, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Одним из заметных признаков массовой тревоги, охватившей украинское общество в последнее время, стали сепаратистские лозунги. Они довольно мощно зазвучали на востоке государства, претворяясь то в не слишком четкие призывы к внедрению «юго-восточной автономии», проведению для этого референдума, то в слегка подзабытые на сегодняшний день, однако более конкретные требования создания Донецко-Криворожской республики. Казалось бы, последние уже давно утратили реальную почву и возврата к ним никогда не будет. Однако избирательная кампания, сопровождавшаяся всплеском региональных эмоций, вынесла их на гребень политической жизни, привела даже к оформлению в соответствующие решения. Неудивительно, что они вызывают обратную реакцию.
В то же время каких-либо основательных знаний об опыте реализации подобных идей, в частности о Донецко-Криворожской Советской Республике, имевшей место в истории, явно не хватает. Думаю, не слишком много их у широких масс и у новейших реаниматоров невыполнимых прежде намерений. И в любом случае выступления на различных митингах, в которых затрагиваются те или иные аспекты проблемы, зачастую грешат очевидным непрофессионализмом, упрощенностью подходов, примитивизмом оценок и поверхностностью выводов.
Похоже, что и властный истеблишмент пребывает в некоторой растерянности, он не готов к такому повороту событий. Власть не слишком оперативно и как-то вяло, а то и вовсе неадекватно реагирует на эти лихорадочные инициативы. При таких обстоятельствах предметное понимание сущности схожих процессов, развивавшихся 86 лет назад, усвоение их поучительных уроков кажется актуальным, способным помочь избежать повторения досадных, опасных ошибок.
Провозглашение Донецко-Криворожской Советской Республики в конце января 1918г. имело свою предысторию, логику и основание. Свержение самодержавия в феврале 1917г. привело к власти Временное правительство в Петрограде, а в Украине имело свое продолжение — разгорелась национально-демократическая революция.
Для Временного правительства, унаследовавшего великодержавные, централистические подходы царизма к национальной политике, для проправительственных партий и организаций (кадеты, эсеры, меньшевики, Бунд) Украина существовала в основном и даже исключительно как географическое, а не политико-административное, тем более — государственное (пусть — потенциально!) понятие. Соответствующей была и реакция Временного правительства на попытки Центральной Рады вытребовать для Генерального Секретариата (органа исполнительной власти рождающейся автономии, которая де-факто уже признавалась официальным Петроградом) прерогативы в пределах девяти губерний: Киевской, Подольской, Волынской, Черниговской, Полтавской, Харьковской, Екатеринославской, Херсонской и Таврической (северные уезды без Крыма).
«Временной инструкцией Генеральному Секретариату Временного правительства на Украине» от 4 августа 1917г. полномочия Генерального Секретариата ограничивались первыми пятью из перечисленных губерний. Наиболее развитые в промышленном отношении губернии Левобережья, а также товарно-земледельческие губернии юга Украины таким образом «изымались» из сферы влияния УЦР. Одним из аргументов многомесячной полемики вокруг этого вопроса был смешанный состав населения обозначенной территории, в том числе и Донецко-Криворожского региона.
Центральная Рада, со своей стороны, долгое время не проявляла надлежащей твердости, последовательности, принципиальности относительно Донкривбасса как органической составляющей Украины. Встретив Инструкцию Временного правительства негодованием, после бурного обсуждения ее на заседаниях Малой Рады (президиума) и сессии УЦР, документ Временного правительства, а следовательно, и его позиция относительно Донкривбасса были в целом одобрены.
После свержения Временного правительства был затронут вопрос «об объединении украинских земель», и 31 октября Центральная Рада приняла решение: «Распространить в полной мере власть Генерального Секретариата на все отделенные земли Украины, где большинство людей являются украинцами, а именно — Херсонщину, Екатеринославщину, Харьковщину, материковую Таврию, Холмщину, часть Курщины и Воронежчины». В Третьем Универсале Центральной Рады (7 ноября 1917г.) Харьковщина и Екатеринославщина уже безоговорочно рассматривались как украинская территория.
К этому времени выкристаллизовалась идея образования Донецко-Криворожской Республики. Она детерминировалась позицией большевиков Левобережья относительно отличия Донецкого и Криворожского бассейнов от хозяйственных основ остальной территории Украины, проблематичности вхождения Донкривбасса в состав Украины, необходимости выяснения этого вопроса путем референдума. Осенью 1917г., после того как Центральная Рада объявила себя высшей властью в Украине, а вопреки этому усилился процесс установления власти Советов на местах, особенно в промышленных, пролетарских центрах, идея вычленения Донкривбасса получила новые импульсы и постепенно начала переходить в практическую плоскость.
Как известно, большевики Юго-Западного края в ноябре 1917г. предложили созвать Всеукраинский съезд Советов для решения наиболее актуальных проблем тогдашней жизни. Эту идею поддержали многие местные Советы.
В то же время областной комитет РСДРП (большевиков) Юго-Западного края, первым осознавший необходимость консолидации сил во всеукраинском масштабе, выступил с инициативой созыва всеукраинского съезда большевистских организаций, чтобы образовать руководящий партийный центр большевиков Украины. Если бы эта инициатива была поддержана Донецко-Криворожским обкомом партии и лично Федором Сергеевым (Артемом) как членом ЦК РСДРП(б), то такой центр, очевидно, удалось бы создать уже в декабре 1917 года. Но этого не произошло. На Областной (Краевой) съезд РСДРП(б), состоявшийся в Киеве 3—5 декабря, приехали делегаты от большевистских организаций Юго-Западного края, Юго-Западного фронта, Екатеринослава и Елисаветграда. В то время как в Киеве заседал Областной (Краевой) съезд РСДРП(б), в Харькове делегаты собрались на свою отдельную областную партийную конференцию. Проигнорировав съезд в Киеве, конференция сочла нужным «созвать в ближайшем будущем съезд партийных организаций Донецко-Криворожского бассейна и Юго-Западного края», но не для организационного объединения, а только «с целью разработки общего плана агитации и борьбы».
Вместе с тем руководящие работники Донецко-Криворожской областной партийной организации заняли двойственную позицию относительно Всеукраинского съезда Советов: с одной стороны, на ряде заседаний поддержали идею созыва Всеукраинского съезда Советов, выделили своего представителя в Организационное бюро по подготовке съезда, содействовали избранию делегатов на съезд, а с другой — одновременно в Харьковском городском и Донецко-Криворожском областном Советах рабочих и солдатских депутатов обсуждали идею создания областной Донецко-Криворожской Советской Республики.
Выступая 17 ноября 1917г. на пленуме областного комитета Советов Донецкого и Криворожского бассейнов при обсуждении украинского вопроса, Артем поддержал меньшевика Рубинштейна и эсера Голубовского и высказался в поддержку свободы самоопределения областей и народов, против «аннексирования» их Центральной Радой. Он предлагал «создать независимую от киевского центра самоуправляемую автономную Донецкую область и добиваться для нее всей власти Советов». По предложению Артема пленум принял решение: «Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области».
Эта идея отражена и в резолюции общего собрания Харьковского Совета, одобренной 24 ноября. Донецкий и Криворожский бассейны рассматривались в ней как область, не входящая в состав Украины. 22 ноября ее также включили в резолюцию общего собрания рабочих и служащих Харьковского узла Южных железных дорог, одобренную после выступления Артема.
По примеру последнего, выполняя постановление пленума областного комитета Советов, действовали и другие большевики Харькова. Выступая 29 ноября в думе, член большевистской фракции Э.Лугановский утверждал, что Харьковская губерния и Донбасс находятся на территории, не принадлежащей Украине, отнесение их к Украине «в экономическом отношении весьма губительно, поскольку тем самым осуществляется расчленение Донецкого бассейна».
Так было положено практическое начало кампании за вычленение из Украины Донецко-Криворожской области в отдельную административную единицу. В декабре 1917г. проблему должен был решить III съезд Советов Донецко-Криворожской области при обсуждении вопроса об областной организации.
Намерение организовать «областную» республику противопоставлялось Украинской Народной Республике, квалифицировавшейся большевиками как буржуазное государство. Всеукраинский съезд Советов, состоявшийся 11—12 декабря 1917г. в Харькове, провозгласил Украину Республикой Советов, заявил о свержении власти Центральной Рады, установлении федеративных связей Советской Украины с Советской Россией, избрал Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) Советов, а последний выделил из своего состава Народный Секретариат — первое Советское правительство Украины. Треть избранного на съезде ЦИК Советов составляли представители Советов Донецко-Криворожской области, а некоторые из них, в том числе Артем, вошли также в состав Народного Секретариата.
Однако вопреки этим решениям І Всеукраинский съезд Советов по настоянию делегатов от Донецко-Криворожского района обсудил вопрос «О Донецко-Криворожском бассейне». В резолюции по этому вопросу сказано: «Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов протестует против преступной империалистической политики руководителей казацкой и украинской буржуазных республик, которые пытаются поделить между собой Донецкий бассейн, и будет добиваться единства Донецкого бассейна в границах Советской Республики». Проект резолюции, очевидно, готовился к III съезду Советов Донецко-Криворожской области и со временем был лишь соответственно отредактирован: таким образом резолюция не совсем удачно маскировала понятие «Российская Республика» словами «Советская Республика».
27—30 января 1918г. состоялся IV областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На съезде присутствовали делегаты с правом решающего голоса (48 большевиков, 19 эсеров, 5 меньшевиков, 2 беспартийных).
В повестку дня были внесены вопросы: 1) текущий момент; 2) экономическая политика в Донецком бассейне; 3) областная организация. В последнем пункте, собственно, точнее было бы говорить об «организации области». Доклад по этому вопросу сделал С.Васильченко. Основные его тезисы, согласно газете «Донецкий пролетарий», сводились к следующему:
«По мере укрепления советской власти на местах Федерации Российской Социалистической Республики будут строиться не по национальному признаку, а согласно особенностям национально-хозяйственного быта. Такой самодостаточной в хозяйственном отношении единицей являются Донецкий и Криворожский бассейны. Донецкая республика может стать образцом социалистического хозяйства для других республик. В силу этого Донецкий и Криворожский районы должны иметь самостоятельные органы экономического и политического самоуправления. Власть, организующаяся в области, — Совет Народных Комиссаров, ответственен перед съездом и перед исполнительным органом съезда — областным комитетом».
С содокладом по обсуждаемому вопросу выступил член ЦИК Советов Украины, народный секретарь труда М.Скрыпник. Он был противником выведения Донецкого и Криворожского бассейнов из состава Украины. Однако четкостью аргументации его позиция не отличалась. «Ставить во главу угла организации власти экономический принцип — верно; нельзя, однако, будущее переносить в современность, — говорил народный секретарь. — Мир прежде всего означает национальный вопрос, право наций на самоопределение».
Таким образом, не возражая против экономического принципа строения федеративного пролетарского государства в целом, М.Скрыпник считал преждевременной его реализацию относительно Донкривбасса. Эклектизм взглядов одного из ведущих большевистских деятелей Украины привел его к отстаиванию соответствующей искусственной формулы: «Выделение Донецкого бассейна означало бы подрыв советской власти и усиление Генерального Секретариата. Автономия необходима, но как часть, входящая в состав Украинской Федерации».
В разгоревшейся дискуссии, которая приобрела довольно острый, эмоциональный характер, позицию М.Скрыпника [Николай Алексеевич Скрыпник. Николай в украинском звучании - Миколай, вероятно отсюда и закралась буква "М" - Прим. - en]   поддержали только эсеры (Голубовский), а среди большевиков представитель ЦИК Советов Украины оказался по сути в изоляции и подвергся яростным нападкам со стороны приверженцев образования Донецко-Криворожской Республики. Последние никаких новых аргументов не выдвигали, однако консолидированно обвиняли М.Скрыпника в национализме. Так, Артем, исходя из идеала всеобщей пролетарской федерации, заявлял: «Мы не разбиваем ни одной федеративной республики, не посягаем на национальные интересы Украины, мы не собираемся создавать независимую республику. Разве мы собираемся проводить особую таможенную политику и т. д.? Мы хотим связаться со всей страной. «Вся власть Советам» — вся власть пролетариату и беднейшему крестьянству, которым никого не нужно угнетать».
В контексте приведенного очевидно отождествление «всей страны» с Россией в ее бывших пределах. И уже оттуда вытекали обвинения М.Скрыпника в склонности к сепаратизму. Артем подчеркивал: «Сепаратисты не мы, а вы (М.Скрыпник, ЦИК Советов Украины. — В.С.). Почему вы стремитесь быть с Киевом? Потому что Советская республика не по национальному признаку для вас более крепкий орешек, чем национальная. ...Мы как большевики не расходимся с тов. Скрыпником. Мы расходимся с ним как с официальным представителем Украинского ЦИК».
Артем утверждал, что уже после победы социалистической революции национальный вопрос потеряет свое значение. Эта позиция была поддержана и развита в выступлениях других сторонников создания Донецко-Криворожской Республики. В частности, М.Жаков доказывал: «Если политика Донецкого бассейна может быть чему-то подчинена, то, конечно, не случайным временным политическим задачам наших украинских товарищей, а политике промышленных центров севера.
Донецкий бассейн важен прежде всего для судьбы всей русской революции в целом. Его организация, революционное строительство (а здесь еще не было революции, не было «Октября») должны стоять на первом месте. Конечно, мы обязаны помочь своим участием в жизни всего юга преодолеть влияние мелкой буржуазии как на Украине, так и на юго-востоке, однако именно для этого «пролетарский кулак», который сейчас распластан на все пять пальцев, должен быть стиснут, организационной расхлябанности и многовластию следует положить конец».
Еще более резкие формулировки употребил С.Васильченко в заключительном слове по обсуждаемому вопросу. «Скрыпник двумя ногами стоит на национализме, — безапелляционно заявил докладчик. — Прав Сандомирский (меньшевик, в принципе поддержавший идею создания Донецко-Криворожской Республики. — В.С.) — что-то одно: либо социалистическая революция, либо вы погрязнете по колено в национализме. Скрыпник утверждает, что еще не изжиты национальные предрассудки. Однако Рада погибла под давлением сил вне Украины, и все-таки она погибла, и восстания в ее защиту не произошло. Если III Всерос. Съезд говорит о федерации национ. республик, то это не исключает объединения по экономическому (признаку)... Нам не нужны ни министерство иностранных дел, ни монетные дворы, нам нужна советская власть, исполнительница центральной власти Совета Народных Комиссаров».
М.Скрыпник попробовал переломить ситуацию и внес на рассмотрение проект резолюции, которая, по его мнению, примиряла возникшие разногласия. В документе предлагалось: «IV областной съезд Советов рабочих депутатов Донецк. Бас. и Криворожского района постановляет: 1) Донецк. Бас. и Криворожск. район составляют автономную область южнорусской Украинской Республики как части Всероссийской Федерации Советских Республик».
Однако такая, в сущности, паллиативная позиция была решительно отброшена большинством принявших участие в дебатах, и М.Скрыпник сам снял свой проект резолюции, добавив, что «она (резолюция. — В.С.) носила декларативный характер и не преследует цель дезорганизовать фракцию».
50 голосами был принят проект резолюции, внесенный С.Васильченко. В документе было зафиксировано: «По мере того, как в свободной федерации советских республик России с развитием социалистической революции средства производства будут обобществляться, главные отрасли промышленности национализироваться, отделение республик все больше будет и должно проводиться по принципу особенностей той или иной области в хозяйственно-экономическом отношении.
Донецкий и Криворожский бассейны как область, которая уже и сейчас имеет свое определенное экономическое хозяйственное лицо, должен иметь собственные органы экономического и политического самоуправления, единые органы власти, которые организуют в бассейне политический, экономический и культурный правопорядок Советской республики».
Согласно резолюции следовало избрать областной комитет Советов Донецко-Криворожской области, который, в свою очередь, должен был организовать Совет Народных Комиссаров Донецко-Криворожской Республики.
В областной комитет были избраны пять большевиков — С.Васильченко, М.Жаков, М.Тевелев, И.Варейкис, Андреев; один меньшевик — Рубинштейн; три эсера — Киричек, Ровенский, Макарьян. Кандидатами в члены обкома были также избраны Алексеев, Марк, Попов (все меньшевики) и Голубовский, Добровольский, Черный (все эсеры). Через день после окончания съезда Советов, 14 февраля (1 февраля по ст.ст.) 1918 г., областной комитет Советов сформировал Совет Народных Комиссаров Донецкого и Криворожского бассейнов.
В состав областного Советского правительства вошли Ф.Сергеев (Артем) — председатель Совнаркома и комиссар по делам народного хозяйства и его единомышленники: С.Васильченко — народный комиссар внутренних дел, М.Жаков — комиссар по народному образованию, А.Каменский — комиссар по государственному контролю, Б.Магидов — народный комиссар труда, В.Межлаук — народный комиссар финансов, М.Рухимович — народный комиссар по военным делам, В.Филов — комиссар по судебным делам. В то же время областной комитет Советов вменил в обязанность областному Совнаркому претворять в жизнь декреты СНК Российской республики, а ЦИК Советов Украины постановил считать «органом, параллельным областному комитету». Правда, здесь же было добавлено, что «советы Донецкого бассейна принимают участие в общем строительстве государственной жизни с советами всего юга России — Украины и Доно-Кубано-Терского района».
Образование независимой от Украины Донецко-Криворожской Республики было теоретической и практической ошибкой, порожденной не только непониманием путей национально-государственного строительства, но и амбициозностью организаторов республики. Вопреки решениям III Всероссийского съезда Советов, положившего в основу Советской Федерации объединение советских национальных республик, инициаторы Донецко-Криворожской Республики, в том числе делегаты этого съезда Ф.Сергеев и С.Васильченко, считали, что Российская Советская Республика должна быть федерацией экономически однородных областей, а не национальных советских республик.
Отделение от Украины промышленно развитой области ухудшало экономическое и военное положение республики, противоречило интересам всех прежде угнетаемых наций, в том числе украинцев, их извечному стремлению к образованию Украинского государства.
Разделяя отношение «левых коммунистов» к Брестским переговорам, руководители Донецко-Криворожской Республики некоторое время успокаивали себя тем, что международные соглашения по поводу Украины, какими бы они ни были, кем бы ни подписывались, не распространяются на Донкривбасс. Однако австро-немецкое командование так не считало. Ориентируясь на государственные границы, определенные III и IV Универсалами Центральной Рады, австро-германские войска начали оккупацию восточных земель Украины. Но даже после этого Ф.Сергеев, С.Васильченко, М.Жаков, их единомышленники продолжали упрямо настаивать на своем. Они еще некоторое время игнорировали призывы Председателя Народного Секретариата Украины М.Скрыпника (на эту должность его назначили 4 марта 1918г.) к объединению всех вооруженных сил южных советских республик (Украинской, Донецко-Криворожской, Донецкой, Крымской, Одесской), координации их действий для отпора захватчикам.
Анализируя позже отношения между ЦИК Советов Украины, Народным Секретариатом и Советом Народных Комиссаров Донецко-Криворожской Республики, В.Затонский отмечал: «...В этом и заключалась разница между народным секретариатом и группой тов. Артема в Харькове, екатеринославцами и нашими криводонбасцами, что последние старались оградить себя от «советской» Украины в своем Донбассе, а мы пытались образовать национальный украинский советский центр для всей Украины».
Совнарком РСФСР не признал Донецко-Криворожскую Республику ни самостоятельной республикой, ни частью Российской Федерации. А в телеграммах представителям СНК в Украине Г.Орджоникидзе и В.Антонову-Овсиенко В.Ленин требовал сурового соблюдения суверенитета Советской Украины, невмешательства в деятельность ЦИК Советов Украины, тактичности в национальном вопросе, заботы об укреплении сотрудничества Украинской и Российской Советских республик.
Во время работы III Всероссийского съезда Советов Артем встречался с В.Лениным и пытался получить его согласие на образование Донецко-Криворожской Республики. По свидетельству В.Затонского, он не добился санкции В.Ленина на отделение Донецко-Криворожской области от Украины. В середине января 1918 г. В.Ленин собирал данные об отношении делегатов III Всероссийского съезда Советов от Украины к идее срочного созыва II Всеукраинского съезда Советов, чтобы образовать авторитетное правительство Советской Украины и покончить с сепаратизмом Донецко-Криворожской области. Тогда же в связи с отъездом В.Затонского на Украину между ним, В.Лениным и В.Антоновым-Овсиенко обсуждался вопрос о возможности назначения Артема на должность представителя Народного Секретариата при СНК Советской России. Очевидно, таким образом стремились вынудить его отказаться от реализации замысла образования Донецко-Криворожской Республики, но намерение это не осуществилось.
Вождь большевиков внимательно наблюдал за военным походом советских войск против Центральной Рады. Получив сообщение о скором взятии Киева, 23 января 1918г. он подписал радиограмму «Всем, всем, всем...», в которой говорилось, что в ближайшие дни будет созван Всеукраинский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, об участии в котором «заявили все без исключения города и губернии Украины: Харьков и Екатеринослав, Киев и Подолье, Херсонская губерния и Полтава, Черниговская губерния и Донецкий бассейн, Одесса и Николаев, все прибрежные города и весь Черноморский флот, весь фронт и тыл Украины. Съезд созывает и открывает Всеукраинский ЦИК».
Однако руководители Донецко-Криворожского обкома РСДРП(б) нарушили достигнутое при участии делегатов от Советов области соглашение и решили поставить СНК и Народный Секретариат Украины перед фактом. 31 января 1918г. Артем сообщил об этом в телеграмме, адресованной члену ЦК РСДРП(б) и главе ВЦИК Совета Советской России Я.Свердлову. Как только эта телеграмма была получена и рассмотрена Советским правительством и ЦК партии, Я.Свердлов 17 февраля 1918г. ответил в Харьков лаконично, однако весьма категорично: «Отделение считаем вредным».
В конце февраля В.Ленин встречался с В.Межлауком, а в начале марта с Ф.Сергеевым (Артемом) и убедил их в ошибочности выхода Донецко-Криворожской области из состава Украины, в необходимости в новых условиях, созданных наступлением немецко-австрийских войск, обеспечить единый боевой фронт против внешнего врага. Заметим, кстати, что решающим был именно этот аргумент, а не потребность национального украинского государства в его советском варианте. В марте 1918г. в письме к Г.Орджоникидзе он просил убедить в этом также С.Васильченко, М.Жакова и других членов СНК Донецко-Криворожской Республики, занимавших непримиримые позиции относительно объединения с Украинской Советской Республикой.
По просьбе членов Украинского Советского правительства 15 марта 1918г. под председательством В.Ленина состоялось заседание ЦК РКП(б), на котором обсуждался вопрос о взаимоотношениях между Украинским Советским правительством и Донецко-Криворожской Республикой. В заседании приняли участие члены Народного Секретариата В.Затонский и В.Шахрай и председатель СНК Донецко-Криворожской Республики Ф.Сергеев (Артем). После обмена мнениями ЦК постановил: «Донецкий бассейн рассматривается как часть Украины». ЦК вменил всем партийным работникам в обязанность «работать совместно по созданию единого фронта обороны», обеспечить участие Советов со всей Украины, в том числе из Донецкого бассейна, во II Всеукраинском съезде Советов. «На съезде, — подчеркивалось в постановлении, — необходимо создать единое правительство для всей Украины».
Решения ЦК РКП(б) означали, что вся предыдущая деятельность Донецко-Криворожского обкома РСДРП(б) относительно расчленения Украинской Советской Республики и создания на части ее территории областной республики была ошибочной и вредной. Они также подтвердили неприемлемость экономического подхода, игнорирования национальных факторов и одобрили именно национальный принцип советского строительства.
Постановление ЦК партии в Донецко-Криворожской областной партийной организации выполнялось не без внутренней борьбы. Артем и часть представителей Советов этой области приняли участие во II Всеукраинском съезде Советов (Екатеринослав, 17—19 марта 1918г.), чем способствовали объединению Украины, образованию единого фронта против врага. Но Артем вел себя на форуме довольно пассивно. Приветствовав съезд, не принял, однако, участия в обсуждении вопросов повестки дня. Ни он, ни другие его сторонники не вошли в состав обновленного после съезда Народного Секретариата, чтобы лично принять участие в объединении Украины.
Размышляя о причинах образования Донецко-Криворожской Республики и ее стремлении к выходу из состава Украины, нельзя не прийти к выводу, что они кроются в нигилистическом отношении части руководства большевиков к украинскому национальному движению, украинской государственности, а также и в национальном составе руководящих органов большевистских организаций этого района, которому не были близки и важны национальные интересы украинского народа. В персональном составе инициаторов образования Донецко-Криворожской Республики, ее наркомов, как нетрудно заметить, нет большевиков-украинцев. В.Ленин мог подразумевать и этот факт, когда, обобщая исторический опыт 1917—1919 гг, отметил игнорирование значения национального вопроса и проявление великодержавности на Украине, «чем очень часто, — писал он, — грешат великороссы (и, наверное, немногим менее часто, чем великороссы, грешат этим евреи)».
При образовании Донецко-Криворожской Республики инициаторы нарушили важное условие, требующее согласовывать такие действия с явно выраженной волей всего населения данной территории. В ноябре 1917г. Артем и другие работники области предлагали провести по этому поводу референдум. Но впоследствии это предложение было забыто, и воля населения, среди которого преобладало украинское крестьянство, была проигнорирована. Во время подготовки к IV областному съезду Советов проблема отделения Донецко-Криворожской области от Украины на местах не обсуждалась. Присланная повестка дня также не включала этот вопрос. Поэтому избранные на съезд делегаты не получили от местных Советов никаких директив и при решении вопроса о Донецко-Криворожской Республике высказали собственное мнение, а не позицию своих Советов. Неслучайно позже некоторые участники форума вспоминали, что образование республики было делом руководителей харьковских, екатеринославских и части донецких большевиков, а для большинства партийных организаций области оно оказалось совершенно неожиданным. В то время, когда готовилось отделение Донецко-Криворожской области от Украины, и позже трудящиеся этого района активно поддерживали правительство Украинской Советской Республики. Об этом заявили І Всеукраинская конференция Советов крестьянских депутатов (20—22 января), Харьковский, Екатеринославский губернские съезды Советов крестьянских депутатов (21—23 и 28—30 января), VII делегатский съезд Екатерининской железной дороги (26 января), Бахмутский, Дружковский, Каменский, Никопольский, Александрийский, Павлоградский, Изюмский, Чугуевский и другие Советы (январь—февраль 1918г.).
Именно решение этих съездов и конференций следовало рассматривать в качестве волеизъявления всего населения области. Однако несмотря на это, на постановление II Всеукраинского съезда Советов о слиянии всех советских образований на территории Украины в единую Украинскую Советскую Республику, на формальное признание этих решений инициаторами создания Донецко-Криворожской Республики, они все-таки остались на старых позициях. «Левые коммунисты» С.Васильченко, М.Жаков и В.Филов встали в оппозицию к решению ЦК РКП(б) от 15 марта, настаивали на сохранении Донецко-Криворожской Республики. В статьях, опубликованных в газетах «Донецкий пролетарий» и «Известия Юга» в марте и апреле 1918г., они резко нападали на Народный Секретариат, стремились всячески дискредитировать его. Досталось и Артему, которого порицали за измену интересам Донецко-Криворожской Республики, включение ее в состав Советской Украины. Последний вынужден был отмежеваться от этих деятелей. Донецко-Криворожский обком РКП(б) за антипартийную статью «Кого судить?» исключил В.Филова из рядов партии.
Сепаратистские настроения бывших руководителей Донецко-Криворожской Республики не исчезли сразу и бесследно. Они тлели еще долго, практически до конца гражданской войны. Однако каждый раз встречали все более решительный отпор центрального руководства Коммунистической партии, которое в конце концов прибегло к перемещению ключевых «ревнителей» сепаратизма на работу в регионы, отдаленные от Донецкого и Криворожского бассейнов.
Подводя итог, очевидно, можно высказать следующие соображения. Сепаратистские настроения части руководителей большевистских организаций Донецкого и Криворожского бассейнов противоречили нуждам национально-государственного строительства. Это осознавали даже вожди РКП(б) и РСФСР, старавшиеся избежать дополнительных нежелательных осложнений в отношениях с Украиной, которые и без того всегда были непростыми. Этим в первую очередь обусловливалась отрицательная позиция официальной Москвы относительно попыток образования Донецко-Криворожской Республики.
Подвергнув критике политический курс руководителей Донецко-Криворожской Республики, Москва тем самым предупреждала о неприемлемости нигилистически-централистских взглядов «левых» в КП(б)У — Г.Пятакова, В.Затонского, Е.Бош и др., как совершенно не соответствовавших нуждам советского национально-государственного строительства.
Характерно, что идеи вычленения Донкривбасса из состава Украины не нашли сколько-нибудь заметного отклика в народных массах. По крайней мере, документы, касающиеся этого, не сохранились. Это позволяет с достаточно высокой степенью вероятности утверждать, что регионалистские настроения были присущи довольно узкой прослойке не только жителей Украины, но и большевиков. То есть они изначально были не просто политически безосновательными, бесперспективными, но и в значительной степени авантюристскими, несли в себе отрицательный заряд. А потому и крах их в столкновении с общественной практикой был неминуем.

Валерий СОЛДАТЕНКО
     Комментариев оставлено: (1)    Просмотров: 2605

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Комментарий оставил:  шакимурат,25 декабря 2010 14:28
Регистрация: --, Комментариев: 0, Публикаций: 0
Что-бы пожаловаться на этот комментарий необходимо зарегистрироваться!
Уважаемые администраторы и посетители сайта. Спасибо за создание сайта и интересные материалы. У меня к Вам просьба. Я с Казахстана из Алматы, мне 55 лет, 3 внуков, давно (более 2 лет) ищу могилу своего дяди - Баубекова Рурсумбека (Турсумбека) 1924г.р., погибшего за освобождение Вашей малой Родины. Из информации по ОБД "Мемориал" следует, что курсант 27 отд.гв.учебного батальона 27 гвардейской стрелковой дивизии Баубеков Рурсумбек 1924г.р., уроженец ст. Чу Джамбульской области, призванный Чуйским РВК Джамбульской обл., убит 6 августа 1943г. и похоронен в с.Красный Яр Лиманского района Сталинской области. Я писал и в администрацию Донецкой области, пытался звонить, но ничего не получилось. Помогите мне, пожалуйста найти село Красный Яр и если можно сообщить, что-либо о воинских захоронениях этого села. Поздравляю с Наступающим Новым Годом!
Группа: Гости, ICQ: --  

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.