Уголь начинается с проходки. Часть II

Часть I.

1968 год. Ввод в строй действующих шахты «Западно-Донбасская» №4 — «Павлоградская».
1970 год. Сдача в эксплуатацию шахты «За­падно-Донбасская» №3 — «Юбилейная».
1971 год. Сдача в эксплуатацию шахты «Бла­годатная».
1972 год. Сдача в эксплуатацию шахты «Са­марская».
1974 год. Ввод в эксплуатацию крупнейшей в Европе Центральной обогатительной фабрики с проектной мощностью переработки 5,25 млн. тонн угля в год.
1975 год. Сдача в эксплуатацию шахты «Дне­провская».
За развитием бассейна следила вся страна. Областная газета «Днепровская правда» взяла шеф­ство над Всесоюзной ударной стройкой. На стра­ницах этого издания регулярно публиковались сообщения с многочисленных рабкоровских постов. И это были не только победные реляции, но и ана­лиз, проникновение в первопричины недостатков, срыва рабочих графиков.
В феврале 1971 года газета в статье «Уголь­ный край смотрит в будущее» писала: «Одним из замечательных итогов работы шахтостроителей является рост рядов новаторов, запевал добрых дел. Сегодня они есть на каждой новостройке, шахте. Творческий поиск востребован самой жизнью — шахтостроителям приходится первыми об­живать новые места, сталкиваться с загадками, искать ответ, что таит в себе своенравное, ничего не прощающее подземелье. Именно шахтостроители первыми в бассейне применили на проходке выработок проходческие комбайны, пустили в ход механизированные бетоноукладчики. Начало всему положила бригада заслуженного шахтера Василия Ивановича Бубнова».
Начало истории проходки подземных выра­боток в Западном Донбассе связано с именем Ге­роя Социалистического Труда Алексея Тимофееви­ча Аниканова. В угольной промышленности он начал работать с 1929 года на шахтах Центрального Донбасса. Ему, участнику гражданской войны, свойственны поиск, напор, мастерство. Вовлечен­ный в стахановское движение, упорно ищет методы ускорения проходки. Но порода не уголь — не хочет скалываться. Каждый сверхплановый метр давался ценой невероятных физических усилий. Очень привлекал буровзрывной метод, но горно-техническая инспекция не позволяет использо­вать силу направленного взрыва. Аниканов убедил руководство на проведение эксперимента. Он оп­равдал ожидания. Но продолжать поиски в этом направлении помешала война. С первых месяцев бригадир проходчиков А.Т. Аниканов в действую­щей армии. Сражался на 4-м Украинском и 2-ом Белорусском фронтах. Был ранен.
Сколько раз, лежа под бомбежкой или нахо­дясь под артиллерийским обстрелом, думал о мо­гучей силе взрыва. Вот такой бы «сорокапяткой» обстреливать грудь забоя! Какая силища! Жаль только, что слепая. Нет, в шахте надо по-другому. Надо бурить шпуры и закладывать взрывчатку. Си­лу взрыва можно регулировать количеством тола, направление — местом и глубиной скважин, их количеством.
Вернувшись к мирному труду, Аниканов дово­дит буровзрывную технологию проходки до совершенства. Вскоре — неслыханное дело! — месяч­ная производительность его бригады превысила 100 погонных метров в месяц. С этим и прибыл в 1957 году на строительство шахт Западного Донбасса. Принимает участие в строительстве шахты «Терновская», трудится здесь до выхода на пенсию в 1966 году. Умер в сентябре 1983 года. Интересны воспоминания о том, как он, человек, который всю жизнь боролся за новое, передовое в технологии горных работ, не сразу поверил в большое буду­щее комбайновой проходки.
Бригада проходчиков Героя Социалистическо­го Труда А.Т.Аниканова выступила с инициативой ускорения темпов шахтного строительства. Вместо плановых 100 погонных метров прошли 450.
Вклад этого человека в развитие угледобываю­щего производства Западного Донбасса измеряется даже не километрами подготовленных горных вы­работок, а воспитанием молодых горняков, заста­вивших говорить о себе далеко за пределами края. 
Когда темпы освоения угольного бассейна вызывали тревогу, бригада каменщиков первого стройуправления И.С.Панасенко вышла с предло­жением создания организации комплексной бригады из каменщиков, плотников, штукатуров и ма­ляров. Это позволило взять на вооружение про­грессивную технологию скоростного поточного строительства рабочего поселка Терновка. Оценка работы — по конечному результату; после того, ко­гда жилой дом или объект соцкультбыта принят в эксплуатацию. Почин поддержали в остальных строительных управлениях треста и темпы освое­ния возросли.
Был в бригаде Аниканова щупленький, с ли­хим чубом паренек по фамилии Бубнов. Берется за работу не первым, но сделает всегда больше и тол­ковей. Присмотрелся бригадир: в анкете — «неза­конченное среднее». Неречист, но чувствуется, что с его мнением считаются. Умеет шуткой или иро­ническим замечанием поставить на место челове­ка, который вдруг поддавался влиянию мещанско­го инстинкта и терял нить духовной связи с коллек­тивом. Откуда это в его годы? — спрашивал себя Аниканов. Позже узнал, что Василий сам из так на­зываемых «трудных» подростков. Поэтому острее, чем кто-либо другой, воспринимает отклонения в поведении.
Аниканов рекомендует Бубнова в звеньевые, а уходя па заслуженный отдых — вместо себя в бригадиры. И не пожалел…
Бубнов начал с того, что взял под сомнение прогрессивность буровзрывного метода проход­ки. Это при том, что именно этот метод обеспечи­вал бригаде 100-метровую ежемесячную производительность. Добился, чтобы в его забой затянули комбайн.
«Резать песчаник стальными зубьями — неле­пость. Ведь абразивные свойства пород не ниже, чем у точильного камня» — так думал Аниканов. Так говорил не без досады и своему преемнику. Увы, первые шаги в использовании комбайна увеличили чисто сомневающихся, укрепили наставника в сво­ей правоте. Производительность труда снизилась.
Сейчас трудно в это поверить, но пессимизм поначалу господствовал даже среди создателей комбайна, конструкторов института. 
А Бубнов верил в машину. Да, в таком виде она не совсем подходила. А вот если усилить раму, по­ставить мощнее двигатель, по-другому затачивать резцы, упростить механизм их замены и т.д., то де­ло должно пойти.
Словом убедил: доработку и поиск более со­вершенных конструкторских решений отдельных агрегатов горной машины вести стоит, за комбай­нами увидел он большое будущее. Если перспективу резкого увеличения производительности труда обосновать расчетами пока и не предоставлялось возможным, то коренным образом изменить харак­тер труда проходчика в результате комплексной ме­ханизации трудоемких процессов — это было оче­видным для каждого. Итоги первых месяцев не так уж плохи! Сравняться с прежними показателями по погонным метрам не удалось, но план все же дали.
Неизвестно, на сколько лет затянулось бы вне­дрение комбайнов в проходке, не прояви тогда характер молодой бригадир. И одним из первых по­нял Бубнова… Аниканов. Посте того, как пригласили в забой. Побыл полсмены, увидел вдохновенные лица ребят и отметил про себя — никто за это вре­мя не взялся за лопату. Не было необходимости.
А вскоре начала расти производительность труда. Не на три-пять процентов, как в лучшие времена удавалось бригаде, а сразу на 20-30. Через два года Бубнов уже проходил вдвое больше, чем при самом удачном месяце старым методом. Плюс дру­гой уровень культуры производства — не надо рвать жилы.
В декабре 1984 года бригада лауреата Госу­дарственной премии СССР, депутата Верховного Совета УССР (два созыва), кавалера двух орденов Ленина, ордена Октябрьской революции Василия Ивановича Бубнова в честь 50-летия стахановско­го движения установила отраслевой рекорд про­ходки. При прохождении западного магистраль­ного вентиляционного штрека на шахте «Запад­но-Донбасская» с сечением в свету 13 квадратных метров, с уклоном вниз 5 градусов показатель со­ставил по официальным данным 707 погонных метров, а фактически — 736 — в рапорт попала цифра предварительного замера. Против средне­месячной выработки проходческих бригад в 1965 году это в семь с половиной раз больше. Против норматива скоростной проходки — в три с половиной раза больше.
В системе комбината «Днепрошахтострой» объемами горных подготовительных работ выделяется шахтостроительное управление №4. Управленческая штаб-квартира этого подразделения комбината находится в Першотравенске. Яркий след в истории проходки оставили такие работники этого подразделения комбината, как Николай Родионович Непоп, достойный преемник Г.И. Ва­гина — принимал непосредственное участие в строительстве всех масштабных объектов угольного бассейна (это из его рук угледобытчики полу­чали символические ключи к подземным кладо­вым). Герой Социалистического Труда, бригадир проходчиков шахтосгроительного управления №4 Н.Г.Олейников, А.А.Фролов и десятки других.
К пионерам внедрения повой техники можно по праву отнести бригады Героя Социалистиче­ского Труда И.Г.Дурадажи и А.В.Путри. А.И.Мако­гона, В.М.Всрнигорова, А.М.Чикина, В.В.Сугачевского, Е.М.Кошелева.
Слово председателю профкома шахтопроходческого управления ГХК «Павлоградуголь», бывшему бригадиру Василию Медведеву:
— 24 ноября 1977 года приказом №1-к было организовано одно из 26 вспомогательных пред­приятий ГХК «Павлоградуголь» под названием ШПУ. Этим же приказом работники бывшего ПШСУ переводились в созданную производствен­ную структуру. В задачу нового предприятия вхо­дило прохождение капитальных горных вырабо­ток на действующих шахтах объединения. На пер­вом этапе в управлении работало всего 72 челове­ка, но уже на втором году существования штат вы­рос до 303 работников. Через пять лет у нас рабо­тало уже 460 горняков. С 1985 по 1994 год включительно штат управления ШПУ вырос с 552 до 726 трудящихся. Нынче он составляет 399 человек.

Что сделано за 25 лет? Пройдено 94 тысячи погонных метров подземных выработок. Если вытянуть их в одном направлении, то это почти рав­но расстоянию от Павлограда до Днепродзержин­ска. Сопоставьте протяженность такого подземно­го тоннеля с Днепропетровским метро, которое строит втрое больше людей, и вы получите реальное представление грандиозности свершенного.
Кроме подготовки горных выработок управле­ние ведет масштабные строительно-монтажные работы. Готовясь к юбилею, поинтересовался сданны­ми за эти годы объектами промышленного и граж­данского строительства. Набралось 42. Пожалуй, на­помню только о последних: поликлиника в Терновке, восточный дренажный штрек 370 горизонта шахты \’\’Юбилейная\’\’, реконструкция спортивной юношеской школы «Кожаная перчатка», санаторий «Соленый Лиман» в Новомосковске, реконструкция санатория-профилактория «Самара», выемочный вентиляционный штрек горизонта 420 блока №2 шахты «Западно-Донбасская», терновские нагуль­ные пруды, 9-этажный жилой дом на микрорайоне ПШС (долевым участием), детский комбинат на 320 мест в том же микрорайоне, 40-квартирный дом в Терновке по улице Лермонтова, такой же дом в Павлограде по улице Ватолиной в районе Литмаша.
Нельзя не упомянуть непосредственную при­частность ШПУ к реконструкции Павлоградского Дворца творчества детей и юношества, который и поныне остается одним из красивейших старинных архитектурных сооружений Павлограда, к усо­вершенствованию угольного скипового подъема на шахте «Юбилейная», к подготовке 2717 погонных метров бремсберговой части поля пласта С6 гори­зонта 150 шахты «Днепровская» и многое другое.
Экономисты подсчитали объем строительно-монтажных работ в денежном выражении. Получилась астрономическая сумма — 2 миллиарда 162 миллиона 489 тысяч гривень. Это 103,4 процента к плановому заданию, хотя три года из 25 оно не вы­полнялось. Наивысшего подъема ШПУ достигло в 1985 году — 127,2 процента плана СМР, в 2001 году — 120,5 процента. А в физическом исчислении наибольше освоено в 1993 году — 927,5 миллиона гривень.
Производственный потенциал ШПУ сегодня высок. Но он, к сожалению, до конца не используется, хотя нам по плечу самые сложные горно­проходческие работы.

«Западный Донбасс — страницы истории»

Добавить комментарий