, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Сайт о металле
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (6)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Контрнаступление Клейста и перехват противником инициативы у советского командования.

Оборона в барвенковском выступе
Среди военных историков широко распространено ошибочное мнение, как будто бы армейская и фронтовая разведка соединений Юго-Западного направления не заметила, «проморгала» концентрацию крупных бронетанковых соединений противника в районе Краматорска, Славянска, и удар группы Клейста по южному фасу барвенковского выступа был совершенно неожиданным. Вторая половина мысли о неожиданности контрнаступления Клейста верна, однако пенять на разведку по этому поводу – в корне неверно. Во-первых, командюж Р.Я.Малиновский ещё в своей апрельской директиве, используя разведданные, указал на усиление противника на славянском и красноармейском направлениях, где верно определил направления предполагаемых ударов. Кто мешал частям дивизий готовиться к отражению ударов в данных направлениях, развивая систему обороны южного фаса барвенковского выступа?
Во-вторых, контрнаступления могло и не состояться (хоть история и не терпит сослагательного наклонения), если бы упреждающий удар южной группировки наносился без необдуманных решений командующих и необоснованных отклонений от плана. 14 мая, когда войска южной ударной группировки Юго-Западного фронта углубились относительного переднего края обороны немецкой 6-й армии до 40км, Э.Клейст и Ф.Бок засомневались в эффективности данного контрнаступления. Следует ли наказывать разведку за то, что командование армией, фронтом отсрочило ввод танковых корпусом в прорыв, отклоняясь от плана наступления? Между тем, факты говорят о том, что военная разведка дивизий, армий, фронтов, направления фронта знала о концентрации войск противника перед южным фасом барвенковского выступа, и сообщала об этом в штабы армий, фронтов, направлений, однако в связи с плохой работой штабов директивы «наверх» шли до недели, а самоуверенность командования сводила на нет усилия разведчиков.
В начале мая противник усилил переброску своих войск к местам сосредоточения группы Клейста. Разведка 9-й армии тутже сообщила о перемещениях перед южным фасом барвенковского выступа в штарм-9. Начальник штаба «девятки», Ф.К.Корженевич, заверил, что это всего лишь демонстрация сил, и в ближайшее время активных действий противника. Сон? Командование 57-й армии также знало о переброске частей противника. Например, 13 мая были взяты пленные из 1-й горнострелковой дивизии, переброшенной неделю назад в район Александровки. Знали в «пятьдесят семёрке» и о концентрации противника в Славянске…
В день начала наступления, 12 мая, начальник разведотдела штаба Юго-Западного направления фронта докладывал командованию, что по состоянию на 8 мая от ст.Доброполье (красноармейское направление) в направлении с.Степановка и обратно проследовало 160 крытых автомашин с опознавательными знаками 100-й пехотной, 60-й моторизованной и 14-й танковой дивизий. В районе Анновки, Парасковеевки, Александровского (район нынешнего Доброполья) было обнаружено большое скопление войск и автомашин. Были отмечены перемещения танков в районе Краматорска, Славянска, Райгородка. Что в этот момент проносилось в головах командующих – неизвестно, но соответствующих выводов они не сделали, продолжая «спть и наступать».
Вечером 15 мая разведка 106-й стрелковой дивизии 9-й армии обнаружила прибытие до полка пехоты противника в Андреевку, о чём незамедлительно было доложено в штарм-9. Дежурный ответ: это смена войск, поскольку противник тянет под Харьков лучшие части, а перед южным фасом выстраивает потрёпанные в предыдущих боях. 16 мая командир 106-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко выразил члену Военного совета «девятки» К.В.Крайнюкову свою обеспокоенность по поводу затишья перед южным фасом. Тот ответил, что противнику вскоре будет не до контрнаступления, т.к. в харьковском направлении скоро будут введены в прорыв два советских танковых корпуса. Когда командарм-9 Ф.М.Харитонов высказал те же предположения Главнокомандующему Юго-Западным направлением фронта С.К.Тимошенко, то получил тот же ответ с настоятельной рекомендацией «заниматься своими делами».
Начальник разведки 57-й армии А.Д.Синяев 14 мая передал в штаб 57-й армии разведданные, добытые разведчиками-подростками, засланными в тыл, что в районе Славянска для контрудара сконцентрированные значительные силы войск противника при поддержке танков. Начало контрнаступления указывалось на 18 мая. Командарм-57 К.П.Подлас 15 мая сделал доклад в штаб фронта, а на следующий день приехал начальник штаба фронта Антонов с комиссаром, их разговор с Синяевым и Подласом был крайне неприятным, но закончился практически ничем. Неужели в обязанности разведки входит учить начальство логически мыслить? К сожалению, таких примеров можно приводить много…
Итак, разведка, если и не была на высоте, то работу свою выполняла удовлетворительно. Может быть, фронтовая и армейская разведка не выполнили до конца требований директивы Военсовета штаба Юго-Западного направления фронта от 16 апреля 1942г. о вскрывании подготовительных мероприятий противника к возможному контрнаступлению, однако уже имеющихся данных хватало для того, чтобы сделать соответствующие выводы и вкрыть направления контрударов. Однако, своеобразная реакция командования направления фронта, породившего эту директиву, свела все старания разведки на нет.
Возможно, к беде привела излишняя самоуверенность командования – Ставка, штаб направления и армейское руководство пребывали в состоянии эйфории от первых успехов наступления в зимней кампании 1941/1942 гг. Южный фронт, оставшись без постоянного контроля со стороны штаба Юго-Западного направления фронта, развил «самодеятельность» до предела. 7 мая Южный фронт начал наступление на узел обороны противника в Маяках силой войск 9-й армии, которая прикрывала наиболее опасное (если верить директиве командюжа Р.Я.Малиновского месячной давности) направление. До тех пор, пока командарм-9 Ф.М.Харитонов не задействовал армейский, а следом – фронтовой резерв, активность «девятки» в районе Маяков объяснялась активной обороной (с контрударами по противнику) последней. Однако, всё зашло достаточно далеко, и штаб Юго-Западного направления фронта, наконец-то, обратил внимание на опасные «игры» Южфронта.
В конце апреля 1942г. Р.Я.Малиновский распоряжается перебросить 216-ю стрелковую дивизию из полосы обороны 9-й армии в полосу оборону 18-й армии, поскольку участок на ворошиловском направлении показался командюжу плохо прикрытым. Трёхдивизионная 18-я армия занимала фронт в 80 км, т.е. 25-30 км на дивизию. И командующий фронтом справледливо посчитал, что первый удар против Южного фронта может быть по 18-й армии, одной из наиболее ослабленных в предыдущих боях. Ведь Южный фронт прикрывал ростовское направление – «ключи от Кавказа», и прорыва на этом направлении нельзя было допускать.
Однако, почему же Южный фронт не создал прочной обороны на правом крыле? За месяц после директивы Р.Я.Малиновского была создана система оборонительных сооружений, не обеспечивающая устойчивой обороны в случае внезапного удара противника, и об этой системе сказано выше. Вероятно, Р.Я.Малиновский, а с ним – Ф.М.Харитонов и К.П.Подлас слишком понадеялись на упреждающий удар соседа справа, который, если бы развивался по плану, то действительно, мог бы сорвать планы противника. Трудно сказать, жалели ли командармы силы своих инженерных частей на сооружение оборонительных позиций, когда после Харьковской операции планировалось совместное наступление армий Юго-Западного направления фронта на Синельниково…
Очередную свинью подбросила Ставка. Изначально план операции предполагал создание в полосе Юго-Западного фронта подвижных групп второго эшелона в составе четырёх танковых корпусов из танковых бригад, имевшихся в распоряжении С.К.Тимошенко. В реальности было создано лишь три, но Южный фронт был уже достаточно ослаблен переброской пехоты и танковых частей в полосу Юго-Западного фронта. Когда стало ясно, что подготовка к наступлению идёт не по плану, ослабление Южного фронта было решено компенсировать за счёт развития системы обороны южного фаса барвенковского выступа. Для устойчиыой обороны «меньшими силами», Ставка распорядилась 8 мая начать работы по созданию развитой системы укреплений на глубину дивизий первого эшелона – до 10-12 км. Работы предполагалось закончить к 15 мая. Однако, к этому времени «девятка» частью сил перешла в наступление на Маяки, вскоре задействовав все резервы, которые можно было задействовать, а «пятьдесят семёрка» была значительно ослаблена.
К 17 мая улучшить в значительной систему обороны на правом крыле Южного фронта не удалось. Глубина тактической обороны не превышала 4-5 км, оборона носила очаговый характер, была слабо подготовлена в инженерном отношении. В 9-й армии были закончены окопы полного профиля, приступили к строительству ДЗОТов. Противотанковые и противопехотные средства имелись в весьма ограниченных количествах, а «колючка», взрывчатые вещества, противотанковые и противопехотные мины начали поступать, уже когда противник перешёл в наступление. Малочисленные дивизии не могли противостоять массированным атакам противника на большой глубине.
По состоянию в ночь на 17 мая, 9-я армия, продолжая перегруппировку на своем левом фланге, занимала оборону на фронте в 96 км частями 341-й, 106-й, 349-й и 335-й стрелковых дивизий. В районе Маяки 51-я стрелковая дивизия заканчивала смену 30-й кавалерийской дивизии и частей 333-й стрелковой дивизии. Один полк 333-й дивизии после смены его 51-й стрелковой дивизией находился на марше и следовал в состав дивизии в район Барвенково. Второй полк еще не был сменен и занимал оборону на участке западнее Маяки. Третий полк и 34-я кавалерийская дивизия располагались на рубеже Барвенково, Никополь, Петровка. 78-я стрелковая бригада одним батальоном оборонялась на правом берегу реки Сев. Донец в районе севернее Маяки. Восточнее Маяки бригада имела небольшой плацдарм. Главные силы бригады занимали оборону на левом берегу реки Северский Донец, примыкая к флангу 37-й армии. Командный пункт армии размещался в Каменке, на удалении 30 км от линии фронта.
Средняя оперативная плотность войск 9-й армии, при наличии в составе первого эшелона армии пяти стрелковых дивизий, одной стрелковой бригады и пяти артиллерийских полков РГК, равнялась 19 км на одну стрелковую дивизию и 9 орудиям и минометам на 1 км фронта. Кроме того, в полосе армии располагался 5-й кавалерийский корпус (60-я, 34-я, 30-я кавалерийские дивизии) и 12-я танковая бригада, составлявшие резерв командующего Южным фронтом. С учетом этих сил оперативная плотность в полосе 9-й армии составляла 10 км на одну дивизию, а артиллерийская плотность возрастала до 11-12 орудий и минометов на 1 км фронта. На стыке Юго-Западного и Южного фронтов в районе Надеждовка, Мечебиловка, Шатово сосредоточился 2-й кавалерийский корпус (38-я, 62-я и 70-я кавалерийские дивизии), составлявший резерв Главнокомандующего Юго-Западным направлением.
К 5 часам 17 мая войска левого фланга 9-й армии и фронтового резерва не закончили перегруппировки. Часть войск находилась в движении в новые районы сосредоточения и надежной связи со штабами армии и фронта не имела. Команднуй пункт армии находился в Каменке, а вспомогательный пункт управления и узел связи – в Долгенькой.
57-я армия К.П.Подласа, занимая оборону на фронте в 80 км, имела в первом эшелоне 150-ю, 317-ю, 99-ю и 351-ю стрелковые дивизии, усиленные тремя артиллерийскими полками РГК. В резерве армии находилась 14-я гвардейская стрелковая дивизия. Средняя оперативная плотность войск первого эшелона в полосе обороны 57-й армии составляла 20 км на одну дивизию при 4,6 орудия и миномета на 1 км фронта. Ко¬мандный пункт армии находился в Миролюбовке, на удалении 20 км от линии фронта.
Располагая крупными силами перед южным фасом барвенковского выступа, немецкое командование приняло решение сорвать наступление южной группировки Юго-Западного фронта контрударом в общем направлении на Изюм с юга, а после серии ударов – окружить войска южной ударной группировки. Воспользовавшись пассивностью войск правого крыла Южного фронта (кроме небольшого участка в районе Маяков), противник с 13 по 16 мая произвёл перегруппировку войск и сконцентрировал большие силы перед южным фасом выступа. Сверхосторожность советского командования в плане своевременного ввода подвижной группы второго эшелона в прорыв способствовала продолжению и окончанию перегруппировки противника.
Общий план контрудара состоял в том. чтобы обороняясь ограниченными силами на ростовском и ворошиловградском направлениях, нанести дна удара по сходящимся направлениям на южном фасе барвенковского выступа. Один удар намечался из района Андреевки на Барвенково и второй – из района Славянска на Долгенькую с последующим развитием наступления обеих группировок в общем направлении на Изюм. Этими ударами немецкое командование рассчитывало рассечь оборону 9-й армии, окружить и уничто¬жить части этой армии восточнее Барвенково; в дальнейшем выйти к реке Северский Донец, форсировать ее на участке Изюм, Петровская и, развивая наступление в общем направлении па Балаклею, соединиться с частями 6-й армии, оборонявшими балаклеевский выступ, и завершить окружение всей барвенковской группировки войск Юго-Западного направления.
К перегруппировке своих войск с целью образования ударных группировок на намеченных участках прорыва немецкое командование приступило после окончания железнодорожной перевозки в полосу 17-й армии своих резервов — 20-й пехотной дивизии румын и немецких 384-й и 389-й пехотных дивизий, К этому же времени в район Макеевки была переброшена с юга 16-я танковая дивизия. Все соединения противника на этом участке фронта были организационно объединены в два армейских и один танковый корпуса.
3-й моторизованный корпус Э.Маккензена — немецкие 1-я горно-стрелковая, 100-я легкопехотная, 60-я моторизованная, 14-я танковая и итальянская боевая группа Барбо (сводная бригада) — развернулся на фронте в 61км. Главные силы его были сосредоточены на 21-километровом участке Петровка, Андреевка, южнее Громовая Балка. Во втором эшелоне корпуса сосредоточилась 60-я моторизованная дивизия и два полка 20-й пехотной дивизии румын, прибывшей из Западной Европы. Румынская 20-я пехотная дивизия и итальянская боегруппа Барбо значительно уплотнили корпус Маккензена, действующий на красноармейском направлении ещё с января 1942г. Всего на 20-километровом участке Петровка, Голубовка против стыка 341-й и 106-й стрелковых дивизий 9-й армии противник сосредоточил в первой линии до пяти пехотных полков и до 50 танков 14-й танковой дивизии.
44-й армейский корпус в составе 68-й, 389-й, 384-й пехотных, 97-й легкопехотной и 16-й танковой дивизий развернулся на фронте Громовая Балка, Соболевка в 39 км. Главные силы корпуса (384-я пехотная, 97-я легкопехотная дивизии) заняли исходные позиции для наступления на 11-километровом участке Красноармейское (Славянский район), Соболевка. Во втором эшелоне сосредоточилась 16-я танковая дивизия (около 100 танков). 52-й армейский корпус главными силами (101-я легкопехотная и два полка 257-й пехотной дивизии) занял исходное положение для наступления на 9-километровом участке Соболевка, Маяки. На 21-километровом участке Красноармейское, Маяки, против стыка 335-й и 51 -и стрелковых дивизий 9-й армии, немцы сосредоточили до двенадцати пехотных полков и около 100 танков 16-й танковой дивизии.
3-й танковый корпус, 44 и 52-й армейские корпуса составили так называемую «группу Клейста» под командованием командира немецкой 1-й танковой армии генерала Э.Клейста. Управление этой группы разместилось в городе Сталино. Сосредоточив крупные силы на узких участках фронта, немецкое командование, при сравнительно небольшой общей оперативной плотности своих войск на южном фасе барвенковского плацдарма, сумело создать на участках прорыва значительное превосходство в силах, особенно в танках и артиллерии. В целом, превосходство противника перед войсками южного фаса барвенковского выступа было двухкратным. В полосе 9-й армии противник превосходил советские войска по пехоте – в 1,4 раза, по количеству орудий – в 2 раза, по танкам – в 6,5 раз, по противотанковым оридиям – в 1,8 раз.

Контрнаступление начинается
В 4:00 перед позициями войск на южном фасе противник начал артиллерийскую и авиационную подготовку. Так, на направлении Славянск, Долгенькая в 4:20 первая группа немецких самолётов, состоящая из 18 бомбардировщиков и 12 истребителей, со стороны Краматорска произвела налёт на переправы и сосредоточнеия войск у Банного, Голой Долины, Долгенького. После, бомбардировщики улетели в сторону Харькова, а истребители продолжали атаковать, пикируя с высоты 2500 метров. К 4:35 подошла вторая группа из 12-15 бомбардировщиков со стороны Красноармейского, и после бомбардировки, вслед за первой группой истребителей ушла на юг. В 5:10-5:15 появилась группа из 15 истребителей со стороны Артёмовска, а в 5:20-5:25 со стороны Харькова подоспела четвёртая группа из 18-20 бомбардировщиков. Их сменила пятая группа из 15 бомбардировщиков под прикрытием 10 истребителей. В это время противник уже перешёл в наступление.
В 5:30 танки и пехота противника пошли в атаку при поддержке ок. 400 самолётов с воздуха. Причём, авиация представляла для советских войск, порой, большую неприятность, нежели танки и мотопехота, поскольку правое крыло Южного фронта оказалось практически беззащитным с неба. Так, в направлении Долгенькой во время длительного авианалёта с 4:20 до 13:30 авиация Южного фронта не произвела ни одного вылета (впрочем, до исхода дня – также), а к 6:00 советская артиллерия в полосе наступления противника огня уже не вела, - были слышны лишь одинокие разрывы.
Немецкая авиация разбомбила вспомогательный пункт управления 9-й армии в Долгенькой, тем самым разорвав связь штаба «девятки» с войсками, штабом фронта и штабом Юго-Западного направления. Это внесло серьёзный разброд в управление войсками, которые были вынуждены вести тяжёлые оборонительные и сдерживающие бои изолированно друг от друга. Однако, части 9-й армии продолжали сопротивляться, стоять насмерть, задерживая продвижение противника. Само же командование «девятки» вскоре переехало в командный пункт в Каменке, откуда возможность руководства войсками была ограниченной, а после – на левый берег Северского Донца.
К 8:00 оборона 9-й армии на направлениях Андреевка, Барвенково и Славянск, Долгенькая была прорвана. На барвенковском направлении глубина прорыва составляла 6-10 км, а на славянском – 4-6 км. К полудню глубина прорыва составила уже 20 км; бои шли на южной окраине Барвенково и в районе Голой Долины. После 12:00 связь со штабом 9-й армии была потеряна, и восстановилась лишь вечером. Вражеская авиация 17 мая произвела ок. 350 самолёто-вылетов, в то время как авиация Южного фронта смогла совершить лишь 67 самолёто-вылетов.
В полосе 57-й армии поначалу противник вёл себя пассивно. Лишь её левый фланг – 351-ю стрелковую дивизи. в районе Ново-Кавказ, Ново-Александровка атаковали немецкая 1-я горнострелковая дивизия с итальянской группой Барбо. 351-я стрелковая дивизия с другими правофланговыми соединениями 57-й армии отошла на рубеж Доброволье, Ново-Пригожее.
На участке 341-й стрелковой дивизии А.И.Шагина вражеская пехота при поддержке 30 танков прорвала оборону, и вышла на левый фланг 351-й стрелковой дивизии 57-й армии. Часть 341-й стрелковой дивизии была отсечена от основных сил, и вела тяжёлые бои с противником совместно с 351-й стрелковой дивизией в районе Ново-Кавказ, Ново-Александровка. К исходу дня противник занял Богданово.
106-я стрелковая дивизия Н.Г.Лященко обрушился удар до двух пехотных дивизий противника при 80 танках. После того, как несколько танков противника подорвалось на мине в районе Голубовки, передовой полк дивизии принял неравный бой на основном рубеже. В виду большого численного превосходства противника, оборона дивизии быстро оказалась прорванной, и к 11:00 соединение отошло на новый рубеж. Танки противника начали обходить порядки отступающих, отрезая им пути отхода. Смяв левый фланг дивизии, вражеские танки прорвались восточнее Шаврово, пехотв начало обходить Громовую Балку. Была прорвана оборона на стыке с соседней 349-й стрелковой дивизией. В результате, узлы обороны в Шаврово, Беззаботовке были окружены, противник взял Очеретино и подошёл к Некременному. В 15:00 последовала новая атака пехоты и танков противника, однако части дивизии выстояли. Тогда вражеские танки повернули на Барвенково, обошли его со стороны Викнино и перерезали дорогу на Изюм.
Учебный батальон 106-й стрелковой дивизии прикрывал эвакуацию тыловых и медико-санитарных частей из Барвенково, ведя бой с превосходящими силами противника до позднего вечера. Было подбито 4 вражеских танка и уничтожено до сотни солдат и офицеров противника. Когда эвакуация из Барвенково была закончена, батальон отступил в направлении Изюма.
В оборонительных боях на подступах к Барвенково артиллерия полка 333-й стрелковой дивизии Я.С.Дашевского подбила головной танк противника, остановив и задержав целую колонну. Беглым огнём было уничтожено ещё 9 танков. Метким выстрелом стрелков был разрушен мост, соединяющий Богодарово и Барвенково. Несколько раз противник атаковал рубеж по железной дороге Гусаровка, Языково, практически полностью уничтожив советскую артиллерию на нём. Тяжёлыми были бои на северной окраине Барвенково. В боях за Барвенково противник столкнулся с новым оружием – собаками – истребителями танков.
К 17:00 противник сломил сопротивление часте 333-й стрелковой и 34-й кавалерийской дивизий, и захватил Барвенково, за исключением северо-западной части города, которая находилась на противоположном берегу р. Сухой Торец. Встретив здесь отпор частей 341-й стрелковой дивизии, пехота и танки противника двинулись на восток вдоль реки.
34-я кавалерийская дивизия А.Н.Инаури начала отход из Барвенково к северу, и совместно с отошедшими частями 106-й стрелковой дивизии заняла оборону на рубеже Ильичёвка, Красноозёровка, Григоровка, преграждая путь противнику на Изюм.
Несколько часов удерживала оборону на участке Кантемировка, свх. Большевик 349-я стрелковая дивизия Ф.В.Брайляна. Однако, когда противник потеснил соседнюю 335-ю стрелковую дивизию, 349-я стрелковая дивизия вынуждена была отступить на северо-запад.
335-ю стрелковую дивизию И.А.Шевченко атаковали 4 полка пехоты противника при 80 танках. После первого боя противник потерял до 20 танков и отступил, но позже атаки повторились с новыми силами. Оборона была прорвана, и противник устремился в прорыв, расширяя его на северо-запад. В 16:30 дивизия, понеся большие потери, отошла на рубеж Александровка, Черкасское, Знаменка, но к этому времени противник обошёл левый фланг и устремился в тыл дивизии.
51-я стрелковая дивизия Ф.Г.Филиппова сдерживала натиск двух пехотных дивизий противника при 60 танках при поддержке с воздуха 70 вражеских самолётов. До 11:00 шли бои в районе Никольского, а до вечера – в районе Адамовки. До 14:00 шли бои на основном рубеже, после чего части дивизии отступили на новые оборонительные позиции в районе Долгенького, Голой Долины. Отход основных частей прикрывал гаубичный артполк, который не оставлял боевых позиций до 12:00. Переправы в районе Долгенького, Голой Долины были удержаны совместно с частями 333-й стрелковой дивизии, не успевшими смениться после наступательной операции в районе Маяков.
Группа пехоты противника, посаженной на БТР, стали распространяться в западном и восточном направлениях, охватывая соединения 5-го кавалерийского корпуса И.А.Плиева в районе Ильичёвка, Курулька, Дубровка., стремясь выйти к переправам на Северском Донце в районе Богородичного и Банновского. Однако, конники своими смелыми контратаками и упорным сопротивлением сорвали эти намерения, уничтожив за день до 40 танков и до 50 автомашин с пехотой противника.
К 17:00 в результате контрманёвра противника, в полосе правого крыла Южного фронта образовалось два разрыва в построении войск. Первый разрыв, между Ново-Пригожим и Барвенково шириной в 20 км – на стыке 57-й и 9-й армий, и второй – между Барвенково и Ильичёвкой шириной до 30 км – в построении войск «девятки». В районе Барвенково оборонялись части 333-й и 341-й стрелковых с 34-й кавдивизией. На левом фланге «девятки» фронт проходил по линии Солёный, Долгенькая, Голая Долина, Пришиб.
Всё, что происходило в полосе правого крыла Южного фронта, стало известно в штабе Юго-Западного направления лишь к 17:00, когда инженерные части «девятки» восстановили связь. Впрочем, в последующие дни связь постоянно обрывалась, и связистам работы в эти дни было «непочатый край». А к вечеру 17 мая главком С.К.Тимошенко передал командюжу Р.Я.Малиновскому свой резерв – 2-й кавалерийский корпус Г.А.Ковалёва для совместного с 5-м кавкорпусом, 14-й гвардейской (резерв 57-й армии), части 333-й стрелковых дивизий и 12-й, 15-й и 121-й танковых бригад нанести контрудар по прорвавшемуся противнику с целью его разгрома и восстановления положения войск Южфронта. Однако, контрудар не мог быть выполненным, т.к. 5-й кавкорпус и 333-я стрелковая дивизия уже были втянуты в тяжёлые оборонительные и сдерживающие бои без перспективы сосредоточиться в одном с 2-м кавкорпусом месте.
Р.Я.Малиновский распорядился перебросить автотранспортом 296-ю стрелковую дивизию и 3-ю отдельную танковую биргаду из района Лисичанска в район Радьковских Песков для обороны по рубежу Северского Донца.
Одновременно, главком исходил из предположения, что противник запланировал лишь сорвать наступление на Харьков, и лишь настойчивость наступающих войск Юго-Западного фронта может привести к достижению цели советского командования в Харьковской операции. Понимая, что ослабление атак в харьковском направлении неизбежно приведёт к контратакам противника и контрнаступлению последнего против войск на северном фасе барвенковского выступа, С.К.Тимошенко не отменил наступления советских войск на Харьков. Главнокомандующий направлением лишь распорядился вывести из боя только войска 23-го танкового корпуса, сосредоточив их к вечеру 18 мая на рубеже р.Берека западнее её устья, и подчинить его командованию 57-й армии с последующим наступлением на порядки прорвавшегося противника. Для удержания южных подступов к Изюму было приказано выделить из резерва 343-ю стрелковую дивизия, танковый батальон и батальон противотанковых ружей, выдвинув эти части на правый берег Северского Донца.
Это решение оказалось серьёзным просчётом. Удлиняя прорыв, войска Юго-Западного фронта ещё больше усугубляли своё положение в барвенковском выступе. К этому времени, в районе Змиева, Мерефы успели занять оборону значительные силы противника, и продвижение советских войск замедлилось. Ощущался недостаток боеприпасов, т.к. основные коммуникации советских войск в барвенковском выступе постепенно переходили к противнику.
Поздно вечером 17 мая в штаб Юго-Западного направления фронта поступил сигнал о подготовки противником контрнаступления на северный фас барвенковского выступа силой 3-й, 23-й танковых и 71-й пехотной дивизий из района Балаклеи в направлении Изюма. Соответствующую информацию разведка 38-й армии К.С.Москаленко, ведущей бои на харьковском направлении в составе северной ударной группировки, получила 13 мая, но в связи с плохой работой штарма-38 штаб Юго-Западного направления фронта узнал о ней лишь к ночи на 18 мая. Для парирования удара, главком Тимошенко распорядился выделить из полосы наступления южной ударной группировки Юго-Западного фронта 21-й танковый корпус и 248-ю стрелковую дивизию. Приказ о дальнейшем наступлении на Харьков для остальных подразделений 6-й армии и арвмейской группы фронта был подтверждён.
18 мая кризис в полосе 9-й армии начал обостряться. Утром противник нарастил удар из районов Барвенково на Камышеваху и из Долгенькой на Изюм, Студенок. При поддержке 150 танков он сломил сопротивление 5-го кавкорпуса, и к 10:00 овладел Каменкой, Малой Камышевахой, а к 14:30 – южной частью Изюма на правом берегу Северского Донца, и навязал разрозненным частям 9-й армии тяжелые оборонительные бои, целью которых было недопущение захвата противником плацдармов на левом берегу реки, а также обеспечение возможности отхода основных сил «девятки» на левый берег. В тяжелые оборонительные бои был ввязан 5-й кавкорпус, предназначавшийся для контрудара. Части 30-й кавдивизии В.С.Головского, остатки 12-й, 15-й и 121-й танковых бригад отошли с боями на рубеж по р. Северский Донец, и до конца дня держали оборону в районе Студенка, Богородичного. Массовый героизм проявили бойцы 60-й кавалерийской дивизии.
Из района Барвенково в северо-западном направлении отходили последние эшелоны из северо-западной части города. К 11:00 18 мая Барвенково было полностью захвачено противником. Войска 9-й армии, защищавшей Барвенково, отступили из района города на север в направлении Северского Донца (к позициям обороны «девятки» на левом берегу), частично – в полосу 57-й армии. Передовыми частями противник вышел в район свх. Ильичёвка. В районе с. Заря отступающие части сводного гарнизона Барвенково уничтожили оставшиеся танки.
В районе Студенка 51-я стрелковая и 30-я кавалерийская дивизии удерживали небольшой плацдарм на правом берегу Северского Донца. С наступлением темноты части 30-й кавдивизии оставили Банновское. Основная группировка 12-й танковой бригады в составе до 80 танков и до 70 колёсных машин выдвинулась в район Изюма, оставив заслон из 12 танков и 10 орудий для отражения атак противника со стороны Долгенькой. Когда пути отхода к переправам в районе Изюма оказались отрезанными, комбриг принял решение танки взорвать, а личный состав переправить через Северский Донец вплавь. 15-я и 121-я танковые бригады весь день удерживали переправы в районе Богородичного, Студенка, оставив позиции по приказу командования и переправившись на левый берег Донца лишь в ночь на 19 мая.
Не сумев сломить сопротивление 9-й армии в районе Студенок, Изюм, а также захватить плацдармы на левом берегу Северского Донца (Ф.Бок позже запишет в дневнике, мол, не очень-то и хотелось), противник стал выдвигаться против течения реки из района южнее Изюма в западном направлении. Группировка противника достигла нижнего течения р. Берека. Поворотом главных сил своей группировки из района Изюма на запад противник отрезал от переправ остальные части 5-го кавалерийского корпуса и присоединившиеся к нему остатки 106-й, 349-й и 335-й стрелковых дивизий. Против этой группы войск, продолжавших упорную оборону, немецкое командование выдвинуло из второго эшелона свежую 389-ю пехотную дивизию. Упорно сопротивляясь, части 5-го кавалерийского корпуса отходили в северо-западном направлении.
Быстрое выдвижение подвижных групп противника в глубину обороны 9-й армии создало угрозу аэродромам этой армии, а также находившимся в Изюме и Петровской аэродромам 6-й армии. Срочная их эвакуация привела к тому, что и в этот день авиация Южного фронта не смогла оказать существенного влияния на ход боевых действий. За весь день авиацией 9-й армии было произведено всего лишь 70 самолето-вылетов.
К вечеру 18 мая войска правого фланга и центра 57-й армии занимали прежнее положение. На левом фланге армии выдвигавшиеся в район прорыва части 14-й гвардейской стрелковой дивизии и 2-го кавалерийского корпуса вели сдерживающие бои с противником.
19 мая наступление группы Клейста на коммуникации в глубине барвенковского выступа продолжилось. Важную роль в сдерживании этого наступления сыграли миномётные части 9-й армии в районе Великой Яремовки, Малой Яремовки, Пасек, Красного Яра. Смелыми огневыми ударами и контратаками с близкого расстояния миномётчики прекратили попытки противника форсировать Северский Донец в районе Яремовки, нанеся ему значительные потери. В отличие от миномётчиков, танкисты трёъ танковых бригад на левом фланге «девятки» действовали крайне неуверенно. На 19 мая они располагали всего 52 танками и вели сдерживающие бои на подступах к Богородичному и Студенку, охраняя переправы. Танковые части действовали несогласованно, по собственному усмотрению, т.к. связи со штармом-9 до сих пор не было. Пехота и танки 9-й армии оставили плацдарм в районе Студенок под давлением превосходящих сил противника.
Пользуясь пассивностью противника в полосе 57-й армии, с утра 19 мая в контратаку перешёл 2-й кавалерийский корпус и вышел на рубеж Золотивка, Грушеватский, однако его дальнейшее продвижение было остановлено ожесточённым сопротивлением 60-й мотодивизии противника.
Во второй половине дня 19 мая, главком С.К.Тимошенко принял запоздалое решение приостановить наступление южной ударной группировки Юго-Западного фронта в харьковском направлении, сосредоточив силы 6-й, 9-й, 57-й армий и группы Л.В.Бобкина для концентрического удара по противнику. Соответствующее предложение было направлено в Ставку в 15:45, и в 18:05 последовал утвердительный ответ Верховного Главнокомандования. Наступление южной ударной группировки Юго-Западного фронта, поставленное под угрозу ещё 13-14 мая необоснованной задержкой ввода в прорыв двух танковых корпусов, закончилось полным провалом, который предполагался ещё на стадии планирования операции…
Новосозданной группе под командованием заместителя главкома Ф.Я.Костенко из 253-й, 41-й, 266-й, 393-й и 270-й стрелковых дивизий, 57-й и 48-й танковых бригад приказано прочно занять рубежи для прикрытия ударов южной группировки с запада. 6-й кавкорпус выводился в резерв для дальнейших контрударов по наступающему противнику.
6-й армии Юго-Западного фронта в составе 337-й, 47-й, 103-й, 248-й и 411-й стрелковых дивизий, 21-го и 23-го танковых корпусов в четырёхбригадном составе, 37-я отдельной танковой бригады и шести артиллерийских полков РГК было приказано скрытно, воспользовавшись естественным препятствием по р.Северский Донец, развернуть к утру 21 мая свои войска на рубеже Змиев, Балаклея для обороны по рубежу Северского Донца и в районе Большой Андреевки, Петровки для нанесения удара на восток в направлении Ново-Дмитровки. Контрударом сильной группировки предполагалось взятие г. Змиева.
57-й армии Южного фронта, временно переданной в подчинение Юго-Западному фронту, в составе 150-й, 317-й, 99-й, 351-й и 341-й стрелковых дивизий, 2-го кавалерийского корпуса, усиленная 38-й танковой бригадой, переданной из 6-й армии, прикрывшись частью сил с запада, трём стрелковым дивизиям совместно со 2-м кавкорпусом (со всеми средствами усиления) от рубежа Ново-Пригожее, Фёдоровка ударить во фланг противника в обход Барвенково с юга.
9-й армии в составе 349-й, 343-й, 106-й, 335-й, 51-й и 296-й стрелковых дивизий, двух полков 333-й стрелковой дивизии, 39-й, 34-й и 60-й кавалерийских дивизий, 3-й, 12-й, 15-й и 121-й танковых бригад, приказывалось, сдерживая противника по рубежу Северского Донца, частью сил наступать из района Студенка в западном направлении. Как указано выше, плацдарм в районе Студенка к этому времени «девятка» уже потеряла, что значительно осложняла её переход в наступление. Кроме того, разрозненные части «девятки» к вечеру 19 мая полностью не закончили сосредоточение на левом берегу реки – их отход продолжался.
К 19-20 мая поредевшие дивизии «девятки» отступили на левый берег, закрепившись на нём. Не смотря на постоянные бомбёжки и удары противника, переправа войск через Северский Донец и отход на новые позиции производился, в целом, организованно. Сразу же последовали оргвыводы: Ф.М.Харитонов был снят с должности командарма-9. В командование вступил генерал Козлов.
Навстречу войскам, выходящим из пока что не состоявшегося окружения, войскам 38-й амии К.С.Москаленко предстояло нанести удар силами группы Г.И.Шерстюка, заместителя командарма-38, в составе трёх танковых бригад и одной стрелковой дивизиив направлении Чепеля, Волвенково, Лозовеньки, и четырьмя левофланговыми дивизиями – в направлении Волхова Яра, Змиева.
Однако, время было потеряно, и противник, естественно, не давал времени ни на перегруппировку, ни на сосредоточение войск для контрудара. День 20 мая прошёл в напряжённых боях с танками противника на барвенковском направлении. Противник силами 16-й танковой и 60-й моторизованной дивизий вышел в район малой излучины Северского Донца западнее Изюма, овладел Протопоповкой, и развил стремительное наступление в северном направлении, что затрудняло выход 6-й армии Юго-Западного фронта на исходные рубежи для контрудара. Одновременно, 14-я танковая дивизия противника атаковала фланг 57-й армии, дезорганизовав его. Части 2-го кавкорпуса и 41-й гвардейской стрелковой дивизии отступили на запад.
21 мая с подходом в район Лозовеньки 21-го танкового корпуса, его усилия были направлены на овладение Протопоповкой и Волвенково. К исходу дня противник был выбит из указанных выше пунктов, но закрепить за собой танкистам позиции не удалось. Подтянув свежие силы и отбросив советских танкистов, мотопехота противника при поддержке танков и авиации начала распространяться в направлении на Чепель и Червоную Гусаровку, перерезав основные коммуникации советских войск в барвенковском выступе.
22 мая 1942г. боевые действия южнее Харькова достигли кульминации. Немецккая группа Клейста, наступая в направлении Чепеля, форсировала Северский Донец. Навстречу Клейсту Ф.Паулюс выдвинул две немецкие танковые дивизии с балаклеевского выступа. Немецкая 14-я танковая дивизия установила контакт с частями 44-й пехотной дивизии, замкнув кольцо окружения. В итоге, противник перерезал последние коммуникации советских войск, положив начало тяжёлым боям последних в окружении. Неудовлетворительная организация обороны южного фаса барвенковского выступа, недостаточная по численности и вооружению группировка советских войск на нём, а также непростительные ошибки командования Юго-Западного фронта при проведении наступления и промедление с перегруппировкой войск для осуществления контрмер при выходе противника в тыл советским войскам, привела к окружению советских войск в барвенковском выступе.
Исход данной операции известен: 250 тыс. советских солдат и офицеров 6-й и 57-й армий, а также армейской группы, окружённых в западне, разгром основных сил 9-й армии и лишь 25-30 тыс. советских солдат и офицеров, вырвавшихся из ловушки. Командарм-6 А.М.Городнянский и командарм-57 К.П.Подлас застрелились, командующий армейской группой Л.В.Бобкин и командующий Юго-Западным фронтом Ф.Я.Костенко погибли… Операция по освобождению Донбасса и направления Красноармейское-Лозовая отодвинулась на несколько месяцев. Красная армия на полгода утратила стратегическую инициативу, которую так старалась сохранить весной 1942г. Сказалась рассогласованность действий подразделений и армий Юго-Западного фронта в Харьковской операции, а также недопустимые отклонения от плана при развитии операции, а также неудовлетворительная оборона южногофаса барвенковского выступа войсками правого крыла Южногшо фронта. Войскам Красной армии предстояли тяжёлые бои на воронежском и ростовском направлениях, Сталинградская эпопея, обозначившая коренной перелом в войне, а также многие наполненные славой и драматизмом события. Но это уже совсем другая история!..

Подготовил: Павел Белицкий (Донецк)
     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 2043

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.