Сергей Ковалев: быть на своем месте

Сергей КовалевИзвестный украинский альпинист, МСМК Сергей Ковалев, руководитель ЭЦ Вертикаль и турагентства Вертикаль-Тур, президент ДОФА и прочая, и прочая — представляет новую программу «7 вершин». Клуб «7 вершин» — неформальное сообщество альпинистов всего мира, побывавших на высших точках 7 континентов: Эльбрус (5.642 м), Аконкагуа (6.962 м), Килиманджаро (5.895 м), Эверест (8.848 м), Пик Костюшко (2.228 м), Мак-Кинли (6.194 м), пик Винсон (4.897 м).

Сергей Ковалев

Известный украинский альпинист, МСМК Сергей Ковалев, руководитель ЭЦ Вертикаль и турагентства Вертикаль-Тур, президент ДОФА и прочая, и прочая — представляет новую программу «7 вершин». Клуб «7 вершин» — неформальное сообщество альпинистов всего мира, побывавших на высших точках 7 континентов: Эльбрус (5.642 м), Аконкагуа (6.962 м), Килиманджаро (5.895 м), Эверест (8.848 м), Пик Костюшко (2.228 м), Мак-Кинли (6.194 м), пик Винсон (4.897 м).

— Сергей, главная вершина для тебя?
— Есть разные аспекты: спортивный, организационный, общее впечатление. Если говорить о спортивной стороне,то самыми интересными были восхождения на технически сложные 8-тысячники по сложным маршрутам. Например, первопроход на Манаслу. Несомненно значимым был Эверест. Это восхождение потребовало от меня всего: и спортивной квалификации, и организационной. Проект нужно было сделать от начала до конца: от нахождения спонсоров, проведения экспедиции до отчета о ней. А если брать по яркости впечатлений, то это Антарктида — просто потому что как другая планета.

— Есть не достигнутые вершины? На которые хотелось, но не сложилось?
— Да есть, конечно. Я сейчас активно готовлюсь на Эль-Капитан. Большая стена в Калифорнии, культовое место, да и в спортивном отношении очень интересное. Мне туда всегда хотелось, но все время откладывал, потому что это вроде как не сложно: собрался да поехал. Все время какие-то более насущные мероприятия находились. А сейчас созрел: пора, а то, глядишь, так и состарюсь, не побывав 🙂
Еще очень хочется попробовать большие стены Норвегии, может быть, в Гренландии побывать или на Баффиновой земле. Вот такой у меня сейчас интерес. Хочется технического альпинизма, солнышка, теплых скал…
А в принципе, есть замечательная программа «7 вершин», по которой можно продвигаться сколь угодно долго. При всем моем опыте, каждое восхождение в этой программе — всегда другое. Даже когда ты поднимаешься на ту же гору, это будет, возможно, другой маршрут. И гарантированно —  это будет другая команда, другие условия. Каждое восхождение на любую из этих вершин —   это, во-первых, очень увлекательное путешествие, во-вторых, очень яркие впечатления, и в-третьих, классная спортивная программа.

— Если формально, то самое сложное в мире альпинизма ты уже сделал: был, участвовал, восходил, привлекался, так сказать. Что теперь?
— Мой товарищ одессит Виталий Томчик сказал: «Экзотичность места прямо пропорциональна стоимости на билет». Далеко не всегда самые значимые восхождения делаются на виду. Есть прекрасные совершенно не пафосные места, о которой широкой публике не особо известно, но они от этого не становятся менее интересными. Те же  вертикальные стены Норвегии.

— Ты с детства собирался стать альпинистом? Или?..
— Скажем так, я с детства знал, что буду в каком-то формате путешествовать. И мне всегда была близка природа как таковая, город меня не привлекал. Я не ребенок асфальта, все детство провел на природе.
Мне очень хотелось путешествовать: дальние страны, Аляска, южные моря — все это манило и влекло. Ну, Джек Лондон, суровые герои, все дела.

Как только появился альпинизм, мне стало понятно: вот это место — для меня, и я в нем буду, наверное, жить. Вроде получается.
У каждого человека есть его место и его дело на этой земле. Если им заниматься… Если бы все люди были там, где им надо быть, занимались тем, чем им надо заниматься, жили с теми и так, как им надо жить, то, думаю, мир совершенно по-другому выглядел бы… Я вижу миссию нашего проекта в том, чтобы помочь людям отыскать хотя бы то место и, возможно, тех людей. Человек же путешествует не сам. Мы предоставляем ему возможность оказаться в новых интересных местах в совершенно неожиданной компании. Срез нашего общества проходит очень причудливо, у нас объединяются самые разные люди. И  может оказаться, что именно там и обнаружится искомое.

— Что людям мешает оказаться там, где им надо, делать то, ради чего они сами сделаны?
— Условности. Мы живем в мире условностей. Масса всего придуманного, надуманного, навязанного. Технология зомбирования дошла до такой степени, что человек уже не в состоянии отличить свои мысли от чужих. Это же высший пилотаж рекламы: когда тебе кажется, что ты до этого додумался сам, а не тебе влили это в голову.
А мы поставим людей в условия, в которых у них очень хорошо прочищаются мозги, и остаются простые настоящие вещи: голод, жажда, страх смерти, борьба за жизнь. Они первичны, это основа основ. Да, может показаться, что мы вроде как человека низводим до уровня инстинкта. А на самом деле как раз победа над страхом — высшее достижение человека. Страх — это инстинкт. Победа над ним поднимает человека над его животной сутью, делает из него — человека.
В мире, в котором мы живем, мы подменили понятия. Тот страх, который у нас — он же вообще отношения к страху не имеет уже довольно давно. Мы не боимся тех вещей, которых стоило бы бояться. Зато множество надуманных условностей нас держат в тисках. В наших путешествиях мы возвращаем человеку изначальное восприятие жизни, вкус жизни, основополагающие ценности. Вот такое наше предназначение.

— А ты сам вкус жизни не теряешь?
— Я просто иногда устаю. От всего же устаешь, все замыливается. Естественно, я устаю точно так же. От приключенческой жизни, от путешествий. Это быстро проходит 🙂 Главное — вовремя переключаться. В театр сходить, на балет.

— У тебя случались поражения?
— Если говорить об альпинизме, то есть такие восхождения, когда приходилось вернуться, не поднявшись на вершину. И это были даже не просто объективные обстоятельства, когда возвращаешься, потому что идти дальше реально невозможно. Нет, иногда приходилось выбирать: идти ли дальше или вернуться. Возможно было и то, и другое. И иногда — возвращался. Ни об одном подобном возвращении ни жалею. Я считаю, что всегда надо прислушиваться к себе. И если брать спортивные поражения, я не считаю их поражениями. Это скорее победы, потому что мы остались живы, мы до сих пор живем, значит, все было правильно. Когда решение будет неправильное, тогда, наверное, будет по другому.

— Пусть лучше неправильных не будет. Возвращаясь к страху: ты чего боишься?
— Каждый человек боится массы вещей. Я боюсь высоты. И более того, я сознательно в себе культивирую этот страх. Для моей профессии горовосходителя он крайне важен. Если я потеряю этот страх, то с большой вероятностью долго не протяну. Поэтому я всегда его очень культивирую, лелею. Он позволяет мне держать себя в тонусе. Более того, если я на восхождении не ощущаю страха, это повод задуматься. Возможно, я слишком устал, возможно, есть еще что-то, на что стоит обратить пристальное внимание. Отсутствие страха на восхождении для меня всегда повод удвоить внимание.

— А как же «победа над страхом»?
— Противоречия с тем, что я говорил выше, нет. Преодоление страха, но не его отсутствие. Да и страх бывает разный. Это колоссальный ресурс, который можно и нужно использовать для повышения результатов. Любая человеческая эмоция — это энергия, которая выходит наружу в виде эмоции. Ее можно очень толково использовать. Страх ведь — очень легко контролируемый ресурс, в отличие от той же радости, к примеру. Спровоцировать радость в себе довольно сложно (на мой взгляд, естественно), а страх — гораздо проще. Вызвать в себе страх и использовать его энергию для того, чтобы сделать что-то быстрее, сильнее, прыгнуть дальше, залезть выше, побежать быстрее. Очень управляемый ресурс, с ним очень легко работать, грех его не использовать.

— О проекте «Уголь Донбасса на вершинах мира» несколько слов. Какие перспективы ты видишь?
— Проекту в этом году 5 лет. Любая идея эволюционирует, развивается, когда-то сходит на нет. На данном этапе я не считаю, что он достиг финальной стадии, напротив — вижу много вариантов развития. Вероятно, он приобретет новые формы, может быть, международный формат. В этом году была первая реализация именно в таком формате: совместная Украинско-Российская альпинистская экспедиция в Гималаи. Сейчас мы работаем над проектом в рамках «Евро-2012 в Украине». Нам бы хотелось собрать команду альпинистов из Киева, Донецка, Харькова, Львова — это города, которые принимают чемпионат, и сыграть небольшой символический матч на вершине Эвереста. То есть чтобы Украина забила первый гол на вершине. Это идея, над которой мы сейчас работаем.

Интервью подготовила Алена Эсаулова

Добавить комментарий