pornfiles

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
0

Джон Юз

Джон Юз - учредитель Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств, основатель и директор-распорядитель завода - родился в 1814 г. в г.Мертир-Тидвил, одном из самых больших и богатых промышленных городов Южного Уэльса, металлургического края Англии. До нас дошли очень скупые сведения о его жизни и предпринимательской деятельности на Родине. В России Джон Юз появился впервые уже в зрелом возрасте, когда ему было 55 лет, он сформировался как личность, а за плечами был богатый жизненный опыт. Известно, что Джон Юз родился в семье инженера, стоявшего во главе одного из мегалиту ргических заводов г.Мертира. Он получил домашнее образование и в юношеские годы работал под началом своего отца, который в то время был инженером на заводе Сайфарта. Ознакомившись на практике с металлургическим делом, Джон Юз впоследствии переходит на завод Эбби Вейл.
Спустя некоторое время он основывает собственное механическое производство в Нью-Порте. Джон Юз быстро ставит дело на твердую ногу. Именно в этот период раскрывается его талант изобретателя и организатора производства. Дж.Юз впервые в Англии устраивает подъемную машину прямого действия. В конце 50-х годов он поступает на работу в качестве инженера на Мильвольский железопрокатный завод, а в 1860 г. становится его директором. "Юзовские" лафеты для дальнобойных тяжелых орудий, известное детище английского изобретателя, появляются именно в эти годы. Он также посвящает много времени приготовлению рецептуры брони для обшивки судов и фортовых укреплений.
В те же 60-е годы XIX в. русское правительство, озабоченное проблемой бронирования военных кораблей, искало подходящий для этих целей материал и заводы-изготовители в Западной Европе. В связи с этим Адмиралтейство провело ряд испытаний бронированной стали французского и английского производства. Продукция Мильвольского завода, на котором работал Дж.Юз, успешно их выдержала и, по мнению царских военных чиновников, оказалась наиболее прочной и надежной.
В этом месте необходимо сделать небольшое отступление. Английский историк Дж.Вествуд ставит под сомнение надежность подобных испытаний. В данном случае он ссылается на памфлет контр-адмирала Холстеда, в котором описывается, как в 1864 г. на английском флоте проверялась прочность брони. Приведем это описание и мы. Бронированная обшивка подвешивалась на борта старых деревянных военных кораблей, включая даже фрегаты образца 1810 г., и обстреливалась с расстояния в 200 ярдов из 9-ти дюймовых гладкоствольных орудий.
Несмотря на то, что 9-дюймовые снаряды были сделаны из стали, а не чугуна, устаревшая конструкция орудий снижала надежность проводимых испытаний: часто снаряд просто застревал в броне на полпути.
Как бы то ни было, Адмиралтейство, ссылаясь на результаты собственных обследований, признало мильвольскую сталь лучшей и наиболее прочной. И в результате русское правительство разместило на этом заводе военный заказ с целью укрепления броней форта "Константин" в г.Кронштадте. Так, впервые судьба английского изобретателя и организатора производства Джона Юза пересеклась с интересами России. Именно в эти годы он близко сошелся с русскими военными инженерами генералом Тотлебеном и полковником Герном. Последний и предложил Джону Юзу принять на себя исполнение договора, который заключило правительство с князем Сергеем Кочубеем в 1868 году. Согласно договору кн. Кочубей обязался построить на юге России завод для выделки железных рельсов. Но не сумев собрать капитал, он без особого сожаления переуступил концессию английскому инженеру. Дж.Юз в свою очередь нашел это предложение весьма заманчивым и перспективным. И, как обычно, он с присущей ему неисчерпаемой энергией и глубоким знанием дела берется за осуществление идеи. Настольной книгой английского инженера становится исследование французского геолога Ле Пле 1837 г., посвященное изучению полезных ископаемых южной малороссийской степи. В нем, в частности, утверждалось, что природа одарила этот край первоклассным углем, но не наделила его богатыми залежами железной руды. В течение десятилетий приговор известного специалиста никто не решался оспорить. Правильность выводов французского геолога, казалось бы, подтверждала и неудача с постройкой казенного металлургического завода, работавшего на местном сырье, в Лисичанске.
Дж.Юз уезжает в Новороссию, чтобы самостоятельно разобраться в этом непростом и рискованном деле. Он внимательно обследует местность, осматривает залежи каменного угля и железной руды, подробно расспрашивает жителей окрестных деревень. Все это и привело Дж.Юза к твердому решению принять концессию. Он заключил договор с русским правительством, который был высочайшее утвержден 18 апреля 1869 года. Договор подписали министр путей сообщения генерал-лейтенант П.П.Мельников, министр финансов, статс-секретарь М.Х.Рейтерн и доверенный Дж.Юза Эммануил Ките Гвейер. По договору великобританский подданный Джон Юз принимал на себя обязательство образовать акционерное общество со складочным капиталом в 300.000 ф.ст. (или 3 млн. руб.) для разработки каменного угля и основания рельсового производства на юге России в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии. В течение трех месяцев со дня утверждения договора Дж.Юз обязан был перечислить в один из заграничных банков на счет Общества 500.000 ф. ст., из которых 20.000 должны были оставаться в банке до полного устройства доменных печей. Джон Юз обязывался вести разработку каменного угля, добыча которого должна была достигать 2.000 тонн в день, в течение девяти месяцев пустить в полный ход доменные печи для выплавки чугуна, производительность которых должна была быть не менее 100 т еженедельно, в течение двух лет завершить постройку рельсового завода, работающего на местном сырье, а также устроить механические мастерские для нужд завода.
Со своей стороны правительство безвозмездно уступало Обществу земли и ее недра в окрестностях Азовско-Харьковской ж.д., гарантировало в течение десяти лет попудную премию в 50 коп. сверх стоимости рельсов в виде субсидии на количество не более 3.000.000 пуд. в год. Причем эта премия должна была выплачиваться Обществу за каждые 100.000 пуд. действительно выделанных и принятых на железные дороги рельсов. Правительство также давало Обществу право беспошлинного ввоза из-за границы всех видов продукции, необходимой для устройства и первоначального действия заводов и копей. Юзу разрешалось образовать общество для сооружения железной дороги протяженностью до 85 верст от одного из пунктов Азовско-Харьковской ж.д. в направлении к устраиваемым заводу и копям. Для этих целей правительство выделяло Обществу ссуду в 3/4 условленной поверстной стоимости, которая не должна была превышать 63.000 руб. за версту. Причем ссуда выплачивалась правительством, как подчеркивалось в договоре, одновременно с уплатой Обществом остальной четверти.
Капитал, необходимый для постройки железной дороги образовывался путем выпуска негарантированных акций.
И, наконец, двустороннее соглашение оговаривало юридическую сторону деятельности Новороссийского акционерного общества. Оно было основано согласно английским законам об обществах 1862 г. и 1867 г., а его отношения с учреждениями и организациями на территории России регулировались законами Российской Империи.
Устроив в России все дела, связанные с заключением договора, Дж. Юз возвращается в Лондон и делает все возможное для скорейшего образования солидной компании, поскольку русское правительство ставило его в очень жесткие временные рамки. Устав Новороссийского акционерного общества был принят 29 мая 1869 г. (н.ст.). При его образовании в число основных подписчиков-акционеров входили следующие лица: Даниил Гуч, баронет (100 акций); Томас Брасси, эсквайр, гражданский инженер (200 акций); Александр Оугилви, гражданский инженер (100 акций); Томас Брасси мл., эксвайр, член парламента (50 акций); Чарльз Ф.Гуч, эсквайр (100 акций); В.С.Уэйзман, баронет (40 акций); Джозеф Уитворт, эсквайр, гражданский инженер (100 акций). Капитал Общества был поделен на 6.000 акций достоинством 50 ф.ст. каждая. В первом выпуске было 3.400 акций, разделенных на два разряда: А (привилегированные) и В (обычные). Первоначально согласно устава дивиденд акционеров устанавливался в размере 10% годовых. По постановлению правления Общества от 5 декабря 1871 г. (н.ст.) определялись особые привилегии и преимущественные права акций разряда А. Их держателям гарантировался доход в 15% годовых.
Согласно уставу правление насчитывало 6 человек, из которых четверо избирались акционерами разряда А и двое - акционерами разряда В (два последних являлись директорами-распорядителями завода). Первоначально в правление по разряду А вошли: сэр Уильям Салстонстол Уэйзман, Томас Брасси мл., Оттомар Герн, генерал-майор (русский подданный). По разряду В в правление были избраны Джон Юз и Джон Вирет Гуч. Почетным директором Общества стал кн. Кочубей, чьи обязанности ограничивались правом присутствия и совещания в заседаниях правления с внесением его мнения в протокол. Кн. Кочубей не нес ответственности в качестве директора. По условиям, подписанным 28 мая 1869 г. (н.ст.) директорам-распорядителям назначалось 1.000 акций разряда В, которые считались уплаченными по нарицательной цене. В дальнейшем их наследники, входившие в состав правления Общества, стали крупными держателями акций: в руках семьи Юзов было сосредоточено в 1914 г. 136.450 акций, а у Гучей - 40.000 акций. На выплату жалованья Дж. Юзу и Дж. Гучу выделялась сумма в 1.000 ф. ст. в год. На них возлагались ответственные обязанности наблюдения за заводом и управление делами Общества.
Дж.Юз внес на счет Общества сумму в 50.000 ф. ст. в банкирский дом "Martin & Co." В Лондоне, владельцы которого впоследствии также стали крупнейшими держателями акций Новороссийского Общества. В 1914 г. в руках Джеймса Мартина было сосредоточено 83.400 акций. Согласно дополнительным условиям, подписанным вскоре после договора, из указанной выше суммы 20.000 ф. ст. были переданы в Государственный банк Российской Империи на имя министра финансов. Правительство, придавая огромное значение развитию каменноугольных разработок и строительству чугунноплавильного и рельсового завода на юге России, а также учитывая важность строительства соединительных путей, в cвою очередь оказывало дополнительную помощь Обществу в виде ссуды в 500.000 кредитных рублей после того, как Новороссийское общество употребит на указанные цели не менее половины своего основного капитала, т.е. свыше одного миллиона рублей.
Сделав все необходимое на организационном этапе, Дж. Юз с головой уходит в практическую работу. Два чрезвычайно тяжелых, насыщенных до предела года ушло на строительство первой домны. 24 апреля 1871 г. (ст.ст.) была задута печь. Увы, на долю английского инженера выпала горькая неудача с первой плавкой, через три дня работа печи была остановлена после того, как выяснилось, что невозможно дальше поддерживать нужную температуру. В конечном итоге требовалась серьезная перестройка домны. Но у Дж. Юза не опустились руки, и он опять энергично берется за дело. Английский инженер с упорством и по многу работает над усовершенствованием технологического процесса: он добивается оптимального режима работы печи, значительно улучшает состав шихты, регулирует дутье. Но главный его успех заключался в том, что впервые в России в железном производстве использовал минеральное топливо - кокс. Вторично домна была задута 24 января 1872 г. и с этого времени завод безостановочно во все возрастающих размерах плавил чугун. Попутно заметим, что на Сулинском заводе Пастухова, основанного одновременно с Юзовским, правильная выплавка была достигнута только в 1887 году.
Хронология становления и расширения предприятия говорит о том, что Россия в лице Джона Юза приобрела не только талантливого инженера, но и энергичного предпринимателя, успешно и в сжатые сроки организовавшего производственный процесс многопрофильного металлургического комбината. Он приобрел известность в нашей стране и вошел в ее историю тем, что первым установил выплавку в обширных размерах чугуна из местных руд, на местном минеральном топливе и переработку его в железо и сталь.
Одновременно со строительством домны возводился железоделательный и рельсопрокатный завод с подсобными цехами: механическими мастерскими, кузнями, водокачкой, водонапорной сетью. Рельсовый завод был пущен в 1873г., с этого же года начата разработка камня, извести, глины и производства огнеупорного кирпича. В 1874 г. Юзовский завод начинает выделку сортового железа, в 1876г. - задувается вторая домна, в 1879 г. - начинает производить м рганцевый чугун. В том же году была получена первая плавка мартеновской стали, а с 1880г. Дж.Юз переходит на производство стальных рельсов, которые не уступали по качеству рельсам английских заводов.
Россия стала для Джона Юза второй родиной, его семья (а у него 6ыло четверо сыновей) покинула родные места Южного Уэльса и переселилась в новый городок на юге России, возникший буквально на пустом месте. Окружающие знали английского инженера как энергичного, предприимчивого, целеустремленного человека с трезвым расчетом и умением угадывать перспективу, а в глубине души он был мечтателем. Джон Юз желал, чтобы русский каменный уголь успешно бы конкурировал в Средиземноморье с английским, а русский чугун пользовался таким же успехом в Петербурге, как и английский. Он строил далеко идущие, но вполне реальные планы, если посмотреть на динамику роста производства. Дж. Юз мечтал довести добычу каменного угля до 45 млн. пуд в год, а выплавку чугуна - до 15 млн. Для осуществления своих планов он в июне 1889 г. прибыл в Петербург, но внезапно заболел и скончался 17 июня 1889 года (ст.ст) в гостинице "Англетер". Итогом и своеобразным памятником его двадцатилетней деятельности стал хорошо устроенный завод, вокруг которого вырос многотысячный город.
К концу XIX в. за очень короткий срок малороссийская голая степь, выжженная знойным южным солнцем преобразилась: в некогда безлюдном месте был построен завод, дающий работу нескольким тысячам человек, и возник оживленный город, названный именем английского предпринимателя "Юзовка". Жители окрестных деревень еще в 60-е годы XIX в. не употребляли железных шин на колесах телег. А спустя всего 30 лет в этой местности было построено 10 угольных шахт, 6 из которых были действующими. При шахтах работали подъемные и водоотливные машины мощностью соответственно 1.056 л.с. и 1.306 л.с. Возглавлял это огромное предприятие Юзов металлургический завод. Его доменные цеха насчитывали 6 печей объемом от 3.288 до 13.440 куб. футов. При них было установлено 14 кауперовских воздухонагревателей, которые отапливались колошниковыми газами, и 10 воздуходувных машин. В начале XX в. производительность доменных печей достигала 70 тыс. пудов в сутки. Чугун освобождался от серы при помощи 2 коллекторов емкостью 8.000 пудов каждый. Местная железная руда, исключительно в первое время употреблявшаяся для выплавки чугуна, не потеряла своего значения и впоследствии. Она шла в дело вместе с более богатой криворожской рудой в пропорции 1/3 первой на 2/3 последней. Такая примесь только улучшила качество чугуна.
Пудлинговое железо производилось в 20 обыкновенных пудлинговых печах, сталь отливалась в II мартеновских печах на кислом поду, причем при каждом было по 4 генератора. А в начале XX в. сталь начали плавить на Юзовском заводе и бессемеровским способом. Общая производительность железопрокатного отдела в это время достигала 10 млн. пудов в год, а листопрокатного и кровельного - до 2.750 тыс. На заводе действовало 494 коксовальные печи с возможной выработкой до 25 млн. пудов в год.
Прокатный стан рельсопрокатного отдела, мощностью в 1.400 л.с., был оснащен приборами для автоматического подавания рельсов. В начале XX в. он мог перекатывать в сутки до 75 тыс. пудов рельс. Юзовский завод владел собственно выстроенными железнодорожными путями нормальной колеи, которые были соединены с новой Екатерининской дорогой, построенной в 1881-1884 годы. Его подвижной состав насчитывал 15 паровозов и 35 вагонов. Особо подчеркнем, что завод, все его мастерские и главные железнодорожные переезды освещались электричеством.
Новороссийское общество разрабатывало карьеры, в которых добывали известковый и бутовый камень, щебень, песок, глину. В 1909 г. выпуск кирпича составил 2.450 тыс. штук, а негашеной извести - 67 тыс. пудов.
По соседству с Юзовским возникло несколько мелких литейных и механических заводов, получавших уголь, чугун, железо и сталь от главного предприятия Новороссийского Общества.
В различных городах империи - Петербурге, Москве, Харькове, Варшаве, Киеве, Ростове-на-Дону, Вильно, Баку, Александровске, Мариуполе и в Приволжском районе - Новороссийское Общество имело свои представительства.
Санкт-Петербургский комитет, а его открытие предусматривалось уставом Общества, был учрежден Правлением. Комитет, обосновавшийся на ПочтамскоИ улице, являлся представителем по заказам и делам Новороссийского Общества, но не обладал распорядительными функциями по управлению заводом. Для руководства делами на предприятиях в Юзовке было создано Главное управление. В конце XIX в. на Юзовском заводе и в его мастерских трудилось 5.689 человек, в кирпичном отделении - 62 работницы, 35 вдов рабочих были заняты на уборке контор, машинных зданий и пр. На угольных шахтах работало 3.160 человек, а летом штат увеличивался еще примерно на 500 человек, которые в основном были заняты на постройках и других вспомогательных работах. А в начале XX в. на заводе и рудниках трудилось уже свыше 15 тыс. человек. Общие ежегодные суммы заработной платы в конце XIX в. - 1913 г. составили 7.075.684 рублей. Плата сдельных работ колебалась в пределах от 20 до 150 рублей в месяц в зависимости от сложности операций и квалификации рабочего, ежемесячная заработная плата - от 15 до 60 руб., а поденная - от 60 коп. до 2.500. Вдовам рабочих, умерших от несчастных случаев, назначались пенсии от 5 до 25 рублей в месяц. Отметим, что на Юзовском заводе практиковали выдачу единовременных пособий. Так, например, в 1897г. было выдано пособий на сумму свыше 5.000 рублей. Более того, рабочие завода обычно страховались на случай смерти и инвалидности в I Российском Страховом Обществе. При этом необходимо подчеркнуть, что Юзы широко практиковали экстенсивные формы ручного малооплачиваемого труда, что приносило им дополнительную прибыль.
Заводоуправление предоставляло рабочим бесплатные квартиры с даровым отоплением и водою. Для желающих имелись платные квартиры, но также с даровым отоплением от 1 до 4 рублей в месяц. Все отбросы и нечистоты от квартир и с улиц поселка ежедневно увозились к деструктору, в котором сжигались. Летом же заводские улицы и территория, прилегающая к домам, поливалась водою с добавлением обеззараживающей дикости. Комиссия по исследованию положения горнорабочих юга России, работавшая на заводах и рудниках Новороссийского Общества весной 1905 г., оставила подробные описания жилищ рабочих. Помимо частных домов имелись отдельные благоустроенные 2-х и 4-х квартирные домики, квартиры в 1,5-2 комнаты с кухней (с цементным или земляным полом) и казармы. По мнению комиссии, все типы жилищ были в той или иной степени благоустроенны, но казармы, как подчеркивалось, отличались теснотой. Более того, бесплатные квартиры и казармы предоставлялись далеко не всем рабочим.
Владельцы Новороссийского Общества уделяли достаточное по тем временам внимание, как бы мы сейчас сказали, социально-культурным вопросам жизни рабочего. Современники нередко с восторгом отмечали эту сторону деятельности Общества. Надо сказать, что у них были достаточные основания. Но, как уж повелось, наряду с хорошим соседствует непременно и плохое. Особо подчеркивалось, что по благоустройству Юзовка была выше многих больших губернских городов центральной России. Она четко делилась на две части: хорошо отстроенную "английскую колонию" и, по сравнению с ней, менее благоустроенные русские кварталы, один из которых получил печально знаменитое название "Собачевка". Правда, об этом современники предпочитали умалчивать. Город очень быстро рос: если в конце XIX в. в нем проживало вместе с рабочими 25 тыс. человек, то уже в 1911 г. он насчитывал 50 тыс. жителей. В Юзовке обосновалось несколько банков, было открыто отделение Государственного банка, имелась почтово-телеграфная станция с международным сообщением, были выстроены гостиницы, в том числе и по типу английских, располагалось множество русских лавок, но в тоже время и французских буфетных, и немецких пивных баров. А наравне с ними трактиры, в которых бойко торговали русской водкой. Заметим, что пили не только российские рабочие, но и иностранные инженеры, которых нередко за эту провинность отправляли домой. В конце XIX в. г.Мертир-Тидвил, откуда набирался главным образом инженерный персонал Юзовского завода, прославился именно по этой части. Более того, как отмечают английские историки, пьянство стало одной из причин высокой смертности населения в городе.
Магазины Юзовки продавали хорошие и свежие продовольственные товары, за доброкачественностью которых наблюдал ветеринарный врач. Новороссийское Общество располагало собственным Александровским имением, которое удовлетворяло нужды рабочих и служащих, а также сбывало свои продукты на рынок.
Базар, работавший по воскресеньям, был доступен для многих. Там можно было приобрести товары по ценам не выше, чем в Харькове. На ферме "Пески" - Общество разводило племенной скот, оно имело конный и пивоваренный заводы, паровую мукомольную мельницу. Заводоуправление выстроило на безопасном для завода расстоянии бойню, отбросы от которой ежедневно сжигались в деструкторе. В городе было учреждено Общество потребителей, располагавшее двумя магазинами с отделениями на окраинах. Все товары в магазинах Общества продавались по умеренным ценам. Его пайщиками состояли большей частью заводские рабочие. Более того, заводоуправление, учитывая климатические условия региона, в летний период бесплатно выдавало рабочим чай, который готовился круглосуточно, а также холодную газированную воду, прокипяченную в осбых котлах, а затем освеженную впусканием воздуха под давлением.
Но главным достижением Новороссийского Общества, как нам представляется, была постройка заводской больницы, которая располагалась в четырех зданиях и была рассчитана на 100 кроватей. Юзовская больница считалась одной из лучших в округе, она имела прекрасное хирургическое отделение. На содержание больницы уходило от 60.000 до 75.000 руб. в год. В ней работало 6 врачей, 2 провизора и 33 служащих. На зарплату врачам в совокупности тратилось 16.000 руб. в год. В 1895 г. число стационарных больных равнялось 728 человек, амбулаторных - 26.250 человек. Все виды медицинской помощи (лечение в больнице, прием больных и посещение их на дому), равно как и выдача медикаментов, проводились бесплатно. Заводоуправление выстроило хорошо благоустроенные платные (вход - 5 коп.) общественные бани с мужским и женским отделениями. На их постройку было истрачено 20.000 рублей.
Другим не менее важным достижением Новороссийского Общества стала организация начального образования для рабочих. При заводе имелось 1 главная и 3 филиальные школы, расположенные на окраинах города. Здание главной школы, как писали современники, располагало большим актовым залом, высокими, просторными и светлыми классами. Курс главной школы был 4-х летним с двумя параллельными классами (всего 6), филиальные насчитывали по 2 класса каждая. Стоимость всех училищных зданий оставила около 75.000 рублей., а расход на их содержание, исключая расходы на отопление, освещение и содержание зданий, требовал суммы примерно в 13.000 рублей. В 1897 г. 18 учителей обучали в заводских школах 387 мальчиков и 250 девочек. Плата за обучение равнялась 5 рублям в год, причем дети вдов и сирот от нее освобождались. В Юзовке имелись также одна английская и несколько частных школ.
Благоустройство территории завода и города также находилось в центре внимания заводоуправления. Новороссийское Общество разбило общественный парк общей площадью 6 десятин, одну его сторону омывал большой искусственный пруд (поверхность воды около 20 десятин), в котором рабочие и жители города могли удить рыбу, купаться в специально выстроенных плавучих купальнях и кататься на лодках. Владельцы Общества по мере своих сил заботились и о досуге рабочих, при этом не надо забывать, что речь идет о рубеже веков. Летом в парке постоянно играл любительский оркестр из рабочих и служащих завода. В конце XIX в. заводоуправлением возводилось два здания, предназначавшихся для чайных. По завершении строительства эти отлично оборудованные чайные поступили в ведение Общества трезвости. Но, как отмечала Комиссия по исследованию положения горнорабочих, в начале XX в. эти заведения, к сожалению, посещались мало. Большая церковь, расположенная в центре Юзовки, плод совместных усилий рабочих и владельцев завода. На ее постройку было затрачено 100.000 рублей, причем 3/7 части суммы собрали сами рабочие, 1/7 часть поступила от жителей города и 3/7 пожертвовали хозяева. Помимо нее имелось еще две церкви при школах. И, наконец в магазинах Новороссийского Общества существовал книжный склад и библиотека. Вся история завода свидетельствует о том, что предприятие, основанное Дж. Юзом, постоянно расширялось. В известной степени это было обусловлено тем фактом, что российское правительство, крайне заинтересованное в развитии собственного металлургического и рельсового производства на юге России, постоянно оказывало всемерную помощь Юзовскому заводу. Советский историк И.Ф.Гиндин подчеркивал, что первенец южной металлургии был одним из самых ранних объектов правительственной поддержки. В этих целях в 70-80-е годы прошлого века правительство широко использовало ссуды и проявляло немалую изобретательность в нахождении способов казначейского финансирования. Так, например, в 1873г. Дж. Юзу дополнительно была выдана долгосрочная ссуда под залог акций сроком на 7 лет. Как отмечал И.Ф.Гиндин, "это был один из первых случаев выдачи неуставных ссуд, предшествовавший началу широкой их практики". Весьма характерен и другой случай, относящийся к 1876-1883 годам, когда Юзовский завод получил правительственный заказ на изготовление рельсов на 2.700 тыс. пудов по высшей цене 2 руб. 30 коп. за пуд. В данном случае речь шла уже об авансировании по казенным заказам, которые обычно обеспечивались залогом заводов. К такой форме часто прибегали и другие предприятия тяжелой промышленности. Именно в эти годы рельсопрокатный цех Новороссийского Общества работал главным образом по казенным заказам, доля которых примерно равнялась 78% от всей произведенной продукции. Но при этом следует заметить, что сравнению со старыми уральскими заводами, которые в 1880-1882 годах лишь на 15% недоиспользовали своей производственной мощности, Юзовский завод, по заявлениям своих владельцев, готов был удвоить свою продукцию.
 Практика поддержки предприятия путем обеспечения гарантированными заказами сохранилась и в последующие годы, но это было связано уже с новыми явлениями в российской экономической истории, когда правительство перешло к открытой поддержке первых монополистических объединений. При этом заметим что симпатии царской администрации все-таки были на стороне старых уральских заводов. Красноречиво об этом говорят предпринятые правительством меры в отношений впервые организованного в 1882 г. Союза рельсовых фабрикантов, в состав которого вошли передельные заводы. Несмотря на декларативные заявления о том, что необходимо оберегать самостоятельные заводы, к числу которых относился Юзовский, правительство в 1884 г., гарантируя казенные заказы на 400 тыс. пудов в год каждому, тем не менее двум уральским заводам обеспечивало 67% загрузки против 1880-1882 гг., а Новороссийскому - менее 50%. В 80-е годы Юзовский завод становился все более сильным конкурентом и его доля в правительственных заказах быстро росла: с 7% в 1882-1884 гг. до 23% в 1885-1887 годы.
Юзовский завод, не принявший участия в соглашении 1882 г., вошел в состав Союза рельсовых заводов в декабре 1890 года. Как считал И.Ф.Гиндин, этот факт объяснялся тем, что в 80-е годы предельные заводы являлись основным производителями рельсов. Но к 90-м годам ситуация изменилась коренным обра зом: на вставшую на ноги южную металлургию, работавшую на местном сырье, в целях ускорения ее роста правительство обращает всю систему поддержки казенными заказами на рельсы. В то же время старые передельные заводы стали перестраиваться на производство другой продукции. И в свете этого, как писал И.Ф.Гиндин, совершенно естественно, что старейший южный металлургический завод вошел в состав нового синдиката, срок действия которого истекал в январе 1895 года.
В начале XX в. ситуация постепенно выправляется, частный спрос на продукцию тяжелой промышленности начинает играть все большую роль по сравнению с государственным. Не было в стороне от этих процессов и предприятие Юзов. В XX в. правительство продолжало размещать на заводах и рудниках Новороссийского Общества казенные заказы. Мы располагаем сравнительными данными на период войны, когда казенный спрос на металл резко возрос., а его производство в целом по России падало20а. Из таблицы видно, что только в добыче угля доля государственных заказов была значительной, а в остальных видах продукции, имевшей оборонное значение, их доля была ниже.
Таким образом, правительственная политика поддержки сыграла важную роль в становлении и развитии Юзовского предприятия. Но, как нам представляется, успешная деловая активность Новороссийского Общества объяснялась также и рационально организованным производством, и умелым управлением. Кстати, этот факт отмечали и сами рабочие. Юзовский завод строился сразу как предприятие с полным металлургическим циклом, его владельцы с самого начала уделяли большое внимание совершенствованию технологического процесса, заботились о качестве своей продукции. Так, например, на Всемирной выставке в Париже в 1900г. изделия Новороссийского Общества была отмечены Гран-при. Средства на расширение производства Юзы изыскивали не только путем получения правительственных ссуд и казенных гарантированных заказов, но и при помощи выпуска облигационных займов под залог недвижимости, которые, как правило, размещались на денежном рынке в Англии.
В конце XIX столетия, когда предприятия уже твердо стояли на ногах, семья Юзов активно приобретала в собственность имения местных дворян, которые были расположены в Верхнеднепровском и Бахмутском уездах Екатеринславской губернии. Это были земли богатые залежами первоклассной железной руды, которая впоследствии и стала основным сырьем для предприятия. Так, в три этапа (1886, 1894, 1895) сначала Джон Юз, а затем его сын Айвор скупили имение Белокрысенко Федора Арсеньевича, переданное в мае 1909 г. в собственость Новороссийского Общества. Юзы также приобрели земли, принадлежавшие Ливен Н.Ф. (1889), Смоляниновой Л.И. (1890), Лариной Е.А. (1893), Пшеничного С.Д. (1893), Тарненко и Безуглых (1893), Бобржецких Н.А. и К.Н. (1896) и Добровольского B.C. (1897). В 1894 г. она купили земли в Верхнеднепровском уезде под общим названием "Кривой Рог". В 1894 и 1909 годах сыновья Юза, Альберт, Джон Джеймс, Артур и Айвор, продали в собственность Новороссийского Общества имения, доставшиеся им в наследство от отца. На эти цели тратились по тем временам громадные средства. Так, например, только на покупку двух имений (Лариной и Смоляниновой) было потрачено 255 тыс. рублей серебром. Петербургский комитет, начиная с 1895 г., вел продолжительную переписку с министерствами внутренних дел, торговли и промышленности (образовано в 1905 г.), земледелия и государственных имуществ, испрашивая разрешение на утверждение купчих крепостей. Это было необходимо потому, что приобретение земель вне ближайшего расположения завода не предусматривалось договором 1869г. и дополнительными условиями. В конце концов ходатайство Комитета Новороссийского Общества было удовлетворено Советом министров и императором 23 февраля 1910 г. (ст.ст.) поскольку, как указывалось в документе Горного департамента Министерства торговли и промышленности, оно было "вызвано желанием обеспечить свое предприятие рудою".
 Заводоуправление также заключало договоры на аренду земли с крестьянскими общинами с целью приобретения права на разведку и добычу железной руды. В конце XIX начале XX в. (декабрь 1898, февраль 1902, январь 1907 гг.) сыновья Юза Артур Давид и Джон Джеймс и директор-распорядитель Яков Андресон занявший этот пост после смерти Дж. Юза подписали три договора с крестьянами сел Большие Каракубы, Стилы и Новотроицкое, расположенные в Бахмутском уезде. Эти договоры представляют большой научный интерес поскольку, на наш взгляд, опровергают точку зрения, высказанную автором книги 1937г. "Старая Юзовка" о том, что крестьяне окрестных деревень подвергались якобы беззастенчивому грабежу со стороны владельцев завода. Между тем договорами четко предусматривались размеры арендной платы, гарантировался ежегодный доход Обществу поселян в виде попудной платы. Так, например, по договору 1898 г.
Новороссийское Общество выплачивало крестьянам за право вести разведку не менее 500 рублей в год, а ежегодный доход общины должен был составлять не менее 3.000 рублей, по договору 1902г. - не менее 2.000. Как правило, земли арендовались на длительный срок - от 9 до 15 лет. Это были документы, оформленные по всем юридическим правилам и учитывающие интересы обеих сторон. В сентябре 1909г. Петербургский комитет направил в отдел торговли МТиП письмо, в котором уведомлял власти о том, что Новороссийское Общество отказывается от производства и продолжения выработок руды на арендованных у крестьян землях по причине незначительного в ней содержания железа. На этом основании, но только по истечении срока действия старых, новых договоры с Обществами поселян не были заключены.
Таким образом, по справке, составленной для МТиП в состав Новороссийского предприятия в начале XX в. входили: 1) железные рудники в Кривом Роге Екатеринславской губернии - "Вечерний Кут" Верхнеднепровского уезда, "Лихмановский" Александровского уезда, "Каракубский", "Новотроицкий" и "Стиловский" Бахмутского уезда; 2) каменноугольные рудники ("Центральный", "Ветка", "Новосмоляниновские") и принадлежащие к ним железные рудники в Бахмутском уезде общей площадью 18.888 десятин; 3) Юзовский чугунноплавильный, железоделательный и сталелитейный завод со вспомогательными цехами, расположенный в Бахмутском уезде; 4) железная дорога нормальной колеи в районе завода длиной в 23 версты с веткой в 11 верст, соединяющей завод со станцией Юзово-Екатерининской ж.д. Следовательно, процесс концентрации производства, охвативший российскую промышленность, был характерен и для Новороссийского Общества. В частности он нашел свое проявление в активном приобретении в конце XIX в. новых земель с целью обеспечения, причем в крупных масштабах, собственным сырьем металлургическое предприятие.
Как уже отмечалось, Новороссийское Общество позаимствовало крупные суммы на расширение производства в виде займов и посредством выпуска облигаций. Так, 29 марта 1889 г. (н.ст.) Общество заключило договор с лордом Арчибальдом Бальфуром, и Генри Брасси о выпуске 6% закладных листов на сумму в 275 тыс. ф.ст. под залог имения, приобретенного у кн. Ливен. С этих пор лорд Бальфур стал играть видную роль в деятельности Общества и постепенно сосредоточил в своих руках громадное число акций. Фонд погашения образовывался из суммы равной 1% годовых на номинальную сумму займа, а также плюс 6% годовых на ежегодно погашаемые закладные листы, причем выкуп последних производился по номинальной стоимости, а их владельцу вручался купон на оплату процентов. Погашение производилось в присутствии нотариуса ежегодно в мае месяце с объявлением в "Таймсе" уплаченных Обществом долгов. Новороссийское общество взяло на себя обязательство расплатиться с долгами к 1 июля 1823 года.
В 1896 и 1900 гг. Новороссийское Общество выпустило 5% двухсерийных облигационный займ в целях содействия развитию предприятия на общую сумму 300.000 ф. ст. Сроки погашения соответственно истекали 1 июля 1911г. и 1 октября 1920 года. А в апреле месяце 1910г. состоялся новый заем под залог земельных участков, купленных у Ливен, Смоляниновой и Лариной на сумму в 6000.000 ф.ст. (или 5.675.995 рублей), которая включала в себя обеспечение перевода или погашения облигационных займов 1896 и 1900 гг. Погашение нового займа предполагалось провести в течение 33 лет. Для амортизации долга Новороссийское общество раз в полгода удерживало 8 пенсов с каждой английской тонны угля, выработанного в копях Общества до тех пор, пока общая сумма удержек не будет равняться сумме текущих платежей по займу каждого соответствующего полу годия.
Как указывалось в законе 1895г. о Новороссийском обществе, в течение нескольких лет дивиденд составлял свыше 15% годовых на обыкновенные акции.
И в результате к концу XIX в. значительная часть займов Общества была уплачена из прибыли, которая, таким образом, была капитализирована. Что же касается займов рубежа веков, то, как показывают балансовые счета Общества, в 1913г. первая серия была полностью выплачена, а по второй числился незначительный долг. В 1900 г. акционерный капитал Общества был увеличен и составил 1 млн. 200 тыс. ф.ст. Он был разделен на 600 тыс. ф.ст. старого и 600 тыс. ф.ст. нового капитала. При этом держателям старого капитала назначалась сумма нового, равная сумме находящегося у них во владении.
По сообщениям газет, Новороссийское Общество в 1912 г. от сбыта своей продукции получило прибыль в 128.137 ф. ст. С удержанием остатка долга из прибыли за предыдущий год (46.301 ф.ст.), общий наличный капитал Общества, подлежащий распределению, установился в сумме 174.439 ф.ст., из которых 44.598 пошло на амортизацию, 50.000 - в резервный капитал, 60.000 или 5% на каждую акцию как дивиденд акционерам и, наконец, 19.840 ф.ст. снова ушло на репортные сделки.
Новороссийское общество не находилось в стороне от процессов, происходивших в русской экономической жизни, а именно: монополизации и классовой консолидации буржуазии. В начале XX в. оно входило в группу южных заводов, являвшихся контрагентами синдиката "Продамета". Как неоднократно подчеркивалось в советской исторической литературе, этот мощный синдикат в предвоенные годы не допустил открытия новых металлургических заводов. Более того, он с целью повышения цен закрыл ряд действовавших и значительно ограничил производство на предприятиях своих контрагентов, взимая штрафы за превышение установленных квот. Начиная с 1907 г. Новороссийское общество заключило с Обществом для продажи изделий русских металлургических заводов (официальное название синдиката) целый ряд контрагентских договоров, предоставлявших синдикату право исключительной продажи производимых Юзовским заводом балок, рельсов, листового железа, стали всех сортов и ряда других изделий. Эти соглашения устанавливали доли участия Юзовского завода в синдикате "Продамета" (они колебались в пределах от 9% до 14,5% на разные виды изделий), определяли средние цены на произведенную по заказам продукцию. Новороссийское общество, согласно договорам, обязывалось приобрести акции синдиката, а Общество для продажи изделий, в свою очередь, приобретало акции Юзовского завода, причем их общее количество специально оговаривалось. Срок действия соглашений постоянно продлевался, вплоть до 1917 года.
Как сообщали газеты, Новороссийское общество занимало 3-е место по производству некоторых видов продукции среди контрагентов синдиката "Продамета".
Оно шло вслед за Южно-русским Днепровским металлургическим и Русско-бельгийским металлургическим о6ществами.
Новороссийское общество также вошло в состав представительных организаций российской буржуазии, став членом Съезда представителей промышленности и торговли. 12-14 апреля 1906 г. в Петербурге состоялся его организационный съезд. Тогда же было санкционировано прямое участие в съездах отдельных крупных фирм с капиталом более 300 тыс. рублей. Таким фирмам предоставлялось только право совещательного голоса, при условии уплаты годовых взносов в размере 100 рублей с каждого миллиона капитала. Совет съездов (в составе 48 человек) был наделен правом представительства интересов "всей промышленности и торговли" перед правительственными и законодательными учреждениями страны. Вступление Новороссийского общества в состав этой организации произошло в феврале 1910г., о чем извещал Совет съездов главноуправляющий заводом и рудниками Адам Александрович Свицын. Общество платило членские взносы в размере 1.200 рублей в год.
 Весной 1911 г. в прессе появились первые сведения о предстоящей продаже контрольного пакета акций Новороссийского общества группе французских капиталистов. Русские газеты, ссылаясь на сведения, сообщенные французскими журналистами, уведомляли публику о том, что поначалу в качестве посредника при продаже выступил крупный банкирский дом "Thalmann Co.". После двухлетнего перерыва осенью 1913 г. вновь заговорили о продаже Юзовского завода. На сей раз газетчики недвусмысленно указывали на причины, заставившие владельцев "выпустить из рук столь значительное предприятие". Ссылаясь на мнение определенных лиц, газеты сообщали о том, что в последние годы производство на предприятии несколько снизилось, а эксплуатация угольных рудников не была организована должным образом. Более того, "Биржевые ведомости" указывали на том, что с точки зрения технической оборудование Юзовского завода устарело, и Новороссийское общество чуть ли не единственное среди предприятий Юга не считалось с техническим прогрессом, и поэтому не вносило улучшений в технологию производства. Для оживления дела, как сообщали газеты, требовались дополнительные усилия и приток новых капиталов. Специально созданная особая комиссия во главе с Луи Дрейфусом (на этот раз в качестве посредника на переговорах выступил банкирский дом "Louis Dreyfus &Со") производила подробный осмотр завода и рудников.
Английский историк Дж.Вествуд также отмечал факт отставания Юзов в деле внедрения новых технологических процессов. Но он все же больше склонен считать сведения, сообщенные прессой, скорее голословными утверждениями, а не достаточно обоснованной критикой.
 И все-таки отставание Юзовского завода с этой точки зрения от более молодых металлургических предприятий юга России уже в конце XIX в. становилось явным. Так, советский историк А.М.Соловьева отмечает, что в 90-е годы прошлого столетия на заводе был осуществлен крупный сдвиг в энерговооруженности труда., причем численность заводских рабочих возросла лишь на 13% в то время, как общий объем продукции увеличился почти на 149 процентов. Но, несмотря на это, в 1900 г. Новороссийское общество по указанному показателю уступало Петровскому заводу Русско-бельгийского общества в 3 раза, а Дружковскому Донецкого общества - в 4,6 раза. Для большей полноты картины приведем данные об энерговооруженности труда на Сулинском заводе: она равнялась 0,87 л.с. на одного рабочего, то есть была в 3,25 раза ниже, чем на Юзовском заведено.
Как нам представляется, современники бросили лишь отчасти справедливый упрек владельцам Новороссийского общества. Но вряд ли можно согласиться с тем, что на Юзовском заводе вовсе не считались с техническим прогрессом. В отчете Правления общества от 13 января 1913 г. (н.ст.) указывалось, что в предстоящем году ожидается улучшение дел по отношению к 1912 г. Некоторый спад, очевидно, был вызван тем, что в 1910 г. на заводе была принята программа модернизации производства, частично прерванная в связи с аварией на электрическом генераторе. Но другие пункты программы к 1913 г. были выполнены и уже начали давать результаты. В предыдущем 1912 г., как подчеркивалось в отчете, была достигнута существенная экономия в потреблении топлива. Правление Общества предполагало принять меры по улучшению дутья в доменных печах. Оно также вело переговоры с бельгийской фирмой "Evence Соррее" по сооружению 150 коксовальных печей и строительству завода по использованию отходов рядом с Центральными рудниками.
В начале 1914 г. Русско-Азиатский банк собирался приобрести контрольный пакет акций Новороссийского общества, заключив с этой целью в январе 1914 г. специальное соглашение с банкирским домом Дрейфуса. А уже весной того же года Н.А.Гордон, директор Русско-Азиатского банка, вел переговоры по совместному приобретению Юзовского металлургического завода. Но на этот раз партнером по сделке выступил Петербургский Международный банк. Консорциум банков предполагал учредить акционерное общество для эксплуатации этого завода.
Впоследствии Русско-Азиатский банк отказался от приобретения Юзовского завода. Все хлопоты по покупке контрольного пакета акций Новороссийского общества взял на себя Международный банк, который предполагал осуществить сделку, как сообщали газеты, на 33 млн. рублей. Этот капитал должен был распределиться следующим образом: 15 млн. рублей наличными, 12 млн. в акциях и 6 млн. в облигациях. Международный банк преследовал цель обеспечить совместную эксплуатацию доменных печей Юзовки с Обществом машиностроительных заводов Гартмана. Но в мае 1914 г. газеты уведомили своих читателей о том, что и эта сделка Международного банка также не состоялась. Начавшаяся вскоре война на два года задержала осуществление давно обсуждавшейся покупки. И только в апреле 1916 г. Русско-Азиатский банк выступил в качестве единственного покупателя акций Новороссийского общества. А летом того же года он переуступил их Русскому обществу для изготовления снарядов и военных припасов, бывшему обществу "Парвиайнен".
В 1913-1914 годах (до объявления войны) положение дел в Новороссийском обществе, согласно отчету Правления, продолжало улучшаться. По признанию самих акционеров, рост доходов был вполне удовлетворительным. Это объяснялось тем обстоятельством, что старые контракты на поставку угля и чугуна, заключенные по более низким, чем в 1914 г. ценам, были полностью выработаны. Другой причиной улучшения дел, как указывало Правление, стало внедрение электрического привода и постепенное снижение потребления угля. В предвоенные годы в доменных цехах продолжалась модернизация производства. На Юзовский завод были доставлены турбовоздуходувки и паровые котлы системы Бабкок и Уилкокс. Контракт, заключенный не так давно с фирмой "Evence Соррее" давал существенную экономию в потреблении угля и, как следствие этого, снижение себестоимости продукции. Незадолго до войны на территории, принадлежавшей обществу были открыты новые месторождения коксующегося угля, так называемые уразовские пласты, которые по качеству не уступали смоляниновским.
Общая стоимость недвижимого имущества Новороссийского общества в г.Юзовка на 13 января 1914 г. составила 1.740.773 ф. ст. Разразившаяся первая мировая война нанесла серьезные ущерб бизнесу, как указывалось в отсчете Правления общества. Завод потерял квалифицированные кадры рабочих, испытывал трудности со сбытом продукции ввиду сбоев с перевозками грузов на железных дорогах страны, которые в первую очередь обеспечивали военные перевозки.
Все годы в начале XX столетия кредитные операции Новороссийского общества осуществлялись при посредничестве Лондонского Парр-банка, а в России - Государственного, Петербургского коммерческого и Московского купеческого банков. В 1913 г. в Правление общества в качестве директоров входили следующие лица: лорд А.Бальфур как председатель, М.Дикон, Джон Джеймс Юз, В.Макконел, Б.Никсон и А.Ревильон. В 1914 г. состав директоров несколько изменился, Правление избрало нового своего члена Ч.Гуча, а в качестве вице-директора - Ч.Оугилви. После отставки М.Дикона в 1914 г. его место в правлении занял Артур Бальфур. В 1915 г. умер Альберт Ревильон, а в 1916 г. из состава правления и с поста его председателя ушел один из самых крупных акционеров Обществава лорд Арчибальд Бальфур. В результате Правление сократилось до четырех человек. В качестве ответственных агентов Петроградского комитета Новороссийского общества в 1916 г. были следующие лица: Алан Бэрч, который до этого занимал пост коммерческого директора Юзовского завода, Чарльз Эбсворт и Борис Николаевич Померанцев. В течение всей дореволюционной истории предприятия его руководящий и инженерно-технический персонал комплектовался главным образом из англичан. Тем не менее состав служащих завода был поистине многонационален. Рядом с англичанами и русскими трудились евреи, поляки, бельгийцы, немцы, болгары, латыши и даже греки.
 После Октябрьской революции началась новая эра в истории Юзовского завода. Декретом СНК от 24 января 1918 г. он был национализирован. Стоимость имущества Новороссийского общества на 1 января 1918 г., как сообщалось в письме Петроградского комитета генеральному консулу Великобритании А.Вудхаузу, равнялась внушительной сумме: 412.385.931 рублю. Национализация Юзовского завода стала лишь одним из эпизодов в объявленной новой властью "красногвардейской атаке на капитал". Но не все обстояло так просто. Большевикам стоило немалых усилий наладить производственный процесс, расстроенный войной и революцией. Поэтому Совнарком 12 мая 1919г. особым постановлением счел нужным сохранить до поры до времени существование Петроградского комитета с тем, чтобы использовать опыт его членов и передать впоследствии будущему управлению. Но на истории Новороссийского общества и Юзовского завода, тесно связанной со многими выходцами из Англии, была уже поставлена точка. В 20-е годы навсегда исчезает имя талантливого английского инженера, практика-новатора, преуспевающего бизнесмена Джона Юза из названия города, который возник благодаря его усилиям. На карте России появляется новое наименование: Сталино. Но топонимика эпохи тоталитаризма оказалась недолговечной, просуществовав всего три десятилетия. Да и современное название города - Донецк - мало что говорит о его происхождении и ничем не связано с дореволюционной историей этого богатого металлургического края на юге России.

repetitor.info
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4813   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.