pornfiles
, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 

Атака Скалистых гор

21

 

Закалка брони
Если бы кто рассказал, может, и не поверил бы. Мы в геометрическом центре самой передовой страны мира, и что же? Где урбанизация, заводы-гиганты и взмывающие ввысь небоскребные обелиски? Вокруг пустыня, то есть не пустыня, конечно, а девственные леса. Что еще невероятнее. Естественно, с джунглями Африки или даже Панамы не сравнить. Но все-таки ощущение заповедника не проходит. И, может быть, оно, кстати, и настораживает. Ведь в любом заповеднике ты можешь совершенно внезапно нос к носу столкнуться с лесником. А кто знает загодя, какие у него повадки и пристрастия? Но деревья очень даже к месту. Они подстраховывают нас сверху, накрывают пологом листвы. Это очень кстати, несмотря на то что «панцири» включены в режим мимикрии. Так что бредем, переливаясь переменными цветами, вроде как листва. Если смотреть на идущего впереди товарища внимательно, без защитного стекла, что вообще-то не рекомендуется, то возникает нечто вроде легкого головокружения – мозг никак не может нащупать нужную перспективу. Рассказывают, что когда в двадцатом веке американцы посылали первых астронавтов на Луну, некоторые психологи серьезно опасались, что, прилунившись, они не смогут понять, что именно наблюдают перед собой. Так вот, сейчас наш «костюмчик» реализовал в себе то, что могло бы осуществиться на Луне.
Конечно, следуя технике безопасности, мы смотрим друг на друга только через «панцирное» забрало. Понятное дело, это не основная функция защитного снаряжения, так, десятистепенная. Однако для «лицезрения» всесилия своей амуниции хоть иногда полезно глянуть и так и эдак. В смысле невооруженным глазом, дабы убедиться в том, что экзоскелет на фоне растительности почти невидим. А через картинку, вырисовываемую лазером в зрачке, для осознания мощности компьютерной догадливости, коя без разума расплетает запутанный узор мельтешения теней-полутеней. Конечно, у компа есть превосходство перед впадающими в транс биомозгами, он ведь близнец-копия заведующего невидимостью, да и сам делает со своим «костюмчиком» аналогичную процедуру, так что осуществить обратное преобразование ему значительно легче. А более всего в безопасности убеждает то, что отряд доселе не атаковали ни с воздуха, ни с суши. Хотя черт знает, вдруг в деле особо продуманная ловушка? Однако предполагать тактику хитрого заманивания можно вообще-то на любом этапе операции. Например, вот сейчас они не трогают, предполагая сделать это, когда доберемся до горы. Теперь не трогают, потому что ждут, покуда заберемся внутрь туннеля – там уж точно никуда не денемся. А уж там не применяют всю мощь, для того чтобы в деле познать, для чего все задумано. И уж тогда-то прихлопнут наверняка.
Ладно, это все экстраполяция и прикидки рассеянного от безделья разума. Но сейчас по схеме будет первая оборонительная линия подземного электронного штаба «Прыщ». Нет, эта линия находится здесь, на земле. И наплечное оборудование вот-вот начнет фиксировать его работу. Как рассказывал Епифаныч, за последнюю неделю люди Центра несколько раз проверили эту линию на дееспособность. Правда, не в этом месте, далеко в стороне: обороняемая территория «Прыща» достаточно велика, есть где развернуться, не демаскируя будущих планов. Естественно, товарищи по организации не собирались устраивать тут настоящий бой. Это была тайная, замаскированная акция с привлечением десятка ничего не подозревающих обывателей. В теперешнее, сложное время, оказывается, очень легко найти отчаявшихся людей для всяких авантюрных мероприятий. Нет, никто не ставил на кон их жизни, хотя Герман ничуть не сомневался, что никто бы в Новом Центре бровью не повел, если бы для дела следовало списать в утиль десяток-другой простых американцев. Ну что ж, тут происходила война, и никто конкретно не виновен, что эти люди родились и живут именно в такую годину. Наверное, некорректно использовать их как пушечное мясо, однако и та и другая сторона вынуждена такое делать. Так что, в общем-то, они должны были радоваться – в последних случаях проверки «боевитости» «Прыща» их заставили испытать на себе не что-то воистину убийственное, а всего-то «несмертельный» оборонительный периметр.
Люди были, естественно, беженцами из южных штатов.
– Официально вам на север не пробраться, – сказал им «по большому секрету» подосланный Центром провокатор. – Дороги перекрыты и там проводится фильтрация. Все, кто чуть под подозрением, отправляются в лагеря. Да-да, специальные лагеря «воспитания». В действительности – «уничтожения». Вы думаете, весь этот сыр-бор затеян кем-то третьим? Не правительством наших родных Штатов? Держи карман шире. Они специально сделали смуту, чтобы прищучить цветных. Но заодно подчистят ряды и от некоторых белых, Вы про ракетный обстрел тюрем в Калифорнии слыхали? Вот то-то! Нашего брата, даже тех, кто вроде бы отсидел, тоже хотят под шумок подсократить. Кто потом разберется, где и как вы погибли? У тебя сколько отсидки за плечами? О! Тогда тем паче. У меня совсем чуть, но я рисковать не буду. Так что по дорогам нельзя. Но зато можно пойти вот здесь, через лес. Горы? Ну и что, что горы. Мы же пойдем понизу, да и вообще, там нет ни одной выше четырех километров, В общем, как хотите, мне лучше подняться на Пик Коммунизма... Да, есть такая гора... Правильно, в Московии, на Кавказе... Так вот, мне лучше туда подняться и съехать вниз, чем в лагерь уничтожения в Дакоте... Точно-точно, один кореш его строил. Проговорился, там только электрических стульчиков около пятисот штук. А что, там рядом атомная станция. Куда ей сейчас девать мощу?
Наверное, именно так их и заманили. Правда, тут против них оказалось тоже кое-что электрическое, но, слава богу, не смертельное в отличие от придуманных стульчаков. Зато действующее с большой дистанции. Как убедились «проверяющие» – с километровой.
И вот теперь в этой зоне оказался отряд «Пульсар». Кстати, с точки зрения обороняющихся, все до жути честно. Вот предупреждающая надпись: «Стой! Запретная зона! Разворачивайся назад!» Чуть ли не на каждом дереве.
Наверное, когда «проверяющие» достигли этого рубежа, провокатор от Центра сказал им на хорошем английском:
– Фигня все это, ребята. Разве у них хватит солдатиков перегородить все горы? Никак не хватит.
А потом, когда им гаркнули с невероятной дальности то же самое, что написано на деревьях, с добавкой: «Если не остановитесь, будет применено оружие!» Конечно, они опять не вняли предупреждению, точнее, провокатор из Центра снова сказал им что-то типа:
– Да, не верьте вы! Пугают, как детишек. Что же они, в нас ни с того ни с сего стрелять начнут? И кто стрелять-то будет? Громкоговоритель поганый?
А вокруг уже очищенная от деревьев полоса. По крайней мере, росших здесь более пяти лет назад. Вот такая же, как сейчас. А вот и голосок: «Стой! Запретная зона!» Постоим секундочку, как и они несколько деньков назад. Пусть наша встроенная в «панцирь» аппаратура «пофильтрует» его тембр, диапазон и прочие параметры. Конечно, через многослойный шлем, подшлемник и наушники напрямую окрик никто в отряде не слышит. Звук идет через преобразователь. И можно бы, если б не быть жителем двадцать первого века, удивиться дальнобойности «громкоговорителя»: вообще-то специальной акустической антенны, всего-то метрового диаметра в максимуме, ибо свой диаметр она может менять. Вот сейчас, когда мы двинемся дальше, там, в километре или околотого (компьютер уже ведает точно), этот «громкоговоритель» развернется во всю ширь и повторит окрик, солидно поднявшись по шкале децибел. Это будет второе и последнее предупреждение. Потом...
Вот тут давешние нарушители границ вначале присели от неожиданности, прикрыли уши ладонями, ибо именно по этим органам пришелся поначалу основной удар, а потом понеслись отсюда назад, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая. И с ними разом и давешний провокатор из Центра, потому как, хоть он и агент, но все-таки засекреченный. А тем, кто засекречен, спасительные «панцири» не дают, а значит, несмотря на подготовку, знание и прочее, являются они всего лишь людьми, то есть биологическими целями определенного вида. И потому, когда по ним ударила сконцентрированная, специальных октав и диапазона, звуковая мощь, они тут же превратились в ничего не понимающих, перепуганных животных о двух ногах.
Потом, когда через сухопутную милю беготни, все в царапинах и ссадинах, они наконец-то упали в изнеможении, «провокатор из Центра», скорее всего, побежал дальше, ибо у него была подготовка, а у «ребятишек», коих он использовал в качестве подопытных кроликов, характеры еще те, палец в рот особо класть не следует. К тому же не исключалось, что вслед им, по сигналу от Роботизированного «защитника периметра», может явиться вполне человеческий патруль. Не стоило служащему Центра Возрождения попадаться в лапы полиции.
Однако сейчас был другой случай, и все обязалось пойти – или по крайней мере предсказывалось – не так. Во-первых, аппаратура экзоскелетов уже выявляла расположенные там и тут на деревьях инфракрасные датчики, а также сигнализаторы движущихся объектов. Кроме того, за этой не слишком прибранной следовой полосой переносной радиолокатор нащупал тонюсенькие проволочки паутинки, явно подсоединенные к сигнализации, а может быть, даже к взрывателям мин. Хотя самих мин покуда выявлено не было. Весьма возможно, их тут и действительно нет – не вписываются они в схему первой – гуманной линии обороны. Вот там, далее, потребуется держать накладные уши акустического локатора торчком.
Все названные объекты фиксировались в памяти брюшного компа; некоторые в качестве целей для лазерной винтовки. В отряде давно не значился сардинец Соранцо, однако дело его живет и здравствует. На позицию, удобную для стрельбы, вышел бывший алтайский казак Кахрамон Нарбугаев по кличке Рамо. «Костюмчик» у него в режиме слияния с местностью, а основным отвлекающим фактором для роботизированной акустической системы поражения покуда являются «панцири», остановившиеся на очищенной от деревьев полосе. Человека, облаченного в такую броню, конечно, бесцельно атаковать звуковым шквалом, но все едино, как-то не желается испытывать на себе эту «гуманную» штуковину; еще слишком хорошо помнится африканский опыт. В животное превращаться абсолютно не хочется, так что пусть лучше выходец из Туркменского ханства казак Рамо все-таки подстрелит вражеский излучатель – так вернее будет. К тому же эта техника связана с охраной «Прыща», вертится на триста шестьдесят градусов, зачем же нужно слежение с тыла?
Пусть уж сюда прибудет патруль. Пока он сюда, мы отсюда. Учитывая скорость людей в «скелетах», мы успеем отойти от места «входа» в периметр и подойти к следующему рубежу не совсем по прямой. Так что ступаем быстро, но аккуратно, оставляя позади неразорванные паутинки сигнализации.
Возможно, патруль или техники, прибывшие к переставшей функционировать «гуманной» антенне, обнаружат тяжелые следы «панцирей». Ну что ж, скорее всего, будет уже несколько поздно.

 

22

 

Паровозная топка времени. Сироты
– И кто-то может удивиться, скривить губы кривоватой улыбочкой, недоверчиво хмыкнуть. А если даже поставить перед фактами, так покрутит у виска или подивится наивности, – пояснял когда-то Епифаныч. – Ибо откуда понять произошедшее какому-нибудь обалдую, с «дытынства» имеющего в воспитателях только наполненный хламом TV? Слово «патриотизм», может, когда и пролетало мимо его уха, да следов не оставило, а если и отложилось что-то, так опять же в трактовке TV-ящика. А что там по сему поводу могут наглаголить? У них что «патриотизм», что «фашизм», а может, и «онанизм» – все синонимы. Там если кто о сем предмете и говорит, то обычно или сам задурен до наивности, лет сто назад, просто-напросто несовместимой с существованием в обществе, или настолько пропитан двоемыслием, то есть сведением в одном черепе совершенно противоположных векторов мышления, что просто вплотную стыкуется с шизофренией. Но ничего, оболтусы у экранов все едино ни черта не понимают, у них сведения одного и того же порядка укладываются в головушке в разные ящики. Свести даже две разных фразы к общему выводу они ни в коем случае не способны, разве что сам TV-ящик такую эквилибристику проведет. Но кому там такое делать, а главное – для чего? И даже если сделают, так эта фраза вывода, опять же, на отдельную полочку складируется и там замрет в пыли на веки вечные.
Так что этим хрупким мимозам умственного да и прочего труда никак не понять, почему же вдруг мы – «дикие гуси», или как там еще зовутся наемники, – вдруг по шевелению волшебной палочки тут же бросили свое долларовое дело и встали в ряды совершенно неоплачиваемого геройства? Зачем нам сие надо? Тем более что ранее нам мало того что платили, так еще и платили за дела, в общем, конечно, опасные, но все-таки куда менее, чем прямое столкновение с самой вооруженной нацией мира. Все ж таки справляться с неграмотными в стратегии и тактике неграми было как-то попроще, согласитесь. И самое главное, если бы не имелись альтернативы. Кто нам, собственно, мешал остаться на службе дальше? Ну, пусть не в Южной Африке, пусть бы пришлось перебраться чуть севернее. В Африке столько режимов, постоянно нуждающихся в таких специалистах, как мы. Или, в конце концов, один из лучших вариантов: вообще предложить услуги планетарному гегемону, жаждущему размять мускулы. Правильно? Для всяких «мокрых» дел им ой как требуются непритязательные, но притом достаточно обученные ребятушки, которые вроде не имеют никакого отношения непосредственно к Пентагону. А дел тех, даже после блистательной, загодя распланированной победы над НЮАС, ой как многочисленно!
Так вот, так называемый средний обыватель... Кстати, как я кумекаю, этот «средний» не просто представитель всегдашней серой массы, он сильно отличается от обывателя прошлого века. Видишь ли, там патриотизм или хотя бы некая обязаловка по отношению к родине воспринимались как должное, пусть даже и не всегда приятственное занятие. Теперь в нашем закатном времени, обильно засеянном минами чистогана, всякие обязанности, отягощающие приученную только лишь потреблять личность, воспринимаются не просто как дискомфорт, а прямо-таки как набившее оскомину «нарушение прав человека». Это который разумный – homo sapiens, мать твою!
И вот, когда этому обывателю говорят, что наемники империализма по первому зову некой, вроде бы давным-давно не имеющей к ним отношения родины, кроме всего прочего, раздерганной на сотню маленьких кусочков, вдруг посылают подальше выплачивающих им неплохое денежное содержание хозяев и становятся под растрепанные, обгаженные соплями и мочой всяческих писак знамена, он, естественно, не понимает, что к чему. И даже возмущается про себя: «Как так, черт возьми? Кто посмел такое допустить?» Ибо где-то там, в подсознании, некая тень переданной генетикой еще от общности обезьянних предков совести все-таки нашептывает этому человекообразному, что, мол, понимаешь, Ленчик или там Муся, есть все же на белом свете что-то более важное, чем сыто-мытое брюхо. И естественно, сознание тут же ставит спасительный блок-волнорез для рассечения атаки, ведь его задача – любым путем сохранять статус-кво, беречь от расстройства спеленутый «правами человека» организм-потребитель. А плита-волнорез работает так: «Это, – растолковывает чересчур логичное сознание, – просто-напросто дураки несусветные. Их родина-мама пальчиком поманила, они и кинулись. А кроме того, она им наверняка пряник пообещала, ну а они, тупые козявки, развесили уши. И никак до них не дойдет самое главное.
То главное, что нет тут никакого пряника и второго золотого дна. Все дело вот в том самом патриотизме. Только родился он не привычным ранее путем. Ни при чем тут всяческое «ты – мне, я – тебе». То есть вначале родина взрастила и воспитала героя, а потом, когда пришел срок, она его снарядила и благословила на подвиг. Тут другой случай. Я вот пока на больничных растяжках висел, такой образ выстроил.
Родина наша в свое время оказалась мамой непутевой. Мало того, что не приспособленной к жизни, так еще и не любящей своих детей. И после рождения бродили мы по миру брошенные, занимаясь и кормясь кто чем может. Даже в другое полушарие забрались, в жажде подвигов хоть во имя чего-нибудь. Но кто в тайне от себя, а кто вполне сознательно, ждали мы, как детдомовские дети, что вот когда-нибудь найдутся какие-то хорошие люди, которые возьмут нас под крылышко, пригреют и подарят нам все те. прелести детства, которых мы никогда не ведали, но о которых грезили. Однако попадались нам покуда все больше злые, нехорошие отчимы, кои нас ремнем лупцевали и невольно закаляли для будущих напастей.
И тут вдруг, внезапно, появилась не просто добрая чужая женщина, которую мы бы стали звать мамой, а та, настоящая, очень за это время поумневшая и преобразившаяся. И понятно, что, когда она нас позвала, все наши подсознательные желания слились в образе этой возродившейся Отчизны. И может, конечно, она вроде пока и не сыплет конфетти со жвачками, а больше тычет наши носы в дерьмо, но уж сильно хочется нам дать шанс этой возродившейся мечте реализоваться в действительность. Ибо мы так хотели самого факта наличия мамы, что все прочее покуда остается за кадром. Да, мама наша в говнице по уши, однако уже желания оттуда выплыть для нас достаточно. Мы готовы рвать жилы, только бы ей помочь. А что и как потом, то уж само собой образуется.
Однако теперича на нашей Родине-маме ой-ой какая ответственность. Не дай божок, она опять нас кинет. Почему-то я очень сильно уверен, что мы уже давным-давно закалились и совсем мы не те слюнтяи, что пропукали за хот-доги свою страну, недалече чем сорок годков тому».

 

23

 

Средний уровень. Воздух
Однако этот мир многолик. И техносфера в очень большой мере является пародией на матушку природу. Покуда раскинувший на тридцать метров руки-крылья «Архангел» пытался разглядеть что-нибудь неположенное внизу, он сам стал кандидатом на добычу. И кстати, насчет технологического аспекта еще требовалось дождаться результата, но в теоретическом ракурсе он проигрывал однозначно. Ибо растопыривая в мир разведывательные антенны и фокусируя в раскинутые внизу горные леса свою длиннофокусную камеру, он искал «сам не знаю что», в том плане, что достойные для нападения цели еще нужно было идентифицировать, взвесить все «за» и «против», доложить управляющему суперкомпьютеру, а уж тот потом решал, требуется ли нанести удар. Да и то, «Архангелу» вменялось в обязанность разве что оценить эффективность удара, а уж наносили его совсем другие средства. А вот для тех, кто сейчас оказался против него, все эти стадии приема решения были уже позади. Они знали свою цель, знали ее текущее местоположение, а главное, у них имелось орудие осуществления акции.
Итак, бедный, но высоко вознесшийся над миром «Архангел» еще даже не высмотрел внизу «Пульсар», а уже сам попал на мушку. А с точки зрения ПВО поразить огромный летающий «лапоть», парящий над Скалистыми горами, не представляло сложности. Имелись некоторые ограничения, связанные с высотой парения; все же на двенадцать километров достанет не каждая ракета, однако в остальном все было о'кей. Хотя «Архангел» имел некоторое – где-то десятипроцентное – отношение к компании «Локхид», тем не менее с технологией «стэлс» он соединялся только этой косвенной связью завода-изготовителя и более ничем. Действительно, как можно было спрятать от радаров его многочисленные винты? То, что их лопасти были отлиты из специального пластика, конечно, играло свою положительную роль в маскировке, но тем не менее они все равно отражали лучи локаторов и за счет количества нивелировали преимущество материала. Естественно, малая скорость создавала некоторые сложности для радарного оборудования в плане селекции отражения самолета от отражения облаков, но для техники XXI века то была сущая мелочь. Понятно, такие соображения лишь подкрепляли мысль о том, что данный вид военной техники получил право на существование только после очередной всемирной победы «белого человека» над варварским Востоком. Полное господство в воздухе – вот что предполагалось для спокойной эксплуатации «Архангела». А потому, не отвлекаясь на достижение этого господства, он должен был уверенно наблюдать за копошением муравьев внизу, загодя выявляя всяческих враждебно настроенных и, естественно, не умеющих летать насекомых.
Кстати, именно по случаю полного господства в атмосфере американцев применить мощный локатор не получалось. Уже в первые секунды работы он бы выдал свое местоположение, и им бы тут же заинтересовался не только сам «Архангел», а и парящий над штатом Колорадо «Супремак», относящийся к новому поколению «Аваксов». Не исключено, на локатор среагировали бы даже другие «Супремаки», летающие над двумя соседними штатами – Ютой и Канзасом. Ведь в настоящее время внутренние штаты Америки обратились в пограничные, ну а за границей требовалось следить.
Из-за этих теоретических соображений против «Архангела» получалось применить только что-нибудь использующее пассивные методы наведения. Естественно, лучшим в этом плане является что-нибудь глазастое. Однако времена героев камикадзе канули в историю, так что требовалось пользовать нечто роботизированное, в соответствии с веком. И вообще, бить машину машиной достаточно логичное и отработанное решение. Конечно, парящий в голубизне «Архангел» не так-то просто разглядеть, ведь он сделан хитрым образом и не оставляет позади инверсионный след. Но тем не менее он и не корабль-невидимка. Конечно, глядя отрешенно со стороны, можно предложить делать планер не из простого, а из какого-нибудь прозрачного пластика. Однако это неверное, дилетантское предложение. Нельзя забывать, что крылья служат одновременно и источником энергии – проницаемые для фотонов солнечные батареи не смогут выполнять свою функцию. Так что для внимательного глаза «Архангел» заметен неминуемо.
Понятное дело, глаз в данном случае электронный, но персептрон изобретен давно, а к периоду 2030 года доведен до великого совершенства. Селекция «Архангела» от какого-нибудь причудливого облака или от случайно пролетающего над Скалистыми горами транспортного «Боинга», а уж тем паче от парящего орла происходит на самом раннем этапе, еще до попадания сигнала в основной процессор наведения. Так что сложности в обнаружении и наводке вообще-то нет. Осталось только придумать способ доставки боеприпаса к цели. Если, конечно, требуется именно боеприпас. Но, наверное, требуется – чем еще можно гарантированно смахнуть с неба штуковину, имеющую целую батарею пропеллеров?

 

24

 

Мозговой протез
И, кстати, о супермозге. Как он вообще... Да понятно, что СОИ первичного проекта оказалось блефом. Не о предназначении сейчас речь, о функциональном устройстве. А вот как раз тут есть некоторые «но». Нет, наличие-отсутствие допусков здесь абсолютно ни при чем. Дело гораздо хуже. Некоторое время при «Прыще» даже работала небольшая, тщательно проверенная ФБР, группа ученых исследователей, целью этих самых исследований было понять, как все-таки работает суперстратег. Ну, естественно, проглядывается, да что там «проглядывается» – выпирает наружу прямо-таки абсурд. Однако в том-то и дело, что никакой это не абсурд, а, оказывается, нормальная научная практика. Или кто-то подозревает, что наука все и всегда знает наперед? Извините, уже наступили времена, когда некоторые технологии снова начали опережать теоретические раскладки. Естественно, выглядит это несколько неправильно. Однако, по сути, именно так было изначально. И даже не только в истории человеческих технологий, когда вначале что-то изобреталось, вовсю, не один год, а то и век, использовалось и уже потом, задним числом, какой-то особо умный дядька, с бородой и толстыми очками, объяснял несведущим технологам, что, как, почему у них вообще тут крутится, вращается. Но ведь точно так же всегда было и есть в природе. Очень долго, зоны лет, она что-то изобретала, а уж потом, за между прочим, произвела на свет человека, через коего и пытается все и все себе же, родимой, объяснить.
Так вот, о суперкомпьютере, собранном в Скалистых горах. Насколько эффективно он... Да нет, вначале даже не так. Думает ли он вообще? То есть старая притча и гвоздь программы кибернетики в пеленках: «Может ли машина мыслить?» Посмеемся в голос. Эверест ломаных копий превосходит это самое прибежище механизма – гору Корпуленк, а уж число докторских и прочих диссертаций заслоняет Солнце – в Гималаи ехать не нужно, но воз вообще-то и поныне там. Касательно конкретики супермозга «Прыщ». Здесь тоже все темно, ибо...
Компьютер относится к принципиально новому виду. Цель не в создании разумной машины, цель в появлении устройства, способного выполнять определенную задачу. В данном случае стратегического управления вооруженными силами страны, причем изначально лучше, чем это делает Комитет начальников штабов и прочие учреждения Пентагона, вместе взятые. Нужно ли для этого мыслить? Тут, кстати, без всяких намеков о количестве серого вещества в головах генералов. Берем калькулятор – простейшее устройство, не могущее быть утрамбованным в песчинку, только по случаю того, что кнопочки весьма неудобно нажимать с помощью микроскопа. Он как, мыслит? Речь не о том, что «мыслю, следовательно, существую». Калькулятор не мыслит, но вот он, в наличие. Работу выполняет на ура. Берем из другой области. Экскаватор. Не слишком похож на штыковую лопату – нет опорной части, удобной для упора ногой, и естественно черенка. Однако землицу роет, а по случаю даже асфальт. Так вот, может быть, с помощью светоэлектронных схем получится сотворить механизм, способный решать умственные задачи без помощи ума? И к тому же эффективнее?
На первый взгляд идея представляется бредовой. Действительно, с тем же экскаватором все проще. Изначально нужно сотворить лопату в сто раз более работящую. Через удлинение деревянного черенка не получается: поблизости нет подходящих деревьев, а за секвойями далеко. Вот и выходит что-то многосуставное, коленчатое, с тросово-пневматической передачей и на гусеницах. Однако с мозгами не выходит даже так. Любуясь вскопанным огородом, с первого взгляда понятно, по каким принципам действует эта самая лопата. А мозги? Следи за математиком в глазок сутки кряду, снимай клише с небрежно обведенной формулы на полях, трепанируй череп и доставай оттуда расплывающееся тесто с прожилками. Как связать воедино то и другое? Недаром греки считали, что эта серая каша предназначена для охлаждения организма. Умные все-таки. Может, стоит покопаться под Парфеноном, найти проржавевший холодильник и закачать туда новый фреон?
Короче, не выходит создать машину с мозгами обезьяны, а не то что математика. Но ведь нам надо перепрыгнуть на принципиально новую ступень. Так вот, вернемся к нашим баранам, мозг которых тоже покуда не удается дублировать искусственно. Итак, попробуем делать машину, коя эффективней мозгов, но в то же время совершенно не умна. То есть задачу она решает, правда, неизвестным нам способом, но зато выдает на выходе правильный ответ. Ощущение должно быть такое, будто внутри учебник с конечными ответами. При этом никакого ума, а поскольку устройство состряпано неизвестно как, то на лицо господин Черный Ящик собственной персоной.
Да, но как сделать «то-незнамо-что»? Но ведь задача упрощена с теоретической стороны. Никакой Генеральный штаб никогда не требует объяснений: «Как, понимаешь, господин фон Браун, эта самая ракета летит? А, формула Циолковского, говорите? Ну да, ну да, припоминаем...» Нужен только результат. Зрим фокус – кролик родился из цилиндра – аплодисменты зрителей. Да, но там хоть сам фокусник по-настоящему знает, откуда торчат уши у зайчатины. Ну а здесь даже сам ученый не может понять... Но ведь ему и не надо понимать? В смысле без этого допускается обойтись. Да, кстати, та, упомянутая, группа проверенных так ничего и не добилась. Может, помешали грифы секретности, ибо исследователи, естественно, не имели возможности обмениваться идеями с недопущенными коллегами? А может, среди тех, кому ФБР все же выдало допуск, не нашлось достойных задачи гениев? Все допустимо.
Так вот, для дела нужен не совсем ученый. Может, даже и совсем не ученый – просто технолог с идеями. Тот, который не свернет и не отчается после первых неудач. Ему просто ставится задача: «В приемлемый срок создать машину, которая может выдавать ответы на стратегические задачи». Нет, даже еще проще: «Не требуется не только выложенных на стол решений, но и никаких сформулированных ответов... », ибо сие уводит в семантику, а зачем нам загружать Черный Ящик ненужными Для дела вещами? Вдруг как раз этого – переклада на язык человеческого понимания – Черный Ящик и не сможет сотворить, ибо мозгами изначально не обладает, но зато с самой задачей справится? Вот, например, как наша прапрабабушка амеба. Ведь дура дурой, но если поблизости съедобная вкуснятинка – не упустит, да и Размножаться умеет – вон сколько нас всех наплодила за миллиардолетие. Следовательно: «Как результат, требуется практическое управление войсками всей страны, а может, и экономикой в угрожающий период с эффективностью превосходящей эманации Комитета начальников штабов и прочих главенствующих структур». Задача ясна, господин технолог? Вот и приступайте. О выполнении доложить.

 

25

 

Средний уровень. Воздух
Вообще-то нечто новое почти всегда получается бить чем-нибудь старым, надежным и опробованным жизнью. Однако это только теоретически. На практике почему-то всегда требуется нечто такого же уровня. Вот и сейчас для удаления с глаз долой не просто мозолящего сознание, а действительно опасного и почти всевидящего «Архангела» подходил только беспилотник. Хотя, по сути, чего делов-то? Висит в небе огромная, тридцатиметрового размаха штуковина, с почти нулевой маневренностью и совершенно не приспособленная для обороны. Подлетай к ней на любом аппарате, способном подняться на заданную высоту, и расстреливай из самого примитивного пулемета так, чтобы щепки пластиковые сыпанули по всему штату Колорадо. Однако над местностью господствует объединенная североамериканская система ПВО. Пардон! Уже не совсем «объединенная», ибо из-за гражданской войны южные штаты теперь не участвуют в общем деле защиты континента. Даже хуже, теперь они первые кандидаты на нарушение воздушного пространства севера.
В связи с таким препятствием есть два пути. Ах, извиняюсь, три! Ведь можно просто развернуться обратно и плюнуть на всю затею. Или рисковать, так по-крупному. Вдруг у пялящегося на Землю-маму «Архангела» что-то само собой откажет? Либо какое-нибудь облачко закроет нужный для дела ракурс? А может, даже окажется, что способная к мимикрии фуллеритовая оболочка обладает еще лучшими маскировочными свойствами, чем первоначально задумано? Ну, хотя бы против конкретной спектроразрешающей способности оптики «Архангела»? Однако в будущей операции используются атомные мины. В таких делах как-то не принято полагаться на авось. И значит, все же два пути. Первый – обманывать технологию технологией же. Вначале изобретаем, а потом используем нечто такое, отчего вся система NORAD – хотя бы на локальном участке – превращается в анахронизм. Достаточно сложный путь, между прочим. Обычно такие заходы экономят для большого дела, эдакой добивающей кувалды обернутой бантиками и укрытой кружевной подушечкой. И конечно, последний вариант – это атака в лоб. То есть в данном случае именно тот описанный ранее расстрел из пушек-пулеметов, но уж тут, безусловно, с участием камикадзе. NORAD штука серьезная, не простит.
Для надежности берется сочетание обоих методов.

 

26



Киборг
Все-таки дело дошло до киборгов. Ну или почти до киборгов. Ибо что ни говори, но данный киборг выглядел весьма жалостливо. Ножки у него почти не умели двигаться. Ручки тоже можно было бы сделать получше. Пальчики левой, правда, были достаточно сильными – могли при случае легко, непринужденно колоть орехи, но насчет точной работенки они все-таки нуждались в коррекции. Благо пальцы правой состояли не из электро-активного пластика, а из натуральной протоплазмы, и потому вполне умели совершать тонкие манипуляции. Правда, в эстетическом плане они были даже уродливей левых собратьев, ибо не имели атавистического подарка из прошлого – ногтей. Не все было в норме и с головой... Нет-нет, только с внешней атрибутикой. Отсутствовало одно ухо и – вообще-то наличествовал, абсолютно ничего не видел левый глаз. Он относился к дешевым моделям; даже не к моделям, к муляжам. В общем, этот киборг нуждался в серьезной доработке. И вообще-то Средневековье давным-давно миновало, хотя, возможно, оно совсем не сдохло, а просто, сиганув через пару пролетов, снова растянуло сеть на лестнице истории. Однако сейчас, в две тысяча тридцатом, перспектива была в тумане, и технология вполне обладала свойствами сделать киборга много лучшего вида. Но, наверное, имелись обстоятельства, по которым этого не случилось?
Представьте, одним из главных было нежелание самого киборга. Конечно, можно было бы особо не спрашивать, а дорабатывать по максимуму, и все дела. К сожалению, такой номер не прошел. Не то чтобы данный киборг был совсем против модернизации и рационализации, однако время он считал более важным критерием.
– Это что же? – вопросил он беседующих с ним по данному поводу и совсем ему не знакомых товарищей. – Я буду тут прохлаждаться, наращивать, подращивать, вживаться, а мои друзья биться с империалистической гидрой и лить кровушку в одиночку? Они же и так меня с боя вынесли, руки надрывая. И для чего получается? Чтобы я тут лежебокствовал на североамериканских харчах? Может, мне еще тут «Пурпурное сердце» за ранение подождать? И вообще почитывать «Нью-Йорк таймс» на подушечках, покуда пенсию героя войны не назначат? Нет, братцы-кролики, такая песня не по мне. Когда еще выдастся возможность послужить Родине-маме, наконец-то из летаргии очнувшейся. Да как я смогу этот пластик подвижный с чистой совестью носить, если все главные события пройдут от меня стороной? Вы что, не секете? На черта мне жить-доживать, когда главное в жизни пройдет по околице?
И естественно, незнакомые товарищи посмотрели в его честный правый глаз и совершенно бесстрастный, неморгающий левый, да и согласились с аргументацией. А что получалось сделать? Разве что придумать, как использовать этого с брачком собранного киборга с максимальной эффективностью.
Звали киборга Дмитрий Львович Казаков.

 

27

 

Мозговой протез
Остается открытым вопрос, не есть ли сия, помещенная под горой, машина умнее человека? Вопрос спорный и, кстати, мучающий не только каких-то далеко улетевших в глубины познания теоретиков, но теперь еще президента США и все его близкое, допущенное к правительственным секретам окружение, и даже – кто бы мог подумать? – абсолютно неизвестных им противников. Всех солдат отряда или, по-новому, ударно-диверсионного взвода «Пульсар». Хотя большинство ни тех ни других никогда не задавались сложными теоремами на тему: «Может ли машина мыслить?» Однако господин президент, может, и съел собаку на разыгрывании выборных кампаний, однако в вопросах кибернетических мозгов он дилетант дилетантом. Так же и чемпионы стрельбы и бега в «панцирях» хоть и чистосердечно пытаются ломать над данной темой голову, а никоим образом не родят в своем коллективе что-то хоть чуть не тривиальное. А потому над диалогами данных компаний, по столь вязким для нетренированного разума темам, можно только потешаться. Так что лучше покопаемся в настоящих гипотезах и предпосылках создания компьютеризированных мозгов данного вида. Правда, сразу оговоримся: подходы к теме проведены с очень разнообразных направлений.
Перво-наперво некоторые умники вообще сомневались, что когда-либо получится создать мозги более умные, чем свои собственные. Очень странное суждение. Из опыта жизни известно, что порой у пап, кои сами по себе дураки дураками, появляются на свет достаточно умные, очень нетривиальные детишки. Это не из той оперы, скажут некоторые. Ибо человека формирует не только генотип – идет сложное и многоплановое общение со средой, а среда, уж извините, куда сложнее индивида. Из той же сферы тезис о том, что ученики когда-никогда, но обгоняют своего учителя, причем на поле деятельности его же науки. Здесь тоже среда, пусть и в конкретно общекультурном представительстве.
Так вот что удивительно, даже если принять за окончательную истину данное рассуждение, то и тогда человек может изобрести нечто более умное, чем он сам. Каким же это образом? А вот эдаким! Описываем метод.
Он восходит началом в смутные времена доисторического тумана, откуда до нас дошли некоторые мифы. Почти все они исходят из того, что ранее на Земле-маме жили не тужили настоящие титаны, а теперь их сменило худосочное, неряшливое племя, неспособное ни на что путное. Так вот, если принять во внимание таковую «теорию катастрофической деградации», то тогда, если мы сейчас умудримся создать машину хотя бы не умнейшую, но приближенную к современной сообразительности человека, то через некоторое время, когда последний из нас отправится в компанию тех же мифических героев, данная машина автоматическим образом окажется умнее своих новых хозяев.
Весьма ловкая теория, скажут некоторые, но ведь она базируется на бреде. С чего бы это вдруг homo sapiens-y глупеть? Однако поглядите внимательным образом вокруг! Чего наблюдаем? Нет, речуга не о том, что одни люди гениальны, а львиная доля так себе, даже в упрощенном виде не допрут, о чем тот, названный мудрым, балакает? Речь о другом. Оцениваете, как западное общество потребления захлестывает своим... Нет, все-таки не образом жизни. Не-а! Своей культурой! Захлестывает ею все новые и новые рубежи. По крайней мере, так было в начале XXI века. Но ведь именно то, да и создавалась концепция машинного суперразума.
Так вот, парадоксов западной культуры выше крыши, но нас интересует связанный с воспитанием умных-разумных. Оказалось, что внутри себя она не способна взращивать таланты. По крайней мере, в требуемом для себя же количестве. Парадокс был решен бандитско-мафиозной методой, то есть с помощью «кражи мозгов». То бишь насаждения везде и всюду культа свободы конкретной личности и на сей основе, заманивания всех талантливых и амбициозных к себе, родимым. То, что таким макаром снимаются только сливки, ежу понятно. Ибо сим методом средства экономятся просто-напросто чудовищные, ибо совершенно не требуется возводить у себя «образовательную пирамиду». Для тех, кто подзабыл, что сие за фрукта, поясню.
Для выращивания одного суперматематика потребно выучить счету сто миллионов, высшей математике – десять с шестью нулями, а слепить настоящие математические мозги у ста тысяч. Вот тогда на вершине засияет одно солнышко. Ну а теперь хитрый дядя сует мальчику-солнцу «дипломат» с миллионом «зелени» и шепчет на ушко о свободе воли. Если тот «дипломатик» опрокинуть над всею пирамидой, то дождик будет столь вял, что даже сто тысяч верхнего эшелона сделают кислое лицо и пошлют доброго дядю куда подальше. Однако дожди для всей «образовательной пирамиды» никто творить не собирается. Снимаются только сливки. То же самое делается со всеми остальными пирамидами точных наук. Естественно, в связи с таким прелестным изобретением строить у себя данные пирамиды совершенно не требуется. Можно все сэкономленное тратить на кушающие бензин красивые каталки, а поглупевшую молодь дурить миганием блестящего TV-ящика.
Результат? Слаборазвитые дураки вокруг «золото-миллиардной» прелести очень скоро понимают, что их собственные «образовательные» строения им самим никоим образом не служат. Так на кой ляд? Давайте тоже тратиться подчистую на каталки, а нужных для «функциклирования» кое-какой экономики мозговитых найдем у тех прочих, кои все еще ничего не поняли и с прежним усердием растят у себя «национальные кадры».
До всех все дошло? Через некоторое время Земля оказывается шарообразной и небольшой – пирамиды названного вида на ней полностью исчезают. И вот тогда... Все верно! Построенная в предыдущую пору чудо-машина оказывается умнее всех живых. А значит? А значит, создание такой штуковины загодя является необходимым условием существования мира «Золотого Миллиарда» и впредь. Возможно, на века вечные. Аминь!
Под эту дудку очень хорошо ищутся спонсоры. Нет, данным дядям, в большом смысле, на этот катящийся в тартарары мир плевать с высокой – либо какой там у них имеется – колокольни. Однако себя, родимых, они любят без меры. А потому примазаться к постройке машины, которая будет такой же умной, как ты сам, а значит, гением-титаном для поглупевших внучиков, просто на диво интересно. Ведь они будут говорить, что мой дедуля был совершенно такой же умный, как вот эта поящая и кормящая нас ныне железяка. Но вообще-то под секретные государственные проекты спонсоры не ищутся. Зато имеются конгрессмены, кои всегда готовы участвовать в распределении ручейков из госбюджета. А это, так сказать, почти спонсорство, только за чужой счет. Но последнее дело – мелкий нюансик.
Примерно таким же образом подсекаются и президенты с министрами. Те, кто о чем-то думает, – под заботу о дальнейшем выживании культуры западного вида. Те, кто только о себе, – славой: «Ибо я есть создатель – вдохновитель мудрейшей машины, коя одновременно с тем не умнее меня». Великая вещь – парадокс!
Тем более что реально никто не планировал компьютер, имитирующий homo sapiens, даже самого-пресамо-го мудрейшего вида. Здесь собирались действовать по несколько иным принципам. Однако для всяких конгрессо-президентских тусовок хватало и вышеприведенных соображений в несколько разжеванном виде.

 

28

 

Киборг
Дмитрий Казаков совершенно не хотел быть киборгом. Но человек не властен над обстоятельствами жизни. А обстоятельства эти развешивают паутины там и тут, маскируют кружевами, а потом – ты-дысь! – молотом по башке, с ходу и без особо видимого замаха. Вот так, как тогда в Африке. Вертолет там был или сам дьявол под вентилятором, но результат однозначен. Точнее, однозначен для тех, из кого не собрать даже киборгов. Из троих вроде бы получилось, так что для них все же неоднозначен. Не получилось им остаться запеченными котлетами в коконах «панцирей», дабы навсегда зависнуть в протоплазменном круговороте царственной потехи дикой природы южноафриканских лесов.
А потом новые, ветвящиеся откуда-то обстоятельства состряпали еще один лабиринт. Оказалось, что в условиях непрерывных американских бомбардировок весьма сложно переправить тяжелораненого через северные границы. Видите ли, находящиеся там страны обиделись на ракетный обстрел и теперь когда-никогда, но присылают в Новый Южно-Африканский Союз какие-то гуманитарные припасы, а скорее боеприпасы, и потому тропы-дороги, идущие в сторону экватора, особо жестко контролируются всякими «Супремаками», «Превентионами», а также насылаемыми ими «Суперрепторами». Вот именно так пропал неизвестно куда, то есть пополнил список пропавших без вести, один из трех раненых – Каминский Степан. Не стоило рисковать двумя оставшимися – майором Драченко и старшим лейтенантом Казаковым.
И тогда какой-то умный, незнакомый Казакову лично товарищ из Центра Возрождения сообразил хитрейшую вещицу. После случая с авианосной «боевой линейкой», а также дважды подвергнутого атомной атаке «Тома Клэнси», да еще единожды попавшего под такой же расклад десантного корабля марки «Эссекс», обгоревшие калеки-инвалиды переправлялись в родные Штаты сплошным потоком, кто по морю, кто по воздуху, на радость пластическим хирургам, кои теперь обеспечены оплаченными государством заказами на целый год. Кто в этом потоке различит из общей массы двух искалеченных белых? Пожалуй, даже папы, мамы, отправившие на победоносную войну двуглазых, двуруких и двуногих сынков, не сразу разберутся, по каким приметам их теперь различать. Даже если где-то как-то не совпадет группа крови или еще что-то более тонкое из анализов, так и тогда можно кивать только на путаницу при пересылке, а может, даже в момент спасения. Кто на пылающем корабле интересуется фамилией потерявшего сознание, когда надо тушить его одежду? Так что идея была верная. Сложность наличествовала только в технике исполнения. То есть в компьютерной подтасовке данных и доставке «подкидышей» куда следует. Ну, в сетевой подтасовке Новый Центр на своем поле. Посему после уничтожения основной базы данных медицинских карт призывников восьми северо-восточных штатов – все становится до смешного управляемым. Конечно, наличествуют опасения, что когда русский человек под скальпелем или лазером хирурга, да еще без сознания, он может ругнуться матом на своем родном языке. Но вообще-то в былом веке советской идейной экспансии специфический сленг проник далеко, ну а после эмиграционного всплеска девяностых он вполне способен закрепиться. В крайнем случае, чем этот риск лучше переноски носилок под бомбами?
В общем, Дмитрий Львович Казаков переправлен в метрополию западного мира в тепле и уходе, как и положено герою войны. Еще там, по дороге, ему что надо ампутировали, а уже тут, в окрестностях Нью-Йорка, что-то прирастили, протезировали, в общем, сделали киборга. И как указано, могли бы создать все по высшему разряду, в лучших традициях «Золотого Миллиарда» недавнего времени, однако обстоятельства жизни штука хитро сплетенная – они достали и здесь, в военном госпитале штата Южная Каролина.

 

29

 

Мозговой протез
Теперь вдруг оказалось, если, конечно, отбросить словесную маскировку об интеллектуальном потолке, что главной целью создания или уже теперь досоздания «Прыща» является выставление на арену «козла отпущения». Естественно, в данном случае наукообразного «козла». Ведь действительно, электронный, или точнее светоэлектронный, мозг планировалось включить в дело, когда правящая верхушка, в частности армейская, заходила в окончательный тупик. Однако признаться в этом прямо было, разумеется, нельзя. Ибо действительно, если вы зашли в тупик, то почему для начала не заменить вас обычными людьми? Ну из той же среды профессионалов, разумеется, пусть это будут полковники, а совсем еще не генералы, – в армии, естественно, в прямом, а в других ведомствах в переносном смысле. Может, они, обладая менее склеротическими мозгами, смогут что-то придумать и без электронного монстра? С другой стороны, если уж на решениях человека ставить крест окончательно и насовсем, то почему тогда маршалы-политики не включили его в систему управления гораздо раньше, до того, как кризис зашел в окончательный тупик? Ведь если светоэлектронное чудо умеет выпутываться из любых ситуаций, то уж из менее опасных оно бы вытащило страну совсем уже запросто, так ведь?
Но ведь по-настоящему дело может быть совсем в другом. Что, если выпутывание из кризиса предусматривает такие меры, от которых у избалованных безоблачной жизнью обывателей волосы встанут дыбом? Может, именно для этого требуется Машина? Потом, когда кризис минует и все снова войдет в круги своя, можно кнопочку питания снова сделать в положение «выкл» и тут же вернуть себе полномочия. Ну а когда обиженные граждане о чем-то там возмутятся, тут же сунуть им под нос инструкцию, давно и загодя одобренную конгрессом, о том, что в таких-то и таких-то случаях, очень даже совпадающих с вышеуказанным, полномочия главнокомандующего и подчиненных штабов передаются в ведение электронного стратега, после чего все, так сказать, издержки производства ложатся уже на Машину. А с Машины, чего с нее, собственно, взять? Она ведь просто-напросто выполнила свою работу. Мы просто сделали «вкл», а когда отпала необходимость, то «выкл». Конечно, если народ, то бишь каждый частный избиратель по отдельности и все разом, снова жаждет попасть под управление Машины, то, конечно, пожалуйста. Что нам стоит, снова сделаем «вкл» и удалимся с миром, на пенсионный покой, ибо теперь этот «вкл» будет уже совершенно насовсем. По всей видимости, избиратели, припоминая недавнее – о котором, кстати, можно подробнейшим образом поведать в СМИ, – будут не очень настаивать на очередном «вкл».
Естественно, найдется некоторое число особо умных, коим даже поначалу заигрывающая со всеми пресса предоставит эфирное время и полосовое пространство.
– А почему же, понимаешь, – скажут эти особо умные, – эта ваша умнейшая Машина допустила проколы «тогда вот» и «вот тогда»? Почто, понимаешь, она сразу не сделала «вот так» или «вот эдак», a? Кстати, именно так, как сама же потом и сделала. Может, она с кем-то советовалась? Отвечайте, понимаешь. Карты на стол.
– Знаете, – наморщат лбы президент и вся остальная администрация, – наша милая Машина, наверное, еще не слишком совершенна. Наверное, действительно не положено покуда делать новое «вкл», ибо произойти может всякое.
Однако дело тут гораздо темнее, и вполне может статься, что и президент, и кабинет министров действительно до конца проблему не поняли. Тем не менее трюк с электронным «козлом отпущения» устраивает многих.

 

30

 

Киборг
В принципе, если быть честным перед собой, да еще верить в некую высшую, надчеловеческую справедливость, то случившееся после выглядит закономерно. В плане простой житейской мудрости о том, что никакая хитрость не способна учесть все факторы реального мира, где-то так либо иначе получится сбой. И уж ясно, здесь не присутствовала чья-то специальная задумка, а была-то просто-напросто насмешка судьбы. Да, еще не просто насмешка, а с удвоенным дном. Ибо если уж случилось, так лучше бы ничегошеньки не ведать, Жить и радоваться оставленной вдали Южной Африке и новым пластиковым протезам с подвижными пьезокерамическими вставками. Ибо как ни крути, но сие все же лучше, чем остаться запеченной куклой в джунглевом сумраке, на территории, подконтрольной племенам, еще не забывшим времена людоедства. Однако второе дно судьбы в том, что тайное становится явным достаточно не вовремя. Потому как если бы в момент оглашения новости руки-ноги наличествовали, было бы, конечно, обидно, но не сразу бы дошло, ибо буфер сознания-подсознания штука, сварганенная по принципу шарады. Она ставит хитрейшие барьеры насчет того, что послышалось или не так понял, ибо в Америке все же говорят не на русском. Или же вообще, просто очередная ошибочка компьютерной диагностики, потому как может ли быть доверие к компьютерам, если тебя, африканского наемника, родом-племенем из России, уж сколько недель принимают за своего и обхаживают как героя-пожарника с авианосца «Теодор Рузвельт»?
Короче, поскольку Дмитрий Казаков в основном отмалчивался, не желая демонстрировать акцент, а при крайней необходимости разговора с врачами только кивал и поддакивал, основное же время притворялся спящим, то персонал невольно стал принимать его за подобие неговорящей куклы и иногда заводил беседы между собой, на него не оглядываясь. Так получилось и в этот раз. И, наверное, если бы у Дмитрия имелись на тот момент нормальные руки и ноги, он бы мог со злости кого-нибудь покалечить. Ибо санитар и доктор рассуждали насчет того, сколько этому «глухонемому» герою войны жить осталось, причем не из-за оторванных ручек-ножек, а совершенно по иной причине. И кстати, о Казакове, который у них в анкете значился вообще-то Ромео Уайятом, они обсудили вскользь как о фоновом факторе. В основном речь шла о неком коллеге-докторе, коему в ближайшее время грозило судебное разбирательство и, наверное, срок. Именно о неясной длительности этого срока в основном и шла речь. Но русского старшего лейтенанта ввела в теперь уже не притворный столбняк не прикидка срока незнакомого хранителя госпитальной плазмы, а именно причина. Ибо она заключалась в том, что оное ответственное лицо где-то что-то прошляпило, и потому в госпиталь попало сколько-то там центнеров донорской крови с явно выявленными следами ВИЧ. И главное, конечно, не то, что эти центнеры угодили в центр переливания, а главное то, что какая-то кружка этой жидкости давным-давно поступила в нутро лично Дмитрия Львовича Казакова.
И вот теперь вполне получалось рассуждать о том, что, может, не стоило пялить на себя чужие одежки, в плане биографии? И, может, даже о том, что «бог шельму метит»? В плане того, что незримый всевидящий наблюдатель – справедлив. Ибо чем вообще-то занимался русский наемник Дмитрий в покинутой на халяву Африке? Конкретно на последнем, а также предыдущих заданиях – физическим устранением переносчиков СПИДа, правильно? Ну вот и получается, что теперь их предсмертные вопли и проклятия, в момент прокола туловища разогнанными плазмой пулями, дошли до адресата, Пусть только до одного; в общем-то, рассуждать сейчас о том, накладывается ли калька теории вероятности на гипотезу всесокрушающей справедливости, недосуг. Однако главное теперь, обладая высшим знанием своей долгосрочной судьбы, получилось очень логично положить конец дискуссии с незнакомыми товарищами из Центра Возрождения.
– Послушайте, братцы, – сказал им бывший наемник африканского государства Трансвааль, – что вы мне голову морочите? Что с того, что методы лечения вроде бы уже существуют? Для того чтобы их перенести, требуется здоровье, так? А у меня одной ноги нет вообще, другой наполовину, так еще и ручка левая отсутствует. Про мелочь, типа глаза, я уже молчу. Каким образом я выдержу это новомодное лечение? И зачем мне ваши более удобные протезы? Мне и этих хватит, дабы доблестно умереть. В общем, не полощите мозги. Вам ведь все равно, где-то требуется опытный и надежный смертник-доброволец, правильно? Ну так чем же я хуже, я ведь уже наполовину там? Случайным образом в Африке на тропинке не остался.
И что же могли представители Центра, явившиеся в госпиталь под видом родственников Ромео Уайятома, на такую тираду возразить?

 

31

 

Паровозная топка времени. Этнография
Вот как это делается. Из-под сукна берется старая, затоптанно-запылившаяся идея. Хорошо встряхивается, дабы облетела стружка и наклеенные, въевшиеся в основную ткань плевки. Трудно бороться с их смачной, тягучей ваксой. Теперь нужно создать государственную подпитку. Что имеем? Вообще-то пустые закрома. Однако если помести по сусекам, а главное, хорошо помозговать, тогда как-то сразу обнаруживается решение. Ладно, о нем после.
В чем основная фишка идеи? В чем цель? Весьма просто. Сейчас в истории период поклонения экономической целесообразности. На нее молятся, ей приносят жертвы... Куда там какому-нибудь ацтекскому военно-полевому богу Уоцилопочтли. Тут целые народы в глотку. Точнее, из их глотки. «А! Не доросли вы еще до жевания. Вначале, понимаешь, научитесь денежки зарабатывать». Потом, конечно: «Ах! Гуманитарная катастрофа! Ой-ой!» Мешки с зерном вперед, старички «Гелекси» под завязку и прям с ходу на грунтовые полосы. Ну, через некоторое время уже, понятное дело, не с зерном. «Вам дают, понимаешь, вволю – по двадцать граммов на каждого жителя в сутки выходит. А вы? Неблагодарные, неразвитые, недемократичные свин... Нерыночники – вот вы кто!»
В общем, жертвы приносятся лихие. Экономический бог жиреет, крепит власть, растит щупальца, обращает в свою веру новые расы. А еретиков... Каленым желе... В смысле, «ату их, ату». Главное, к СМИ не пущать – пусть там, на задворках, по кухням чешут языки сами с собой. Есть захотят, сами на поклон прибудут. «Вота мы! Тут как тут. Статейку, книжечку желаете сляпаем? А почти задаром. Все во славу бога нашего – Экономической Целесообразности, А тех, всяких старых, ну там богов Идеологии и прочих, тех мы ни-ни. Ни под каким соусом. Прошли те мрачные времена. И славься наш славный всемогущий...»
Словом, если какую-то идею надо продвинуть, тем более вкопанную в старые, неправильные времена поклонения разочаровавшему всех богу Идеологии, то нужно крепко намазюкать на нее, всегда новячий, кетчуп из экономики и целесообразности. И кстати, если Задача поставлена, а средства волшебным образом нашлись, тут же найдутся и... нет, покуда не исполнители – о них вопрос особый... Пока только пропагандисты-ударники. Но это большое дело. И теперь уже звучит из экрана TV, лаская ухо, уверенный голос профессора-экономиста «новой формации». «В результате всесторонней экспертизы проект считается очень рационалистическим и своевременным. Современное человечество дошло до стадии реализации долгосрочных гигантских проектов. Некоторым аналогом может считаться успешное претворение в жизнь гигантской пирамиды в Токийском заливе, а также углубка и расширение Панамского канала. А еще...» И, естественно, соответствующие слайды, картиночки.
Для чего все это? В смысле, для чего все это некой стране Московии,, которая вроде бы с данной территорией вплотную не граничит? Точнее, тут, там наличествуют какие-то анклавы, кои то присоединяются, то отпочковываются, то вновь, как прижмет некое бедствие, начинают присоединяться-пресмыкаться, дабы помощи выклянчить, аль под крылышко залечь. Так для чего ей это?
В принципе и так ясно. Последние десятилетия хорошо растолковали, что идея бесконечного дробления русской цельности на составные части, мягко говоря, мало перспективна. Это вам незаторможенное ныне, от окончательной нехватки мощности циклотронов, разбиение элементарных частиц на много более элементарные. Тут предел последнего и окончательного вакуума достигается много-много быстрее. И значит, по сути, новое собирание. Но прямым способом ни-ни... Серый, заокеанский волк не дремлет. А если и дремлет, то его добровольные соглядатаи местного происхождения завсегда подскажут, разбудят, в общем, поднимут визг-писк, когда требуется. Обычно в вездесущих СМИ. «Красный тоталитаризм снова поднимает голову», «Дем-общественность и дем-интеллигенция возмущены», «Не дадим коричневой нечести захватить наши города!»... Сколько тех городов в пределах территории осталось-то? Да и вне пределов? Когда-то они возникали как центры индустриализации. Сейчас, в условиях невиданной в истории – поскольку добровольной, то бишь без войны – деиндустриализации, они постепенно, а где и сразу вдруг, превратились в центры средоточия... в общем-то – порока. Причем порока разнообразной (насколько порок может быть разнообразен) направленности.
Однако тут, конечно, ухо востро. Перед проведением серьезного дела надобно родные, но не совсем самобытные СМИ несколько огородить флажками. Они, естественно, уже потеряли связь с реальностью. Возвышаются подвешенно в воздухе, считая себя не производными, а прямо-таки творцами реальности, даже эдаким большим страшным синхрофазотроном, сумевшим произвести многоступенчатый развал одной громадной и на вид достаточно крепкой империи. Потому тихонечко подруливаем к ним большой черной перчаткой и «Оп!». Клювик-то, оказывается, совсем не так страшен, как его малюют. Теперь, накрутив язычок между пальцев, можно ласково нашептать им некоторую элементарную математику о патриотизме, любви к родине, родным полям, пашне, тяжелом крестьянском труде, несравнимым с офисной мягкостью приевшегося кожаного кресла, и, наконец, об утренней побудке от загодя пробудившегося со спячки заводского гудка. Тут клювик можно чуточку отпустить, дать отхаркаться особо въевшейся полосато-звездной плесенью, очистить организм от еврогрантов и прочих вошкающихся между перьями паразитов. А теперь можно дать несколько покукарекать. Само собой, в начале процесса горлышко нужно все-таки аккуратненько согревать мягонькой, но со сталеникелевой арматуркой в нутре варежкой. Климат, понимаете, у нас такой резкоконтинентальный. Плохо подсасывается сюда томный воздух Флориды.
И знаете, получается! Прокашлялись, штаты утрясли, кое-каким собственникам – обладателям телерадиоканалов дали мощного пинка, как раз для суборбитального приземления в той самой Флориде – пущай отогреваются, не жалко. Прокукарекались. Теперь мощно полилась песнь о Родине: «Я другой такой страны не знаю...» Ну-ну, перегибать, утрировать не стоит. Это лишка. Давайте опять попробуем. Ага! Вот-вот... «На новом историческом этапе перед человечеством встали задачи, которые не способна решить ни одна страна в отдельности. А значит...» Все верно.
Теперь можно начинать.


Федор БЕРЕЗИН

     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 1563
Теги:   проза

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.