Две страны, две горы!

Завершилась Первая совместная Украинско-Российская экспедиция «Две страны, две горы — единая команда». Всегда интересно сравнивать настроения «до» и «после».
Мы регулярно освещали ход экспедиции. Вся информация по проекту:  Хроники Украинско-Российской Гималайской экспедиции. Но одно дело — воссоздавать события по скупым сведениям, поступающим с горы, а другое — глазами даже не очевидца, а руководителя экспедиции, которому, собственно, и слово.

Сергей Ковалев:
— О том, почему выбраны эти вершины, достаточно много говорилось.
Пумори (7.161) и Ама Даблам (6.812) входят в число красивейших вершин мира, и мы выбрали достаточно сложные маршруты для восхождения. На Пумори мы совершали восхождение в гималайском стиле. То есть вплоть до штурмового лагеря провешиваются перила, и маршрут обрабатывается заранее. И лишь из штурмового группа идет «в отрыв», совершая восхождения на саму вершину в автономном режиме.
Группа Игоря Стороженко, в составе Иван Молдованов и Виталий Кутний, поднималась Японским маршрутом, который проходит по юго-восточное ребру горы.
Это один из самых сложных маршрутов на горе, и в то же время достаточно безопасный. Основная опасность на Пумори — лавины и ледопады. То есть маршрут максимально обходит лавиноопасные места. За 6 дней было провешено 1.300 м. маршрута. После этого первая тройка вышла на штурм.
Я считаю, что это больше спортивное достижение Донецкой федерации альпинизма. За все годы существования Украины как отдельного государства ни одна  клубная команда не поднималась по маршруту высшей, 6 категории сложности выше 7 тыс. м. Сборные, конечно, поднимались. Повторю, это наше серьезное достижение, и я рад, что все получилось.
По плану рассчитывали идти тройками, и все участники намеревались побывать на вершине. Но в силу тяжелой снежно-ледовой обстановки восхождение затянулось, и стало понятно, что все не успеем подняться. Поэтому восхождение совершили 6 человек. Трое альпинистов из Донбасса: Игорь Сторженко, Иван Молдованов и Виталий Кутний и трое из Кузбасса: Александр Гапонов, Александр Ермилов и Дмитрий Михайлов. Кузбассовцы поднимались по Классическому маршруту, по разным причинам это оказалось удобнее.

— Получилось ли таки создать единую команду?
— В итоге вполне, я считаю. Интересно было еще и то, что группа из Кемерово представляла собой три поколения российского альпинизма. Саша Ермилов — классический альпинист, еще советской школы альпинизма. Саша Гапонов — современный тип альпиниста, а Дима Михайлов — совсем новое поколение. В принципе, задачу выполнили: команду создали, на вершины взошли, уголь на них занесли.

— Ты не расстроился, что самому не удалось подняться?
— Ну, я-то уже был на Пумори в 98 году. А сейчас — я сделал свою работы в плане обработки маршрута. А восхождение… Рабочий момент, всякое бывает.

— Вы в такой непростой период пошли… Постоянно появлялись сообщения о погибших в эти дни в Гималаях альпинистах, причем весьма опытных…
— Да, черная осень для многих оказалась. Много людей погибло, и все очень квалифицированные. Несомненно, это накладывало отпечаток на нашу тактику… Мы действительно в этот сезон единственная русскоязычная команда в Гималаях,  в которой никто не погиб. Тосты звучали: две горы, две страны и ни одного трупа…
Сыграло свою роль то, что у нас всегда хорошая погода. Если бы она вмешалась, все могло бы быть не так хорошо. К счастью, все получилось.
Это что касается Пумори. С Ама Даблам было проще. Это популярный маршрут, он освоен и относительно безопасен. Там уже мы экспериментировали с тактикой, шли так и эдак, группы ночевали и здесь, и здесь…
Восхождение проходило в альпийском стиле. То есть никто не провешивал веревок. Первый лагерь на высоте 5.600, 2 — на 5.800, 3 на 6.400. Все наши спортивные группы сходили на вершину из первого лагеря. Собственно, потому тактически Ама Даблам и стоял вторым, что, акклиматизировавшись, мы на него могли подняться за два дня.
Так что на Ама Дабламе — это уже, конечно, было торжество славянской идеи, мы были самыми сильными, ловкими, смелыми, и все очень восхищались нашей скоростью 🙂

— Просто таки «экспедиция как она есть» 🙂
— Ну, мы же после Пумори уже были. И, конечно, по сравнению с коматозными клиентами, которые на горе акклиматизировались, мы выглядели инопланетянами. Пришли — и пошли. А главное — все благополучно поднялись. И это хорошо.
Если проводить аналогии с 98 г., когда я в составе сборной Украины поднимался на Пумори… Там команда была объективно сильнее. Ниже МС никого не было вообще, в итоге почти все стали международниками. И при этом — результат вполне сопоставим. Чему нельзя не радоваться.

— Историю про варежку помним… Еще чем-то необычным поделишься?
— Ну, экстраординарного ничего не было, снежного человека не нашли. Главное — все живы, и это самое большое достижение. А если говорить о моментах интересных… К примеру, не снежный человек, конечно, но все же снежный барс — тоже не котенок, пытался съесть наше сало. Под козырьком палатки висит сало, колбаса и прочее съедобное, что может быть привлекательно не только для нас. Утром мы обнаружили возле палатки крупные следы, и на одном куске сала — след когтя) Небось полночи прыгал, бедняга.

— Теперь наш уголь есть на новых вершинах…
— Да, на Пумори и Ама Даблам мы оставили шайбы с углем из шахт Донбасса и Кузбасса, в добавок к Эвересту. Так что угля нашего стало в Гималаях в 3 раза больше 🙂

Пресс-служба ЭЦ Вертикаль

Добавить комментарий