Владислав Засыпко: Моя медаль чемпиона мира — у Фиделя Кастро

Владислав ЗасыпкоУ дончанина Владислава Засыпко в этом [2010] году два юбилея. 35 лет назад он стал первым заслуженным мастером спорта Украины по боксу и во второй раз — чемпионом Европы. Кстати,  этот высокий титул боксер завоевал первым в Донецке и стране. Как и  стал в том же году призером на первом мировом чемпионате, который проходил с 17 по 30 августа в столице Кубы. Мне запомнился случай из книги, написанной в 90-е годы моим отцом Евгением Розановым, касающийся Владислава. Он стал чемпионом VI Спартакиады народов СССР в Ташкенте. Но в бою с москвичом Бабаном Надыровым, в котором ему присудили победу, дончанин посчитал себя возвышенным незаслуженно. Он разыскал тренера соперника и, отдав ему одну из завоеванных на состязаниях золотых медалей, сказал: «Передайте Бабану. Он заслужил эту награду». Именно поэтому, когда представился случай, я решила познакомиться с легендой советского спорта.

Владислав Засыпко

У дончанина Владислава Засыпко в этом [2010] году два юбилея. 35 лет назад он стал первым заслуженным мастером спорта Украины по боксу и во второй раз — чемпионом Европы. Кстати,  этот высокий титул боксер завоевал первым в Донецке и стране. Как и  стал в том же году призером на первом мировом чемпионате, который проходил с 17 по 30 августа в столице Кубы. Мне запомнился случай из книги, написанной в 90-е годы моим отцом Евгением Розановым, касающийся Владислава. Он стал чемпионом VI Спартакиады народов СССР в Ташкенте. Но в бою с москвичом Бабаном Надыровым, в котором ему присудили победу, дончанин посчитал себя возвышенным незаслуженно. Он разыскал тренера соперника и, отдав ему одну из завоеванных на состязаниях золотых медалей, сказал: «Передайте Бабану. Он заслужил эту награду». Именно поэтому, когда представился случай, я решила познакомиться с легендой советского спорта.

Пионер высоких титулов
— Владислав, вы — дважды чемпион Европы, а золото на мировом первенстве  не удалось взять.
— Мне просто не дали его. Кстати, это был первый чемпионат мира по боксу, который проходил в Гаване в 1974 году. Бокс там фантастически популярен, все жили этим событием. Царила атмосфера праздника. Переполненные трибуны огромного Дворца спорта, эмоциональные болельщики. Кроме меня, путевку в Гавану получили еще пять чемпионов СССР 1974 года: Юдин, Горстков, Кузнецов, Соломин и Рискиев.  Поражение нашего олимпийского чемпиона Бориса Кузнецова от 18-летнего американца Дэвиса — тоже полностью на совести судей. Украли победу и у Давида Торосяна в полуфинальном поединке с кубинцем.
В полуфинале я дрался с кубинцем Дугласом Родригесом. Два раунда вы-играл вчистую. И вдруг перед третьим появляется на трибуне Фидель Кастро. Трибуны будто с ума сошли, все вскочили и стали скандировать: «Фи-дель! Фи-дель!..», я эти крики до сих пор забыть не могу, они у меня в ушах стоят. Начался третий раунд, обоюдная такая потасовка: он — меня, я — его. Когда ему удавалось ударить меня в плечо или руку, вопли такие разносились по стадиону, как будто он в нокаут меня послал. И вдруг за восемь секунд до конца раунда команда «стоп!» В голове проносится: «Засудят… нужно его уронить…» Пульс под триста, наверное, тарахтел. Дали команду «бокс!», и я немедленно пошел на него и так зацепил слева, что он упал на колени и обхватил меня за талию. Судья развел нас. А когда собрали записки, оказалось, что 3:2 — в его пользу. (Кстати, счет в судейских записках был ничейным — 59:59. — Прим. авт.). Родригес выиграл в финале, и когда отыграл кубинский гимн, он снял медаль и, подбежав к трибуне, где сидел Фидель, надел ее на него. Так что моя золотая медаль первого чемпионата мира по боксу — у Фиделя Кастро. Поехать забрать, что ли…
Кстати, кубинцев готовил тренер из Союза Андрей Кондратьевич Червоненко. На турнире «Дружба» в 1971 году он даже пришел, чтобы выразить свое восхищение моей победой и Славы Лемешева: «Не думал, что в Союзе есть такой мухач, который может побить кубинца». А потом еще оказалось, что родители его на Трудовских живут, а к его деду Кондрату мы лазили за грушами… Он так растроган был, что расплакался.

— Чтобы попасть на европейский чемпионат, где нужно было еще победить?
— Тогда же был Советский Союз. Нужно было стать чемпионом своей области, затем — республики, а потом уже победить на союзном уровне. Но я поехал на чемпионат Европы после успеха в матчах с американцами, традиционных в то время. Первый из них проходил в спортивном манеже ждановского металлургического завода «Азовсталь»  в 1972 году. В весе «комара» против меня боксировал американец  Демент. Он был выше ростом, выбрал тактику атак с длинных дистанций,  я же контратаковал и выиграл по очкам. В следующем году завоевал победу уже в самих Штатах.

— Вы ведь стали первым из донецких и украинских боксеров, которые не только попали на мировой чемпионат, но и прорубили «золотое» окно в Европу.
— Да, это произошло на чемпионате Европы в Белграде в 1973 году. А в 1975-м, кроме меня, на первой ступеньке пьедестала был и мой земляк Александр Ткаченко, который тоже дважды побеждал «на Европе». После победы первый секретарь Донецкого обкома партии Василий Петрович Миронов пригласил меня в свой кабинет, обнял по-отечески, сказал: «Спасибо тебе, сынок, что прославил Донецк» — и вручил ключи от квартиры.

«У меня есть миссия»
— А как можно  «бить морду» сопернику, в нокаут его отправлять, а потом руку жать?
— Да нет никаких обид после боя. К сопернику уважительно относишься, если он выиграл в честном бою, значит, он сильнее. Я никогда не был в нокдауне, не сидел на заднице во время боя. У меня была сумасшедшая защита и воля. И до сих пор убежден, что мои проигрыши — это несправедливость судей: такого в боксе хватало всегда.

— Как себя ощущаете в качестве легенды советского бокса?
— Да никак не ощущаю. Получаю пенсию в 800 гривен за все свои заслуги. Тренирую ребят в донецком клубе «SportMax», иногда приглашают судьей на соревнования. Вот роль тренера мне очень нравится. У меня есть миссия — подготовить олимпийского чемпиона. Я в прекрасной форме, даже в лучшей, чем был, когда на соревнованиях выступал.  Раз я не завоевал этого титула, то это должен сделать мой ученик. К Олимпиадам я готовился дважды, костюмы даже на меня шили. А посылали других. Любовь к американке советскому спортсмену не могли простить. А мыслей, чтобы там остаться, у меня не было. В Донецке живут братья, сестры, не вернуться в Союз означало крест на них поставить. Поэтому пришлось снять перчатки: участвовать только в соревнованиях союзного уровня меня уже не устраивало.

— По-вашему, кто идет в бокс?
— Идут отважные, отчаянные люди, которые хотят быть первыми. Помню себя школьником. Я был очень целе-устремленным и упорным. У меня даже был диплом, подписанный так: «Владиславу Засыпко от сборной команды СССР по боксу за первое место по прыжкам в длину», я тогда выступал за молодежную сборную. Я же рос на Трудовских, и там ничего не было, кроме бокса. Спасибо, что хотя бы его директор шахты «Трудовская» Владислав Андреевич Антипов организовал (он ведь в свое время тоже тренировался). Пригласил тренера из России Николая Игнатьевича Верзилова. Команда была очень сильная.

Фирменный стиль
— С чего будете начинать учить будущего чемпиона?
— Правильно ходить, кувыркаться, бегать, прыгать, крутиться-вертеться и правильно думать. Предстоит большая работа, но я ее не боюсь, потому что хорошо знаю. Многократный чемпион мира по кик-боксингу Руслан Батрутдинов тренировался у Алексея Алексеевича Чмутова. Он мне как-то и говорит: «Влад, есть классный пацан, ноги хорошие, но руки никакие, нужно из него сделать боксера». Я с ним позанимался, и Руслан стал всех «убивать» руками.

— А сами как форму поддерживаете? Мне говорили, что когда вы прыгаете со скакалкой, то от скорости ее даже не видно.
— Да, есть такое дело.  Если правильную скорость включить, могу много раз попрыгать. Вес у меня даже не легкий — 57 кг (легкий — с 60-ти). Утро начинаю с зарядки. Отжимаюсь 100 раз от пола. Стою на голове, это помогает координацию движений контролировать, удается еще и не падать под ударами, которые получаешь. Делаю дыхательные упражнения по системе, отработанной самим. Люблю покричать, вдохнув полной грудью, для чего выхожу в парк. Жена Наташа очень вкусно готовит, но лишнюю котлету, которую предлагает, никогда не съедаю.

— К профессиональному боксу как относитесь?
— Каждый зарабатывает деньги, как умеет. Но выступления не всегда качественные и красивые. Я не против профессионального бокса, рад победам Кличко. Но той красоты и разнообразия ударных элементов, которые показывал, например, Тайсон, я не вижу.

Ирина Розанова. Фото автора. donbass.UA. 20.08.2010

Добавить комментарий