, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Как и любой другой регион на планете.
Край тружеников.
Бандитские трущобы.
Очень самобытный регион.
Задворки Украины.
Российская часть украинских территорий.
А что это?
Выскажусь на форуме.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
 
Переломный момент наступательной операции Юго-Западного фронта в Донбассе в феврале 1943 года.

Бросок в Западный Донбасс
Приказ Н.Ф.Ватутина от 10 февраля 1943 г. oзнаменовал качественно новый уровень развития операции. Если предыдущие две недели войска 1-й (В.И.Кузнецов) и 3-й (Д.Д.Лелюшенко) гвардейских армий пытались атаковать противника в лоб, то отныне большое внимание уделяется обходу войск противника с удержанием коммуникаций в его глубоком тылу. Лобовые атаки на Ворошиловград, Артёмовск, Славянск, а также попытки развивать наступление на Сталино из района Краматорска к успеху не привели, и дальнейшее их повторение обусловило бы высокие, зачастую – неоправданные потери в советских войсках. Ослабленные в ожесточённых боях за узлы сопротивления вермахта войска двух советских армий не могли с прежним темпом наступать на Сталино, хотя данный приказ командование Юго-Западным фронтом отменять не собиралось. Планы были скорректированы, исходя из соображений, указанных выше, но не отменены. Фактически новая задача была поставлена 6-й армии (Ф.М.Харитонов): кроме удержания стыка с Воронежским фронтом (Ф.И.Голиков), армия должна была овладеть переправами через Днепр на широком участке от Кременчуга до Запорожья. Для осуществления данного манёвра требовалось усиление 6-й армии фронтовыми и армейскими резервами, а также переброска высвободившихся дивизий на правый фланг.
Начиная охват Донбасской группировки противника, войска 6-й армии 11 февраля заняли ст.Беляевка, облегчая 35-й гвардейской стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии задачу овладения узлом железных дорог в Лозовой. Левофланговые части 35-й гвардейской стрелковой дивизии к 1:00 ночи завязали бои за Александровку южнее Барвенково, наткнувшись на упорное сопротивление немецкой 333-й пехотной дивизии. Выдвинувшись накануне вечером из района Краматорска, части 4-го гвардейского танкового корпуса (П.П.Полубояров) приближались к району Красноармейского. В авангарде двигалась 14-я гвардейская танковая бригада В.И.Шибанкова, которая совместно с приданными корпусу танковыми частями и мотопехотой освободила полосу по западному берегу р.Казённый Торец южнее Сергеевки. Успешно пройдя балки системы реки, бригада Шибанкова к 4:00 11 февраля вышла к с.Гришино и овладела им, взяв под обстрел шоссе и железную дорогу Днепропетровск–Павлоград–Красноармейское. 13-я гвардейская танковая бригада Л.И.Баукова к 1:30 ночи небольшой группой танков и армейских автомашин овладела с.Анновка и ст.Доброполье, выйдя авангардами к ст.Доброполье и оказывая содействие во взятии Гришино.
Развивая наступление на узел железных и шоссейных дорог Красноармейское, 4-й гвардейский танковый корпус к 9:00 перерезал магистральную железную дорогу Днепропетровск–Чаплино–Красноармейское – основную коммуникацию Донбасской группировки противника, по которой осуществлялось снабжение. Для обхода немецкими эшелонами Красноармейского требовалось: либо использование участка железной дороги Чаплино–Пологи–Волноваха (при этом, путь от Чаплино до Сталино увеличивался в 2 раза, проходил по однопутным участкам с разворотом состава), либо использование участка Запорожье – Пологи – Волноваха (его пропускная способность ограничивалась производительностью барж речного транспорта, т.к. мост через Днепр был разрушен ещё в 1941 г. отступающими советскими войсками, а к февралю 1943 г. не был восстановлен), либо использование автотранспорта от Межевой до Селидовки (50 км по бездорожью) или от Демурино до Рои (100 км по шоссе) с перегрузкой военных грузов с железнодорожного транспорта на автомобильный, и наоборот. Т.о., топливо на фронт доставляться вовремя не могло, т.к. путь эшелонов существенно увеличивался, а пропускная способность артерий снабжения уменьшалась. Кроме того, нефтебаза, снабжавшая группировку немецких войск в Донбассе топливом и ГСМ, находилась в Красноармейском, а на окрестных станциях не было устройств для слива и перекачки топлива. Кроме того, военные действия велись уже в глубоком тылу группы немецких армий «Юг». На ст. Красноармейское кантемировцы захватили богатые трофеи: 3 эшелона с автотранспортом, 8 складов с оружием, горючим, ГСМ, зимним обмундированием, огромным количеством продовольствия и т.д.
Для парирования кризиса в районе Красноармейского, немецкое командование было вынуждено применить жёсткие ответные меры. Стоявшая в Даченском, Селидовке мотодивизия СС «Викинг» сразу же контратаковала передовые части 4-го гвардейского танкового корпуса в Ново-Павловке, частью сил выходя к Гришино и охватывая Красноармейское с запада. Командующий подвижной группой Юго-Западного фронта М.М.Попов понимал, в какое положение вскоре попадёт 4-й гвардейский танковый корпус, поэтому уже 11 февраля приказал командиру 10-го танкового корпуса В.Г.Буркову выдвигаться на Красноармейское. Для усиления корпуса, понесшего потери в боях за ст. Соль на артёмовском направлении, ему была подчинена 11-я танковая бригада. Сдав свои позиции в районе Краматорска, Славянска частям 18-го танкового корпуса (Б.С.Бахаров), части 10-го танкового корпуса начали выдвижение в западном и юго-западном направлении. Естественно, колонны танков и автомашин корпуса Буркова были замечены противником, который решил задействовать против 10-го танкового корпуса части 7-й и 11-й танковых дивизий, а также авиацию.
12 февраля дивизия СС «Викинг» вышла к Гришино, заняв его и перерезав основную коммуникацию, связывающую 4-й гвардейский танковый корпус с тылом. На помощь корпусу Полубоярова шёл корпус Буркова, который утром 12 февраля находился в районе юго-западнее Славянска. Немецкая авиация с утра атаковала порядки 10-го танкового корпуса, в результате чего был тяжело ранен комкор Бурков; в командование временно вступил генерал-майор А.П.Панфилов. В районе Красноармейского наблюдались повторные контратаки дивизии СС «Викинг» в направлении Ново-Павловка, Гнатовка. 4-й гвардейский танковый корпус занял большую часть Красноармейского. Не занятым остался кирпичный завод в районе путепровода западнее ст. Красноармейское, куда со станции в направлении мельницы ушёл один из немецких эшелонов и занял оборону. Засевшие на территории завода эсэсовцы и власовцы продержались до прихода немецких танков, нанесли мотопехоте корпуса Полубоярова значительные потери, и корректировали огонь противника с «большой земли». Эсэсовцы ворвались на окраины Красноармейского. Севернее Красноармейского, в Анновке (район Красноармейского рудника) дислоцировалась 13-я гвардейская танковая бригада; сюда же в спешном порядке перебрасывались части немецкой 333-й пехотной дивизии.
Обстановка к полудню 12 февраля в полосе 1-й гвардейской армии была следующей. 35-я гвардейская стрелковая дивизия вела наступательные действия в районе Александровки. В дальнейшем её планировали перебросить в район Павлограда. Основные силы 4-го гвардейского стрелкового корпуса действовали на славянском, а 6-го гвардейского стрелкового корпуса – на артёмовском направлении. Желая усилить 6-ю армию, наступавшую к р. Днепр, командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин приказал перебросить в её полосу части 1-й гвардейской армии. Выполняя приказ, из района Славянска в лозовском направлении начали выдвижение 41-я гвардейская и 244-я стрелковые дивизии. В попытках помешать переброске, 7-я и 11-я танковые дивизии противника, объединённые в боегруппу Балька, к вечеру контратаковали 41-ю гвардейскую стрелковую дивизию и 10-й танковый корпус в районе Черкасского. К 24:00 восточная часть села была в руках контратакующих. В спешном порядке части 57-й гвардейской и 195-й стрелковых дивизий были переброшены из района Славянска в район Черкасского, а 38-я гвардейская стрелковая дивизия – из-под Лисичанска в район Славянска.
13 февраля приказ на выдвижение к Красноармейскому получил 18-й танковый корпус, который начал сдачу позиций частям 4-го и 6-го гвардейских стрелковых корпусов. 25-й танковый корпус П.П.Павлова, до того находившийся в резерве без матчасти, был передан в 6-ю армию для последующего наступления на Запорожье. После вытеснения 7-й и 11-й танковых дивизий из Черкасского, части 10-го танкового корпуса были сразу же задействованы в боях под Краматорском. Группа Балька контратаковала город в районе Шабельковки. Ответный удар 10-го танкового корпуса предотвратил выход противника в тыл 3-му танковому корпусу М.Д.Синенко, однако выдвижение «десятки» к Красноармейскому было снова задержано. В направлении Красноармейского смогла прорваться лишь 183-я танковая бригада Г.Я.Андрющенко, успевшая 13 февраля совместно с частями 35-й гвардейской стрелковой дивизии поучаствовать в боях за с. Степановка. Тем временем, 4-й гвардейский танковый корпус из района Красноармейского начал атаковать в направлении Селидовки. Бои проходили в условиях окружения и господства авиации противника в воздухе.
Бомбардировка Красноармейского противником проходила организованно и целенаправленно; каждая авиагруппа «отвечала» за свой сектор города. Центральную и восточную часть Красноармейского бомбили самолёты Люфтваффе, базирующиеся на Сталинском аэродроме, южную часть – с Запорожского аэродрома, а северную, западную часть Красноармейского и район с.Гришино – самолёты с Днепропетровского аэродрома. Обороне Красноармейского способствовал тот факт, что большинство зданий в городе были кирпичные и приспосабливались под ДОТы. Большинство танков корпуса Полубоярова оставались практически без горючего и боеприпасов, однако 4-й гвардейский танковый корпус, всё же, смог перейти в наступление в сталинском направлении. Отвлекая силы противника, подпольщики посёлка шахты «Центральная» подняли восстание в оперативном тылу группы немецких армий «Юг». Чтобы не пустить в посёлок немецкий бронепоезд, повстанцы разобрали 2 км подъездного пути и взорвали два небольших моста. Силы были неравными, и выступление уже 14 февраля было подавлено, но к этому времени корпус Полубоярова достиг линии ст. Бельгийский, ст. Чунишино. Дальнейшее продвижение танкистов было остановлено контратаками мотодивизии СС «Викинг». В корпусе истощился запас боеприпасов.
14 февраля дивизия СС «Викинг», 7-я и 11-я танковые дивизии противника начали серию концентричных атак на Краматорск и Красноармейское. Дивизия СС «Викинг» предприняла мощную контратаку в направлении Ново-Павловки. Прикрываясь серией контратак, противник начал перегруппировку войск, выводя 7-ю танковую дивизию из Славянска и 333-ю пехотную дивизию из треугольника Александровка, Степановка, Спасско-Михайловка в район Красноармейского. Разведка 1-й гвардейской армии и группы М.М.Попова эту перегруппировку не заметила, всё ещё полагая, что противник отступает за р. Днепр, прикрываясь серией контратак. Авангард 10-го танкового корпуса – 183-я танковая бригада заняла оборону в районе Красноармейского рудника против небольшой группы немецкой 333-й пехотной дивизии. К исходу дня к Черкасскому, Шабельковке подошли части 18-го танкового корпуса, сменив 10-й танковый корпус. Последний к 19:00 сосредоточился в районе Сергеевки для последующего выдвижения в красноармейском направлении. 15 февраля, казалось, наступила стабилизация ситуации в секторе Красноармейского. В город вошла 7-я отдельная лыжно-стрелковая бригада, потеснив противника в районе Гришино и восстановив подвоз горючего с боеприпасами в полуокруженный город Красноармейское. Основные части 10-го танкового корпуса начали выдвижение в направлении Доброполья и Степановки, а 183-я танковая бригада корпуса выбила противника из Святогоровки. Атаки на Красноармейское, тем временем, не прекращались: мотодивизия СС «Викинг», на этот раз, обошла Красноармейское с востока и осуществила мощную контратаку со стороны железной дороги Красноармейское – Доброполье. А войска 6-й армии приближались к Павлограду.
После взятия войсками Юго-Западного фронта Лозовой, подпольщиками Павлограда были расклеены листовки с соответствующей новостью и призывом местному населению подняться на вооруженную борьбу с оккупантами. 14 февраля гестапо провело серию массовых арестов среди подпольщиков города, однако подавить порыв местных жителей ему не удалось. Штаб повстанцев переехал в здание, находящееся на одной улице с управлением карательных органов, и подготовка к вооружённому выступлению продолжалась. 16 февраля боевая дружина из 500 подпольщиков разгромила штаб 104-го итальянского полка, обороняющего город. Командование 6-й армии Юго-Западного фронта решило выдвинуть регулярные войска на помощь повстанцам. К 17 февраля город был в руках Красной армии, а итальянские части, оборонявшие Павлоград, бежали, чем вызвали недовольство фюрера, проводившего совещание в Запорожье по вопросу парирования кризиса в Донбассе и в районе Харькова. В полосе 6-й армии части 350-й стрелковой дивизии 5-го стрелкового корпуса после двухдневных оборонительных боёв и отражения контратак противника заняли г. Змиев. 183-я танковая бригада продолжала отражать контратаки группы 333-й пехотной дивизии противника в районе Доброполья, а 11-я и 186-я танковые бригады 10-го танкового корпуса заняли позиции в районе Степановки, Красноармейского рудника. Завершая отход из Славянска, 7-я танковая дивизия контратаковала 3-й танковый корпус в Краматорске; посредством авангарда корпуса – 50-го танкового батальона – контратака была отбита.
17 февраля ситуация в полосе 1-й гвардейской и 6-й армий в целом всё ещё была под контролем их командования. Ветераны боёв за Изюм и Балаклею, 267-я стрелковая дивизия и 106-я стрелковая бригада наступали в районе между Лозовой и Красноградом. После взятия советскими войсками Павлограда, 25-й танковый корпус нацелился на Запорожье. Основные силы 6-й армии подошли к Ново-Московску и Синельниково. В районе Лозовой сосредоточилась 244-я стрелковая дивизия, а в районе Орельки – 1-й гвардейский танковый корпус, который накануне был передан из резерва в подчинение 6-й армии. Не смотря на явно просматривающийся недостаток сил, Н.Ф.Ватутин всё ещё мечтал выйти к Кременчугу, Запорожью до начала весенней распутицы. В наступлении были задействованы все резервы армий и фронта, а некоторые из них наступали в маршевом порядке. Сопротивление мелких групп противника на пути к р. Днепр было слишком слабым, однако командование фронтом не тревожил факт выдвижения 6-й армии так далеко.
Войска 1-й гвардейской армии утром 17 февраля вошли в Славянск, накануне оставленный противником. Немецкая 7-я танковая дивизия оставила город ночью и сосредоточилась в 15 км восточнее Красноармейского. Для советской армейской разведки передислокация дивизии Г.Балька осталась незамеченной. 38-я гвардейская стрелковая дивизия сменила 18-й танковый корпус в районе Славянска для выдвижения последнего в район Красноармейского. 195-я стрелковая дивизия сменила 3-й танковый корпус в Краматорске для выдвижения последнего в новомосковском направлении. На запад выдвигались также 44-я и 57-я гвардейские стрелковые дивизии, сдавая позиции между Славянском и Лисичанском войскам 3-й гвардейской армии. Расширение полосы наступления 3-й гвардейской армии, а также переброска пехоты 1-й гвардейской армии в полосу наступления 6-й армии обусловили прекращение продвижения гвардейцев вглубь Донбасса. Тем временем, противник практически закончил перегруппировку и подготовился к переходу в контрнаступление, задействовав для последнего все подразделения, отступившие, но не утратившие боеспособность, а также резервы, в т.ч. из Западной Европы. Войскам 6-й и 1-й гвардейской армий Юго-Западного фронта предстояли суровые испытания…

Взятие Ворошиловграда
11 февраля в боях за подступы к Ворошиловграду войска 3-й гвардейской армии (Д.Д.Лелюшенко) добились существенных успехов. 229-я отдельная стрелковая бригада при поддержке 2-го гвардейского танкового корпуса (В.М.Баданов) заняла Бело-Скелеватый, и продвигаясь далее – завязала бои за Орловку. Части 2-го гвардейского танкового корпуса вели бои за узел сопротивления в Лысом. 59-я гвардейская и 279-я стрелковые дивизии предприняли серию атак на Ворошиловград. К исходу дня бои шли на ст. Вергунка, юго-западной, южной и юго-восточной окраинах города. Вновь созданная из 60-й стрелковой дивизии и 299-й отдельной стрелковой бригады «группа Монахова» выдвинулась из района Николаевки, Суходола для смены 58-й гвардейской стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии (В.И.Кузнецов), занимающей позиции к северу от Ворошиловграда. Выполняя новый приказ командарма Лелюшенко от 10 февраля 1943г., 8-й кавалерийский корпус М.Д.Борисова к 2:00 ночи вышел на южную окраину Васильевки, и после подхода в этот район 21-й кавалерийской дивизии выдвинулся в рейд по тылам противника. В течение 11 февраля были занятии либо выведены из строя ст. Ольховка, Успеновка, Иллирия, Селезнёвка, захвачены сёла Георгиевка и Лутугино. На ст. Ольховка было захвачено 7 паровозов и 2 эшелона с заводским оборудованием.
Утром 12 февраля 8-й кавалерийский корпус вышел на рубеж Шимшиновка, Иллирия, где был встречен группой противника, занимающего оборону. В 16:00 в район Успенки вышли 11 танков и БТР с мотопехотой противника, завязав бой с 21-й кавдивизией, закончившийся победой последней. К исходу дня 8-й кавкорпус вышел в район Ворошиловска и сосредоточился следующим образом: 21-я кавдивизия – в Мало-Ивановке, 55-я кавдивизия – в Артёмовске (ворошиловградском), 112-я кавдивизия – в Ящиково, штаб – в Селезнёвке. В 18:00 до полка пехоты противника атаковали Мало-Ивановку, но артогнём 21-й кавдивизии противник был отброшен с большими потерями. Выход 8-го кавкорпуса в оперативный тыл противника вызвал панику среди гарнизонов и частей последнего: тыловые части и гарнизоны Ворошиловграда, Ворошиловска, Дебальцево, Красного Луча бежали в направлении Сталино. Совинформбюро распространило информацию о взятии советскими войсками Ворошиловска, - город и вправду опустел. Противнику стоило значительных усилий навести порядок в тыловых частях юго-западнее Ворошиловграда.
Восточнее и юго-восточнее Ворошиловграда, от рубежа по р.Луганчик 243-я стрелковая дивизия и 2-й гвардейский танковый корпус перешли в наступление на Ворошиловград. 243-я стрелковая дивизия пошла в обход Ворошиловграда с севера и запада, а 2-й гвардейский танковый корпус обходил с юга и запада Ново-Светловку. Концентричным ударом были взяты Васильевка, Ворошиловка, Валеевка и Ново-Светловка, а их гарнизоны уничтожены. 5-я гвардейская стрелковая бригада на рассвете захватила Лысый, после чего развернула наступление на Бело-Скелеватый, где с 5:00 утра вели бои части 14-й и 61-й гвардейских стрелковых дивизий и 299-й стрелковой бригады. Совместными действиями сопротивление противника было сломлено и занят узел сопротивления в Орловке. 14-я гвардейская стрелковая дивизия заняла Поповку. В районе Давидо-Никольского, Первозвановки, Лутугино вела бои 50-я гвардейская стрелковая дивизия. К вечеру контратаки противника в районе Ворошиловграда стали ослабевать, однако в этот день не удалось развить совместный удар с юга, севера и востока, т.к. «группа Монахова» ещё не успела занять исходные позиции.
Не смотря на то, что возможности дальнейшее длительной обороны Ворошиловграда у противника были, командир немецкого 30-го армейского корпуса М.Фреттер-Пико совместно с младшим командиром Г.Крейзингом решили в течение 13 февраля основными силами покинуть Ворошиловград, закрепиться на новых рубежах, оставив до 14-15 февраля в городе арьергарды. В 2:00 ночи 13 февраля в Ворошиловграде начинаются подрывы уцелевших промышленных предприятий и железнодорожных путей, а к утру все немецкие подразделения получают приказ отступления из города в соответствии с разработанным планом отхода. Вывод немецких войск из Ворошиловграда начался вечером 13 февраля и продолжился в ночь на 14 февраля, но т.к. арьергарды продолжали сопротивляться, отступление было практически не замечено советскими войсками. Последние вели разведку боем и готовились к новому штурму Ворошиловграда, заканчивая перегруппировку войск. 60-я стрелковая дивизия заняла Александровку северо-западнее Ворошиловграда, охватывая город с севера. 4-я гвардейская мотострелковая дивизия и 4-я гвардейская танковая бригада 2-го гвардейского танкового корпуса заняли Лутугино на южных подступах к Ворошиловграду.
8-й кавалерийский корпус силами 21-й кавдивизии 13 февраля овладел ст. Мануиловка и наступал вдоль железной дороги Ворошиловск – Дебальцево, производя подрывы железнодорожного полотна. Основные же силы корпуса, 55-я и 112-я кавдивизии, нацелились на Чернухино, опрокидывая и уничтожая мелкие группы противника на своём пути. В районе свх. им. Демченко главные силы корпуса подверглись массированным налётам немецкой авиации, понеся значительные потери. Советская авиация, не смотря на неоднократные вызовы, в небе так и не появилась. Рейдируя по тылам противника, 8-й кавкорпус захватил посёлки Андрианополь, Софиевка и Городище, выдвигаясь к району узла железных и шоссейных дорог в Дебальцево. К этому времени противник успел подтянуть к Дебальцево резервы, восстановить и усилить гарнизон города, подготовившись к обороне узла коммуникаций. До наступления темноты наблюдались контратаки противника в районе Софиевки.
На рассвете 14 февраля советские войска после 40-минутной артподготовки пошли в общую атаку на Ворошиловград. В 8:25 части 18-го стрелкового корпуса (59-я гвардейская, 279-я и 243-я стрелковые дивизии) ударили с юга и востока, овладев к 9:00 юго-восточной частью города. Когда противник начал перебрасывать сюда основную часть арьергардов и гарнизона, с севера ударил 2-й танковый корпус. На высоких скоростях в город вошли 99-я и 169-я танковые бригады, которые были встречены артогнём немецких фаустников. При прорыве вражеской обороны в городе погибли комбриги М.И.Городецкий и А.П.Коденец, начальник штаба корпуса С.П.Мальцев. В результате непродолжительного боя, оборона противника была прорвана, последний начал отход на запад. На плечах отступающих в центральную часть Ворошиловграда ворвалась пехота. К исходу дня большая часть города была в руках наступающих. «Группа Монахова», наступая севернее Ворошиловграда, овладела Лиманом, Цветными Песками, Красным. К исходу дня 243-я стрелковая дивизия вошла в свх. Давыдовка, а 2-й гвардейский танковый корпус – в район Георгиевки. Войска 203-й и 266-й стрелковой дивизии заняли Краснодон. 14-й стрелковый корпус к исходу 14 февраля вышел на следующие рубежи: 14-я гвардейская стрелковая дивизия – в район Лутугино, 61-я гвардейская стрелковая дивизия – на линию Глафировка, им.Либкнехта, 50-я гвардейская стрелковая дивизия – на линию Первозвановка, Андреевка. 1-й гвардейский моторизованный корпус, сдав свой участок 266-й стрелковой дивизии, вышел к свх. им. Ворошилова, а 2-й танковый корпус – в район Куцербовки.
К утру 14 февраля 21-я кавдивизия 8-го кавкорпуса овладела ст. Баронская, уничтожив 2 эшелона с продовольствием и боеприпасами. Была захвачена Софиевская водокачка, снабжавшая водой железнодорожный узел в Дебальцево; работа последнего была парализована. Водокачка удерживалась небольшой группой бойцов 21-й кавдивизии в течение трёх суток. Дальнейшее наступление 17-го и 67-го кавполков 21-й кавдивизии проходило в направлении Октябрьского, Дебальцево. Контратаки противника были отражены, последний отступил в Дебальцево, но 21-я кавдивизия израсходовала большую часть боекомплекта. Артогнём 21-й кавдивизии на участке железной дороги Ворошиловск – Дебальцево было уничтожено 8 эшелонов (84 вагона с различными грузами и 13 цистерн). Дальнейший подвоз горючего и боеприпасов прекратился, т.к. противник перерезал автодорогу в районе свх. им. Демченко. К 13:00 передовые части 21-й кавдивизии достигли восточной окраины Дебальцево, уничтожив дивизионную школу 22-й танковой дивизии и захватив 17 орудий и 25 танков. Был совершён налёт на ст. Дебальцево-Сортировочное, где были захвачены 10 эшелонов с боевой техникой и снарядами, а также несколько складов. В нескольких местах было разрушено железнодорожное полотно в районе узла ст. Дебальцево, в т.ч. на направлении Дебальцево – Горловка.
55-я и 112-я кавдивизии в результате ночной атаки ворвались в Чернухино, вступив в бой с гарнизоном из двух батальонов пехоты противника при 8 танках и 4 самоходных пушках. Гарнизон оказал упорное сопротивление, но в результате длительного боя 8-му кавкорпусу удалось овладеть восточной частью и центром Чернухино, а также железнодорожным разъездом 11 км. Завязались бои у восточных входных стрелок ст. Чернухино. Дальнейшее продвижение корпуса было остановлено, и последний перешёл к обороне. Так, 112-я кавдивизия заняла восточную часть Чернухино, отбивая контратаки противника со стороны Дебальцево. В этот день за боевые заслуги 8-му кавалерийскому корпусу в составе 21-й, 55-й и 112-й кавалерийских дивизий было присвоено звание «гвардейский». Новосозданный 7-й гвардейский кавалерийский корпус состоял из 14-й, 15-й и 16-й гвардейских кавалерийских дивизий. Вымпел с соответствующим приказом был сброшен с самолёта 15 февраля (во избежание путаницы, наименования корпуса и дивизий в его составе будут приводиться прежние).
15-16 февраля бои западнее Ворошиловграда шли в районе сельхозинститута. 60-я гвардейская стрелковая дивизия продолжала наступление севернее Ворошиловграда, пытаясь отрезать пути отхода противника. 50-я гвардейская стрелковая дивизия выдвинулась в направлении ст. Штеровка и г. Боково-Антрацит, куда также нацеливались войска 5-й танковой армии (П.Л.Романенко). Для скорейшего освобождения юга Ворошиловградской области, 23-й танковый корпус, 203-я и 266-я стрелковые дивизии переданы в оперативное подчинение 5-й танковой армии. 17 февраля 2-й танковый корпус был выведен в резерв. Не смотря на существенное ослабление группировки войск 3-й гвардейской армии, последняя продолжала наступление, войдя 17 февраля в Славяносербск. В этотдень 5-я танковая армия заняла Свердловск, Ровеньки, и приблизилась к Боково-Антрациту. Сопротивление «группы Фреттер-Пико» возрастало: оправившись от шока, вызванного появлением 8-го кавалерийского корпуса в тылу, противник смог создать прочную оборону на линии Славяносербск, Иллирия, Дьяково. К тому же, полоса наступления ослабленной 3-й гвардейской армии существенно расширилась до районов Лисичанска и Артёмовска.
15 февраля противник силой до полка пехоты несколько раз атаковал 21-ю и 55-ю кавалерийские дивизии, но был отброшен, а 8-й кавалерийский корпус продолжал удерживать коммуникации в тылу противника восточнее Дебальцево и в районе Чернухино. К исходу 16 февраля в Дебальцево было подтянуто до двух немецких пехотных дивизий, и началась операция по окружению 8-го кавалерийского корпуса. С утра 17 февраля в 3 км северо-восточнее Чернухино из эшелонов выгрузилась мотопехота противника, и при поддержке 50 танков пыталась атаковать 55-ю кавалерийскую дивизию, но огнём артиллерии последней противник был рассеян. Штаб 3-й гвардейской армии сообщил, что на соединение с 8-м кавалерийским корпусом выдвинуты части 1-го гвардейского моторизованного, 2-го гвардейского танкового корпусов и 14-й гвардейской стрелковой дивизии, но их продвижение шло медленно, и в течение 17 февраля группа в район Софиевки, Чернухино не вышла. Между тем, положение с каждым часом ухудшалось.
К 17:00 группа до батальона пехоты противника обошла Чернухино с востока. Вторая группа повела наступление на ст. Баронская, которую обороняли части 21-й кавдивизии. После израсходования боекомплекта, два кавполка дивизии отступили к свх. им. Демченко, взорвав Софиевскую водокачку. Третья группа пехоты противника обрушилась на свх. им. Демченко, но благодаря спешенным штыковым атакам конников 21-й дивизии, позиции здесь удерживались. Два полка 21-й кавдивизии вели тяжёлые бои с наступающим полком пехоты противника при 16 танках на юго-восточной окраине Городища. После израсходования боекомплекта, полки 21-й кавдивизии оказались отрезанными от основных сил 8-го кавкорпуса, и были вынуждены в дальнейшем самостоятельно штыками пробиваться в направлении Успенки. В таких условиях командир кавкорпуса М.Д.Борисов принял решение перейти к круговой обороне в районе Чернухино. 55-я кавдивизия заняла оборону в северо-восточной части, а 112-я кавдивизия – в центре посёлка. Начались тяжёлые бои в окружении.

Перелом
К 18 февраля войска Юго-Западного фронта (Н.Ф.Ватутин) вышли на рубеж Перещепино, Ново-Московск, Синельниково, Павлоград, Красноармейское, Краматорск, Лисичанск, Славяносербск, Лутугино, Ровеньки. В полосе 6-й армии (Ф.М.Харитонов) и группы М.М.Попова фронт практически отсутствовал, а в полосе 1-й (В.И.Кузнецов) и 3-й (Д.Д.Лелюшенко) гвардейских армий – стабилизировался. Войска 6-й армии вели бои за узлы сопротивления в Ново-Московске и Синельниково, а передовой отряд 25-го танкового корпуса (П.П.Павлов) достиг района в 20 км от Запорожья, где был вынужден остановиться в связи с отсутствием горючего. В самом Запорожье заканчивалось военное совещание с участием высшего командования Третьего Рейха, и выход советской танковой группы на подступы к Запорожью произвёл на А.Гитлера неизгладимое впечатление. Если ранее фюрер настаивал на начале контрнаступления непостредственно на район Харькова, то теперь он согласился с доводами командующего группой немецких армий «Юг» Э.Манштейна о целесообразности начала наступления против войск Юго-Западного фронта. Ведь захват советскими войсками Синельниково мог бы усугубить кризис снабжения Донбасской группировки противника, т.к. единственный неудобный путь Днепропетровск–Чаплино–Пологи–Волноваха в этом случае оказался бы перерезанным 6-й армией. Также существовала угроза захвата Красной армией переправ через р. Днепр.
С утра 18 февраля группа противника в составе 7-й танковой, 333-й пехотной дивизии и мотодивизии СС «Викинг» усилила натиск на 4-й гвардейский танковый корпус П.П.Полубоярова в районе Красноармейского. При полном господстве авиации противника в воздухе, оборону в Красноармейском держали: 9-я гвардейская танковая бригада – восточнее города, 14-я гвардейская танковая бригада – юго-восточнее города, 3-я гвардейская танковая бригада – южнее города, 12-я гвардейская танковая бригада – западнее города и в районе Гришино. В 8:30 утра 7-я танковая дивизия атаковала 14-ю гвардейскую танковую бригаду в направлении центральной части и восточной окраины Красноармейского, уничтожив 11 советских танков и прорвавшись в центр города. К 12:00 дивизия СС «Викинг» атаковала 12-ю гвардейскую танковую бригаду с запада, а 333-я пехотная дивизия ударила на Гришино с северо-запада. К этому времени 18-й танковый корпус Б.С.Бахарова достиг района Доброполья, сменив там части 10-го танкового корпуса. Последний начал выдвижение в направлении Красноармейского, однако ко времени подхода 10-го танкового корпуса порядки 4-го гвардейского танкового корпуса были раздроблены, частично уничтожены, и частично – выбиты из города. Совместно с 10-м танковым корпусом, остатки 4-го гвардейского танкового корпуса заняли оборону на линии х. Молодецкий (северные и северо-западные пригороды Красноармейского), где противник был остановлен. 18-й танковый корпус занял западную часть Добропольского района, однако был контратакован группой 333-й пехотной дивизии противника северо-западнее Гришино, после чего занял оборону в районе с. Доброполье.
События в районе Красноармейского вызвали мгновенную реакцию в штабе Юго-Западного фронта. Н.Ф.Ватутин приказал командованию 4-го гвардейского и 10-го танкового корпусов перейти в наступление, окружить и уничтожить группировку противника в Красноармейском. Во исполнение приказа, 18 февраля была создана сводная ударная группа Андрющенко в составе 9-й гвардейской, 11-й и 183-й танковых, 14-й мотострелковой и 7-й воздушной бригад. К вечеру группа заняла позиции к северу и северо-востоку от Красноармейского. В целом же контрудар противника в районе Красноармейского планов командования фронтом практически не скорректировал: в районе юго-восточнее Славянска 57-я гвардейская стрелковая дивизия сменила 195-ю стрелковую дивизию, которая выдвигалась в новомосковском направлении. Правда, 3-й танковый корпус М.Д.Синенко был возвращён в район Краматорска для выдвижения в красноармейском направлении. Лишь небольшой передовой отряд был направлен в район Верхней Самары для охраны переправы через реку. Старый приказ о наступлении группы Попова на Сталино, который уже не соответствовал текущей обстановке, отменён не был.
В полосе 3-й гвардейской армии события развивались менее драматично. В 7:00 утра 18 февраля 50-я гвардейская стрелковая дивизия начала штурм Боково-Антрацита, к полудню овладев им. Однако, все усилия, направленные на соединение ударной группировки армии с 8-м кавалерийским корпусом М.Д.Борисова в районе Чернухино оставались безрезультатными. 1-й гвардейский моторизованный корпус вёл бои на восточной окраине Иллирии, а 2-й гвардейский танковый корпус В.М.Баданова, понеся значительные потери, производил перегруппировку в районе Ореховки для возобновления наступления на Чернухино. С 16:00 противник начал охват Чернухино со всех сторон, где оборонялся ослабленный постоянными бомбёжками и контратаками 8-й кавалерийский корпус. Район ст. Чернухино заняли до двух полков пехоты противника, а на автодорогах вокруг посёлка было сосредоточено около дивизии пехоты при поддержке 50 танков. Создалась угроза полного окружения кавкорпуса, который во время предыдущих боёв потерял 75 % штатного состава бойцов и почти все орудия. Накануне, 21-я кавдивизия оставила позиции в районе свх. им. Демченко.
Комкор Борисов принял решение об отступлении из района Чернухино. Изначально предполагался прорыв в направлении Дебальцево, однако в районе предполагаемого места прорыва противник умело расставил огневые средства, простреливая все дороги. Разведка и разъезды конников, высылаемые в данном направлении, либо уничтожались противником, либо возвращались ни с чем. В 20:00 командир получает приказ на прорыв в расположение войск 3-й гвардейской армии и уничтожение коммуникаций в тылу противника, действующего на рубеже Штеровка, Иллирия. О прорыве по кратчайшей линии не могло быть и речи, поскольку плотность войск противника в этом направлении была наибольшей. Поэтому, в 22:00 оставшиеся автомашины, артиллерия и миномёты 8-го кавкорпуса, в виду отсутствия горючего и боеприпасов, были взорваны, и корпус практически беспрепятственно вышел из Чернухино в направлении Стрюково.
Полагая, что 8-й кавкорпус уходит на юг в обход Дебальцево для последующего наступления на Сталино, противник выдвинул в район разъезда Редкодуб по два батальона пехоты из районов Дебальцево и Городища. Согласно показаниям пленных, обе группы встретились в районе Круглика, ведя в условиях плохой видимости из-за снегопадов бой между собою почти целый день. Главные же силы корпуса 19 февраля ок. 8:00 в районе ст. Фащевка попали под артогонь гарнизона противника. Силой учебного дивизиона кавкорпуса станция была занята, здесь был уничтожен эшелон противника с боеприпасами. Продвигаясь далее на юг, части корпуса захватили Стрюково, уничтожив в нём инженерную роту противника, и заняли в районе села круговую оборону, отразив несколько контратак противника со стороны Рассыпной. В 4:00 20 февраля 112-я кавдивизия атаковала Грабово, уничтожив в нём гарнизон противника и три склада с боеприпасами и продовольствием. В с.Фащевка (южная) 55-я кавдивизия уничтожила гарнизон и склады с военным имуществом, в т.ч. – велосипедами. В 18:00 комкор Борисов получил радиограмму из штаба 3-й гвардейской армии, в которой сообщалось, что в район Иллирии вышел 1-й моторизованный корпус. Было решено в дальнейшем прорываться к Иллирии, и в 24:00 8-й кавкорпус выступил по маршруту Стрюково – Артёма. Т.о., обманным манёвром конники смогли выйти из окружения и продолжить рейд по тылам противника в направлении Иллирии.
На 19 февраля войска в полосе 6-й армии наступали в направлении Днепра. 6-я, 172-я и 350-я стрелковые дивизии занимали восточный берег р. Берестовая в районе Краснограда. 6-й гвардейский и 15-й стрелковый корпусы сражались западнее Перещепино с правым крылом дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». 106-я стрелковая бригада форсировала р. Орель, а 267-я стрелковая дивизия вышла к Магдолиновке в 100 км западнее Лозовой. 4-й гвардейский стрелковый корпус вёл бои за Синельниково, в район которого с опозданием подтягивались части 1-го танкового корпуса. Тем временем, в 5:00 утра 2-й танковый корпус СС в составе дивизий СС «Дас Райх», «Лейбштандарт» и «Тотенкопф» нанёс контрудар в секторе 106-й стрелковой бригады и 267-й стрелковой дивизии из района Краснограда в направлении Ново-Московска. К 11:00 погода улучшилась, и наступление противника смогла поддерживать немецкая авиация. Успешно преодолев минные поля, атаковав небольшие части советской пехоты в д. Бесека, Отрада, к наступлению темноты 2-й танковый корпус СС передовыми частями вышел к Перещепино, с ходу захватив мост через р. Орель. Контратаки советского гарнизона Перещепино с целью вернуть мост были отбиты, а само село занято эсэсовцами.
В районе Красноармейского ударная группа Андрющенко атаковала 7-ю танковую дивизию и мотодивизию СС «Викинг» с целью возвращения города под контроль советских войск. В результате решительной атаки, позиции 4-го гвардейского танкового корпуса в Красноармейском были частично восстановлены: танки группы Андрющенко заняли северную часть города, взяв под обстрел железную дорогу Днепропетровск – Сталино и станцию, а мотопехота ворвалась на северо-восточную окраину города, разместив автомобили между шоссе на Селидово и железной дорогой на Рою с расчётом на быстрый выезд при необходимости. А необходимость скорого отступления начала назревать: противник сомкнул фланги 7-й танковой дивизии с востока, а 333-й пехотной дивизии и мотодивизии СС «Викинг» с запада, и окружил поредевшие части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов в Красноармейском. Командующий фронтовой подвижной группой М.М.Попов стал оценивать положение своих частей в Красноармейском как опасное, предлагая отвести танковые части в район Степановки, где уже вторые сутки шли ожесточённые бои. Выдвинувшись 18 февраля из района Райского (западнее Дружковки), 11-я танковая дивизия противника ударила в тыл группы Попова. Завязались бои в районе Степановки, Александровки, Ново-Александровки, где противника встретили 186-я и 111-я танковые бригады. Противник прорывался к Гавриловке, Близнецам.
Н.Ф.Ватутин отклонил предложение М.М.Попова об отступлении советских войск из Красноармейского, т.к. до сих пор полагал, что противник, прикрываясь серией контрударов, отступает за Днепр. Приказ о наступлении группы Попова на Сталино снова был повторён. Для усиления группировки в районе Доброполья, Красноармейского, сюда были направлены 3-й танковый корпус, сдавший свои позиции 57-й гвардейской стрелковой дивизии, а также 5-я и 10-я лыжно-стрелковые бригады. Однако, как и следовало ожидать, части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов в Красноармейском были расчленены и частично выбиты из Красноармейского превосходящими силами противника уже 20 февраля. Больше всех не повезло мотопехоте: не успевшие выехать с места дислокации солдаты были расстреляны, - пленных немцы не брали, мстя советской стороне за поражение под Сталинградом. В северной части Красноармейского оставалась небольшая группа советских танков, на которую усилила нажим 333-я пехотная дивизия противника.
Против разрозненных частей 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов, а также занимающих оборону в районе Доброполья частей 18-го танкового корпуса, в составе которых оставалось менее 40 танков, наступали дивизия СС «Викинг», 7-я и 11-я танковые дивизии противника при 200 танках. После арьергардных боёв в Гришино, остатки 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов совместно с 18-м танковым корпусом пытались удержать позиции в районе с. Доброполье, но противник силой 7-й танковой дивизии и мотодивизии СС «Викинг» вытеснил части группы Попова и отсюда. К вечеру 18-й танковый корпус занял оборону на подступах к ст. Доброполье в районе Красно-Подолье, Шевченко, а 10-й танковый корпус перекрыл автодорогу на Криворожье юго-западнее ст. Доброполье, а также на Красноармейский рудник. Командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин был вне себя: в своём новом приказе он подверг критике в достаточно резкой форме оставление позиций в Красноармейском, требуя наступления частей 10-го и 18-го танковых корпусов в балку Бирючья для перекрытия железных дорог Чаплино – Красноармейское, Павлоград – Красноармейское и шоссе Днепропетровск – Сталино. К счастью, этот приказ М.М.Попов выполнять не собирался, т.к. к тому времени у него не было достаточно сил для прочной обороны района Доброполья. Согласно новому приказу Ватутина, 4-й гвардейский танковый корпус выводился из боя и сосредотачивался в Барвенково, в основном – силами уцелевшей мотопехоты. На смену корпусу Полубоярова была обещана 38-я гвардейская стрелковая дивизия, но её подход задерживался, поскольку последняя была задействована в боях с 11-й танковой дивизией противника на линии Степановка, Очеретино.
К 20 февраля 6-я армия Юго-Западного фронта заняла Кегичевку; передовые части рвались к Краснограду. Дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» держала оборону на линии ст. Борки, Парасковея, Ворошиловка, удерживая командные высоты к западу от Тарановки и позиции в 25 км восточнее Краснограда. В 5:00 утра 2-й танковый корпус СС продолжил наступление, выдвигаясь из Перещепино в направлении Ново-Московска, и к 6:25 занял Губиниху. К 11:00 полк СС «Дер Фюрер» на пути к Ново-Московску захватил Марьяновку и Ново-Николаевку. Пока основные части 2-го танкового корпуса СС отбивали контратаки 6-й стрелковой дивизии и 106-й стрелковой бригады, «Дер Фюрер» к 14:00 установил контакт с частями немецкой 15-й пехотной дивизии, обороняющей подступы к Ново-Московску. К 18:00 в районе Ново-Московска занял позиции артполк дивизии СС «Дас Райх». Глубокий обход передовых частей 6-й армии Юго-Западного фронта с тыла не обеспокоил армейское и фронтовое руководство. Частям армии, как и прежде, ставились наступательные задачи. 267-я стрелковая дивизия и 16-я танковая бригада должны были овладеть Ново-Московском, 25-й танковый корпус наступать на Запорожье, а 1-й гвардейский танковый корпус – на Синельниково. Во исполнение приказа командарма-6, 267-я стрелковая дивизия вышла в район Ново-Московска; сюда же приближались части 4-го гвардейского стрелкового корпуса. 41-я гвардейская стрелковая дивизия и основные части 25-го танкового корпуса завязали бои за Синельниково.
Т.о., за первые 2-3 дня контрнаступления противника руководство Красной армии не распознало угрозу. Обход авангарда 6-й армии, рвущегося к Днепру, был воспринят как нечто обыденное, а отступление группы Попова воспринималось командованием фронта «в штыки». Как покажут дальнейшие события, позиция Попова была наиболее взвешенной и отвечающей оперативной обстановке на фронте. В первые 3 дня немецкого контрнаступления у командования Юго-Западным фронтом был шанс если не остановить наступление противника переходом советских войск к обороне, то хотя бы минимизировать его негативные последствия. Не желая распознавать в оперативной ситуации на ключевых направлениях надвигающуюся катастрофу, фронтовое командование вскоре поставит свои армии и подразделения в крайне тяжёлое положение, а результаты операции сведёт на нет…

Подготовил: Павел Белицкий (Донецк).
Особая благодарность выражается краеведу В.В.Подоляну (Доброполье) за помощь в систематизации информации по теме броска войск Юго-Западного фронта в Западный Донбасс.
     Комментариев оставлено: (0)    Просмотров: 3607
Теги:   1943

Поделиться материалом :

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Комментарии к новости:

Другие новости по теме:

Информация

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.