pornfiles

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Наши опросы
Как и любой другой регион на планете.
Край тружеников.
Бандитские трущобы.
Очень самобытный регион.
Задворки Украины.
Российская часть украинских территорий.
А что это?
Выскажусь на форуме.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
0

События Гражданской войны на территории современных Красноармейского, Добропольского и Александровского районов.

Посёлок станции Гришино (ныне – Красноармейск) славился своими революционными традициями. В 80-е гг., как только заложили первый кирпич в первое строение будущей станции, здесь образовался рынок найма рабочей силы, и ежегодно он «переваривал» 2-4 тыс. желающих предаться честному труду. Однако, труд был низкооплачиваемый – строительство железных дорог и работа в панских экономиях. Впервые об озверевшей толпе работяг, доведённых до крайности, и об их возможностях царское правительство Российской империи узнало в 1905 г., и было вынуждено принимать жёсткие ответные меры. Тогда, 22 ноября железнодорожники Гришино, доведенные до отчаяния условиями труда, помноженными на революционные события в стране, забастовали, перекрыв движение по Екатерининской железной дороге. Первая волна гражданского неповиновения закончилась через пять дней. Но в начале декабря 1905 г. в Гришино прибыл представитель Московского комитета РСДРП С.Морозов, и вместе с запрещённой в стране большевистской литературой привёз с собой призывы начать вооружённую борьбу с царизмом.
Дальнейшие события развивались стремительно. Уже 8 декабря Екатеринославский боестачком выслал телеграмму, в которой призвал начать всеобщую политическую забастовку. Однако, всё ограничилось далеко не антиправительственными выкриками! Рабочих горячо поддержало местное крестьянство, пытающееся следовать новым «традициям» и в экономиях «своих» помещиков. И уже 11 декабря 1905 г. Гришинский стачком направил телеграмму в Юзовку с требованием разоружить местную полицию и воинские части. Ситуация на рудниках Юзовки и Рутченково и без того была напряжённая, и данная искра в пороховой бочке оказалась как нельзя кстати. 13 декабря в Ясиноватой боедружины ст.Гришино, Ясиноватая, Авдеевка, Дебальцево разоружили 12-ю роту 280-го Балаклавского пехотного полка. Кризис обострялся, и подачками в виде 8-часового рабочего дня и прибавок к жалованию рабочих для усмирения вооружённого пролетариата царскому правительству отделаться было сложно. В Донбасс стягивались регулярные войска для подавления вооруженного выступления пролетариата.
Решающее сражение рабочих с регулярными войсками произошло 17-18 декабря 1905 г. в Горловке. Гришинская боедружина вступила в бой, не успев выгрузиться из составов. Повстанцы действовали разобщённо, и не смотря на затяжной характер боя, его результат можно было предвидеть, не обладая даром ясновиденья. Повстанцам было нанесено тяжёлое поражение, а командир Гришинской боедружины П.Дейнега погиб в бою. Всё же, власть стачкома в Гришино продержалась до 21 декабря, пока туда не вступили регулярные войска. Аресты организаторов и прочих участников «акции гражданского неповиновения» в Гришино продолжались до 1908г. Подобные выступления были и на Добропольских рудниках. В сёлах нынешних Добропольского, Александровского и Красноармейского районов, то и дело, вспыхивали волнения крестьян, недовольных условиями работы у помещиков и, собственно, жизнью.
Новая революция, вспыхнувшая в феврале-марте 1917 г., свергла царскую власть в Российской империи. Россия стала буржуазной республикой, возглавляемой Временным правительством. Оценить деятельность последнего в России не представляется возможным в рамках данного очерка. Большинство Советов в Донбассе, избранных весной 1917 г., были явно социал-демократической направленности. Наиболее активные «эсдэки» - большевики, объявившие свою монополию на революцию, стремились, во что бы-то ни стало, захватить власть в стране. Наконец-то им это удалось: 25 октября 1917 г. (по старому стилю) революционный Петроград был в их руках. В ноябре-декабре 1917 г. прокатилась волна пролетарской революции: в некоторых городах власть пришлось добывать с оружием в руках, а в некоторых власть к большевикам перешла бескровно, как бы сама собой. Грандиозных боёв за Власть Советов в декабре 1917 – январе 1918 гг. в районе Гришино не было. Однако, оружие имелось, и в случае контрмер бывших правительственных структур у новой власти имелись свои «аргументы». Так, в конце января 1918 г. в волостном селе Степановка при речке Водяная крестьяне под руководством фронтовика Г.Кайдаша провозгласили Советскую власть. Однако, Земская управа не хотела передвавать землю и полномочия, в результате чего местные крестьяне просили «навести порядок» Гришинский отряд Красной гвардии.
Красногвардейские отряды формировались и на Добропольских рудниках. Столконовение интересов революционных и контрреволюционных сил неизбежно приводило к гражданскому противостоянию в обществе и государстве. Это был период кровавого разгула анархии, к которому приложили руку абсолютно все участники событий тех лет. А значит, героизировать или осуждать хотя бы одну из сторон в той кровавой вакханалии, ставя во главу угла государственные, сословные и прочие интересы, – значит переносить кровавую резню в современность и самому участвовать в ней. А кровь полилась рекой: в ноябре 1917 г. в Донбасс вторглись белоказачьи войска, которыми командовал калединский есаул Чернецов. Первые бои на территории Екатеринославской губернии, вступать куда калединцы не имели никаких юридических прав (ибо Каледин ограничивал сферу своей деятельности Областью Войска Донского), произошли на рубеше ст.Мандрыкино, Караванная. Вскоре белоказаки рассредоточились по востоку губернии – их отряды появились и в районе Гришино. С непрошенными гостями в бой вступили отряды Красной гвардии – и от ст.Гришино, и от Добропольских рудников, и калединцы быстро отступили. Из Лозовой на юго-восток против белоказаков выдвинулась красная «колонна Сиверса», и в феврале 1918 г. с первой волной контрреволюции на Дону и в Донбассе было покончено.
Наряду с большевиками, которые вскоре назовут себя коммунистами, действовали формирования анархистов. Однако, до осени 1918 г. последние отсиживались в тени, ограничив сектор своих действий окрестностями Гуляй-Поля, где «победили на выборах» весной 1917 г. Всё же, анархистские идеи были близки народу своей утопичной тягой к справедливости, и не могли не дать в душе населения Донбасса глубоких корней, которым вскоре будет суждено дать сильные ветвистые побеги. Плюс ко всему, схожесть взглядов коммунистов и анархистов по многим вопросам, бросаемым временем на оперативное решение новосозданной властью, смешала краски настолько, что анархистов 1918-1920 гг. некоторые историки до сих пор кличут анархо-коммунистами. Они начинали вместе, у них были общие внешние враги и внутренние проблемы. Внешний общий враг обнаружился очень скоро: это немецкие и австро-венгерские регулярные войска, которые по приглашению националистической Центральной Рады вошли на территорию Украины и в марте 1918 г. заняли Киев. С таким противником одними только ограблениями правительственных складов (а с подобных диверсий, прикрываясь политической целесообразностью, начинал практически любой революционер того времени, - что тут греха таить) бороться было невозможно. Большевики воевали под красным знаменем – цвет крови, проливаемой за народное счастье. Анархисты воевали под чёрным знаменем – цвет горя народного, вопиющего к установлению справедливости. Однако, ни те, ни другие не были готовыми к отражению агрессии такого рода!
Тем временем, войска Германии, Австро-Венгрии, усиленные «стрелянными» и новосозданными формированиями Центральной Рады, приближались к Донбассу. К тому времени в центре Донбасса была создана достаточно боеспособная Донецкая пролетарская армия, командование которой подготовило план обороны Донбасса. Здесь следует сделать небольшое отступление. Согласно Брест-Литовскому мирному договору, Советская Россия уступала Германии и Австро-Венгрии территорию Украины. Однако понятие «территория Украины» у каждой из сторон было своим. Так, среди правящей верхушки Советской Украины прочно въелась мысль, что т.н. «территория Украины» определяется содержанием Второго Универсала Центральной Рады, поскольку он был признан тогдашней государственной властью России – Временным правительством. Екатеринославская и Харьковская губернии, входящие весной 1918 г. в состав ещё одной советской республики на руинах империи – Донкривбаса, по мнению многих большевиков, территорией Украины не являлась. А следовательно, возможное вступление войск Германии, Австро-Венгрии и Украинской народной республики в Кривбас, Харьковщину и Донбасс, по их мнению, являлось не чем иным, как интервенцией, внешней агрессией, которую следует отражать.
В начале апреля 1918 г. с запада Донбасс прикрывали ослабленные в предыдущих боях войска 1-й, 2-й и 3-й Украинских Советских армий, принадлежавшие Советской Украине. В рядах этих армий началось разложение и массовое дезертирство, армии распадались на множество мелких отрядов, грабящих местное население. Анархисты были ничуть не лучше и ничуть не хуже тех ослабленных армий, только плюс ко всему боевого опыта не имели. А скандал, связанный с командармом-3 Блюмкиным, который ограбил государственный банк в Славянске, затмевает все менее заметные преступления и махинации. В первую декаду апреля 1918 г. украинские советские отряды Екатеринослав, Харьков, Константиноград, Лозовая, Павлоград, Синельниково и прочие опорные пункты западнее Донбасса. 13 апреля передовые немецкие отряды вошли в Бахмутский уезд, и первой их жертвой стало село Криворожье. И вдруг австро-немецкая сторона столкнулась с новым противником в лице Донецкой пролетарской армии. Причём, это столкновение для австро-немецкой стороны было столь неожиданным, что для дальнейшего продвижения вглубь Донбасса пришлось снимать резервы и подкрепления с Западного фронта, и завоёвывать Донбасс не как всю остальную (за редким исключением) территорию Украины, а по-настоящему.
Согласно плану обороны Донбасса, составленным ещё 30 марта 1918 г. врио командарма Донецкой пролетарской армией П.Барановым, передний фронт оборонительного боя между реками Сухой Торец и Казённый Торец проходил по линии Александровка Третья, Сергеевка, Райское. Далее, вдоль берега Казённого Торца, шли пехотные позиции со стрелковыми окопами вплоть до Гродовки. В направлении Доброполье–Чарторыйск–р.Маячка выдвигалось боевое охранение, а в районе Доброполья, Фурсово, Гришино размещалась вынесенная группа войск. Оборонные железнодорожные заставы размещались на ст.Барвенково, Чаплино, Просяная, Демурино, Межевая, Фурсово, Удачная, Гришино. На эту-то линию и наткнулись австро-немецкие войска. Пока немцы собирались с мыслями и привлекали резервы, остатки 1-й, 2-й и 3-й Украинских Советских армий, в основном, смогли отступить к переднему рубежу обороны. Из Гуляй-Поля отступили анархо-коммунисты, преследуемые лояльными к новой власти коллегами, а будущий «батько» всех времён и народов Н.Махно едва избежал расправы однопартийцев над собой.
На короткий миг в армии вернулась требуемая организованность: 16 апреля 1918 г. в наступление переходят части 2-й и 3-й Украинских Советских армий. Первая наступала из района ст.Гришино в направлении ст.Чаплино, Синельниково, а вторая – из района Славянска, Черкасского в направлении ст.Барвенково, Лозовая. На короткое время большевикам удалось вырвать у противника ст.Барвенково. Однако, это была скорее последняя агония: уже 17 апреля инициатива на данном направлении вновь была в руках австро-немецкой стороны. 20 апреля последние красные формирования покинули Славянск, а 21 апреля – Гришино и Краматорск. Во второй декаде апреля австро-немецким войскам удалось оккупировать территорию современных Добропольского и Александровского районов. Основные бои за Донбасс развернулись на территории нынешней Луганской области. В начале мая 1918 г. оборона Донбасса была объявлена советской стороной «делом бессмысленным»; правда, и оборонять тогда уже ничего не было – немцы заняли обширную территорию Украины, прихватив кусок соседней Области Войска Донского по линию Чертково, Каменск, Новочеркасск.
Летом 1918 г. Екатерининскую и Северо-Донецкую железные дороги охватила всеобщая политическая забастовка. Движение немецких эшелонов в Донбассе на время прекратилось, и план вывозки из Донбасса стратегических грузов для ведения немцами войны на Западе, в частности – зерна и чернозёма, был серьёзно нарушен. Железнодорожников поддержали рабочие Гришинских и Добропольских рудников. Для усмирения бунтующих были брошены немецкие регулярные войска. Ближайшими местами дислокации войск Германии были Славянск (224-я пехотная дивизия) и Юзовка (215-я пехотная дивизия). Это выступление было подавлено, однако в конце августа 1918 г. беспорядки на рудниках Гришино повторились. Осенью 1918 г. черты организованной борьбы приобретает анархистское движение в Украине. В октябре-ноябре 1918г. в районе Дибровских лесов на Днепропетровщине в результате сложной и кровопролитной борьбы с австрийскими войсками одерживает свои первые победы Н.Махно. Не раз выводя свои отряды из, казалось бы, смертельной опасности, командир партизан заслужил народное признание и прозвище «батько». В районе Гришино действовал партизанский отряд анархистов П.Петренко-Платонова.
Самое интересное началось в ноябре 1918 г. Кресло под новым ставленником австро-немецкого военного присутствия в Украине – гетманом П.Скоропадским, сменившим Центральную Раду, зашаталось с уходом немцев в связи с революцией на их исторической родине. Последними уходили австрийцы, а за ними и Державная варта гетмана. Период истории Гражданской войны в Донбассе с ноября 1918 г. по февраль 1919 г. советскими, а за ними – российскими и украинскими историками освещён плохо, и охарактеризовать его можно одним словом: анархия. В середине ноября 1918 г. институты власти бывшего Четверного союза и иже с ними покинули район ст.Гришино, однако ликование местных анархистов и большевиков было недолгим. В конце ноября Гришино захватили петлюровцы, а в начале декабря – белогвардейцы. В Бахмутском уезде действовал петлюровский куренной атаман Е.Волох, его целью было прикрытие «восточного фронта» от наступающих белогвардейских частей и внутренняя борьба с Советами. Между тем, белоказачьи карательные отряды ударом из Юзовки рассекли силы Украинской Директории в Донбассе как минимум на две части, поставив последних в тяжёлое положение. Примечательно: добровольческие белогвардейские отряды формировались в Изюме. В этой неразберихе чётко прослеживались такие тенденции: петлюровские завесы выводились из Донбасса для образования фронта обороны по линии Александровск, Синельниково, Лозовая. Основные силы Директории наступали из-под Николаева. Белогвардейцы, имметируя наступление, организовали оборону узлов коммуникаций в Донбассе и на подступах к нему: в Мариуполе, Бердянске, Юзовке, Гришино, Славянске, Изюме. Такая «партизанская война» в условиях отстутствия фронта была наиболее невыгодна лидеру анархистов Н.Махно, чей родной сектор Гуляй-Поля оказался всё более зажимаемым в тиски.
И Махно начинает принимать меры. Взяв к середине декабря 1918 г. под свой контроль железную дорогу, он привлекает к себе внимание и петлюровцев, и белогвардейцев. Для удержания фронта в Донбассе, командующий белогвардейской Добровольческой армией А.Деникин приказывает перебросить в Приазовье корпус В.Май-Маевского. После взятия махновцами под свой контроль ст.Чаплино, на последних обращает внимание предсовнаркома РСФСР В.Ленин, отмечая близость с анархистом взглядов на многие вопросы, а также общих врагов. Были достигнуты предварительные договорённости о совместных действиях. Согласно этим договорённостям, Н.Махно заключает фиктивный союз с Директорией о совместных действиях против белогвардейцев. Однако, вскоре нарушает условия союзного договора и переходит в наступление на Екатеринослав и Лозовую. 2 января 1919 г. Лозовая была в руках махновцев. Наступая вдоль Екатерининской железной дороги, махновский отряд П.Петренко-Платонова занимает ст.Просяная, Демурино, Межевая, Фурсово, Удачная, и ок. 2 января 1919г. вступает в Гришино, вышибая оттуда небольшой белогвардейский гарнизон. 5 января анархо-коммунисты способствуют установлению Советской власти в Александровке. Между белогвардейцами и Украинской Директорией образуется «пояс» в виде махновских отрядов, избавивших последователей Винниченко-Петлюры от опасного контакта с «орлами» Деникина-Краснова. Последние петлюровцы покинули пролёт между Гришино и Лозовой (например, до последнего они держались в с.Степановка) в январе 1919 г.
Однако, П.Петренко-Платонов допустил ошибку. После взятия под свой контроль Гришино, командир отряда основные силы махновцев отсылвает под Екатеринослав, оставляя сравнительно слабое прикрытие с востока. Между Гришино и Павлоградом с петлюровскими мобилизационными отрядами борются крестьянские партизанские формирования. Передовые отряды махновцев заняли линию Очеретино, Максимильяновка, на которой начались стычки с белогвардейцами. Примерно 5 января в районе Сергеевки (район Краматорска) немногочисленный отряд анархистов попал под удар белогвардейцев, и начал быстрое отступление. К 8 января Гришино было в руках наступающих. Далее начинается наступление белогвардейцев на Гуляй-Поле, увенчавшееся взятием подопечными Май-Маевского «вольницы». К началу февраля 1919г. махновцы были поставлены в тяжёлое положение, и лишь решительные действия союзников могли спасти «батьку». Севернее Гуляй-Поля анархисты продолжали держать оборону западнее Гришино, и на короткое время 20 января их союзники ворвались в посёлок с севера. Однако это никак не улучшало картину боёв «красно-чёрных» на донбасском направлении. Скорее, усложняло до безобразия. Уже 21 января, например, красное командование указывает на дислокацию частей 11-го Украинского Советского полка в Новоэкономическом. Красные части стояли в Дружковке, Славянске, Краматорске; шли ожесточённые бои за Константиновку. А вот западнее Гришино красный 13-й Украинский Советский полк из рабочих Гришино и Павлограда находился в последнем пункте.
И Советская Россия идёт навстречу Н.Махно, вооружив его отряды. Уже 4 февраля анархисты возвращают себе Гуляй-Поле. Выполняя условия только что заключённого союзного договора, действия Н.Махно согласуются с его начальником – командующим Украинским фронтом, - матросом П.Дыбенко. До 8 февраля между Гуляй-Полем и Гришино действует бронеплощадка, и вот он долгожданный момент: части 11-го Украинского Советского полка занимают село и станцию Гришино, Гродовку, Желанную и Галицыновку. 14 февраля анархисты совместно с большевиками торжественно вступают в Бахмут, и к этому времени закканчивается зачистка занятых районов от белогвардейцев. Фронт надолго стабилизируется на линии Красногоровка, Желанная, Константиновка, Бахмут. Ни натиск красноармейцев на Очеретино, ни белогвардейцев на Красногоровку не изменят ситуации до апреля 1919 г. В Гришино «прописывается» бронепоезд №8 (если не считать трёх «самодельных» бронепоездов, сформированных гришинцами для нужд революции), 75-й Украинский Советский полк, батальон 13-го Украинского Советского полка с артиллерией трёхдюймовых орудий (2 ствола) и часть 15-го полка погранохраны. Правда, в начале марта 1919г. бронепоезд №8 был весьма повреждён (по-видимому, в боях за Очеретино), его отослали в Екатеринослав для ремонта, но взамен обещали целый 2-й Интернациональный полк!
В конце марта 1919 г. началось общее наступление Южного и Украинского фронтов Красной армии (в состав последнего входили формирования Махно) на Юзовку. 3 апреля красные и махновцы вступили в Юзовку. В качестве контрмеры командованием Добровольческой армии был предпринят контрудар в стык двух красных фронтов силой кавалерийского корпуса А.Шкуро на Гришино. К 5 апреля белогвардейцы сконцентрировались в районе Очеретино, Ясиноватой, и на следующий день заняли ст. Желанная, оттеснив советские войска к ст. Гродовка, однако на этом их наступление закончилось. Ценой 3 тыс. жизней анархистов, стык Южного и Украинского фронтов был удержан. Уже 9 апреля 4 советских полка при поддержке 2 бронепоездов нарастили удар из Гришино, Селидовки, Красногоровки на Рутченково, Долю, подсекая Юзовку с юга. В этот же день белогвардейцы заняли позиции в районе ст. Юзово, не давая сомкнуться красным клещам Украинского и Южного фронтов в районе Юзовки. Три недели напряжённой борьбы дали результат: к 28 апреля войсками Украинского и Южного фронтов была занята ст.Юзово. Однако, в этот раз Юзовка для большевиков стала символом тупика – наступление красноармейцев здесь завязло, и очень скоро превратилось в катастрофу, - даже успехи махновцев южнее не помогли!
Всё это время, земли современных Добропольского и Александровского районов находились в стороне от основных событий и силой народонаселения восстанавливали в меру возможности промышленный и сельскохозяйственный потенциал. Однако, вскоре и этому куску «плохо лежащей» территории судилось быть свидетелем т.н. «похода на Москву» белогвардейцев А.Деникина. К 10 мая Добрармия закрепилась в Юзовке и развернула наступление на Ясиноватую при поддержке танков. Район ст. Юзово был ареной ожесточённой борьбы последующие 1,5 недели. 17-19 мая конница А.Шкуро начала один из своих известных рейдов по тылам Красной армии и иахновцев. Прорвав фронт в районе ст. Доля, шкуровцы проскакали через Кураховку, Галицыновку, Очеретино, ослабляя стык красных Украинского и Южного фронтов. В ночь на 20 мая, конники заняли ст. Гришино, и после подрыва железнодорожного полотна и мостов в районе ст. Удачная поскакали в направлении Межевой, распустив слухи о наступлении на Екатеринослав. Заняв Межевую, белая кавалерия повернула в направлении с. Богатырь, наводя ужас в тылах махновцев, и нанеся анархистам огромные потери. Не смотря на кратковременное возвращение красноармейцев в Гришино, стык дал неустранимую трещину.
В очередной раз конница Шкуро прорвала стык Украинского и Южного фронтов в районе Юзовки 21 мая; остатки 13-го Украинского Советского полка 13-й армии Южного фронта покинули ст. Юзово и отступили к Гришино. Корпус Кутепова при поддержке танков следовал за отступающими по пятам: утром белогвардейцы были уже в 20 верстах от Гришино, а прикрывающие узел красноармейские части ничего не могли сделать для остановки наступления противника. К вечеру части 13-й Красной армии Южфронта были выбиты со ст. Гришино. То, что творилось на следующий день – трудноописуемо. Корпус Кутепова при поддержке танков и конных частей корпуса Шкуро прорывает фронт в районе с. Гришино – важного узла коммуникаций на лозовском направлении. В течение 23-24 мая 1919г. корпус Кутепова превращает 5 советских полков в горы трупов, остатки отступают к Новоэкономическому и Межевой. Дорога на Добропольские рудники, Лозовую, Славянск, Дружковку, Павлоград оказывается открытой. Естественно, маневренная конница этим воспользуется и уже 23 мая «накрывает» собой современную Добропольщину, и даже захватывают Степановку, ведя наступление в западном (Славянка), северном (Славянск) и северо-восточном (Дружковка) направлениях. 24 мая передовые отряды конницы подходят к Дружковке, с ходу вступая в бой с частями 13-й Красной армии.
27 мая шкуровцы прорывают фронт в районе ст. Очеретино, выдвигаясь к Константиновке, Дружковке. Всё это грозит более чем переходом инициативы в руки белогвардейцев: 13-я армия рискует перестать быть серьёзной силой на пути Добровольческой армии к Харькову и Москве. «Духовный отец» Рабоче-крестьянской Красной армии, Л.Троцкий негодовал, начались массовые репрессии против солдат «тринадцатки», однако и они не помогали. Последние попытки 13-й армии перейти в контрнаступление принесли определённый тактический успех, однако он не перешёл в оперативный. 29 мая части «тринадцатки» заняли ст.Гришино, однако в ночь на 30 мая подоспевший белогвардейский отряд занял станцию без единого выстрела. На 31 мая разрыв в построении Красной армии между Межевой и Славянском составлял порядка 80 вёрст, и прикрывался он первыми попавшимися отрядами. Если севернее Степановки позиции занял 2-й полк Червоного казачества В.Примакова, то в районе Славянки сформировался заслон из 1,5 тыс. плохо вооружённых крестьян и бывших солдат. Тогда же, 31 мая белогвардейцы овладевают рубежом Дружковка, Никитовка. Пытаясь прикрыть московское направление, Л.Троцкий требует от комдива Н.Махно, удерживающего участко Украинского фронта, выделить войска для закрытия 80-верстовой бреши в полосе 13-й армии. Однако, «главный анархист всех времён и народов» сам испытывает проблемы не меньшие. Всё же, при катастрофической нехватке людей и вооружения, пробивая себе дорогу штыками, дивизия Махно предпринимает последнюю попытку наступления…
Отказ со стороны Махно выделить солдат для нужд «соседки слева», 13-й армии, стал формальной причиной ликвидации Украинского фронта в начале июня 1919 г. и начала травли Н.Махно в партийных кругах и газетной полемике. Не зная о своей «опале», Махно в первых числах июня предпринимает попытку наступления из Волновахи южнее Юзовки на Старобешево и из Межевой на Гришино. Обстановка, казалось бы, удобная: захватив с. Гришино, кавалерия Шкуро в западном направлении ведёт себя пассивно (за исключением одиночных рейдов и разъездов в направлении Межевой – Новопавловки и Сергеевки – Славянки) почти две недели. Однако, в силу объективных причин эти рывки оказываются провальными. Тем временем, из остатков махновских отрядов и прочих подразделений Украинского фронта создаётся 12-я и 14-я армии, которые быстро занимают позиции в районе Лозовой и Чаплино. Остаётся нерешённой проблема 13-й армии: в её полосе противник к 10 июня занял Бахмут, Славянск, Изюм и близлежащие населённые пункты. В середине июня усиливается натиск белогвардейцев на ключевых направлениях. 12 июня Червоное казачество оставило Александровку, а их оппоненты – Дроздовская дивизия – заняли Барвенково. 15 июня пала Лозовая. Начинается наступление корпуса Шкуро из Гришино и Май-Маевского из Волновахи в направлении Гуляй-Поля. Последние анархисты, оставшиеся верными Махно, после кровопролитного боя уходят из «вольницы». Стоявшие рядом части 14-й армии наблюдали за разгромом бывших союзников – приказ нового командарма К.Ворошилова нарушить не могли.
После неудачного исхода боёв за Гуляй-Поле Н.Махно слагает с себя командирские полномочия, и прорывается в херсонские, николаевские и елисаветградские степи бороться с атаманом Григорьевым. Избавившись от политического конкурента, Л.Троцкий развернул газетную полемику, в которой все причины неудач весенней кампании 1919 г. советских войск в Донбассе и Приазовье замкнул на деятельности Н.Махно. Естественно, «батько» ответить ему тем же не мог, хотя некоторые красные командиры вступались за Махно, отмечая несостоятельность обвинений главного пропагандиста страны. Действительно, за стойкость войск Махно в Приазовье на протяжении почти месяца после обвала фронта в полосе «исконно советской» 13-й армии, «батьке» не мешало бы лишний раз сказать спасибо! Более того, вёдра помоев на голову Махно не помогли Троцкому остановить нашествие Деникина. В середине июля 1919 г., когда Троцкий-Бронштейн продолжал упражняться в искусстве газетных фельетонов, из района Чаплино в направлении Гришино, Славянска перешла в наступление 14-я армия Ворошилова, заняв с ходу ст. Демурино. Однако, на этом успехи «четырнадцатки» закончились. В конце июля 1919 г. 14-я армия была разбита в районе Синельниково, и никакая настойчивость Ворошилова не смогла переломить ситуацию в пользу красных. Это и есть наказание за предательство союзника!..
Однако, это был далеко не конец! Ни для Махно, ни для красных, ни для белых. В октябре 1919 г. Н.Махно возвращается в Гуляй-Поле, и практически сразу начинает активные боевые действия против деникинцев в тылу последних. Действия «батьки» против атамана Григорьева стали для него переломным моментом: если ранее Махно действовал преимущественно как комдив, полагаясь на бронепоезда и артиллерию, то отныне он сделает ставку на мобильные конные партизанские отряды, исключающие привязку боевых действий к железным дорогам. Момент выступления был выбран удачно: на подступах к Москве «непобедимая» Добровольческая армия была остановлена превосходящими силами красных, и началось медленное её выдавливание из тех самых подступов. Обвала фронта ещё не произошло, и надо было срочно ему поспособстововать: авось Ленины и Троцкие в Москве оценят заслугу «батьки» и вновь выступят совместно с ним против белогвардейцев? 15 октября 1919г. отряды Махно овладевают ключевыми станциями Екатерининской железной дороги – Чаплино, Гришино, Юзово и пр. В Юзово находится пулемётный полк Ф.Кожина – здесь назревает что-то важное!
Подходит поезд, и из него выгружается атаман Махно, которому накрывают стол! Зачем такой радушный приём? Всё очень просто: «батько» мучается от жуткого похмелья, вызванного гуляниями на свадьбах своих соратников. Нежданное возвращение «казачков» на родину сопровождалось небывалым всплеском заключением семейных союзов с дождавшимися их невестами. Даже в ближайшие дни, когда дела повстанцев пойдут наперекосяк, «правой руке Махно» В.Белашу будет стоить огромных усилий заставить патрона посмотреть на происходящее трезвыми глазами! Ай-да срыв, ай-да запой! Осуждая алкогольные «эксперименты» Н.Махно, всё же, не стоит забывать о том, что «доблестные белогвардейцы» А.Шкуро в обнимку с В.Май-Маевским даже в самый накал советского наступления в марте-мае 1919 г. были не прочь напиться до поросячьего визга! Воистину, зачастую противники друг друга стоили! И это в условиях неотменённого «сухого закона», введённого царским правительством в 1914 г.! Посланный усмирить махновцев, белогвардейский корпус Слащёва находился под непосредственным наблюдением спившегося Май-Маевского, которому оставалось жить не более двух месяцев – нервная обстановка в условиях тотальной войны и частые излишества быстро дали о себе знать…
20 октября деникинцы выбивают махновцев со ст.Юзово, оттесняя повстанцев на линию Гришино, Всесвятское. В таких условиях начинается рейд повстанцев под руководством Каменева – Чередняка по маршруту Чаплино, Барвенково, Теплинский лес через территорию современной Добропольщины. Неудивительно, ведь наступление повстанцев на Павлоград продолжалось, не смотря на угрозу с тыла. В конце октября повстанцы захватывают базу снабжения Добровольческой армии в Лозовой, хотя оказываются выбитыми из Гришино (24 октября) и Чаплино (26 октября). Сектор боевых действий сместился в Днепропетровщину. Всё же, разгром махновцев завершили не белогвардейцы, а красноармейцы, которые спустя два месяца оказались здесь благодаря же действиям махновцев. Как только передовые большевистские отряды появились в Павлоградском уезде и наткнулись на питавших иллюзии анархистов, они сразу же приступили к ликвидации махновских формирований – старые распоряжения Троцкий отменять не любил…
Наступление Красной армии в Донбассе проходило в целом планомерно – к тому времени Добровольческая армия пережила и перелом между Орлом и Тулой, и поражение под Воронежем, и «харьковский конфуз». Уже 21 декабря 1919 г. корпус Шкуро прекратил сопротивление восточнее Екатеринослава, открывая фронт наступающим войскам 14-й Красной армии, и ушёл в эшелонах в горловском направлении, где разгорелись бои 1-й Конной (Красной) армии С.Будённого с последними боеспособными остатками Добрармии. До 8 января 1920 г. сопротивлялся корпус Слащёва, отступающий в крымском направлении. Ещё 5 декабря 1919 г. 2-й полк Червоного казачества В.Примакова занял Александровку, наткнувшись на заслон белогвардейцев. Бои южнее Александровки продолжались два месяца. 18 декабря красное командование объявило общее наступление на Донбасс, и уже 25 декабря обновлённая 13-я Красная армия заняла Славянск. 26 декабря войска 14-й Красной армии вышли на линию Жемчужное, Барвенково, и были готовы к выдвижению в бердянском направлении. Ударные части «группы Примакова» (позже – 8-я Червоного казачества кавдивизия) к вечеру 29 декабря сосредоточились на северном берегу р. Бык в районе Веровки, Святогоровки, и с утра 30 декабря, форсировав реку, перешли в наступление на Добропольские рудники, ст.Гришино. К вечеру 30 декабря 1919г. 14-я армия вышла на рубеж Синельниково, Гришино. 3 января 1920 г. силами 13-й и 1-й Конной армий была освобождена Юзовка, а «соседки» 13-я и 14-я Красные армии вышли к Гавриловке, Еленовке. 6 января в руках красных был Мариуполь. Село Степановка при реке Водяная была очищена от белогвардейцев лишь в первой половине февраля 1920 г. – сильно уж они за него держались, видать была соответствующая социальная база…
Остатки формирований Н.Махно покинули т.н. «Гришин-Гуляйпольский район». До мая 1920 г. о них было не слышно, лишь мелкие банды разношёрстной в политическом смысле окраски действовали в Западном Донбассе, выводя из терпения крестьян. Последние были вынуждены объединяться с рабочими рудников в вооружённые отряды и в свободное от работы время охранять результаты своего труда, дабы излишки не достались любителям вольной жизни. Однако, главные события были впереди. Уразумев, что главные направления боевых действий красных командиров совпадают с направлениями железных дорог, Н.Махно обратил внимание на «плохо лежащий» кусок территории между Барвенково, Добропольем и Дружковкой, решив присоединить его к территории оперативных действий Повстанческой армии Украины в 1920 г. Расчёт прост, как пять копеек: красные не смогут оперативно отреагировать на их появление в глубине этого треугольника, а у местного крестьянства сил мало. Главное – быстро действовать, не давать противнику опомниться и накопить силы!
И вот 25 мая 1920 г. махновцы захватывают с.Гродовка. Уже на следующий день передовой отряд повстанцев появляется в Барвенково и Гавриловской волости, а в Александровке открывается партийный съезд анархистов. Внезапно повстанцы появляются в с.Золотой Колодезь и Михайловской волости, вынудив 28-29 мая волисполкомы спешно эвакуироваться в Краматорск, Славянск. Крайними остались крестьяне, поддержавшие Советскую власть. Против повстанцев начинают выдвигать регулярные войска: в Барвенково сосредоточилась группа пехоты РККА при поддержке бронепоезда. В Гришино прибыла 162-я бригада РККА при поддержке двух бронепоездов. Кольцо начало замыкаться. 29 мая в районе ст.Барвенково передовой отряд махновцев, прощупывавший дорогу для рейда основного ядра армии повстанцев в направлении Святогорских лесов, попал под обстрел советского бронепоезда. От идеи «ограбить церковников» пришлось отказаться. Решили возврашаться в Гуляй-Поле вниз по течению р.Самара. 30 мая в с.Петровка повстанцам сдался сводный полк Червоного казачества и пехоты РККА. В районе Степановки, Викторовки состоялся бой с передовым отрядом красноармейцев, закончившийся разгромом последнего. Разведка махновцев доходила до ст.Доброполье. Рассмотрев колонны советских войск, двигающиеся со стороны Гришино, Махно ушёл через Доброволье, Чаплино в свои родные места, наводя ужас на местное население.
В июне 1920г. советскому военному командованию удалось добиться блокирования махновцев внутри железнодорожного кольца Александровск–Синельниково–Гришино–Юзово–Волноваха–Пологи. Однако, в это время в донбасском и харьковском направлении переходит в наступление Русская армия П.Врангеля, угрожая не только Красной армии, но и благополучию махновцев. Концентрация советских войск в «Гришин-Гуляйпольском районе» была настолько высокой, что оставаться там было опасно. Военсовет Повстанческой армии Украины решил выдвинуть основные силы махновцев в рейд по советским тылам. Лакомным кусочком выглядела Харьковская губерния, так и не достигнутая основными силами повстанцев в мае 1920г. 13 июля начинается новый рейд. В этот раз, Махно разделил свои войска на две части: основные силы выдвинулись из района Марьинки, Красногоровки в направлении р.Казённый Торец. Для прикрытия основного ядра «группа Клейна» получила задание взорвать мосты в районе ст.Роя, выдвигаясь к ст. Гришино. Однако, в районе ст.Кураховка Клейн попал под обстрел красного бронепоезда. Основные силы группы отступили к Максимильяновке, были окружены и разбиты. Лишь небольшому отряду под руководством Клейна удалось прорваться в направлении Солнцевки.
Тем временем, 14 июля основное ядро повстанцев «отметилось» западнее Очеретино, заложив динамит под железнодорожное полотно, а на следующий день – в Новоэкономическом. 26 июля, когда основное ядро находилось в районе Казённо-Торско-Алексеевки, остатки группы Клейна напали на правительственные учреждения ст. Гришино, и безнаказанно удалились на северо-восток, объединившись с основными силами повстанцев. Клейн был разжалован за неумелое руководство группой. Разведотряды махновцев выдвинулись в направлении Дружковки, а основное ядро – в направлении Михайловки. В районе Сергеевки был оставлен отряд прикрытия. Против махновцев были выдвинуты отряды ВОХР и регулярные войска. Такой концентрации войск Гришино не помнило со времён прорывов Шкуро и Кутепова в мае 1919 г.: 174-я бригада, отряд Мусатова, сводный отряд ВОХР, батальон начальника тыла Екатеринославской губернии, 82-я бригада со средствами усиления. Сюда же прибыли бронепоезд №24 «Советская Украина» и бронелетучка №207. На линии Славянск–Лозовая были сосредоточены отряд 233-го батальона, 5-й и 8-й особые отряды, конная разведка, батальон начальника тыла Харьковской губернии, 234-й батальон, рота Харьковского губвоенкома, артвзвод, лёгкая батарея тыла армии. По линии курсировал бронепоезд №2 «Победа или смерть». Определённых успехов в борьбе с нарушителями общественного порядка достичь удалось: в 5 км от Степановки сводный крестьянский отряд И.Богданова нанёс серьёзные потери одному из эскадронов Махно. Большими были потери повстанцев в районе ст.Барвенково. Однако, после непродолжительного боя с бронепоездом №2 в районе ст.Шидловская, основное ядро повстанцев прорвалось со стороны Славянска в направлении Долгенького. И началась кровавая вакханалия по всей Харьковской губернии и окрестностям: от Изюма через Полтавщину до Старобельска и Миллерово…
Впрочем, успешное наступление Врангеля в районе Александровска, Гуляй-Поля, Синельниково, Мариуполя, Юзовки вынудило командующего Южным фронтом М.Фрунзе пойти на хитрость: заключить военный союз с Н.Махно. «Батько» в это время находился в Старобельске, пряча часть армейской казны в местных «катакомбах». С этим союзом у Махно были последние надежды помириться с красными и вписаться в общественно-политическую систему новосозданного государства. Следует отметить, что после заключения этого союза многие анархисты упрекали Махно в недальновидности, некоторые даже отмежевались от него. Недовольные анархисты пополнили состав многочисленных кулацких и помещичьих банд, а немногие даже ушли служить к Врангелю. Всё же, 3 октября договор был заключён, и остатки армии Махно выступили из Старобельска в направлении Чаплино. После непродолжительного отдыха в Изюме, 13 октября вчерашние повстанцы продолжили выдвижение в район сосредоточения. На следующий день Н.Махно устроил «показательную порку» - недовольные анархисты попробовали отсоединиться от костяка армии по Барвенково, но зачинщики смуты были казнены на месте.
Октябрь 1920г. был последним месяцем совместных действий махновцев с красными против белогвардейцев, а также с крестьянскими вооружёнными отрядами против банд, заполонивших территорию страны. Так, в октябре-месяце отряд степановских крестьян при помощи комнезама уничтожил банду Литвиненко. Проходя Добропольские рудники и ст. Доброполье, Н.Махно 16 октября наткнулся на засаду, устроенную бандой Григоренко. Не смотря на то, что махновцы попали под пулемётный огонь, «батько» смог отвести свои войска из-под удара, вырваться из ловушки и разгромить банду Григоренко. Совместное наступление красных и махновцев на Крым обусловило быстрый разгром армии Врангеля. И тут-то пошло всё по-старому. Поводом к новому раздору послужил приказ Фрунзе о переброске махновцев на Кавказ, которая не предусматривалась новым союзным договором. Отказавшись выполнять приказ, Махно сам себе подписал приговор. Опять преследования…
Так, 30 ноября 1920 г. отряды Махно прорвались в район Гришино, однако в связи с прибытием туда регулярных войск, уже 5 декабря были вынуждены из с. Ясеновое выдвинуться на Бердянск. Вернувшись в середине декабря в Гришинский уезд, махновцы прорвались через красные заслоны к р.Днепр. В январе-феврале 1921 г. махновцы снова объявились в Гришинском уезде. Приказ М.Фрунзе командующему Донецкой Трудовой армией от 13 января 1921 г. гласит, что махновские банды Колесникова занимают с.Золотой Колодезь, Степановку севернее Гришино. С крестянами этих сёл у «батьки» были старые счёты за поддержку красных во время махновского рейда июля-сентября 1920 г. В феврале 1921 г. через Барвенково и северные волости Гришинского уезда из рейда по Полтавщине возвращалось основоное ядро повстанцев. 15 февраля к повстанцам, проходящим с.Славянка, присоединился небольшой красноармейский отряд… Однако, это были уже не те повстанцы, что год и два назад: они лишились главного – поддержки местного населения, уставшего от постоянных военных столкновений и репрессий. Только уходили озверевшие махновцы, - приходили не менее дикие красные отряды и чекисты, терроризировавшие местное население с целью навсегда отбить их любовь к «батьке». Последний крупный отряд махновцев в «Гришин-Гуляйпольском районе» сдался властям осенью 1921 г. в районе с.Гавриловка (западнее Гуляй-Поля). Самому же Махно в августе 1921 г. с небольшой группой повстанцев удалось проскользнуть через советско-румынскую границу…
Это была война, в которой не бывает победителей. Номинальным победителям, большевистским Советам, досталась разорённая страна, которая последующие 10-15 лет только выходила на довоенные показатели экономического развития. Народной поддержки в достаточном количестве Советы не получили, и им ещё долго пришлось влюблять в себя местное население методом пряника, кнута и пули. Это была резня, в которой гражданское население и России, и Украины уничтожало само себя. Именно поэтому нельзя восхищаться теми временами, что нас подталкивали делать в советские времена, да и сейчас тоже. Идолы только слегка видоизменились… Именно поэтому полководческий талант многих красных, белых, махновских и прочих командиров (а он, бесспорно, присутствовал) залит народной кровью, от которой вряд ли будет отмыт. Одному лишь должна была нас научить Гражданская война – мудрости, дабы не повторить в дальнейшем подобный кровавый разгул. Научила ли?

Подготовил: Павел Белицкий (Донецк)

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4138   
Рейтинг: 
+2
Вадим Захарович Роговин (19371998) — советский и российский философ, социолог, профессор, ведущий научный сотрудник Института Социологии РАН, автор 250 научных работ, в том числе семитомного труда по истории внутрипартийной борьбы в ВКП(б) в 19201930-е годы.

Стахановское движение. Сталинский неонэп

2 сентября 1935 года "Правда" сообщила, что забойщик шахты "Центральная-Ирмино" Алексей Стаханов в ночь на 31 августа за смену добыл 102 тонны угля при норме 7 тонн. Спустя несколько дней этот рекорд превзошли шахтеры Дюканов, Поздняков, Концедалов, Изотов и затем сам Стаханов. Советская печать ежедневно сообщала о новых производственных рекордах не только в угольной, но и во всех других отраслях промышленности. В середине ноября в Кремле было созвано Всесоюзное совещание стахановцев, на котором выступили Сталин и другие руководители партии.
Стахановское движение, безусловно, внесло важный вклад в ускорение темпов роста производительности труда, которые во второй пятилетке удвоились по сравнению с первой (с 41% до 82%). Темпы прироста валовой продукции промышленности поднялись от 19% в 1934 году до 25% в 1935 году и 29% в 1936 году.
Стахановское движение вовлекло в свою орбиту множество энтузиастов, продемонстрировало громадные социальные резервы, имевшиеся в советском рабочем классе и колхозном крестьянстве. О высоких социальных чувствах, которые оно пробуждало в рядовых тружениках, ярко свидетельствует пример, приведённый в воспоминаниях генерала А.В.Горбатова. На Винницкой областной партконференции он заметил, как на глазах сидевшей рядом с ним колхозницы появились слезы, когда слово было предоставлено "тысячнице", то есть колхознице, собравшей тысячу центнеров свёклы с гектара.
"О чём вы грустите? - спросил я. - Ведь она ничего плохого не сказала. - Вы ничего не знаете..." - ответила женщина сквозь слезы.
Успокоившись немного, она рассказала мне: "Я тоже давала слово собрать свёклы тысячу центнеров с га, а своего слова не сдержала, собрала только по девятьсот шестьдесят центнеров. Вот почему я плачу, хоть меня и чествуют.
Я был поражён её словами. Знал я, что в среднем у нас собирают с гектара сто шестьдесят-двести пятьдесят центнеров свеклы, а тут женщина собрала девятьсот шестьдесят и плачет - слова не сдержала!".
Подобного рода факты наглядно опровергают модные ныне суждения о том, что все достижения советской экономики 30-х годов обеспечивались за счёт "подневольного", "закрепощённого" труда.
Стахановское движение позволило привести в действие и огромные экономические резервы, связанные с освоением новой, современной техники. До середины 30-х годов рост промышленной продукции обеспечивался в основном за счёт вовлечения в производство новых рабочих. Выработка в расчёте на одну машину увеличивалась очень мало, новая импортная техника давала незначительную отдачу по сравнению с передовыми капиталистическими странами. Рекорды стахановцев, собственно, потому и выглядели столь ошеломляющими, что достигались на общем фоне слабого использования возможностей, заложенных в передовой технике.
Вместе с тем многие стахановские рекорды явились результатом того, что впоследствии стало называться приписками. Не обошлась без приписок и организация самого первого рекорда. Сенсационное достижение Стаханова было достигнуто в силу замены прежней индивидуальной работы шахтеров (при которой каждый и рубил уголь, и крепил забой) бригадной организацией труда с разделением трудовых функций. Стаханов работал только отбойным молотком, а вслед за ним шли двое других шахтеров, крепивших лаву. Это было, несомненно, прогрессивным новшеством, и 102 тонны угля, выработанные звеном из трёх человек, представляли высокий экономический показатель. Однако администрация шахты, стремясь усилить впечатление от рекорда, приписала этот результат одному Стаханову.
По тому же нехитрому принципу "оформлялись" и многие последующие рекорды: подсобные работы передавались подручным, конечный же результат приписывался кому-то одному, намеченному начальством в герои труда. При этом стахановцам создавались особо благоприятные условия работы, им передавали в первую очередь лучшее оборудование, механизмы и т.д.
В выступлениях на Всесоюзном совещании стахановцев партийные вожди уделили значительное внимание вопросу о том, почему стахановское движение зародилось именно в 1935 году, а не несколькими годами раньше, когда передовая техника на многих предприятиях уже была налицо. Сталин усматривал "корни стахановского движения" в том, что оно возникло в результате "коренного улучшения материального положения рабочих". Именно на этом совещании прозвучала его "крылатая" фраза, прочно вошедшая в арсенал официальной пропаганды: "Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. А когда весело живётся, работа спорится". Это утверждение представляло собой явное и немотивированное хвастовство: уровень жизни рабочих в 1935 году поднялся крайне незначительно над нищенским уровнем в первой пятилетке.
Более реалистическое объяснение причин возникновения стахановского движения содержалось в речи Молотова, который заявил, что "во многих случаях непосредственным толчком к высокой производительности труда является простой интерес к увеличению своего заработка". Именно этот интерес всячески подогревался - и печатью, и практическими мероприятиями по стимулированию стахановского движения. За один-два месяца заработки стахановцев выросли в три-пять и более раз. Об этом с гордостью рассказывали сами стахановцы в выступлениях на Всесоюзном совещании.
А.Бусыгин: "Зарабатывал я раньше 300-350 рублей, в сентябре же заработал 690 да 130 вышло по прогрессивке и ещё 223 рубля за уменьшение брака - всего вышло 1.043 рубля..."
М.Дюканов: "Раньше, до стахановского движения я и Стаханов зарабатывали по 550-600 рублей... Сейчас, за сентябрь, я за 16 выходов, поскольку нас кое-куда таскают (имелись в виду широко вошедшие в обиход публичные чествования стахановцев - В.Р.), заработал 1.338 рублей. Орджоникидзе: А если бы не таскали? Дюканов: А если бы не таскали - больше двух тысяч..."
И.Славикова: "Наш нормированный заработок составляет 158 рублей в месяц. В сентябре я заработала 962 рубля. В октябре я заработала 886 рублей. Могла бы заработать, конечно, и больше, но были такие дни, когда нас отрывали от работы. Микоян: А ваша подруга сколько заработала? Славикова: Подруга заработала в октябре 1.336 рублей..."
А.Омельянов: "Раньше я за 300 часов работы делал в месяц 1500 километров пробега и получал 400 рублей. Сейчас я за 192 часа... имею 1.300 рублей..."
М.Пушкин: "Я раньше зарабатывал 375 рублей, а теперь 2 тысячи рублей..."
П.Макаров: "Если я в сентябре заработал около 700 рублей, то в октябре я заработал больше 1.200 рублей. Кроме того, я получу около 200 рублей по хозрасчёту, и вкруговую получится 1.500 рублей..."
Г.Лихорадов: "В январе 1935 г. без прогрессивной оплаты я зарабатывал 184 руб. 20 коп... в августе - 1.220 рублей и в сентябре - 1.315 рублей...".
Помимо сверхвысоких заработков стахановцы получали и натуральные привилегии - бесплатные квартиры, автомашины и т.д. Как говорил участник совещания рабочий Ф.Артюхов, "у нас стахановцы сейчас имеют все привилегии - для них и кино бесплатное, и медицинское обслуживание, и врача на квартиру вызывают и т.д.".
Уже на следующий день после рекорда Стаханова партком его шахты постановил: через два дня предоставить ему квартиру, построенную для инженерно-технического персонала, оборудовать её за счёт шахты мягкой мебелью; выделить семейную путёвку на курорт и два именных места в клубе на все фильмы, спектакли, вечера. По этому примеру и на других предприятиях изобретали разнообразные привилегии для стахановцев, вплоть до бесплатного и внеочередного обслуживания в парикмахерских.
Вокруг стахановцев был поднят чрезвычайный ажиотаж. Усилиями пропаганды и опекавших их парткомов они превращались в личности неприкасаемые и исключительные. Не все выдерживали это испытание "славой" и "заботой". Сам Стаханов стал чванливо вести себя уже вскоре после начала поднятой вокруг него восторженной кампании. Писатель Александр Авдеенко, посланный Орджоникидзе в Донбасс для написания книги о Стаханове, так вспоминал спустя много лет свою первую встречу со "знатным человеком".
"Дорогие гости, - говорит Стаханов, - добро пожаловать до хаты! Моя она теперь. Предназначалась главному инженеру, а попала в руки забойщику Алёшке Стаханову...
Входим в дом, забитый до предела вещами. Новенькое всё, ещё не до конца распакованное...
- Видали?! - смеётся Стаханов. - Добро юбилейное. Со всех концов Донбасса подарки шлют. Как отказать людям?
Стаханов чрезмерно счастлив, безмерно весел, а жена строга.
- Если бы по-настоящему захотел отказать, насильно бы не заставили подарунки взять. Они, дарители, на чужой счёт добренькие. Шесть ящиков пива! Пей - не хочу. Море разливанное. Зачем столько? Три ковра. Нам и одного, своего, хватало. И эта бандура ни к чему. Некому бренчать.
- А я? - хохочет Стаханов. Подбежал к пианино, раскрыл крышку и одним пальцем постучал по белым и чёрным клавишам. - Симфония! Марш! Концерт! Вальс! Чижик-пыжик, где ты был!".
В тот же вечер после митинга, организованного в честь Стаханова, первый секретарь Сталинского обкома Саркисов рассказывал писателю:
"Балует Алексей Григорьевич... От семьи отбился. Любовь закрутил с девчонкой-десятиклассницей... В Москве он с дружками, Митей Концедаловым и другими, крепко выпил, ввязался в драку. С него содрали пиджак с орденом Ленина, с партбилетом. Ну и что? Выдали новый партбилет, походатайствовали... о выдаче дубликата ордена". Саркисов сообщил, что даже "до Кремля, до товарища Сталина дошли слухи о загулах Стаханова. И знаете, что товарищ Сталин велел передать от его имени Алексею Григорьевичу?.. Скажите этому добру молодцу, что ему придется, если не прекратит загулы, поменять знаменитую фамилию на более скромную".
Но даже увещевание вождя не побудило Стаханова изменить своё поведение. Спустя несколько месяцев на Всеукраинском съезде Советов он потребовал сделать делегатом съезда свою новую жену. "Мандатная комиссия поёжилась, посовещалась, проконсультировалась и в конце концов уступила энергичному напору. В виде исключения... Принимая во внимание... Новоиспечённая жена получила мандат делегата с совещательным голосом. Знатная личность возмутилась, потребовала мандат с решающим голосом. Вежливо, терпеливо объясняли, что... Не захотел слушать. Если не выдадите!..
Выдали! А что оставалось делать мандатной комиссии? Не могла же она позволить, чтобы Всеукраинский съезд остался без главного лица -родоначальника стахановского движения. Если бы такой ляпсус, упаси боже, допустили, могли бы без голов остаться".
Создание культа стахановцев, предоставление им бытовых привилегий и более благоприятных условий для труда вызывало негативную реакцию в рабочей среде. Как бы в предвидении такой реакции партком шахты "Центральная-Ирмино" указывал: "Пленум шахтпарткома считает необходимым заранее указать и предупредить всех тех, кто попытается клеветать на тов. Стаханова и его рекорд как случайность, выдумку и т.п., что партийным комитетом они будут расценены как самые злейшие враги, выступающие против лучших людей шахты, нашей страны".
Восторженные гимны стахановцам перемежались в публикациях печати с сообщениями об "отсталых" рабочих, упрекавших стахановцев в том, что их рекорды ведут к повышению норм и снижению расценок. Газеты пестрели рассказами о "беспримерном и неприкрытом саботаже" стахановского движения со стороны мастеров, начальников цехов, профсоюзных организаций.
На Всесоюзном совещании стахановцев "вожди" заявляли, что беспощадная борьба с "вредителями", "саботажниками" и "сопротивленцами стахановскому движению" становится "важнейшим участком классовой борьбы". "Враги стараются всячески опорочить стахановское движение, - говорил Постышев, - и не только опорочить - враги советской власти преследуют стахановцев". Ещё более определённо высказался Жданов: "На некоторых наших предприятиях стахановское движение встретило сопротивление со стороны оппортунистических консервативных элементов в наших партийных, хозяйственных и профсоюзных организациях и со стороны отсталой части рабочих... Но мы крепко по этим настроениям ударили, одёрнули, призвали к порядку саботажников стахановского движения, дали им понять, что партия не остановится ни перед чем, чтобы смести с пути победоносного стахановского движения всех ему сопротивляющихся".
Подлинный смысл расточительного поощрения рекордистов и угроз против "саботажников" был раскрыт в выступлении Сталина. Оно показало, что огромный рост зарплаты стахановцев является кратковременным маневром бюрократии. Сталин провозгласил, что следует пересмотреть действующие технические нормы и заменить их более высокими, которые "проходили бы где-нибудь посредине между нынешними техническими нормами и теми нормами, которых добились Стахановы и Бусыгины". Разумеется, за пересмотром норм должно было последовать снижение расценок для всех рабочих.
Сталинское руководство надеялось, что стахановское движение откроет новый "большой скачок" в экономике. В выступлении Молотова было прямо заявлено: это движение "в короткий срок обеспечит нам удвоение и утроение промышленной продукции".
Декабрьский пленум ЦК (1935 года) потребовал изменить "нормы выработки в сторону их некоторого повышения" и провозгласил переход на "прогрессивную сдельщину". Вслед за этим произошло существенное увеличение плановых заданий на 1936 год по выпуску основных видов промышленной продукции.
Положительные и отрицательные стороны стахановского движения были проанализированы в статье Льва Седова (зарекомендовавшего себя к тому времени серьёзным публицистом-аналитиком, способным к глубоким самостоятельным обобщениям). Особый интерес его статьи (опубликованной под псевдонимом "Н.Маркин") состоял в том, что её выводы базировались целиком на сообщениях советской печати, выпячивавшей прежде всего позитивные стороны стахановского движения.
В статье отмечалось, что рекорды стахановцев не прочны и не показательны с точки зрения роста средней производительности труда, потому что в большинстве случаев они являются результатом чудовищного напряжения, которое рабочий не в состоянии выдержать на протяжении продолжительного времени. Однако это не означает, что стахановское движение представляет собой блеф. Очищенное от рекордизма и ажиотажа, оно может иметь большое будущее.
Главным стимулом стахановского движения, подчёркивал Седов, выступает личная материальная заинтересованность, "и именно это, и только это, обеспечивает ему несомненный рост в ближайшем будущем". Условия такой заинтересованности в результатах труда возникли после отмены нормированного снабжения, когда у рабочих появилась возможность потребительского выбора. Поэтому превращение сдельной или поштучной оплаты в доминирующую форму материального вознаграждения способствует повышению производительности труда.
Конечно, отмечалось в статье, это не означает, что стахановское движение, как заявил Сталин, "подготовляет условия для перехода от социализма к коммунизму". Напоминая, что Маркс рассматривал сдельную оплату не как категорию социализма, а как экономическую форму, "наиболее соответствующую капиталистическому способу производства", Седов писал, что "только потерявший последний марксистский стыд бюрократ может этот вынужденный отход... к усилению неравенства, к перенапряжению рабочей силы... изображать как "подготовку перехода к коммунизму".
Социальные последствия стахановского движения выражались во внесении глубокого расслоения в среду рабочего класса. Например, обычный шахтер-забойщик зарабатывал в месяц максимум 400-500 рублей, а забойщик-стахановец - более 1.600 рублей. Вспомогательный рабочий-стахановец получал 400 рублей, а не стахановец - всего 170 рублей. Последняя цифра, по данным советской статистики, представляла среднюю зарплату в промышленности. Многие рабочие зарабатывали 150, 120 и даже 100 рублей. "Вряд ли в какой-либо из передовых капиталистических стран, - писал Седов, - имеет место столь глубокое различие в зарплате рабочих, как ныне в СССР... Можно было бы без труда показать, что зарплата привилегированных слоёв рабочего класса (рабочей аристократии в настоящем смысле этого слова) относится как 20:1, а может быть, и больше к заработной плате низкооплачиваемых его слоёв".
Анализ противоречий стахановского движения был продолжен Троцким, который указывал, что это движение могло бы вести к систематическому повышению производительности труда, если бы оно было освобождено от бюрократического командования и очковтирательства. Однако бюрократия стимулировала развитие этого движения привычными для неё методами административного нажима, одной стороной которого стали премии и реклама, а другой - массовые репрессии против инженерно-технического персонала и рабочих, обвинённых в производственном и даже политическом саботаже. К этому добавлялась неспособность бюрократии привести организацию труда и производства в соответствие с новыми условиями. Пока речь шла об отдельных пионерах нового движения, бюрократия организовывала их работу с чрезвычайным старанием, даже за счёт интересов остальных рабочих цеха или шахты. Когда же в стахановцы стали зачислять сразу сотни и тысячи рабочих, она оказалась неспособной наладить планомерную работу по их массовому подъёму на более высокие ступени технической квалификации. Вместо этого она подхлёстывала передовиков, пытаясь "изнасиловать и рабочую силу и технику. Когда часовой механизм замедляет ход, она тычет в колесики гвоздем. В результате "стахановских" дней и декад в жизнь многих предприятий внесен полный хаос. Так объясняется тот поразительный, на первый взгляд, факт, что рост числа стахановцев сопровождается нередко не повышением, а снижением общей производительности предприятия".
Сами сталинисты были склонны объяснять причины производственных неполадок тем, что советским рабочим не хватает культуры труда. По этому поводу Троцкий замечал: "Это только половина правды, и притом меньшая. Русский рабочий восприимчив, находчив и даровит. Любая сотня советских рабочих, переброшенная в условия, скажем, американской промышленности, через несколько месяцев, даже недель не отставала бы, вероятно, от американских рабочих соответственных категорий. Трудность - в общей организации труда. Советский административный персонал отстаёт, по общему правилу, от новых производственных задач гораздо больше, чем рабочие". Это выступало ещё одним подтверждением того, что "общественный цех, который задерживает и парализует другие цехи советского хозяйства, называется: бюрократия".
Утверждения советской печати, что рабочие трудятся "для себя", подчёркивал Троцкий, затемняют тот факт, что сама по себе государственная собственность на средства производства "не превращает навоз в золото и не окружает ореолом святости потогонную систему, изнуряющую главную производительную силу: человека". Применение изматывающей рабочих сдельщины свидетельствует о том, что в СССР "совершается сейчас безжалостно суровая пригонка человеческого материала к заимствованной у капитализма технике. В борьбе за достижение европейских и американских норм классические методы эксплуатации, как сдельная плата, применяются в такой обнажённой и грубой форме, которой не могли бы допустить даже реформистские профессиональные союзы в буржуазных странах".
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4191   
Рейтинг: 
0
Проект donbass.NAME пополнился новым ресурсом.
8 сентября, ко Дню освобождения Донбасса стартовал Официальный сайт Дмитрия Халаджи. Сайт будет нести не только биографическую информацию и статистику многочисленных рекордов Дмитрия, но и видео-материалы, литературные произведения Халаджи, упоминания о нем в средствах массовой информации.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1936   
Рейтинг: 
+1
Эти строки пишутся в Сталино (с 1961 г.- город Донецк), обугленном, дымящемся, ликующем Сталино. Еще ползет над городом горький дым пожарищ, черное пламя лижет бетон и железо заводских корпусов, еще корчится в огне растерзанная улица Артема, его горе не выплакано и даже еще не высказано, а уже ликует освобожденный город. Все, кто выжил в нем, все, кого не успели замучить оккупанты,- все сейчас на улицах. Мужчины и женщины, дети.
Они еще ничего не рассказывают, они не могут сейчас рассказывать, они только плачут от счастья, целуют бойцов и их пыльные щеки, их солдатские руки, их оружие и повторяют:
- Как мы вас ждали! Как мы вас ждали! Первые часы освобождения. Первое вольное утро после двух страшных лет. Первая встреча освобожденных с освободителями. Нельзя описать, и вероятно, и пытаться не надо. Не расскажешь сейчас того, что чувствуешь, слов не подберешь, но волнение сжало твое горло, и ты шепчешь слова, какие есть, может быть, и не те. Здравствуй, земля родная!.. Черная... Горькая... Единственная... Здравствуй, Донбасс!
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3759   
Рейтинг: 
0
Заводский гудок протяжно ревел, возвещая начало рабочего дня. Густой, хриплый, непрерывный звук, казалось, выходил из-под земли и низко расстилался по ее поверхности. Мутный рассвет дождливого августовского дня придавал ему суровый оттенок тоски и угрозы.
Гудок застал инженера Боброва за чаем. В последние дни Андрей Ильич особенно сильно страдал бессонницей. Вечером, ложась в постель с тяжелой головой и поминутно вздрагивая, точно от внезапных толчков, он все-таки забывался довольно скоро беспокойным, нервным сном, но просыпался задолго до света, совсем разбитый, обессиленный и раздраженный.
Причиной этому, без сомнения, было нравственное и физическое переутомление, а также давняя привычка к подкожным впрыскиваниям морфия, — привычка, с которой Бобров на днях начал упорную борьбу.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1571   
Рейтинг: 
0
Поезд Пермь-Тюмень медленно катился по железной дороге оставляя за собой сотни верст  пути. Солнце катилось за горизонт и  через открытые окна в вагоны проникал сильный аромат полевых трав и хвои, а в рощах, которые бесконечно тянулись вдоль дороги, не утихая заливались трелями соловьи, и даже мерный стук колес не заглушал их чудного пения. Федор Федорович вышел из своего купе в коридор поезда, подошел к открытому окну и всей своей необъятной грудью втянул воздух наполненный вечерним ароматом, затем повернулся к проводнику разносившему чай и задал ему вопрос.
— Когда в Перми будем?
— К утру будем-с Федор Федорович, чайку-с с медом не желаем-с?
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1943   
Рейтинг: 
0

Здание на улице Артема

Если бы меня спросили - какое здание на улице Артема считаю самым интересным? - при всем своем уважении к современной архитектуре, я бы исключил все «советскую» часть. Все, что идет к северу от площади Ленина. Я бы взял только ранний, исторический отрезок улицы Артема. И сосредоточившись на нем, все равно не смог бы сделать выбор. Там слишком много стоящего внимания. Тот, кто считает Донецк городом без архитектуры, должен пройти по этому отрезку с человеком, выросшим в центре. Именно так я и поступил.
Мой попутчик - полковник Роман Фридман. До войны он жил на Четвертой линии, сейчас это - улица Октябрьская. Улица Артема, тогда - Первая линия, для него - дом родной. Конечно, сейчас здесь почти все не так. Но и по нынешней главной улице Донецка полковник Фридман проходит как хозяин.

Здесь были Вова и Паша
То, с чего начинается главная улица, много говорит о самом городе. Тверская улица идет от Манежной площади: ну еще бы, Москва - город парадов. Исток Крещатика - Европейская площадь: ну еще бы, Киев - город европейский и есть. Бродвей стартует с жалкого зеленого островка под названием «Парк Боулинг Грин»: таков и весь Нью-Йорк, огрызки растительности, задавленные небоскребами. Начало улицы Артема - металлургический завод. Не увидеть в этом знак может только тот, кто не ищет знаков.
Здесь - небольшое транспортное кольцо и скука. Здесь уже давно ничего не происходит, если не считать ежедневных выбросов ДМЗ. Времена, когда в начале Первой линии бурлила жизнь, отошли в историю. А тогда… Рядом с заводом стоял городской цирк, и это придавало давящему индустриальному пейзажу оттенок парадоксальной легкости. Этот тот самый деревянный цирк, где в 1927 году выступал Владимир Владимирович Маяковский. Потом Маяковский застрелился, а цирк сгорел. И долгие годы наш город, обиженный судьбой, обходился заезжими шапито, которые базировались в городском саду.
По адресу Артема, 5, перед нами возникает так называемая «аптека Лаче». С медициной этот дом потерял связь сразу после революции. Но первоначальную архитектуру сохранил. Не бог весть какая это архитектура: обычный уездный стиль, скромные кирпичные наличники и всякие там пилястры. В таком здании мог сидеть кто угодно: от полицмейстера до чаеразвесочной фабрики. Непонятно каким чудом аптека Лаче в своем первозданном состоянии дожила до времен независимой Украины. Тут-то ее и настигла неумолимая судьба. Здание с исторической изюминкой (а ею в Донецке обладает все, что старше 1917 года), выкупила коммерческая структура и тут же принялась наворачивать на него свое представление о прекрасном. Развернулась стройка, появился третий этаж… Потом все приостановилось, и в итоге, трудно сказать, чем обернется этот эксперимент по выпариванию юзовской старины.
Напротив аптеки Лаче - бойкая автозаправка. Полковник Фридман вспоминает, что «в его время» на этом месте располагался Пассаж - несколько длинных торговых рядов под полукруглыми навесами. Здесь можно было увидеть удивительные вещи - например, именно на Пассаже впервые в донецкой свободной продаже появились часы невиданной марки ЗиФ (завод имени Фрунзе). Здесь давали по три метра ситца на руки. Здесь были чудеса - не всем доступные, потому как жить стали хоть и хорошо, но не слишком денежно.
Рядом, через проспект Лагутенко, тогда действовал рынок. Торговая традиция здесь не прерывалась с юзовских времен. В 30-е годы прямо у Первой линии находились «зеленые ряды», парикмахерские, сапожная мастерская... Устав наблюдать за этим коммерческим хаосом, советская власть в середине десятилетия снесла его и построила роскошный Центральный универмаг. На открытие приехала из Старобешево всесоюзная героиня Паша Ангелина, чуть позже бросившая в массы клич: «Сто тысяч подруг - на трактор!» Полковник Фридман вспоминает, что на противоположной от входа стене организовали панно с портретом Ангелины - и, увидев это, непосредственный сын стахановки воскликнул на весь зал: «Мама, смотри, это же ты!» Все очень смеялись…
Сейчас, после перестроек и пожара 2002 года, здание ЦУМа смотрится совсем не по-советски. И главным торговым объектом города оно быть перестало с тех пор, как центр Донецка переместился к северу. Для того чтобы привлечь народ, ЦУМу нужно кардинальное перепозиционирование. Например, возрождение сталинского стиля. А что? Как торговый прием, это работает по всему миру - от Арбата до Брайтон-бич…

«Комсомолец» и «Магнитка»
На главной улице должен быть главный кинотеатр. Исходя из этого безупречного умозаключения, в конце 20-х на Первой линии завели кинотеатр «Комсомолец». Так в городе угля и стали появилось немножко древних Афин.
Смотрим на это здание с классическими колоннами и портиком. Кинематографом здесь пахнет уже очень и очень слабо - коммерция вломилась в храм искусства, перепрофилировав его под торговый центр. Теперь сюда не ходят, как когда-то, чтобы светски провести несколько часов, погулять по широким лестницам и просторным холлам, посидеть в буфете с пальмами и коктейлями. Ну и актуальный фильм посмотреть, конечно. Давно уже не ходят! С кино в Донецке - ситуация противоестественная: на миллионный город - всего четыре больших кинотеатра. Парадокс, который пока еще не получил научного объяснения.
Перекресток Артема и проспекта Труда, один из углов которого занимает бывший «Комсомолец», в старом Донецке считался важной точкой. Базар, собор, гостиница… Самый настоящий водоворот жизни. Сейчас здесь тихо. По нечетной стороне - два здания, желтое и зеленое. В одном из них была гостиница «Гранд-отель», с балкона которой в том же знаковом 1927 году выступал американский прогрессивный писатель Теодор Драйзер. В другом располагался штаб Южного фронта перед его отступлением из Сталино в 1941 году. Полковник Фридман вспоминает, что на перекрестке в эти тревожные месяцы стояла танкетка, а однажды на его глазах в штаб провели какого-то старшего лейтенанта, пойманного по подозрению в шпионаже.
Бросаем последний взгляд на античные красоты «Комсомольца» и проходим мимо. Перед нами - сквер Павших коммунаров, где в трогательном единении соседствуют памятник борцам за советскую власть и православный собор. Здесь всегда соседствовало что-то несочетаемое. На юзовской заре - главный храм города и базар. Потом - детский сквер и пивные ларьки. Сейчас - коммунизм и религия. В 1930 году у них была смертельная вражда, сейчас - непонятно что.
Отсюда, от детского сквера, по четной стороне Первой линии в довоенном Сталино начинался променад в направлении главпочтамта. Променад называли «Магниткой» - наверное, потому, что гуляния притягивали всех горожан, способных пешком достичь главной улицы.

Неотвеченные вопросы
Одним из самых резонансных событий довоенной истории Донецка стало крушение стратостата ВВА-1 с четырьмя смельчаками на борту. Полковник Фридман, который был свидетелем падения этого аппарата и даже видел, как вскрывали гондолу, рассказывает, что первым местом захоронения погибших героев стал угол детского сквера - там, где сейчас улицу Артема пересекает проспект Павших коммунаров, прямо напротив главной конторы «Донгорбанка». Оккупировав город, немцы по неизвестной причине перенесли отсюда захоронение. Сейчас памятник стратонавтам стоит в начале бульвара Пушкина. Но говорят, что никакой могилы под памятником нет, что могила находится в парке Щербакова, где-то в районе дельфинария - а может быть, биотуалетов. Зачем немцам понадобилось переносить захоронение? Почему его забросили в парке?
История Донецка полна таких неотвеченных вопросов. Город, который несколько раз менял название и терял архивы, не имеет четкой хроники с безупречными фактами. А поскольку прошлое все равно активно вопрошает, отвечают мифами или вымыслами. Вот один из них. На месте нынешнего дома № 47 раньше стояло фотоателье, в котором фотографировались все знаменитые личности города, в котором начинал свою карьеру знаменитый советский фотохроникер Евгений Халдей. Рассказывают, что когда после войны этот квартал подвергли коренной реконструкции, в подвале фотоателье нашли пару сундуков с золотыми монетами и прочими ценностями. Буквально наискосок от Госбанка, что очень символично. Рассказывают, что обнаруженные тогда ценности до сих пор позволяют безбедно существовать кое-каким донецким семьям…
На протяжении от проспекта Павших коммунаров до Садового всегда было много денег. Тут стояли конторы нескольких дореволюционных банков. В одном из них, в международном коммерческом банке, после войны и реконструкции устроили Дворец пионеров. Это ажурное красно-желтое творение архитектора Георгия Навроцкого до сих пор привлекает к себе внимание - и красотой пропорций, и сюжетами барельефов, на которых юные пионеры с голыми коленками изображены в очень раскованных по тем временам позах. По крайней мере, некоторые извращенные умы видят там скрытые эротические послания. Почему мальчик стоит на коленях перед другим мальчиком? Что делает эта девочка с полотенцем? Вопросы, вопросы…
Сейчас Дворец пионеров съехал на другой берег Кальмиуса, и бывший очаг детского творчества придавлен недавно возникшим по соседству небоскребом. Это торговый центр «Грин плаза» - стильное здание с сине-зеленым остеклением и белым плоским тылом. Отношение к нему у населения неоднозначное. Кто-то, желая сродниться с Нью-Йорком, называет его «небоскреб-утюг». Кто-то продолжает сожалеть, что при строительстве прихлопнули любопытнейший купеческий особняк. Кто-то наслаждается одновременно простой и броской гармонией пропорций. Каждому свое - это не нами придумано и по другому поводу - но придумано очень верно.
Небоскребов в старой части улицы Артема немного, «Грин плаза» выглядит здесь исключением из правила. Может быть, скоро нагородят высоток менее изящных. Есть план по созданию в историческом центре города донецкого Сити. Пока «Грин плаза» одна, с ней легко примириться…

Кот в сапогах и два ящика водки
- Разве это Дворец пионеров! - машет рукой полковник Фридман на здание архитектора Навроцкого. - Вот у нас был Дворец пионеров! - и увлекает меня дальше, мимо корпусов технического университета - к следующему перекрестку, к проспекту 25-летия РККА.
Розовое здание с полукруглым выступом, столь актуальным в 30-е годы. Белая ажурная вязь по фасаду. Высокие стрельчатые окна, белые колонны. Действительно - довоенный Дворец пионеров. Тогда на уровне третьего этажа стояли скульптурки с горнами и барабанами. Потом детское творчество в этом здании уступило дорогу технической интеллигенции. Гипсовые пионеры растворились во времени, и светлое детство тогдашних пацанов и девчат осталось только в воспоминаниях бабушек и дедушек.
Роман Соломонович Фридман рассказывает, как на входе детишек встречал настоящий кот в сапогах, как им читала сказки столь же настоящая Арина Родионовна, какой прекрасный зимний сад был на третьем этаже… Жизнь казалась прекрасной, богатой на события, конца-края ей не было видно. Материальные трудности? Как-то не брали в голову. Когда по другую сторону этого же перекрестка открыли Первый гастроном, ходили смотреть на чудеса - банки с креветками от потолка до пола, бочки с красной и черной икрой, сортов тридцать колбасы. Купить из этого изобилия мало что могли - но как музейный визит это тоже приносило некоторое удовлетворение. Надо было считаться заслуженным человеком, чтобы заходить в Первый гастроном, как к себе домой. Полковник Фридман вспоминает, как однажды туда заглянул Алексей Стаханов - и спустя некоторое время за ним вынесли два ящика водки, погрузили в его «Эмку» и проводили героя с почестями…
Первый гастроном был для дончан как дворец и маяк одновременно. Сейчас в его внутренностях ведут дела несколько торговых объектов. Над входом установлены электронные часы с бегущим секундомером - говорят, самые точные в городе.

Базилика святого Павла и мордвиновская шабашка
Был у меня товарищ, работавший в управлении Донецкой железной дороги. Так он утверждал, что фасад здания этого самого управления «слизан» с базилики святого Павла в Риме. Он не осуждал - даже гордился. Спорить с ним не хотелось - тем более, создатели железнодорожного офиса действительно явно вдохновлялись какими-то классическими примерами. Если присмотреться, старая часть улицы Артема унизана этими мотивами. Кинотеатр «Комсомолец». Индустриальный техникум. Управление железной дороги… Ну, наверное, если хорошо присмотреться, можно еще что-то найти.
Судорожные попытки обнаружить на старой улице Артема какое-то единство стиля приводят к осознанию отсутствия этого единства. Застраивали ее кусками и в разное время. Подходили к делу или тщательно, или нет. Архитекторы оказывались или творцами, или ремесленниками. Результат получился чрезвычайно неоднородный - от маленьких шедевров (вроде «Донгорбанка») до обычных жилищных коробок (вроде зданий по нечетной стороне между проспектами Труда и Павших коммунаров). Стоит ли этого стесняться? Ни в коем случае! Если будут спрашивать - скажите, что так и надо, и что эта стилистическая мешанина как нельзя лучше отражает саму суть города Донецка как идеального плавильного котла, в котором, перемешиваясь и взаимообогащаясь, образуют единый сплав самые разнородные элементы. Татары, евреи, хохлы, академики, сантехники, бразильские футболисты, семечки и симфонии.
Старая улица Артема - вот такой сплав.
Справа остается здание гостиницы «Централь» - пример утилитарной современной архитектуры, над которой не захотели много думать. Минуя управление железной дороги, мы подходим к главпочтамту. Не так давно его модернизировали, обшили кремовым пластиком. Теперь в нем не так-то просто узнать шаблончик конструктивизма, созданный в 1930 году столичной знаменитостью Аркадием Мордвиновым. Легендарный человек, между прочим. Один из главных авторов социалистической реконструкции Москвы. Почтамт города Сталино, надо понимать, был для него просто шабашкой…
Полковник Фридман вспоминает, как в середине 30-х почтамт вдруг загорелся ярким пламенем. Выяснилось, что это был поджог. Натурально, обвинили троцкистов. Наверняка кого-то расстреляли. Тогда троцкистов очень не любили. Роман Соломонович вспоминает: 1934 год. Заводские ворота, ведущие на Первую линию, распахиваются - и через них на главную улицу города выходят решительные рабочие прямо в робах. В руках - плакаты с призывом убивать троцкистов, отомстить за смерть товарища Кирова. В суровой решимости рабочие прошли по всей главной улице - до того самого здания почтамта, где мы с полковником Фридманом стоим сейчас.
На здании почтамта начинают бить часы - наши местные куранты. Это уже совсем другое донецкое время…

Евгений ЯСЕНОВ
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2183   
Рейтинг: 
0
donbass.NAMEВ канун двухлетия ресурса donbass.NAME редакция имеет честь представить ряд дочерних проектов, которые стартуют в ближайшее время:
8 сентября - Официальный сайт Дмитрия Халаджи;
10 сентября - Сайт Общества терриконоведов;
17 сентября - Сайт Парка кованых фигур...
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2213   
Рейтинг: 
0
Леонид ЛуковЛеонид Давидович Луков — советский кинорежиссёр, сценарист, дважды лауреат Сталинской премии II степени (1941,1952), народный артист РСФСР (1957).
Леонид Луков родился 2 мая 1909 года в Мариуполе, в семье известного в городе фотографа.
В 1928 году окончил рабфак, после чего работал корреспондентом газет «Наша правда», «Кочегарка», «Комсомолец Украины».
Свою работу в кино Леонид Луков начал как автор сценария фильма «Ванька и мститель» (1927).
Леонид Луков был организатором студии «Кинорабмол» (Харьков), в которой он снял цикл из пяти документальных фильмов «Родина моя — комсомол».
В 1930—1941 годах Луков режиссёр Киевской киностудии. С 1941 года - член ВКП(б).
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4458   
Рейтинг: 
+3

Як добре те, що смерті не боюсь я
і не питаю, чи тяжкий мій хрест.
Що вам, богове, низько не клонюся
в передчутті недовідомих верств.

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 42437   
Рейтинг: 
0
С целью сохранения мест произрастания редких для юго-востока Украины видов растений, в том числе занесенных в Красную книгу Украины, руководствуясь ст. 43 Закона Украины «О местном самоуправлении в Украине», ст. 53 Закона Украины «О природно-заповедном фонде Украины», учитывая согласие владельца земельного участка и ходатайство Госуправления экологии и природных ресурсов в Донецкой области, областной совет решил:
1. Объявить природную территорию, расположенную в пределах города Донецка на землях Ларинского поселкового совета, общей площадью 70га, ландшафтным заказником местного значения «Ларинский», без изъятия земель у землевладельца.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3446   
Рейтинг: 
0
На вопрос: "Когда в Донецке начали строить хрущевки?", казалось бы, возможен единственно логичный  ответ: "Конечно, при Хрущеве!" На самом деле, все не так просто. Вот публикация из "Финансовой газеты" от 29 декабря 1938 года, которая свидетельствует: еще до войны в городе шла застройка по так называемому "скоростному методу". Это, конечно, еще не то, но уже кое-что.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 1578   
Рейтинг: 
0
Творчість, яка у певному розумінні становить вихід за межі будь-якої тотальності, як така можлива лише у вільному суспільстві. Тому творці є небезпечними для тоталітарної системи, якій необхідна передбачувана діяльність в межах приписань, відведених людині посадою або статусом, вироблення художньої продукції згідно з ідеологією. В Радянському Союзі була сформована особлива модель відносин творчої еліти і влади, яка виробила і відтворювала несамостійного митця, залежного від опіки держави і, відповідно, від державних вимог. Це нівелювало творчу діяльність до рівня ремісництва. Донбас займає особливе місце в світі зазначеного, оскільки в культурному плані він мав усі ознаки провінційності, водночас відіграючи важливе індустріальне значення та ідеологічну роль (міфологія людини праці). Моделі поведінки творчої еліти, сформовані в радянські часи, сьогодні не є повністю подоланими і в певній мірі продовжують визначати культурні процеси і стан суспільної свідомості регіону.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2740   
Рейтинг: 
+1
Иван Васильевич Мушкетов — выдающийся русский геолог и географ, профессор Петербургского технического университета, знаменитый путешественник, член Императорского Русского Географического Общества. Исследователь Средней Азии, проводил геологические изыскания на Урале, на Кавказе, а также изыскания Кругобайкальской железной дороги (транссибирская магистраль) в Восточной Сибири.
Иван Мушкетов родился в 1850 году в станице Алексеевской, бывшей в то время центром Хопёрского округа, Области войска Донского, в семье казака Михайловской станицы Василия Евграфовича Мушкетова. Воспитывался Иван у деда. В семь лет был отдан в уездное училище, а в 9 лет - в классическую гимназию Новочеркасска, которую закончил в 1867 году. В 14 лет Иван уже зарабатывал преподаванием уроков. Вместе с преподавателем естественных наук он проводил геологические экскурсии в окрестностях Новочеркасска. Нередко совершал и самостоятельные походы. Товарищи по гимназии за любовь к сбору геологических коллекций в шутку звали его «каменщиком».
Оставить комментарий: (8)    Просмотров: 4378   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.