, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Сайт о металле
Водогрейные котлы на газовом топливе недорого
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 

Глава 1. Очерки истории Подонцовья в древности.
Эпоха камня в Подонцовье
Эпоха раннего металла
Эпоха раннего железного века
Подонцовье — «коридор» движения и расселения народов в раннем средневековье
Глава 2. Наш край в XIV—XVIII вв.
«Русские поселки» в Золотой Орде. Край в XIV—XVI вв.
Правительственная и народная колонизация края во второй половине XVII— начале XVIII вв.
Поселения донских и запорожских казаков на территории края
«От Бахмута даже до Лагану понеже суть мест пустые...» (заселение края в 1711—1795 гг.)
Глава 3. Луганщина в XIX веке
Луганский литейный завод
Зарождение угольной промышленности в Донбассе
Промыслы и перерабатывающая промышленность
Геологические исследования края
Сельское хозяйство Луганщины в первой половине XIX века
Антифеодальное движение на Луганщине


Глава 3. Луганщина в XIX веке
XIX век стал важным периодом в развитии нашего края. Еще на рубеже XVIII-XIX вв. Луганщина выделилась в особый регион, получивший широкую известность в мире. Будучи составной частью Донбасса и обладая богатыми запасами полезных ископаемых, она положила начало промышленному развитию каменноугольного бассейна. Здесь, на Луганщине, возник угольно-металлургический промышленный комплекс, сыгравший важную роль в развитии производительных сил страны. На первых порах его представляли два казенных предприятия - Луганский литейный завод и первый каменноугольный рудник Донбасса в Лисичьей балке. Здесь возникли новые в Донбассе профессии - металлургов и шахтеров. Луганский литейный завод первым в России приступил к опытам использования минерального топлива в доменном процессе.
Луганщина - составная часть Донбасса, первой административно-территориальной единицей которого была Бахмутская провинция, образовавшаяся в 1719 г. В связи с ростом населения края в 1784 г. из Бахмутской провинции был выделен Донецкий уезд. Уездным центром стало бывшее село Подгорное, преобразованное в город Донецк (нынешний Славяносербск).
Донецкий уезд просуществовал недолго. В 1797 г. Павел І упразднил его, снова присоединив к Бахмутскому уезду. Однако экономическое развитие края требовало выделения этого региона в самостоятельную административно-территориальную единицу. После смерти Павла, в 1806 г. уезд был восстановлен. Назвали его не Донецким, как прежде, а Славяносербским. Был утвержден новый административный центр уезда - город Славяносербск. Его план в 1808 г. был утвержден Александром I.
Новый г.Славяносербск решили построить на левом берегу Лугани, восточнее села Каменного (Каменного Брода). Однако во время весеннего разлива реки место, выбранное для строительства г.Славяносербск, было затоплено паводковыми водами. Уездный центр решили перевести в другое место. Выбор пал на Донецк. Императорский указ Правительствующему Сенату 1817 г. гласил: "По местному неудобству города Славяносербск Екатеринославской губернии, подверженного наводнениям, повелеваю перенести оный город в Донецк той же губернии, переименовав сей последний в Славяносербск".
Славяносербск оставался уездным центром до начала 80-х гг. ХІХ в. К этому времени селение Луганского литейного завода превратилось в экономический и культурный центр уезда. В нем были сосредоточены две трети промышленности региона. 3 сентября 1882 г. император подписал указ, в котором было сказано: "Луганский завод вместе с прилегающим к нему поселением Каменный Брод возвести в степень уездного города с переводом в него за счет местных обывателей, согласно их приговоров, из города Славяносербска, который остается безуездным городом, соответствующих уездных учреждений".
Как и в предыдущем веке, население уезда продолжало увеличиваться не только за счет естественного прироста, но и благодаря переселенцам, хотя приток их снизился. В 1797 г. население уезда составляло 19.724 мужских душ. К 1806 г. оно выросло до 22.100 ревизских душ. Преобладающим в уезде было частновладельческое население. В 1806 г. оно составляло 14.447 человек мужского пола - 65,37% податного населения. В то же время государственные крестьяне составляли примерно треть податного населения. Очень слабо были представлены в уезде городские сословия, к которым относились мещане и купцы.
К неподатным сословиям относились дворяне, духовенство, чиновники, разночинцы и военнослужащие. Их в уезде было менее 1%. К середине века городские и неподатные сословия численно увеличивались. В 1858 г. мещане и купцы составляли 3,26% населения уезда, а неподатные сословия - 2,79%.
По данным ревизского учета, население Славяносербского уезда за первую половину ХІХ в. выросло примерно в 2,2 раза. В 1858 г. число мужского населения уезда составило 44.120 человек. В то время переписи не учитывали женское население. Следовательно, в середине ХІХ в. в Славяносербском уезде проживало около 90 тыс. человек.

Луганский литейный завод
Проблема создания в Донбассе угольно-металлургического комплекса была поставлена самим ходом экономического развития страны. В результате победы над Оттаманской империей в конце XVIII в. к России были присоединены Северное Причерноморье и Крым. Возникли Черноморский флот, новые порты и военноморские базы: Севастополь, Таганрог, Херсон, Николаев, Одесса. Они все больший спрос предъявляли на топливо, вооружение, металлические изделия. Удовлетворить их запрос мог только Донбасс. Другой аспект этой проблемы был связан с укреплением обороноспособности страны. Турция не смирилась с поражением, готовила реванш.
Военные деятели того времени по-разному подходили к решению этой проблемы. Понимая, что столкновение с Турцией неизбежно, командир Черноморского Адмиралтейства вице-адмирал Н.С.Мордвинов настаивал на немедленном перевооружении Черноморского флота. Вставал и другой вопрос: какой вид вооружения избрать? Существовало два мнения. Адмирал Пущин и его сторонники предлагали вооружить флот медными гаубицами. Вице-адмирал Мордвинов настаивал на оснащении флота чугунными корронадами системы Гаскойна, возглавлявшего в свое время Карронский завод в Шотландии. Н.С.Мордвинов подсчитал, что для флота потребуется 2.814 пушек разных калибров. Если их изготовлять из меди, как это было до тех пор, потребуется 287.324 пуда меди. Стоимость ее выльется в огромную по тому времени сумму - 6 млн. 643 тыс. 500 руб. Да и фактор времени следовало учитывать. Для добычи такого количества меди в то время потребовалось бы несколько лет. Важное значение имело и качество вооружения. По многим параметрам карронады превосходили медные пушки. Отдавая предпочтение карронадам, Н.С.Мордвинов настаивал на необходимости самого ускоренного строительства пушечного завода в Донбассе. Он даже считал возможным отложить на год строительство гребного флота, чтобы средства направить на строительство завода.
Убедительные доводы адмирала подействовали. Правительство приняло его предложение. Весной 1794 г. оно командировало директора Александровского пушечного завода Карла Гаскойна в Донбасс для ознакомления с месторождениями каменного угля и железной руды и выбора места для строительства завода.
Карл Гаскойн осмотрел места залегания железной руды близ с. Городище и каменноугольное месторождение в Лисичьей балке, открытое Николаем Аврамовым в декабре 1792 г. Об этом 27 июля 1794 г. он писал графу П.А.Зубову: "Сим за долг почитаю донесть Вашему высокопревосходительству, что я уже обозрел тот уезд здешней губернии, который наипаче изобилует приисками каменного угля и железных руд и ныне отправляюсь для согласования собранных мною сведений и примечаний с тем, что еще может быть нужно знать от его превосходительства Николая Семеновича Мордвинова".
Строить литейный завод Гаскойн решил в нижнем течении Лугани. Однако существовало одно условие: весенние разливы Донца не должны нарушить действия водяных турбин. Таким оказалось место в устье р. Ольховая, правого притока Лугани, напротив с.Каменного, получившего второе название - Каменный Брод. Проект строительства литейного завода, составленный К. Гаскойном, послужил основой представления генерал-губернатором П.А.Зубовым российской императрице. Екатерина ІІ 14 ноября 1795 г. подписала Указ "Об устроении литейного завода в Донецком уезде при речке Лугани и об учреждении ломки найденного в той стране каменного угля". Устройство завода возлагалось на генерал-губернатора П.А.Зубова.
Луганский литейный завод строился как предприятие гидравлического действия. Определив режим реки, К.Гаскойн пришел к выводу, что для свободного падения воды необходимо ликвидировать четыре помещичьи водяные мельницы, находившиеся в этой зоне. Вместо них намечалось построить одну более мощную, которая могла бы обеспечить необходимое количество муки. Об этом шла речь в первом пункте указа. Вторым пунктом предусматривалось сооружение канала от р.Лугань ниже устья р.Белая до завода. Третий пункт документа посвящен организации разработки каменного угля. К.Гаскойну разрешалось пригласить из Англии нескольких мастеров горного дела, пока не будут подготовлены местные специалисты.
Много внимания уделялось в указе обеспечению завода квалифицированными рабочими.
Александровскому заводу, находившемуся в Петрозаводске, указом предписывалось изготовить для Луганского завода необходимые машины и механизмы и отправить их зимним путем на наемных подводах. На устройство и приведение в действие Луганского литейного завода и учреждение ломки каменного угля в Лисичьей балке требовалось по смете 650 тыс. рублей. Указ разрешал графу П.А.Зубову использовать для этой цели 715.733 руб. 25,5 коп. из оставшейся в ведомстве Черноморского флота суммы от вооружения 72 военных шхун.
Директором Луганского литейного завода назначили Карла Гаскойна. Чарльз Гасконье (Госкуань), которого в России звали Карлом Гаскойном, был родом из Шотландии, имел обширные по тому времени знания, большой производственный опыт. В 1786 г. он был приглашен в Россию и назначен директором Александровского пушечного завода в г.Петрозаводск Олонецкой губернии. В то же время он руководил Кончезерским литейным заводом.

Над Луганью поднимается завод
Еще в конце 1795 г. на Лугань для подготовки строительства завода и рудника приехал направленный Гаскойном английский мастер Томас Ропер. А ранней весной 1794 г. на правом берегу реки, в 15 верстах от ее устья, развернулись работы по сооружению литейного завода. Это было первое металлургическое предприятие в Донецком бассейне. Под завод отвели 4.500 десятин земли из дачи казенного села Вергунка. Вдобавок к этому у помещика Вания, бывшего протопопа Бахмутского гусарского полка, купили небольшое имение, находившееся возле устья р.Ольховая.
Вначале создали строительную базу. Из Бахмута доставляли алебастр, из Каменного Брода - белый камень и песок для плотины, из Старого Айдара и Трехизбенки - дуб, из 9-й Роты - кирпич, из с.Белого - дикий камень, мел и известь. В Конопляном Яру, вблизи деревни Егорьевка генерала Г.И.Шевича, добывали дикий камень. Разрабатывать его генерал разрешил заводу бесплатно. За этот добрый пример, служивший образцом для других дворян, Александр I преподнес генералу Г.И.Шевичу дорогой подарок - золотую, осыпанную бриллиантами табакерку с именем царя.
Первыми строительными объектами были два кирпичных завода: один по производству огнеупорного, другой - рядового кирпича. Заложили фундамент доменной печи, кладку которой поручили вольнонаемному подрядчику Дмитрию Спиридонову. Закладывались здания цехов, а вскоре приступили к сооружению плавильных и обжигательных печей.
Луганский литейный завод представлял собой сложное гидротехническое сооружение. По характеристике министра финансов П.Ф.Брока, для снабжения завода водой на речке Лугань и впадающей в нее речке Белая устроена огромная плотина, поднимающая воду на 6 аршин и имеющая посередине спуск шириной 50 саженей, через который стекает излишняя вода. От этой первой плотины проведен в сторону канал, впадающий в речку Ольховка, которая также поднята подобной плотиной, оттуда канал этот идет под горой до самого завода на пространстве семи верст; прямо же изливающаяся через спуск первой плотины вода несколько ниже образует новый пруд с такою же плотиною. На ней устроена мукомольная мельница. Сам завод стоял на низком месте, подтапливаемом весенними водами. Чтобы предотвратить затопление завода, был насыпан высокий земляной вал наподобие крепостного. Поблизости от завода был выкопан огромный резервуар, чтобы сохранить на все лето весеннюю воду.
Над заводом не раз собирались черные тучи. Первый раз угроза его закрытия возникла в связи с приходом к власти Павла I, который принялся уничтожать все, сделанное Екатериной II. Строительство завода было приостановлено. Однако правительство вскоре убедилось, что завод в этом крае нужен. Руководитель горного ведомства М.Ф.Соймонов, сократив смету на 97 тыс. рублей ассигнациями, обратился к императору с ходатайством дозволить окончить строительство завода. Вместе с этим были изложены предложения по комплектованию завода рабочей силой, предлагалось также отмежевать от с.Вергунка землю под завод, зачислить в заводскую собственность леса по Донцу, отдать заводу чугун из Липецка и вышедшие из строя орудия и снаряды для переплавки. Император в 1797 г. удовлетворил просьбу горного ведомства. Строительство завода продолжалось.
В сентябре 1797 г. вступила в строй первая воздушная печь, рассчитанная на отливку 100 пудов боеприпасов в неделю. Заказчики давно ждали этого момента. Петербургское артиллерийское управление прислало заказ на целое пятилетие, по 1802 г. Он определял изготовление 345 орудий различного калибра и 387.153 снарядов. Заказы шли из Киевского крепостного района, южных крепостей страны. Произведенные на новом заводе в Луганске пушки и снаряды стали поступать на вооружение Черноморского флота, морских и береговых крепостей Азова, Керчи, Еникале, Кинбурна, Севастополя, Очакова, Киевского крепостного района.
Пушки и снаряды отливались на Луганском заводе из привозного чугуна и металлолома. Однако перед заводом стояла задача освоить выплавку чугуна из местных руд на каменноугольном коксе. Это была трудная задача, тем более, что в России до тех пор на минеральном топливе железную руду не плавили. Уральские металлургические заводы работали исключительно на древесном угле. Ввод первой доменной печи затягивался. Отставали работы по сооружению гидросистемы. Поэтому в апреле 1799 г. было проведено испытание плавки железной руды на каменноугольном коксе в вагранке (малой доменной печи). Директор завода К.Гаскойн по этому поводу писал президенту Берг-коллегии М.Ф.Соймонову: "Я и г-н Валкер делали испытание коксу от 3-х слоев земляного угля добытого при 3-й Роте, в отношении оного к проплавке руды здешнего края. И к величайшему удовлетворению моему имею честь Вашему в. п-ву донести, что чугун вышел отменной доброты, так что я ныне совершенно уверен, что со временем на здешнем заводе можно будет отливать всякого рода чугунные вещи лучшей доброты".
В этом сообщении нашли отражение три важных факта из истории Луганщины и Донбасса в целом: 1) факт производства каменноугольного кокса на первом руднике Донбасса в Лисичьей балке, 2) применение его в производстве и 3) удачный опыт выплавки чугуна на минеральном топливе (коксе). Запомним время: весна 1799 г. Произошло это в первый раз не только в нашем крае, но и впервые на территории Украины и всей тогдашней Российской империи. Так что по нынешним временам это уже важные факты международного значения.
Тем временем завершилось сооружение главного заводского канала. Весной 1800 г. ввели в действие доменную печь №1. В нее загрузили 31.594 пуда сырья: 8.555 пудов железной руды из сел Городище, Платовой и 5-й Роты (Приволье), а также из Липецка, 14.776 пудов кокса, 7.494 пуда и 18 фунтов сырого каменного угля. В результате плавки получили 3.581 пуд 19 фунтов чугуна. Эту плавку считали выдающимся экспериментом доменного производства на Луганском литейном заводе.
Луганский литейный завод действовал и в то же время расширялся. В 1803 г. закончили домну №2, которая была на треть меньше первой. Через год установили паровую машину для сверления пушек. (Раньше механизмы на этом участке приводились в движение силой действия воды.) Кроме доменного и литейного на заводе работали кузнечный, слесарный, столярный, токарный цеха, производство по обработке камня. Возводились административные здания и жилые дома. Однако не все соответствовало задуманному. На заводе имелись две доменные печи, две вагранки и пять воздушных печей. Но действовали только воздушные печи, производившие отливку пушек, ядер и гранат из привозного чугуна. Домны простаивали. Доменный процесс дальше экспериментов не пошел. Организовать промышленный процесс выплавки чугуна на минеральном топливе не удалось. Из-за бездорожья случались большие перебои в обеспечении завода лисичанским углем. Естественно, горное ведомство было недовольно, 25 сентября 1805 г. оно вынесло выговор директору завода.
Такая неожиданность для Гаскойна была не из приятных. И тем не менее он решительно настроился на дело, сообщил правлению завода, что решил направить на завод специалиста-доменщика, обещал пустить в 1806 г. на полную мощность предприятие. Этого требовала и все усложнявшаяся обстановка. На полях Европы громыхала война. К границам России приближалась наполеоновская армия. И мало кто надеялся избежать столкновения с новым завоевателем Европы. Правительство Турции под влиянием французской дипломатии в декабре 1806 г. объявило войну России, надеясь возвратить владения в Северном Причерноморье, захватить Грузию. У России забот прибавилось. Нужно было срочно укрепить береговую оборону на Черном и Азовском морях, пополнить вооружение Черноморского флота и военно-морских крепостей. Пушками вооружались даже торговые суда. Росли заказы заводу на производство пушек и снарядов. Они требовались для оснащения Кавказской армии и не в меньшей мере для тех армий, которые готовились во всеоружии встретить грозного врага с запада. На заводе принимались меры к увеличению выпуска орудий, снарядов и бомб. Директор увеличил число рабочих дней, за двойную оплату выкупил у рабочих все праздничные дни, за исключением двух дней Рождества и двух дней Пасхи, а также воскресенья. Для поощрения работников вводилась система премий с прибыли от продажи продукции. Перед грозной опасностью креп дух патриотизма у рабочих. Однако директору завода Карлу Гаскойну увидеть результатов патриотического подъема не довелось. 20 июня 1806 г. он скоропостижно скончался.
В этих условиях Горный департамент Министерства финансов решил провести обследование завода. На Лугань был прислан чиновник Горного департамента обер-гауптман 5-го класса Г.Ильман. Он провел разведку железных руд, сделал анализ руды и угля, снова возобновил опыты по выплавке чугуна на коксе. Результаты были неутешительными. Из местной руды получить хороший чугун не удавалось. И чиновник Ильман предложил закрыть завод. Однако здравый смысл победил. Назначенный после смерти Гаскойна горным начальником завода Я.Х.Нилус отстоял завод. В своем докладе Горному департаменту он настаивал на продолжении деятельности завода. "Несмотря на недостаток природных руд, - писал он, - Луганский завод надлежит продолжить навсегдашние времена, поскольку сибирские заводы заменить его не могут". (Сибирскими в то время назывались уральские заводы.)
Существование завода удалось отстоять и в этот раз. Однако он стал работать как передельный. В соответствии с представлением горного начальника министр финансов Голубцов предложил Горному департаменту отпускать Луганскому заводу необходимое количество чугуна с уральских заводов. Весной 1808 г. пермский купец Попов вешними водами доставил из Камско-Воткинского завода в Луганск 15.000 пудов уральского чугуна знаменитой марки "Старый сибирский соболь".
Из привозного чугуна Луганский завод изготовлял не только вооружение, но и изделия для развивавшейся частной промышленности и нужд населения. Однако в 1809 г. завод постигла большая беда. Случился пожар, в котором сгорел доменный корпус, цилиндрическая раздувальная машина, столярный цех со всеми инструментами, большое количество заготовленного леса и многое другое. Ущерб от пожара составил 24209 рублей, что не могло не сказаться на его благополучии.

Кадровая проблема
Кадровая проблема относится к вечным. Тем более она была чувствительной на Луганском литейном заводе, возникшем на голом месте. Различными были источники формирования кадров. В качестве специалистов для строительства и пуска завода правительство пригласило английских инженеров и мастеров, имевших опыт выплавки чугуна, литейного дела, а также организации добычи каменного угля. Некоторые из них, как и сам Гаскойн, ранее работали на Александровском пушечном заводе.
Директору завода Гаскойну предписывалось рационально вести хозяйство, добиваться снижения затрат на отливку и отделку изделий, искать руды, более богатые содержанием железа, совершенствовать процесс плавки руды, создавать новые машины и механизмы. Контракт также требовал от Гаскойна воспитывать национальных художников, как англичане называли специалистов, которые были бы в состоянии освоить опыт и знания путем ученичества в цехах и заменить иностранных специалистов.
Кроме Гаскойна, на заводе было еще 11 английских специалистов. Главному механику Егору Шерифу поручалось сооружение всех машин для доменных и воздушных печей. После запуска завода в его обязанности входило "сверлить, точить и отделывать пушки поштучно". Смотрителем угольной ломки (рудника) назначался Адам Смит. Однако он прибыл на рудник только в июле 1797 г. Поэтому закладывал первую шахту Донбасса в Лисичьей балке и организовал добычу каменного угля Томас Ропер, которого здесь звали Тимофеем. Ему принадлежит слава основателя и первого шахтерского поселения Донбасса - будущего Лисичанска.
С приездом на рудник Адама Смита Т.Ропер стал первым литейным мастером на Луганском заводе. Директор завода К. Гаскойн высоко оценил вклад Т.Ропера в основание Луганского литейного завода и Лисичанского рудника. Представляя его к чину марк-шейдера, Гаскойн писал, что с начала учреждения завода "Ропер занимался сперва поиском и добычей каменного угля, правильная разработка которого им начата. Потом добыча руды ему была поручена. Отливка орудий, снарядов, припасов и проч. под надзиранием его там начата, им же и поныне производится, при чем все земляные работы под смотрением его исправлены были". В то же время чин маркшейдера получил мастер литейного дела Макслий.
Первым архитектором на заводе был Василий Норманн. Он заложил фундамент завода, следил за прочностью зданий. Чертежную возглавлял мастер Роман Робертсон. Мастером стального дела, как сказано в документе, был Яков Гогард, а садоводом Петр Низбет. Несколько позже на завод приехал А.Пикарон, а после отъезда Е.Шерифа был приглашен Джон Валкер. Кроме них были в четрежной А.Петерсон, каменного дела мастер А.Шан, кузнечный и слесарный мастер И.Клиштет, мастер при обтеске дикого камня Е.Хайсон, смотритель лесов А.Линц. Переводчиком с английского и французского языков был Томас Белли. Мастером на угольной ломке работал Роупс.
Английские специалисты сыграли важную роль в организации строительства и деятельности завода в начальный период. Их опыт и знания переняли отечественные специалисты, которых вначале было мало на заводе. В первом заводском правлении состоял Михаил Николаевич Чернявский. В 1773 г. он окончил Петербургское горное училище, прошел усовершенствование на Олонецких заводах. Одно время в чине маркшейдера, а затем обер-бергмейстера 7 класса был управляющим Луганского завода, занимал ряд других должностей. С первых дней основания работали на заводе братья Иван и Семен Першины. Иван был смотрителем завода, членом правления предприятия. Семен тоже одно время был смотрителем. Оба получили чин маркшейдера.
В 1799 г. на завод приехали практиканты Петербургского горного училища Иван Ильин, Иван Соколов и Василий Пиленко. Иван Ильин впоследствии стал крупным специалистом горного дела, в конце 20-х - начале 30-х гг. XIX в. возглавлял Луганский литейный завод. Василий Пиленко для прохождения практики был направлен на каменноугольный рудник в Лисичьей балке, где до 1805 г. работал смотрителем, а затем ушел в геологическую партию.
Окончив с отличием Горный кадетский корпус, в 1810 г. на завод в качестве практиканта прибыл Евграф Петрович Ковалевский. Судьба надолго связала его с заводом. Уже работая на высоких постах в Петербурге, он не раз приезжал на завод, занимался проблемами его деятельности. Е.П.Ковалевский стал видным ученым-геологом, составил первую геологическую карту Донбасса. Ученые избрали его почетным академиком Петербургской Академии наук. На Луганском литейном заводе выросли известные горные инженеры Н.Н.Теплов, А.К.Анисимов, братья Иваницкие и Носовы, В.Соколов и многие другие видные специалисты и ученые.
В период создания завода успех его деятельности во многом обеспечивали кадры квалифицированных рабочих. В соответствии с указом от 14 ноября 1795 года, на Луганский литейный завод были переведены мастеровые Александровского (г.Петрозаводск) и Липецких заводов. Притом из Александровского завода в апреле 1796 г. прибыло не 100 человек с семьями, как предусматривалось указом, а лишь 33 квалифицированных рабочих, 9 мальчиков-подростков до 15 лет и 40 женщин - членов их семей. Среди мастеровых из Петрозаводска были люди, освоившие те квалификации, которые требовались для деятельности завода, - добычу и промывку руды, плотницкие, столярные, слесарные и токарные работы, формовку и отливку снарядов, доменное и кузнечное дело. Указанный в формулярном списке Павел Мезенцев, к примеру, освоил формовку, отливку и сверление пушек, Ларион Данилов - плотницкое и столярное дело, Николай Слонов - формовку и отливку снарядов, Василий Горшков - ковку железа разных сортов. Из числа прибывших пять человек умели читать и писать.
Из Липецкого, Боринского и Козминского заводов, которые обычно называли Липецкими, прислали мастеровых значительно больше, чем намечалось: 777 мужчин и 875 женщин.
В 1797 г. Луганскому заводу были переданы мастеровые Херсонского частного завода медных пушек, основанного в 1791 г. Асаном Струговщиковым. После смерти владельца завод был взят в казну и в 1793 г. закрыт. Из Херсона приехало 68 мастеровых, а всего с семьями - 97 чел. Это были те рабочие, которых Г.А.Потемкин перевел из России в Херсон.
Переведенные на завод мастеровые были казенными работниками различных производственных квалификаций. Наряду с ними, в сооружении предприятия принимали участие высококвалифицированные вольнонаемные строители из центральных губерний России, занимавшиеся отхожим промыслом. По данным на 1 октября 1797 г,. на строительстве Луганского литейного завода из общего числа 878 рабочих было занято 194 вольнонаемных. По видам работ они распределялись следующим образом: пильщиков было 14, на кладке стен было занятно 106 каменщиков, 74 человека тесали камень.
Кроме названных категорий рабочих, на строительстве завода использовались преступники и бывшие польские военнопленные. Для охраны их имелась воинская команда. Однако эти категории работников были немногочисленными и неоднородными. Сюда была сослана группа скопцов, членов запрещенной религиозной секты. На тяжелые земляные работы помещики отдавали для исправления своих непокорных крепостных крестьян, совершивших побеги. А что касается поляков, то они оказались здесь в силу произвола властей. Известно, что после четвертого раздела Польши армия этой страны была распущена. Однако отдельные бывшие военнослужащие польской армии, оказавшиеся на положении военнопленных, не сразу нашли свое место в жизни. Для крепостнического Российского государства это послужило поводом считать их бродягами и насильно привлечь на строительные работы. На 1 октября 1799 г. их на заводе находилось 82 человека, из которых работало только 59. В результате жалоб, ходатайства помещика П.Штерича и администрации завода поляки были освобождены и отправлены к прежним местам жительства. Тем, кто не имел своего дома, разрешалось строиться в Новоросийской губернии. Им отдавалось по 15 десятин земли.
Были у завода и другие проблемы. Для перевозки угля из Лисичьей балки к заводу было приписано 2.600 душ крестьян казенных сел Городище, Фащевка, Орехово и Петропавловского Славяносербского уезда. Каждый из них обязан был в течение года перевезти из каменноугольного рудника в Луганск на расстояние 80 верст 120 пудов угля. Завод выплачивал за них налоги в казну. Однако обязанности, возложенные на крестьян крепостническим государством, оказались им не по силам, многие из них были доведены до разорения. Приписные крестьяне не раз обращались с жалобами и просьбами в разные инстанции. В конце 1817 г. они писали российскому императору Александру: "Воззри милостивым оком на несчастных, обремененных возкой по дальнему расстоянию уголья и лишенных надежды к будущему благосостоянию жизни, о избавлении нас от завода просим Вашего августейшего воззрения".
Всем было ясно, что оставлять на заводе категорию приписных крестьян нецелесообразно. Правительство решило заменить их непременными работниками. Наиболее подходящими для этой цели сочли жителей казенных сел Каменный Брод, расположенного рядом с заводом, и Верхнее (Третья Рота), на земле которого был открыт рудник. В предложении горного совета по этому поводу подчеркивалось, что жителей этих сел следует обратить в непременные работники со всей принадлежащей им землей, со всеми их детьми, "ныне у них находящимся и впредь родиться от них имеющими". Александр I 10 января 1821 г. подписал указ, по которому жители сел Каменный Брод и Верхнее, в прошлом воинские поселяне, а теперь казенные крестьяне, переводились на положение непременных работников Луганского литейного завода. Такая категория вспомогательных рабочих вводилась на Луганском литейном заводе по примеру уральских заводов. На жителей Каменного Брода возлагались заводские работы. Крестьян села Верх-нее обязали перевозить на завод каменный уголь, выполнять другие работы на руднике. Непременным работникам полагался провиант - два пуда муки в месяц на работника и пуд на иждивенца, денежное жалование 20 рублей в год.
Перевод на положение непременных работников означал крутой перелом в судьбе крестьян Каменного Брода и Верхнего. Бывшие гусары Славяносербских рот, после расформирования Бахмутского гусарского полка они перешли на положение казенных крестьян. Только втянулись в крестьянскую работу, - новый поворот. Не спросив согласия крестьян, государство переводит их на новое положение. Меняются условия труда, привычки, навыки - весь жизненный уклад.
Для непременных работников, как и для мастеровых, был установлен жесткий военизированный порядок. Над ними были поставлены исправник, старшина, сотник, десятники, которые неусыпно следили, чтобы работники во всей точности выполняли возложенные на них обязанности. "Инструкция о должности исправнику над непременными работниками" регламентировала всю их жизнь. Непомерно тяжелые условия работы, жесткая регламентация и всевозможные обиды со стороны администрации вынудили непременных работников обратиться с жалобами во все инстанции, вплоть до царя. Непременные работники 3-й Роты просили освободить их от новых обязанностей и вернуть в прежнее положение казенных крестьян. Были свои претензии и у жителей Каменного Брода.
Роман Васильевич Дикусаров, житель Каменного Брода, в 1822 г. писал Александру I, что в апреле 1821 г. при приеме непременных работников им зачитали документ, что людей старше 40 и моложе 16 лет не станут принимать в заводские работы. "А ныне к крайнему разорению и отягощению от семейств господин исправник села Каменного объявил тем престарелым свыше сорока лет вступить в горную работу", - писал Р. Дикусаров. Он просил выслать копию положения о непременных работниках, чтобы убедиться, что заводская администрация нарушает положение. Однако в отличие от требований жителей села Верхнее, о чем будет более подробно рассказано в следующем разделе, жители села Каменне не настаивали на возвращении их в прежнее положение казенных крестьян. Объясняется это тем, что Каменный Брод, расположенный на крутом каменном берегу Лугани, не имел перспектив развития. Как показала вся дальнейшая его история, лучшим выходом из этого положения было приобщение его к Луганскому литейному заводу.
Луганский литейный завод принадлежал государству. Крепостническая система России наложила на него свой отпечаток. В основе самого процесса комплектования кадрами предприятия лежали принуждение и произвол. Казенные рабочие без их согласия переводились с одного предприятия на другое. Труд на заводе составлял феодальную повинность рабочего в пользу крепостнического государства. Весь трудовой процесс на заводе и руднике, жизнь и быт заводских поселений регламентировались Горным уставом, который мало чем отличался от воинского. Горным чиновникам присваивались звания. Горное начальство имело очень большую власть над мастеровыми. Оно могло штрафовать их, жестоко наказывать розгами и шпицрутенами. На Луганском литейном заводе существовал военный суд, имелась своя полиция, воинская команда и заводской острог. При Горном департаменте тоже имелся горный суд. Эти судебные органы полностью стояли на защите интересов крепостнического государства.
Тяжелый, изнурительный труд, неблагоприятные бытовые условия, грубое обращение начальства были причинами частых побегов рабочих; недостаточная медицинская помощь, распространение болезней приводило к высокой смертности. Из 500 рекрутов, направленных на завод в 1804 г. в качестве рабочих, через 15 лет осталось 320 человек, 145 из них умерло, 35 сбежало.
Высокий уровень естественных потерь приводил к обострению кадрового вопроса. Обращаясь в Горный департамент с просьбой о направлении на завод в качестве мастеровых новой партии рекрутов, начальник Луганского литейного завода в 1826 г. обосновывал это следующими причинами:
1. Из 500 рекрутов, присланных на завод в 1804 г., осталось только 230 человек, почти непригодных по старости не только для заводских работ, но и в сторожа.
2. Из числа 520 работников находится в бегах более 6 лет 53 человека и больны 50 человек.
3. Из 124 престарелых мастеровых, являющихся сторожами при заводских караулах, при госпитале, в десятниках и трубочистах состоит дряхлых, изувеченных и ни к каким должностям не способных 18 человек.
Директор называл следующие причины сокращения численности рабочих:
а) "всегдашнее почти обращение к работам, особенно подземельным";
б) "тесноту и нечистоту в казармах, в коих при прежнем начальстве помещалось по 25 душ обоего пола";
с) "неудобность двух низких комнат, назначенных для лазарета, в коих находилось иногда больных до 80 и более человек без надлежащего призрения, отчего болезни переходят от одного к другому и до того уменьшили число людей, что из поступивших в 1796 году 603 человек работников после осталось 337".

План перестройки завода
Особенность Луганского литейного завода состояла в том, что он был первым предприятием в Украине и во всей России, приступившим к выплавке чугуна на минеральном топливе. Однако опыты доменной плавки на коксе не были завершены. Доставлявшийся же с Урала чугун обходился дорого. В результате завод оказался в тяжелом экономическом положении. Если с 1799 по 1816 гг., за исключением 1809-го, предприятие работало прибыльно, то с 1816 г. оно стало приносить одни убытки. Министр финансов России граф Е.Ф.Канкрин в конце 1826 г. докладывал императору Николаю I, что казна, истратив на этот завод несколько миллионов, остается в большом убытке. Множество выданных заводу нарядов не выполнено. Требовались экстренные меры, чтобы привести завод в лучшее состояние. С этой целью Канкрин предлагал: 1. Горным начальником завода избрать опытнейшего чиновника с дозволением взять ему отсюда искусных мастеров. 2. Для участия в передаче завода посредником направить высшего чиновника. 3. Поручить ему вновь произвести опыты как разведки местных руд, так и проплавки их.
В случае, если опыт этот увенчается успехом, предусматривалось новое устройство завода с составлением новых штатов и учреждением задельной для мастеровых платы и уроков, или, говоря современным языком, сдельной оплаты труда и нормирования.
Император утвердил предложения министра финансов. Был разработан примерный временный штат Луганского завода. Раньше заводом управляли директор и правление. Теперь учреждалась главная контора во главе с Горным начальником, обер-берггауптманом 5-го класса, и помощником горного начальника, который непосредственно руководил горными разработками и приисками. Ему был положен чин обер-бергмейстера 7-го класса. Для управления заводом вводились должности управителя (маркшейдера 9-го класса) и помощника управителя, который управлял заводской конторой. Кроме того, в штате было 2 заводских надзирателя и пробирер. Для управления каменноугольным рудником учреждалась должность бергмейстера рудника и разведок Бахмутского округа, он же управляющий Лисичанских разработок. Ему подчинялась контора при Лисичьей балке.
Горным начальником Луганского литейного завода был послан обер-бергмейстер 5-го класса Иван Васильевич Ильин, долгое время работавший смотрителем Кронштадского литейного завода, хорошо знавший каменный уголь и начинавший свой путь горного инженера на Луганском заводе. Берг-инспектором был направлен командир Горного кадетского корпуса Евграф Петрович Ковалевский, как отмечалось в документе, чиновник, известный познаниями своими по горной части и так же, как Ильин, служивший прежде на Луганском заводе.
В июне 1827 г. Е.П.Ковалевский приехал на Луганский завод. Собрав необходимые сведения, в сентябре он вернулся в Петербург, разработал предложения к лучшему устройству Луганского завода и представил их комитету по устройству горных казенных заводов. Тем временем министр финансов обратился к императору за разрешением "употреблять на поправки разных других горных заведений сумму, ассигнованную для сего на уральские заводы". На журнале Комитета министров 3 декабря 1827 г. Николай I собственноручно написал: "Согласен, по Луганскому заводу надо сделать проект нового устройства, ибо не стоит тратить деньги на нынешнее его положение".
Е. П. Ковалевский составил подробный отчет о Луганском заводе. Основанное на этом докладе заключение Комитет министров представил министру финансов. В нем сказано, что существование Луганского завода не только полезно, но и необходимо. С уничтожением завода казна лишилась бы безвозвратно значительных сумм, затраченных на устройство и деятельность завода в течение многих лет. Луганский литейный завод, как сказано в представлении, "есть единственное в своем роде заведение в обширной стране, обладающей всеми пособиями для важной промышленности: ближайшие от него подмосковные заводы, приходящие, впрочем, от истребления лесов в упадок, находятся в расстоянии 700 и более верст". Далее отмечено, что "окрестные к Луганскому заводу места изобилуют неисчерпаемыми месторождениями каменного угля не только для действия оного, но и для общего употребления во всем безлесном Новороссийском крае. Ввести же в повсеместное употребление сей полезный горючий материал всего удобнее посредством самого завода. Опираясь на завод, удобнее всего проводить дальнейшие разведки полезных ископаемых, в том числе и открытые при Ковалевском железные и свинцовые руды, организовав их проплавку при заводе".
Как на важный аргумент в пользу Луганского завода, указывалось и на тот факт, что расположен он недалеко от торговых городов Таганрога, Ростова, Черкасска, Харькова и Воронежа. Развитие их промышленности потребует машин и разных инструментов, которые мог бы производить Луганский завод. Этот завод нужен был и черноморским портам. Кроме отливки для них артиллерийских снарядов, Луганский завод может довольствовать их каменным углем, разными металлическими изделиями, употребляемыми при построении и оснащении судов , и, наконец, машинами всякого рода, особенно для пароходов, мукомольных мельниц и других устройств.
Доводы, высказанные Ковалевским и приведенные в заключении Комитета министров в пользу Луганского завода, были более чем убедительными. Затем нужно было устранить причины, которые привели завод в невыгодное положение, и определить меры, позволяющие сделать завод прибыльным.
Луганский завод в то время из уральского чугуна мог ежегодно изготовлять 20 тыс. пудов артиллерийских снарядов и 10 тыс. пудов различных изделий для частной промышленности. Отливку артиллерийских орудий предлагалось временно отменить, сократить производство снарядов. За счет этого предлагалось увеличить выпуск изделий для частной промышленности и по заказам. В числе новых изделий предлагалось наладить выпуск кос и серпов. Спрос на них был большим: Россия ежегодно ввозила из-за границы кос на миллион рублей. Такое производство принесло бы выгоды заводу. По расчетам Ковалевского, на производство 30 тыс. кос потребовалось бы 33.292 рубля. Следовательно, каждая коса обошлась бы в 1 рубль 10 копеек. В Новороссийском крае цена среднего качества косы составляла 2 рубля. Выгодно для завода было производить и машины: молотильные, сеялки, водоподъемные, пожарные, особенно паровые. Важнейшими потребителями металлоизделий и паровых машин мог бы стать Черноморский флот и морские порты. Для флота завод мог бы изготовлять в большом количестве медные листы для обшивки кораблей, болты, корронадные приборы и другие изделия из меди для оснастки и вооружения судов.
В план входило проведение дальнейших разведок полезных ископаемых в интересах завода, приглашение из Шотландии или Силезии опытного мастера с подмастерьем с целью быстрейшего освоения выплавки чугуна из бедных руд.
На осуществление этой программы требовались немалые средства. Е.П.Ковалевский составил смету в объеме 253 тыс. рублей в год. Предполагалось увеличение численности рабочих на 350 человек. Что касается непременных работников, то Ковалевский и новый горный начальник завода Ильин высказали мнение, что вольным наймом перевозка угля обходится гораздо дешевле. Поэтому в непременных работниках завод не имеет и не может иметь надобности, разве только они будут обращены в мастеровых.
Все пункты плана Ковалевского были приняты, в том числе в отношении остановки производства орудий на 5 лет. Пункт 18 плана предусматривал преобразование недостроенных зданий для сверления орудий в фабрику металлических изделий и разных машин. Луганскому заводу разрешалось иметь в окрестных торговых городах как во время ярмарок, так и во всякое другое время свои особые лавки или магазины для продажи кос и прочих частных изделий без платежа акциза.
В программе приведения Луганского завода в лучшее состояние нашли отражение не только необходимость технического и организационного совершенствования предприятия, но и потребности капиталистического способа производства, зарождавшегося в недрах крепостного строя. Об этом свидетельствует признание более выгодным использовать вольный наем транспорта для перевозки угля, применение сдельной оплаты труда, стимулирующей его производительность, производство машин для оборудования новых частных фабрик, элементы коммерции в деятельности завода.
Выполнение частных заказов заводом практиковалось и ранее: еще в 1799-1801 гг. завод изготовлял заказ священника слободы Новобеленькой Старобельского округа Иоанна Федорова на отливку решеток для применения каменного угля на его винокуренном заводе. Подобный заказ выполнялся для винокуренного завода корнета Алексея Степенко из Слободы Ровеньки Острогожского округа Слободско-Украинской губернии. Помещик Божедарович заказывал 250-ведерный чугунный куб, князь Долгорукий - 6 чугунных котлов в 200-250 ведер. Поступали заказы и от предприятий. В 1818 г. выполнялся заказ конторный Екатеринославской суконной фабрики на отливку чугунных колес к машинам и ступок для толчения красок.
Естественно, что в 30-40-х гг. XIX в. объем производства заводом машин и металлических изделий для частной промышленности возрастал. Осваивалось производство новых машин, бытовых изделий.

Курс - на машиностроение
На Луганском литейном заводе изготовлялись бытовые изделия, паровые машины и оборудование для Лисичанского рудника и Керченского металлургического завода, а также для собственных нужд. В 1844 г. на заводе была изготовлена паровая машина прямого действия для отлива воды на шахте Капитальной Лисичанского рудника. Профессор И.Тиме отмечал, что это была едва ли не первая водоотливная машина прямого действия. В 40-х гг. XIX в. Луганский литейный завод выполнил ряд крупных заказов для Черноморского флота.
В ту пору на Луганском литейном заводе имелись все условия для выполнения самых сложных заказов. Способствовала тому и грамотность рабочих. Еще в 1823 г. на заводе была открыта начальная горная школа. А в 1839 г. в соответствии с "Положением об учебных заведениях Луганского горного округа" была создана система профессионального образования на предприятиях и в горных селениях округа. В письме к начальнику Главного статистического комитета Новороссийского края А. А. Скальковскому горный начальник завода В. А. Бекман, сообщая разные сведения о заводе, 4 февраля 1847 г. писал о рабочих: "Все они (рабочие) обнаруживают большую сметливость, скоро понимают всякое новое дело и потому завод, имея превосходные машины, может принимать всевозможные заказы, от простого безмена до парохода".
Единственное, чего не хватало, - заказы. Пришли в ветхость и гидротехнические сооружения, полстолетия служившие заводу. Сказывались и климатические условия, ставшие более суровыми. В итоге зимой вымерзали каналы, а летом ощущался недостаток воды по причине обмеления рек. Ухудшилось и состояние плотин, которые были повреждены во время большого наводнения 1849 г. В результате объем производства сократился в 2-2,5 раза. Ученым комитетом Корпуса горных инженеров было принято решение преобразовать Луганский литейный завод из вододействующего в пародействующий и поручено горному начальнику завода генерал-майору Фелькнеру сделать расчеты потребности в паровых машинах.
Пока шли поиски выхода из создавшегося положения, оборудование простаивало, люди не полностью были загружены. Значительную часть рабочих перевели на "собственное пропитание". В 1852 г. более трети мастеровых Луганского горного округа (891 чел.) оказались без работы и вынуждены были сами искать себе средства к существованию. В 1853 г. предполагалось дальнейшее свертывание производства, 228 мастеровых из бывших непременных работников переводились в урочники. Завод выделял им участки полевой земли, за которую они обязаны были отрабатывать. Старые рабочие и инвалиды увольнялись с незначительной пенсией. Вскоре, однако, положение изменилось. Началась Крымская война 1853-1856 гг. Появились заказы. Производство оживилось. День и ночь готовили снаряды для защиты Севастополя. Более 100 подвод с боеприпасами ежедневно отправляли на Севастополь. В отдельные месяцы завод отливал до 60 тыс. пудов снарядов. В 1853 г. было отлито 298.290 пудов снарядов. Луганские рабочие своим самоотверженным трудом вписали славную страницу в оборону Севастополя. Луганские пушки, установленные на севастопольских бастионах, превращали их в неприступные крепости. Как и на Бородинском поле в 1812 г., они служили здесь основой обороны. Наши современники и теперь могут увидеть некоторые из тех пушек, которые отливались в Луганске, на памятном Бородинском поле и на редутах Малахова кургана в Севастополе.
Окончилась Крымская война, и завод снова перестал получать заказы из казны. Сокращается число рабочих. Если в 1860 г. на заводе было занято 1.088 рабочих, то в следующем только 504, а в 1861 г. - 430 чел. Завод переходил на производство исключительно мирной продукции, в том числе сельскохозяйственных машин, локомобилей. В 1862 г. было изготовлено различных изделий из чугуна 12.673 пуда, железных изделий 1.261 пуд и медных - 25 пудов. В том же году было выпущено 9 локомобилей и 1 паровая машина. Изготовлялись также мукомольные мельницы, лесопильные машины и сельскохозяйственные насосы, приборы для сахарных, винокуренных и салотопных заводов, кузнечные и котельные изделия. Неслучайно "Географический словарь Российской империи" под редакцией П.Семенова-Тяньшанского (Спб., 1867) подчеркивал, что главное занятие Луганского литейного завода составляет производство машин и локомобилей с котлами и полным прибором. Словом, курс был взят на машиностроение.
После Ильина горным начальником Луганского горного округа назначили Ф. Мевиуса. В соответствии с планом Ковалевского, он пытался ввести на заводе сдельную оплату труда. Организация труда предполагалась артельной. При исчислении оплаты учитывалось количество выпущенных изделий с учетом качества работы. Из причитавшейся суммы вычитали стоимость провианта, отпускавшегося мастеровым и их семьям. Внедрение сдельной оплаты труда заметно повысило его производительность, снизилась себестоимость продукции. Выросли заработки. Однако в условиях крепостнического строя применение сдельной оплаты труда носило ограниченный характер.

Художественное литье
В XIX в. широкое распространение получило художественное литье из чугуна. Отдал дань этому виду искусства и Луганский литейный завод. В 1837 г. в Екатеринославе была устроена выставка местных естественных и мануфактурных производств. Луганский завод тоже участвовал в ней. Газета "Одесский вестник" по этому поводу писала: "Превосходные чугунные изделия, доставленные начальником Луганского литейного завода, по справедливости возбудили живое внимание и участие публики и куплены в один день. Не исчисляя всех, можно указать на следующие как на примечательнейшие по отделке: духовая печь нового устройства, модели пушки и единорога, браслеты и перстни, отделанные в позолоте, часовые футляры, чернильницы, пряжки, бюст Александра I и прочее".
На заводе отливались известные памятники и памятные знаки. На огромной чугунной плите, что на могиле полковников Искры и Кочубея в Киево-Печерской лавре, имеется надпись: "Отлита в Луганском заводе". В Луганске отлили и подобную же плиту, что на могиле известного донского казака полковника А.И.Краснощекова, находящейся рядом с могилой Искры и Кочубея.
Луганские мастера-литейщики отлили большой колокол для Николаевского собора, изготовили бюст Петра I в натуральную величину, бюст А.В.Суворова, фигуру первого заводского кузнеца, портретный барельеф первого директора завода Карла Гаскойна диаметром в 1 метр. Фигура заводского кузнеца отливалась в нескольких вариантах и в разное время. Одна из таких статуэток хранилась как драгоценная реликвия в семье Д.В.Данчича, служившего в свое время инспектором Лисичанской штейгерской школы и управляющим Луганским литейным заводом. В 1990 г. его внучка Ирина Иннокентьевна передала ее Луганскому областному краеведческому музею. Еще одна подобная статуэтка хранится у жителя г. Ялта (Крым) В.М.Велькера. Она изображает фигуру кузнеца у наковальни с инструментами. Ее высота 39 см, вес около 8 кг. Надписи, сделанные на ее постаменте, имеющем форму параллелепипеда, несут ценную историческую информацию о заводских умельцах, месте ее изготовления, источниках сырья. Надпись: "Горные инженеры Сергей, Лев, Андрей и Михаил Шостаки", сделанная с лицевой стороны, увековечила имена славной династии луганских металлургов Шостаков. Надпись справа: "Чугун Лисичанский", слева: "Антрацит Грушевский", с тыльной стороны - "Работа Луганского завода".
Имеются сведения, что одна из подобных статуэток, отлитая в 70-х гг. XIX в. на Луганском литейном заводе для Всемирной промышленной выставки, была передана с выставки в Лондонский исторический музей. Большая коллекция художественных изделий Луганского литейного завода хранится в музее горного института в Санкт-Петербурге, есть экспонаты и в Луганском художественном музее.
Широко известны созданные заводом монументальные памятники. Замечательным произведением монументального искусства стал памятник Славы, увековечивший историческую победу русского и украинского народов над шведскими войсками под Полтавой в битве 1809 г. Он выполнен в виде триумфальной колонны, возвышающейся над широким ступенчатым постаментом - аллегорическим подобием гранитного бастиона. На верхней площадке постамента - ограда из поставленных на острие мечей. У основания постамента установлены 18 пушек. Украшенная бронзовыми венками и ликторскими знаками колонна завершается полусферой с позолоченной скульптурой орла,держащей венок Славы в клюве и стрелы в когтях. Главная часть памятника - монументальная колонна с деталями - была отлита на Луганском литейном заводе.
В середине XIX в. Луганский завод принял участие в сооружении памятника в белорусском городе Полоцк. Это был один из 16 памятников в честь победы русской армии над Наполеоном. В декабре 1846 г. управляющий заводом докладывал, что после изготовления моделей завод приступил к отливке памятника для Полоцка, а 15 мая 1849 г. в открытом листе, подписанном горным начальником Луганского завода Фелькнером 1-м, сообщалось, что памятник изготовлен и отправляется к месту назначения через подрядчика Савелия Хрипко. Общий вес чугунных, железных и медных частей памятника составлял 13.472 пуда. Устанавливать памятник отправились мастер Федор Бровкин, 10 слесарей и 2 мастера. Председатель Витебской казенной палаты П.Рубцов сообщал вскоре Департаменту горных и соляных дел, что бронзовые и золоченые части к памятнику доставлены в Полоцк, "отделка их весьма хорошая". "Прибыв на место производства работ 25 числа, - писал далее П.Рубцов, - я нашел, что крест с шаром, 8 орлов и 8 медалей уже установлены и укреплены на памятнике и верхняя часть лесов снята, а надписи на сторонах оного в настоящее время прикрепляются. Отделка всех этих бронзовых вещей, особенно позолота, отлично хороша, а вид памятника вообще весьма красивый".
Освящение и открытие памятника состоялось 26 августа 1850 г. За усердную службу и проявленные познания к вознаграждению были представлены управитель завода капитан Александр Козьмич Анисимов 2-й, горный инженер штабс-капитан Д.И.Филипьев, пробирьер, считавшийся на заводе основателем золочения бронзы. Мастеру Ф.Бровкину выдали 100 рублей, а двенадцати мастеровым - по 30 рублей серебром.

Значение Луганского литейного завода
Луганский литейный завод создавался для обеспечения Черноморского флота и береговых крепостей орудиями и снарядами. Его финансовое положение всегда зависело от заказов Главного артиллерийского управления. Однако запрет иметь России флот и военные базы на Черном море, наложенный по итогам Крымской войны, поставил Луганский литейный завод на грань ликвидации. Не спасло его и производство гражданской продукции. После отмены крепостного права в Донбассе появились частные металлургические предприятия Пастухова и Юза, а в России набирали силу машиностроительные заводы в Петербурге, Коломне, Сормове и других местах. В этих условиях правительство России взяло курс на поддержку частных предпринимателей и ликвидацию нерентабельных казенных заводов и шахт.
В 1876 г. правительство пыталось отдать Луганский завод в аренду. Однако желающих не нашлось. Некоторое время завод продержался за счет заказов в связи с русско-турецкой войной 1877-1878 гг. Но они были непродолжительными. И завод пришел к своему печальному концу. 20 июня 1887 г. царь подписал указ, первый пункт которого гласил: "Действие Луганского завода прекратить". Далее указ предписывал обеспечить оставшихся мастеровых продовольствием на 1 год. На заводе оставалось небольшое число людей, необходимых для сбережения имущества. Остальные увольнялись. Люди тяжело переживали ликвидацию предприятия. Последний заводской гудок вызвал среди них настоящую панику. В поисках работы люди потянулись в другие города, где требовались специалисты металлургического производства и машиностроители.
Луганский литейный завод был первым крупным металлургическим предприятием в Донбассе. Он сыграл выдающуюся роль в развитии горнозаводского производства не только в Донецком бассейне, но и во всей Украине, положив начало комплексному освоению природных богатств края. Завод вызвал к жизни первый рудник Донбасса в Лисичьей балке, где началась промышленная разработка каменного угля в стране и зародился новый отряд рабочего класса - шахтеры. Здесь впервые в России в доменном производстве был применен каменноугольный кокс.
Неоценим вклад Луганского литейного завода в обеспечение защиты рубежей страны и достижение победы в Отечественной войне 1812 г., в оборону Севастополя в годы Крымской войны 1853-1856 гг.
Луганский литейный завод положил начало горному образованию в Донбассе. Завод объединял лучшие силы горных специалистов, служил научным центром Донецкого бассейна, где зарождалось и развивалось горнозаводское искусство, разрабатывались и практически решались многие проблемы горной науки и техники. Отсюда вышло немало выдающихся специалистов горного дела и ученых, обогативших отечественную науку и производство.
С Луганским литейным заводом связано возникновение первых промышленных центров Донецкого бассейна - Луганска и Лисичанска.

     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 27106
Не нравится ( - ) +4 Нравится ( + )

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.