pornfiles
, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Малоизвестные страницы белой истории края в 1919 году.
Статья о Харьковской военной области ВСЮР, её административном устройстве, социальном и экономическом положении, военной, общественной и культурной политике.

Все наверняка представляют себе хотя бы в общих чертах что такое Харьковская область. Всплывают ассоциации, известные ещё со школы: площадь 31,4 тыс. кв. км., около 3 миллионов населения (сейчас, правда, уже меньше – эксперимент с культивацией «эпохи Голодомора» не прошёл бесследно). Особо знающие скажут, что область была образована 27 февраля 1932 года.
Но, сейчас совсем мало кому известно, что кроме этой, сегодняшней Харьковской области, была ещё и ДРУГАЯ Харьковская область, не имеющая практически ничего общего с современной. Её столицей тоже был Харьков, но была она почти в 5-6 раз обширнее по территории, и значительно больше по населению.
Нет, здесь подразумевается не Донецко-Криворожская республика, существовавшая в феврале-апреле 1918 года, которую активно вспоминают и упоминают, особенно после событий 2004 года. Её столицей тоже был Харьков, и она тоже была больше нынешней области по населению и территории, в те же самые 5-6 раз. Но, в данном случае, имеется в виду совсем другое.
Харьковская земля за свою многовековую историю повидала много разных властей, государственных и социальных строев, вариантов организации общественного уклада. От печенежских и половецких кочевий, живущих набегами и отбирающих дань у хозяина земледельческой сохи; государевых людей, собирающих подати с волостей и уездов;  до отделений «Жилкомсервиса», собирающих квартплату с многоэтажных микрорайонов. От императорского единоначалия образца XIX века, сурового социалистического тоталитаризма образца 1930-х годов до неуправляемого хаоса начала 1990-х. От подданства самодержавному Царю, всеобщих принудительных «одобрямсов» политики партии и некоего очередного «мудрого Вождя» (а, иногда, и «Отца всех народов»), до совершенно новых реалий – регулярных демократических выборов в государственные органы власти и местные советы (а теперь, видимо, еще и до внутрирайонной самоорганизации населения).
Но то, что она увидела во второй половине 1919 года, не имело аналогов в прошлом, и маловероятно, что такое имеет шансы повториться в будущем.
В разгар Гражданской войны, в мае-июне 1919 года Добровольческая армия генерал-лейтенанта В.З.Май-Маевского материализовалась совершенно неожиданным образом под Харьковом. Она появилась из тумана Каменноугольного района, где считалась большевиками вплоть до поздней весны 1919 года «надёжно зафиксированной» и неопасной для продвижения идей Мировой революции. Так начинался выход армии Деникина на широкое оперативное пространство и московскую дорогу.
На фото: Вступление основных сил Добровольческой армии в Харьков 12(25) июня 1919 года по ул.Екатеринославской.
Несмотря на истерическую пропаганду (просматривая большевистские газеты июня 1919 года, другой её не назовёшь) и призывы выйти всему сознательному пролетариату и рабочему классу на борьбу с Деникиным (кровавым, озверевшим и т. п.), большевикам так и не удалось организовать вменяемую оборону «Харьковской крепостной зоны» как они её сами именовали (жутковато звучит). После нескольких дней боёв на подступах большевики город сдали, в Харьков вошла Добровольческая армия.
25 июня 1919 года, в день вступления в Харьков белогвардейских войск была создана Харьковская область. Целью её создания являлась необходимость утвердить и поддерживать новый военный и гражданский порядок на занимаемых территориях, которых с каждым днём у белых становилось все больше и больше. В момент образования Харьковская область состояла из подконтрольных Вооруженным силам Юга России (ВСЮР) частей Харьковской и Екатеринославской губерний. Екатеринослав (нынешний Днепропетровск) белые взяли почти одновременно с Харьковом.
Даже в момент создания территория Харьковской области уже была немалая. Подконтрольными Харькову, кроме Екатеринослава, сразу и в кратчайшие сроки после создания области оказались такие крупные города, как Мариуполь, Александровск (Запорожье), Луганск, Юзовка (нынешний Донецк) и Бахмут (нынешний Артёмовск), входившие все тогда в Екатеринославскую губернию. Плюс ко всему, Харьковская область получила выход к морю. Море было Азовским, находящиеся на его побережье Бердянск и Мариуполь стали морскими портами области.
С наступлением ВСЮР территория Харьковской области постоянно расширялась в западном и северном и южном направлениях. Сразу же оказался присоединён Белгород, в конце июля в состав области была включена Полтава, а затем и вся Полтавская губерния, часть Киевской, Черниговской, Таврической и Херсонской губерний. Небезынтересным фактом, наверное, будет то, что формальные размеры территории белогвардейской Харьковской области в августе 1919 года превысили размеры Донецко-Криворожской республики, существовавшей полутора годами ранее на этих же территориях, и с тем же центром. При этом войска Харьковской области ВСЮР были гораздо более многочисленными и боеспособными, чем войска ДКР.  Да и существовала область подольше, раза в три.
В 11 августа 1919 года белыми была взята Одесса, а 31 августа Киев. В связи с этим, в помощь Харьковской области, которая уже не справлялась с контролем всех занятых территорий, белым руководством были созданы ещё две области – Новороссийская (с центром в Одессе) и Киевская (с центром в Киеве). Ввиду этого, частью своих новых территорий Харьковской области пришлось поделиться. Так, Киевской области 4 октября 1919 года переподчинили Полтавскую губернию, и все занятые на тот момент территории Киевской и Черниговской губерний. Под контроль Новороссийской области ушли Таврия и Херсонщина.
Но далее последовали новые приобретения на севере. В начале сентября 1919 года были присоединены Сумы, за сентябрь в составе области постепенно оказалась вся Курская губерния, затем южная часть Орловской губернии, а в начале октября – Орёл. 4-6 октября 1919 года белые вступили на территорию Тульской губернии, взяв город Новосиль. Все взятые на московском направлении территории включались в состав Харьковской области. В начале октября 1919 года юрисдикция белого Харькова простиралась на территории, охватывающие более 600 км с севера на юг, и более 400 км с запада на восток. Численность населения, проживающего на территории Харьковской области, превышала 10 млн. человек.
Что такое белогвардейская Область? Это особый макрорегион, объединявший в себе подконтрольные территории, нечто среднее между генерал-губернаторством и военным округом. Во главе области находился генерал, командующий армиями в данном районе, ему присваивалась сложная к произношению должность главноначальствующий.
Харьковская область успела повидать двух главноначальствующих. Точнее, неправильно  сказать «повидала двоих» – второго повидать не успела.  Первым и основным с 25 июня по 10 декабря 1919 года был командующий Добровольческой армией генерал-лейтенант В.З.Май-Маевский. В дни отступления ВСЮР, накануне падения Харькова приказом Деникина по ВСЮР от 10 декабря 1919 года №2688 за неудачи на фронте он был смещён с должности и вместо него командующим Добровольческой армии и главноначальствующим в Харькове был назначен генерал-лейтенант П.Н.Врангель. Он выехал в Харьков из Ростова-на-Дону 8 декабря, но, расположившись со своим штабом 10 декабря в Змиёве, до Харькова так и не доехал. А ещё через два дня город был сдан красным.
Штаб-квартира Май-Маевского находилась в Доме Дворянского собрания на Николаевской площади (нынешней площади Конституции). Том самом, где разворачивались основные события фильма «Адъютант его превосходительства». При главноначальствующем находились советы представителей ведомств и помощник по гражданской части. На пост помощника был назначен генерал-майор М.М.Бутчик.
Внутреннее деление на губернии, уезды и волости за отсутствием возможности организовать в сжатые сроки нечто лучшее, белыми было сохранено. В каждой губернии, находящейся в составе области, утверждался губернатор. Губернатор подчинялся напрямую главноначальствующему, а в пределах своей губернии пользовался теми же полномочиями, что и главноначальствующий в области, а именно: полной военной и гражданской властью (за исключением разве что вмешательства в деятельность судебных мест и контрольных органов). Губернатором Харьковской губернии был назначен Богданович, Екатеринославской — Щетинин, губернатором Полтавской области был назначен генерал Эйлер, а с 19 августа вместо него – генерал Старицкий.
Главнокомандование ВСЮР планировало ввести последовательную «цепь самоуправлений от сельского схода до областных дум». В связи с этим возобновлялось функционирование городских дум со всеми отделами губернских и уездных земских управ. Главою Харьковской губернской земской управы стал помещик Акишев. Был отменён декрет большевиков, в соответствии с которым городская дума не созывалась. В сентябре 1919 года началась широкая подготовка к выборам в Харьковскую городскую думу. История умалчивает, правда, чем она закончилась. В декабре в Харьков снова пришли большевики.
Функции полиции в области при белых выполняла государственная стража. Она подразделялась на военную и гражданскую. Военное ведомство стражи делилось на три разряда: офицеры стражи, военные чиновники и стражники. Гражданское ведомство включало в себя уголовно-розыскные управления, криминальные и экспертные отделы, канцелярию и другие вспомогательные учреждения. В них служили гражданские чиновники. Таким образом, рядовой полицейский (участковый милиционер) назывался в Харькове при белых совсем по-средневековому – стражник.
Также в Харькове работали военные спецслужбы. Они формировались на основе бывшего белогвардейского подполья и различных агентов, действовавших ещё при советской власти. В подполье до прихода белых в город существовал Харьковский центр, возглавляемый полковником А.М.Двигубским и лейтенантом Черноморского флота П.С.Колтыпиным-Любским. После занятия города белыми Двигубский принял должность начальника Харьковского разведывательного отделения Штаба ВСЮР. Историк Ю.Рябуха пишет, что, несмотря на недостатки организации, многие операции контрразведки проводились весьма успешно и особо выделяет четырёхкратную ликвидацию всех советских подпольных комитетов в Харькове в августе-октябре 1919 года (сейчас именем одного из таких ликвидированных ведомством Двигубского – Петра Слинько, названа в Харькове улица в районе метро «Маршала Жукова»).
В области была открыта сеть военных комендатур. Центральная военная комендатура была в Харькове, в здании гостиницы «Метрополь» (разрушена в ВОВ, располагалась на месте нынешнего здания на пл. Конституции со 2-й аптекой). Комендантом Харькова с 31 июня 1919 года был назначен генерал-майор А.И.Шевченко, затем комендантом стал легендарный командир дроздовцев генерал В.К.Витковский, с 14 ноября до 12 декабря этот пост занимал дроздовец полковник В.А.Румель.
Печатными органами белой администрации Харьковской области были газеты «Новая Россия» (редактор В.Даватц), «Южный край» и «Полдень». Типография «Южного края»  на ул.Сумской, 13 не так давно ещё была разгромлена большевиками, а сама Сумская переименована в ул.Карла Либкнехта. Белыми было восстановлено и прежнее название ул.Сумской, и типография известного харьковского издания.  В газетах публиковались сводки о положении на фронте, разные приказы, объявления, статьи.
Капитально работала белогвардейская пропаганда в Харькове. Отделение ОСВАГ (белогвардейского органа пропаганды и агитации) в Харькове было одним из самых многочисленных и активных на Юге России. В Харьковском отделении ОСВАГ одних только распространителей агитационной литературы, развозившей её по губерниям, насчитывалось 100 человек. Кроме того, в его составе было три специальных агитационных поезда, которые имели киноустановки, библиотеки и пр. Значительная часть известных сейчас поздних белогвардейских плакатов была рождена в Харькове.
Социальный порядок, установленный в Харьковской области, был одним из наиболее уникальных и интересных по своей самобытности, и своей архаичности одновременно. У белой администрации практически не было стратегии в земельном и рабочем вопросах.
В земельном вопросе при вступлении в Харьковскую область она руководствовалась декларацией Н.Астрова апреля 1919 года, на основе которой надлежало принудительно (или добровольно) отчуждать помещичью землю и передавать крестьянам за выкуп. На основании декларации разрабатывались два законопроекта, но оба они, оказались неподходящими крестьянству, хотевшему скорейшего решения земельного вопроса. Первый, В.Г.Колокольцова, откладывал отчуждение на 3 года после восстановления гражданского мира (был отвергнут Деникиным), второй, В.Н.Челищева, был поблагоприятнее, и предписывал начать отчуждение уже через 2 года с момента выхода закона, и в больших размерах (но появился он всего за месяц до потери белыми контроля над Харьковской областью).
Откладывая решение вопроса по существу, белые власти области в определённой мере шли навстречу крестьянам, легализуя их самозахваты земель. Особое совещание летом 1919 года приняло Закон «О сборе урожая», согласно которому, урожай оставался за посеявшим, при этом с выплатой аренды владельцу земли в размере 1/3 хлеба 1/2 трав и 1/6 корнеплодов. «Закон о посевах» на 1919—1920 годы вменял фактическим обладателям земли (захватчикам) пахать и сеять, обещая «обеспечить интересы засевщиков при сборе урожая». Закон об аренде предоставлял этим же лицам продолжать пользование ею на 1920 год «по договору и без договора» (то есть, самозахватчикам). Но, на фоне необходимости обязательного выкупа земли крестьянами рано или поздно все эти временные меры существенно теряли привлекательность для крестьян Харьковской области.
Вдобавок, для обеспечения продовольствием наступающих частей ВСЮР в августе 1919 года А.И.Деникин ввёл специальную хлебную повинность в размере 5 пудов зерна с каждой десятины крестьянского надела. Фактически этот хлеб забирался у крестьян даром, так как выдававшиеся за него квитанции являлись простыми клочками бумаги. Любая задержка поставок сельскохозяйственной продукции вызывала репрессии со стороны военных команд.
Масла в огонь подливали и помещики. Возвращаясь в свои усадьбы, они заставляли крестьян работать бесплатно, накладывали на них контрибуции. Советские источники приводили такие «заметки с белогвардейских полей» Харьковской области:
В Кременчугском уезде помещики за отказ крестьян работать на помещичьих полях, собирать и свозить урожай, наложили на жителей сёл Николаевка, Манжелеевка и хутора Карамажновского 800.000 рублей контрибуции. В Бахмутском и Мариупольском уездах помещики, кроме «законной» (Согласно Закону ВСЮР «О сборе урожая» – Г.Н.) трети урожая берут 380 рублей с десятины. В Изюмском уезде берут половину урожая. В деревне Чмырёвка, близ Чернявки, помещик забрал себе весь урожай и нанял людей со стороны. Помещик Курской губернии князь Волконский собрал крестьян и велел свезти все взятое ими из его имения имущество обратно, а затем приказал старикам встать на колени и просить прощения. Лесничий Корочанского уезда отказался от предложенного ему обществом откупа за дом, занятый под школу — 80.000 рублей и потребовал возобновления всех построек на новом месте. За старый же дом обещал снести столько голов, сколько в доме углов.
Не менее сложно дело обстояло и с рабочим вопросом. Большинство заводчиков и фабрикантов, не будучи уверенным в прочности новой власти, не собирались задерживаться в Харькове, а временное упрочение своего положения использовали для того, чтобы успеть распродать сырьё, полуфабрикаты и перевести капиталы в иностранные банки. Так, в частности, действовало Российское Акционерное Общество Коксовой промышленности и Бензолового производства «Коксобензол», главный офис которого находился в Харькове. Вся деятельность по восстановлению деловых связей сводилась к собиранию долгов, причитающихся по старым контрактам, и распродаже материалов. Кроме того, Коксобензол под предлогом восстановления производства пытался получить от главнокомандования ВСЮР значительные кредиты, но получил отказ. Естественно, о налаживании фабрично-заводского производства в таких условиях не могло быть и речи.
В итоге, от таких и подобных пируэтов всех этих «псевдопромышленников», положение рабочих ухудшалось, что приводило к стачкам и забастовкам даже на тех предприятиях, где рабочие изначально не поддерживали советскую власть, и не планировали этого делать. За всю короткую историю Харьковской области ВСЮР в ней не бастовали, наверное, только предприятия «Всеобщей компании электричества». При этом важно, что стачки носили, главным образом, экономический, а не политический характер. После того, как предприниматели по настоянию деникинской администрации повышали рабочим заработную плату, последние, как правило, выходили на работу.
Современный историк Ю.Рябуха пишет, что основными виновниками падения поддержки и авторитета белой администрации оказались не сами белые власти, а помещики, землевладельцы, буржуазия, промышленники, предприниматели – то есть все те, чьи интересы собственно белая власть, так или иначе, защищала.
Все это происходило на фоне экономической разрухи периода Гражданской войны. Денежное обращение области также испытывало сильнейшие трудности. Поначалу, можно сказать, что его и вовсе не было. Сразу после занятия Харькова в июне 1919 года управление финансов правительства ВСЮР попыталось взять на себя часть обязательств советской власти, признав легальными советские («пятаковские») деньги. Был разрешен частичный обмен советских знаков на деньги белого Юга, в размере не более 500 рублей совзнаками на одного человека. Такая мера привела к злоупотреблениям — на занятых Добровольческой армией территориях советские деньги циркулировали целыми возами вслед за наступающей армией. В итоге властям пришлось отказаться от размена и просто аннулировать совзнаки.
С 30 августа 1919 года началась осуществляться масштабная эмиссия новых добровольческих денег — так называемых деникинских «колокольчиков», которые, однако, к концу года начали существенно обесцениваться из-за высоких темпов инфляции при лавинообразной эмиссии (150 деникинских рублей обменивались на 1 французский франк). Новые деньги очень быстро превращались в разноцветные фантики.
Перспективы развития социальной сферы, народного образования и здравоохранения в экономических программах белых связывались с бюджетами структур местного самоуправления, имевших солидный опыт работы в данной области. Земства и городские управы, не имея средств, неоднократно ходатайствовали перед правительствами о выделении необходимых субсидий. Особенно тяжелым оставалось положение в здравоохранении — свирепствовали инфекционные заболевания: тиф, дизентерия.
С такой социальной ситуацией все успехи Харьковского ОСВАГА и белой пропаганды Харьковской области летели в тартарары.
Свою роль в ухудшении поддержки политики белых в южных пределах Харьковской области сыграл также набивший оскомину культурный и языковой вопрос. Многие так считают, но не преувеличивают ли они роль этого фактора в причинах стратегического поражения белых? Думаю, что сильно преувеличивают.
В сфере культуры и образования белая администрация в Харькове осуществляла меры, направленные на восстановление дореволюционного уклада и восстановление действия дореволюционных законов Российской империи.
После вступления ВСЮР в пределы будущей Харьковской области командование издало подписанное Деникиным  «Обращение к населению Малороссии», в котором указывалось, что Украина является неотъемлемой частью России. При белых официальное наименование «Украина» было запрещено и в официальной переписке заменено традиционным «Малороссия». Страшно, наверное, это звучит для нынешних особо сознательных «национал-патриотов», но в те времена это было абсолютно нормально, и в порядке вещей.
Глава Харьковской земской управы Акишев распорядился повсеместно снять портреты Т.Г.Шевченко, массово появившиеся на Харьковщине в революционные годы. И здесь ключевым было даже не отрицание белогвардейцами украинской культуры. Дело в том, что именно большевики, а не кто-то другой, с начала 1919 года вели в Харьковском регионе активную украинизаторскую политику, опередив далеко в этом деле все другие так называемые национально-ориентированные силы. Шевченко, как один из ключевых символов утверждения этой политики, большевики до прихода белых активно пиарили, называя его «великим Украинским поэтом и борцом за социальное освобождение». Думается, что белые пытались ликвидировать его в сознании, скорее, именно как большевистский символ.
Были ли белые безоговорочными душителями всего украинского? Сейчас определим. Современный историк Ю.Рябуха отмечает: при белых в Харьковской области «государственным языком признавался русский, но украинский не запрещался (о чем зачастую пишут украинские историки), разрешалось преподавание украинского языка в частных школах».
Чтобы в этом окончательно не было сомнений, приведу полностью, без сокращений, указ главноначальствующего в Харьковской области В.З.Май-Маевского №22 от 3 августа 1919 года. Он звучал следующим образом:
Объявляю основные положения, принятые Особым Совещанием, об украинских школах:
1) Все школы, в которых до появления украинских властей преподавание велось на русском языке, а затем по распоряжению украинской власти языком преподавания сделан малорусский язык, должны вернуться вновь к преподаванию на русском языке;
2) В согласии с законом и правилами 1 июня 1914г., преподавание на малорусском языке допускается в частных учебных заведениях частными лицами или обществами (ст.7 правил 1 июня 1914г.).
3) В согласии с законоположениями, изданными до 25 октября 1917г., отпуск кредитов из казны на содержание учебных заведений с преподаванием на малорусском языке не допускается.
4) В согласии с пунктом «Б» статьи 1 правил 1 июня 1914г. земствам и городам не предоставлено права учреждать и воспособлятъ учебные заведения с преподаванием на малорусском языке.
5) На основании вышеприведенных пунктов 2, 3, 4 дальнейшее существование учебных заведений с преподаванием на малорусском языке, открытых «украинскими властями», а также земствами и городами, возможно при условии принятия их на содержание частными лицами и обществами в порядке правил 1 июня 1914г.
«О правах учащихся учебных заведений с преподаванием на малорусском языке»:
1) Права учащихся в учебных заведениях с преподаванием на малорусском языке определяются статьей 29 правил 1 июня 1914г.
2) Начальнику Управления Народного просвещения предоставляется право преобразовывать вышеупомянутые учебные заведения в учебные Заведения с правом правительственных, если постановка преподавания будет признана Управлением равной постановке в правительственных учебных заведениях, а по духу своему преподавание будет признано укрепляющим идею единой русской государственности. Пояснение к пункту 2: это преобразование, не изменяя источников содержания учебного заведения, повлечет за собой предоставление права педагогическому совету выдавать выпускные свидетельства и аттестаты, а в отношении лиц преподающих — права государственной службы.
О преподавании «Украиноведения» и «Малорусского отделения»:  
1) Преподавание «украиноведения» (история и география Украины) упраздняется.
2) Преподавание малорусского языка и литературы допускается в качестве необязательных предметов на общих основаниях.
Подписал Май-Маевский. Харьков. 3 августа 1919г.

Таким образом, белые в языковом вопросе не изобретали ничего нового, а просто возвращались к дореволюционным законам и уложениям. С другой стороны, было ли время заниматься праздной этнографией, и выделять средства на реформу образования, когда наступающие армии хронически нуждались в средствах, а в контролируемой области, уже почти два года варящейся в котле Гражданской войны, царила элементарная социальная и экономическая разруха. У большевиков, несмотря на разруху,  на это деньги и время были, не зря они так активно продвигали украинизаторские подвижки, назначая многотысячные рублёвые премии «за произведения в прозе, стихах или драматической форме из жизни и творчества борца за социальное освобождение украинского народа ТАРАСА ШЕВЧЕНКО». Они очень хотели «понравиться». Выражаясь современным языком, это был популизм (к счастью, совершенно недавно мы не выбрали президентом одного из аналогичных популистов). Белые популизмом не страдали, за что, наверное, и пострадали тогда, прошу прощения за каламбур.
С октября 1919 года армии Вооружённых сил Юга России, исчерпав наступательный порыв, начали откатываться под натиском превосходящих численно сил большевиков. Харьковская область начала «худеть» в размерах. Один за другим были потеряны Орёл, Курск, Сумы, Белгород, а в декабре началась эвакуация Харькова.
12 декабря 1919 года войска РККА вошли в Харьков. Харьковская область, простиравшаяся ещё недавно от Орла до Азовского моря, прекратила своё существование.

Грицай Николай. 18 марта 2010 года
     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 2209
Теги:   1919

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.