас с Сергеем Дымченко, выставив в качестве приза бутылку коньяка. Мы прыгали с двух ног, причем спиной к планке. Оба остановились на высоте 1,90 метра. 
— Знаю, что о Сеуле вам напоминает не только бронзовая медаль, но и поистине уникальный трофей — флаг олимпийской сборной СССР, с которым наша команда шествовала во время церемонии закрытия турнира. Как он вам достался? 
— Если честно, то я его попросту украл. Мысль забрать полотнище пришла в голову прямо во время церемонии. Когда корейские волонтеры и охранники увидели, что я отвязываю флаг от древка, подняли было шум: дескать, это уже экспонат их музея. Как бы не так, думаю. За мной очень долго гнались, но в тот момент я, наверное, убежал бы и от Бена Джонсона. Тогда я еще и подумать не мог , что через несколько лет СССР прикажет долго жить и на следующую Олимпиаду уже поедет сборная СНГ. Так и получилось, что у меня теперь хранится флаг последней олимпийской сборной Советского Союза. 
— Каков, на ваш взгляд, предел прыжков в высоту? 
— Думаю, лет через 25 два с половиной метра уже не будут казаться недосягаемыми. А вообще, загадывать сложно. Ведь никто точно не скажет, где пределы возможностей человеческого организма. Один из тренеров сборной СССР часто приводил нам в пример случай, который произошел с одним летчиком на Северном полюсе. Пилот стоял у самолета, когда кто-то тронул его сзади за плечо. Обернулся — белый медведь! Спустя мгновение одетый в тяжелый бушлат и обутый в валенки мужик взлетел на крыло лайнера. А высота там, кстати, как раз 2,50 метра... 

КСТАТИ
Рудольф Поварницын родился 13 июня 1962 года в городке Воткинск, неподалеку от Ижевска. Его самый знаменитый земляк — композитор Петр Чайковский. В Воткинске, кстати, также родилась супруга второго президента Украины Людмила Кучма, а Рудольф учился в той же школе, что и бывшая первая леди страны. 
 В переводе с древнегерманского Рудольф означает «красный волк». Тетя будущего рекордсмена была замужем за немцем, он-то и настоял на довольно редком имени для малыша. Кстати, с Германией связана еще одна история. Поварницын одним из первых в Киеве обзавелся красавцем-«мерседесом». Рудольф вспоминает, как, встречая его машину, особенно пока на ней висели заграничные номера, гаишники попросту отворачивались. 
 В Украину Рудольф переехал в 1980 году по инициативе харьковского тренера Анатолия Дороха. А спустя сезон, после Кубка Таллинна, где паренек взял высоту 2,15, на него обратил внимание киевский наставник и сам прекрасный в прошлом прыгун Владимир Киба. Именно под его руководством Рудольф начал прыгать «по-настоящему». 
 Уже перебравшись в Киев, атлет стал большим почитателем балета: «Мне вообще нравится классическая музыка, ну а балет полюбил, возможно, еще и потому, что у него много общего с моим видом спорта». 
 Карьеру завершил, когда ему не было и 30 — сказалась неимоверная усталость. Поначалу, правда, планировал лишь полугодичный отпуск, но в итоге в сектор так и не вернулся, хотя тренеры сборной перед Играми-1992 звонили неоднократно и даже предлагали перебраться в Москву. Как признается сам атлет, не хватило силы воли. 
 После спорта нашел себя в бизнесе. Сначала специализировался на нефти, но небольшая фирма не выдержала конкуренции с крупными компаниями. И в 38 лет Поварницын, по сути, начал все с нуля, занявшись строительным делом. Кстати, отец экс-рекордсмена по профессии был строителем, так что многое Рудольф научился делать своими руками еще в юношеском возрасте.

 

Олег ВОСТРЯКОВ,  «КИЕВСКИЕ ВЕДОМОСТИ»

     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 2715

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.