pornfiles

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (35)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
Эй, а кто толкать то будет!Каждый самодостаточный некто или нечто всегда стремится к самоделению. Передать частичку себя дабы новая жизнь имела место быть - высшая форма жизненных ценностей.
И это касается не только людей, зверей, птиц, насекомых. Как яркий пример мы сейчас видим аналогичную ситуацию с разделом на ресурсе. Был раздел "кладовая здоровья", а потом свет увидело его дитя - "спорт-клуб". Таким образом спорт как таковой простился с кладовой, но не простился со здоровьем.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2515   
Рейтинг: 
+5
Планерка в строительной бригадеПосле войны разрушенный Сталино надо было восстанавливать, по сути, заново. Требовался новый генеральный план развития города. Лучшие градостроительные умы под чутким партийным руководством поднатужились – и родили проект. Но без утверждения в высших инстанциях это была просто бумажка. И пошел план по инстанциям. Как думаете, кто поставил решающую подпись? Незабвенный Лаврентий Павлович Берия! Он в формате заместителя председателя Совета министров СССР отвечал тогда за «режимные» территории. А Донецк был режимным городом – без вопросов!
Собственно, «на режиме» жила вся наша область. Это понятно: огромная концентрация оборонных предприятий, уязвимые для терактов производства. Трудно поверить, но в свое время въезд в Макеевку разрешался только гражданам, имевшим местную прописку. Такое было время. Тревожное. Навстречу миру Макеевка распахнулась уже после смерти Сталина, когда и Лаврентий Павлович в силу известных причин перестал курировать нашу область.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2738   
Рейтинг: 
0
В 1980 году громадный Пролетарский район (тогда - самый большой по площади в Донецке) располовинили. Отрезали кусок и назвали его «Буденновским районом». Один не слишком ответственный краевед рассказывал мне историю о своем знакомом, еврее Мише, с нетипичной для еврея профессией – подземный электрослесарь. Этот Миша жил как раз в одном из спальных районов Пролетарки. У него был друг-одноклассник, постоянно язвивший Мишу насмешками – мол, что ты за еврей, работаешь под землей и живешь на выселках. До 1980 года у Миши был железный ответный аргумент: «Зато я живу в самом большом районе города». После того, как крыть стало нечем, Миша впал в депрессию, стал худеть. Но потом поступил по-мужски. Сосредоточился, напрягся и путем сложнейших обменных манипуляций переселился на улицу 50-летия СССР, где и сейчас здравствует. С профессией вопрос решить оказалось сложнее. Помогли исторические процессы: шахту закрыли, и Мише пришлось уйти в мелкий бизнес, где, в общем-то, он неплохо устроился.
Мой товарищ Александр Тимошенко, известный половине города как «Темс», в свое время тоже смог проделать эту героическую эволюцию – исход из Пролетарки в центр. В результате, он получил многогранное видение города. И, как человек много думающий, сгенерировал теорию о том, что Донецк – город двойственный до такой степени, что уже в своем названии содержит противоречие. Соединяет утверждение и отрицание. Вслушайтесь: «ДаНетСк». По-моему, суть нашего городка в этой концепции схвачена чертовски верно!

 

Шел трамвай 15-й номер
Для знакомства с этими далями Темс предложил многоступенчатый план. Пунктом первым была поездка на трамвае 15-го маршрута, который идет от Буденновской площади до шахтоуправления газеты «Правда». С одной стороны, это позволяло довольно быстро достичь восточного предела городской сферы обитания, куда идти пешком – свое здоровье не уважать. С другой, в трамвае 15-го маршрута в предельно сгущенном виде представлен наш психотип.
Пролетарский район
До исследования Пролетарского района в моей коллекции донецких типажей насчитывалось 86 разновидностей. После путешествия в трамвае 15 маршруту их количество возросло до 127. В коллекции появились такие экземпляры, как, например, «питекантроп», «девушка-одуванчик», «пожирательница беляшей». Человеческое разнообразие на Пролетарке необыкновенно. Люди, по преимуществу, простые, без комплексов, что превращает трамвайную поездку в легкое приключение. Ко всему прочему, людей набивается, как на бесплатные концерты Рината Ахметова: как говорится, ни вздохнуть, ни ойкнуть. 15 маршрут в нескольких местах радикально опорожняется, но тут же заполняется вновь. И так – до самого конечного кольца, до улицы Слободской.
Мы будем несправедливы, если скажем, что на окраине Пролетарки – одни развалюхи. Вот – симпатичный хрущевский микрорайон. «Что это такое?» - спрашиваем у соседа по вагону. «12/18 Новострой», - отвечает нам сосед. Несколько кварталов многоэтажек построили в 60-х для персонала шахты 12/18 (позже ее переименовали в честь газеты «Правда») и поддерживают в сносном состоянии (сносном – не от слова «снос», в данном случае). В просветах между домами проглядывают увядшие магазины и пункты по приему стеклотары. Для существования – более чем достаточно. Но, как приличные люди, жители окраин отправляются за покупками на Пролетарский рынок.
Пролетарский район
Сделав круг, едем туда и мы. Отдав дань одноэтажному безбрежью поселков шахт «Красная Звезда» и газеты «Правда», мы чувствуем себя, как Анджелина Джоли, совершившая гуманитарный вояж в Эфиопию. Люди вряд ли оценили наш порыв. Скользнув взглядом по нашим инородным телам, они продолжают свои разговоры. О погоде, дорожающих яйцах и вчерашнем выпуске передачи «Следствие вели с Леонидом Каневским».

Гайд-парк и пролетарский Богдан

По теории моего друга Темса, название «Объединенный» донецкому микрорайону дали из-за его «склеивающей» функции. До того, как он появился, юго-восточная оконечность Донецка представляла собой несколько поселков, разбросанных, как острова архипелага. Но построили Объединенный – и появилась непрерывная цепь жилья, а значит – реальная физическая связь. И, стало быть, только тогда Пролетарский район стал настоящим районом.
С этим спорить  трудно. Объединенный исполняет роль «пахана» по отношению к соседним поселкам Ведь главное место всегда было там, где главный рынок. А кроме рынка, на Объединенном еще - два ДК (имени Горького и «Юбилейный»), и, в конце концов, райисполком. В тот июльский день, когда мы предприняли свой пеший поход, на райисполкоме красовался плакат с яркими цифрами «50». Замечено: районные праздники в Донецке отмечают долго.  И чем дальше от центра, тем дольше радуются. Со времени полувекового юбилея Пролетарского района прошло уже два года…
Пролетарский район
Непосредственно перед зданием райисполкома, на лужайке в тени деревьев, мама играла с ребенком. Сцена немного напоминала Гайд-парк. Но стоило повернуться на 180 градусов – и заграничные ассоциации начисто разбивал вид гастронома «Горняцкий» (путем замены всего одной буквы в народе распространили весьма неаппетитный вариант его названия). Несмотря на то, что с разных сторон гастроном теснят мебельные салоны и страховые конторы, он держится. Не так много осталось в городе гастрономов…
Здесь – пуп Пролетарского района. А пуп этого пупа – памятник Богдану Хмельницкому. О его существовании подавляющее большинство дончан и не подозревает. Для них, все, что связано с великим воссоединителем, в городе заканчивается проспектом его имени. Это в центре, и это знают все. Памятник Богдану – невидимая миру экзотика, возникшая неизвестно когда и неизвестно почему. Зато известен автор – донецкий скульптор Павел Гевеке, ныне, увы, покойный. Скорее всего, пролетарский  Богдан появился в начале 60-х. И скорее всего, в честь очередного юбилея Переяславской рады. Фотографии этого места, сделанные в 70-х годах, показывают нам куда более молодцеватого гетмана: бронзового, с булавой. Сейчас вся парадность с него облезла, оформлен он в неопределенных блеклых тонах, от булавы остался только обрубок, который можно принять за что угодно – от исторического свитка до волшебной палочки.
Памятник Богдану Хмельницкому
За спиной гетмана в упадке – дворец культуры «Юбилейный», а там - объявление с призывом к молодежи собраться на «Караоке у Богдана» («прям на этом месте и совершенно бесплатно!»). Я немедленно вспоминаю историю, рассказанную мне одним борцом за русскую идею. В начале 90-х, когда тусовка противников украинизации искала себе подходящую площадку, помимо надоевшей площади Ленина, кто-то вспомнил о памятнике Хмельницкому на «Объединенном». Свежая идея всем понравилась, и договорились устроить следующую акцию у окраинного монумента. Приехала дай бог половина борцов, остальные сказались больными или убывшими. В следующий раз явились только самые идейные. Борьба с украинизацией грозила пресечься на корню. И тусовка вернулась на прежнее место, где расцвела с прежней силой. Огромные донецкие расстояния сжирают идеологию. Здесь, у объездной трассы, не до отвлеченных материй.
А между прочим, пролетарский Богдан – единственная конная скульптура в Донецке! Ничего удивительного: когда город начал обзаводиться своими героями, железный конь уже прочно пришел на смену крестьянской лошадке.

Неосознанная идеология
Прямо напротив Богдана – книжный магазин «Знание». По случаю воскресенья, он был наглухо закрыт, но сквозь пыльные окна четко просматривались традиции прошлого.
Назвав район Пролетарским, власти взяли на себя невысказанное обязательство придумать для его объектов подходящие названия. И постарались на славу. Вот самый поразительный пример. Главная улица Объединенного, чтоб вы не сомневались, Пролетарская. Там, где кончается микрорайон, она пересекается с Коммунистической. У перекрестка стоит супермаркет вездесущего Ефима Звягильского. На него указывает стрелочка с указателем «Ломбард». Это логично: в конце концов, если сильно хочется кушать, заложишь последнее…
Хмурые серые пятиэтажки буквально дышат коммунизмом. Идем мимо них, придавленные этим шаблонным величием. Вдруг во дворе какого-то предприятия (то ли АТП, то ли ЛТП) видим огромный бронзовый бюст Владимира Ильича, выкрашенный золотистой краской. Что с ним там делают, мы выяснять не стали, но состояние вождя показалось нам превосходным.
Бюст Ленина
Я сказал, что идеология на донецких окраинах умирает. Нет, она здесь существует! Но существует неосознанно, в виде вещей и названий, о политической окраске которых никто не задумывается. Центр Пролетарского района не является бастионом марксизма-ленинизма. Он – живая иллюстрация того, к чему эволюционировало единственно верное учение. Серые мрачные многоэтажки, из окон выглядывают люди, не особо надеющиеся на светлое будущее. Их крупно обманули с датой победы коммунизма. После такого грандиозного «кидалова» они имеют полное право не верить ни во что.

Но донецкий оптимизм – вещь более непобедимая, чем советский коммунизм. На импровизированной остановке маршруток чья-то добрая рука вывела большими буквами: «Удачи!» И, как говорил Гришковец, настроение улучшается!

Миновав пестрые девятиэтажки соседнего микрорайона «Раздольный», мы прощаемся: мой гид, поностальгировав от души, на 10-м трамвае возвращается в центр, а я отправляюсь по Объединенному в одиночный рейд. Я надеюсь, вооруженный полученными знаниями, увидеть то, что обычно открывается дилетантам – необычное в обычном. Свежий взгляд способен отыскать жемчужины даже на скучнейшем хайвее, идущем через пустыню Невада. Но только не на Объединенном! Улица Литке (может быть, когда-нибудь она будет переименована в улицу Темса) не дает пространства для разбега фантазии. И цветники на ней есть, и даже лавочки, но сворачиваю на улицу Зверькова – и такое впечатление, что не сворачивал никуда. Жизнь продолжается в том же самом формате, и даже старое кресло, выставленное во дворе для всеобщего пользования, не придает пейзажу особой индивидуальности.
Пролетарский район
Заблудиться здесь – проще простого. И я иду на Чулковку. Вот там с колоритом – никаких проблем! Там свежему глазу есть за что зацепиться.

Здесь был Гиви

В одной из моих контор работала Наташа с Чулковки. Возвращалась она домой около восьми вечера, и  выговорила себе право на служебную машину, упирая на то, что в такое время по чулковским улицам ходят только наркоманы. Не знаю, как насчет наркоманов, но лично мне Чулковка была известна в единственном смысле. Я знал, что в посадку, которая отделяет поселок от Объединенного, известный донецкий бандит Гиви Немсадзе привез в 1998 году своих бывших коллег, где после недолгого разговора все пятеро были застрелены из пистолета ТТ. Говорят, так в машине и закопали…
Пролетарский район
Получалось, на территорию Чулковки надо было вступать со священным трепетом. Но ничего такого я не чувствовал. Ясный божий день, в посадке пасутся козы. Может, точно так все было и в тот день, когда сюда приезжал на работу Гиви – не знаю, но тенистая рощица располагала скорее к мыслям о возвышенном, чем к мыслям о вечном.
На Чулковке у меня появилась гипотеза - почему Гиви выбрал эти края для решения вопросов. Мне все стало ясно сразу после того, как я наткнулся на отделение милиции. Такого отделения в Донецке я еще не видел, а в кино видел только в фильме «Зеленый фургон» - помните, там преступников держали в сарае с замком, открыть который мешала только добрая воля заключенных? Не буду зря клеветать на чулковских милиционеров – вполне допускаю, что службу свою они несут исправно. Но со стороны отделение милиции выглядит так, будто в него не заглядывали с того самого 1998 года. По крайней мере, оконные рамы в этом веке точно не красили. Хотя табличка с надписью «Милиция» - относительно свежая. Ну, это понятно: иначе никто просто не догадается.
Пролетарский район
Прогулки по Чулковке принесли еще несколько типажей в мою коллекцию. Например, «партизан из посадки». Мужичок с десятидневной щетиной вынырнул из зарослей под самым моим носом и, кряхтя, припустил прочь с чем-то вроде лома, завернутым в мешковину. Еще и оглянулся на меня пару раз опасливо – друзья часто мне говорят, что я похож на мелкого налогового инспектора. Заглянув в кущи, откуда появился партизан, я вздрогнул, увидев сожженную детскую коляску. Остается только догадываться, какие жертвоприношения тут совершались.
Можно было сказать какие-то очередные банальные вещи (вроде «и здесь живут люди»), но не стану. Да, и правда живут. И люди эти самые обычные – только квартирный вопрос их очень сильно на них сказывается. Я остановился у одного двора, где тетушка пропалывала огород. Попросил воды напиться. Тетушка угостила меня вкуснейшим квасом, поинтересовалась, кто таков. Я не стал кривить душой. Тетушка изумилась – что может быть интересного для журналиста на Чулковке, если здесь не режут и не убивают? Боюсь, я так и не смог объяснить…
Пролетарский район
 
Невидимые нити
Я стою у ворот Пролетарского рынка. Если микрорайон Объединенный и правда «суперклей», собравший воедино окрестные поселки, то вырабатывают его именно здесь, в этих торговых рядах. Отсюда протянуты невидимые нити, которые заставляют ощущать себя единым целым десяткам тысяч людей, которые прекрасно могли бы обойтись друг без друга. Рынок формирует мир, мир создает традицию, традиция порождает легенду, из которой вырастает история. Объединенный и окрестности – мир, который только кажется невзрачным, и история, которой только на первый взгляд нет вовсе.
Уже дома, изучив источники, вычисляю, что Пролетарский район - второй в Донецке по площади (после Кировского) и пятый по населению (после Кировского, Калининского, Куйбышевского и Киевского). Среди подчиненных территорий – село Михайловка, в котором живет 55 человек. Оттуда люди попадают на Пролетарский рынок только по праздникам. 
Еду домой на маршрутке 46-б. Каждый день она доставляет меня на работу с вокзала в начало Калиновки. Выходя на своей остановке, я всегда машинально провожал ее глазами, но никогда не задумывался – а куда она девается дальше? Видел пункт назначения – «Большая Магистральная» - и понимал, что это – так же далеко, как Гибралтар, и шансы попасть туда примерно такие же. И наверняка бы не увидел эту Магистральную, если бы не мой безумный проект.
Наша маршрутка проезжает мимо железобетонного забора с надписью «Станция метро «Пролетарская». По идее, здесь что-то строят. По идее, Объединенный – это тоже Донецк…

Евгений Ясенов
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4712   
Рейтинг: 
+1
Матвей Иванович Платов Матвей Иванович Платов (17531818) — российский военный, генерал от кавалерии (1809), граф (1812). Основатель столицы Области Войска Донского - города Новочеркасска.
Участвовал во всех войнах конца XVIII — начала XIX века. С 1801 года — атаман Донского казачьего войска.
Отец Матвея Платова был войсковым старшиной. По рождению принадлежал старообрядцам-поповцам, хотя в силу своего положения не объявлял этого. Матвей Иванович поступил в службу на Дону в Войсковую канцелярию в 1766, а 4 декабря 1769 года получил чин есаула. В 1771 отличился при атаке и взятии Перекопской линии и Кинбурна. С 1772 стал командовать казачьим полком.
Во 2-ю турецкую войну отличился при штурме Очакова и Измаила. «За отличную храбрость, оказанную при атаке крепости Очакова» - награжден орденом Св. Георгия IV кл. №278 награждён 14 апреля 1789 года.
«Во уважение на усердную службу и отличную храбрость, оказанную при взятии приступом города и крепости Измаила с истреблением бывшей там турецкой армии, командуя колонною» - награжден 25 марта 1791 орденом Св. Георгия III кл. №81.
Во время персидской войны 1795—96 был походным атаманом. При Павле I в 1797 был заподозрен в заговоре, сослан в Кострому, затем заключён в Петропавловскую крепость. Но в январе 1801 года был освобождён и стал участником самого авантюрного предприятия Павла — похода в Индию. Лишь со смертью Павла в марте 1801 года уже выдвинувшийся во главе 27 тысяч казаков к Оренбургу Платов возвращён Александром I, произведён в генерал-лейтенанты и назначен войсковым атаманом Войска Донского. Участвовал в сражении при Прейсиш-Эйлау, потом в турецкой войне. Награждён орденами святого Александра Невского и 22 ноября 1807 года — орденом Св. Георгия II кл. №36.

* * *
Атаман "Вихрь"
Владимир Котов
Смышленый и исполнительный казачок очень скоро был произведен в унтер-офицеры. А уже в 1773-м, после того, как он примерно отличился в первой Турецкой кампании 1768—1774 годов, будучи под началом князя В.М.Долгорукова, Екатерина II подписала представление его на офицерское звание. В то время ему было чуть больше 20. Несколько лет спустя на Кубани его отряд, сопровождавший транспортный обоз, у реки Калалах был окружен двадцатикратно превосходящими по численности турецкими войсками. По приказу Платова из имеющихся повозок был быстро сооружен оборонительный круг, и казаки, сумевшие отразить восемь вражеских атак, мужественно держали оборону до подхода подкрепления. Калалахское дело, принесшее ему Золотую медаль, сделало его имя широко известным в русской армии.
В 1775-м Платова во главе полка посылают на усмирение последних выступлений пугачевских войск в Воронежской и Казанской губерниях. Интересно, что в этой акции вместе с Матвеем Платовым участвовал и его отец, Иван Федорович. За успешное выполнение задания оба они были награждены золотыми медалями. После, с 1778 по 1784 год, Платов, будучи командированным на Кавказ, участвовал в многочисленных сражениях против чеченцев и лезгин. Там же он познакомился с командиром Кубанского корпуса А.В.Суворовым. По свидетельствам современников, между ними, несмотря на различия в званиях, установились не только приязненные, но даже дружеские отношения. К началу Русско-турецкой войны 1787—1791 годов Платов был уже в звании полковника, а в сентябре 1789-го, после битвы при Коушанах, где ему удалось разбить большой турецкий отряд и пленить трехбунчужного пашу Зейнала-Гасана бея Анатолийского, ему был присвоен чин бригадира русской армии.
А несколько раньше Светлейший князь Таврический Григорий Потемкин решил сформировать принципиально новое казачье войско, состоящее из нескольких полков, получившее название Екатеринославское, во главе которого встал походный атаман Матвей Платов, награжденный за свои боевые заслуги в 1790 году Владимиром IV степени. В этом же году вместе со своими казаками Платов отправляется под Измаил в расположение армии под командованием Суворова. Штурм этой укрепленной турецкой цитадели стал одной из ярчайших страниц в военной карьере Матвея Платова. Он, видя, что соседняя с его отрядом штурмовая колонна практически уничтожена, а его казаки пребывают в смятении, ринулся на лестницу, ведущую наверх крепостной стены, и увлек за собой всех тех, кто еще мог сражаться. После взятия Измаила Платов был награжден Георгием III степени и получил звание генерал-майора. Суворов так писал в своем донесении о его действиях в Измаильском деле: «Повсюду был он, Платов, присутственен и подавал пример храбрости». Позже он был представлен Екатерине, обласкан ею и получил разрешение останавливаться в ее дворце.
1796 год, когда после смерти Екатерины на трон вступил Павел I, стал для Платова черным. Как и многие сподвижники покойной императрицы, он попал в опалу — сначала по подозрению в неблагонадежности был сослан в Кострому, где провел почти 4 года, забрасывая Павла письмами с просьбой вернуть его в армию, а затем после доноса и вовсе был брошен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. 11 января 1801 года после заседания Сенатского суда по его делу Платов был оправдан и даже удостоился аудиенции у императора. Тот выразил сдержанную радость по поводу доказанности его полной невиновности и наградил Платова командорским крестом Мальтийского ордена.
В том же году император назначил Платова атаманом Войска Донского, что дало возможность осуществить реорганизацию казачьих войск, превратившихся теперь из иррегулярных и вспомогательных в общеармейские структуры. Кроме того, будучи в должности войскового атамана, Матвей Иванович Платов участвовал в основании Новочеркасска, ставшего новой донской столицей. При нем на Дону были открыты первая мужская гимназия, несколько других учебных заведений, основаны больницы, организована почтовая служба, а также устроено множество новых дорог.
С началом в Европе войны с Наполеоном Платов вместе с казачьим корпусом покинул родной Дон и отправился в расположение русских войск, находящихся в Пруссии. В 1807 году Платов вместе с казаками после атаки сумел овладеть хорошо укрепленным городом Прейсиш-Эйлау и захватить в плен более 3.000 французов, а при взятии города Гейсельберга обратить в бегство «всю французскую кавалерию». Действуя то хитростью, то стремительными вылазками, Платов вместе с казаками захватывали один прусский город за другим. За проявленный в прусской кампании героизм и мужество Платов был награжден орденами Александра Невского и Георгия II степени, алмазными знаками и бриллиантовой табакеркой с изображением Александра I, а Войску Донскому указом императора было пожаловано памятное знамя. Прусский же король Фердинанд I, восхищенный редкой отвагой казаков, наградил Платова орденами Красного и Черного орла.
Что касается Наполеона, то он, хоть и окрестил казаков «исчадием рода человеческого», все же, отдавая дань их боевому искусству, в свою очередь также решил после подписания Тильзитского мира пожаловать бесстрашному атаману орден Почетного легиона, но Матвей Иванович отказался принять эту награду, сказав: «За что ему меня награждать? Я ему не служил и служить не могу никогда». Говорят, отказ этот Наполеона крайне раздосадовал, но он все равно добился своего — после стрельбы из лука, проведенной Платовым в присутствии последнего по настоянию Александра, он вручил атаману табакерку, украшенную своим портретом и драгоценными камнями. Матвею Ивановичу не оставалось ничего другого, как принять ее. Правда, потом камни эти он «выломал» и «заменил портрет Наполеона какою-то камеею». Столь непочтительный по отношению к союзному России монарху шаг объяснялся тем, что, по мнению атамана Платова, «сей человек не на благо, а на пагубу человечеству рожден». Эти слова зазвучали по-особому в июне 1812-го, когда многотысячная наполеоновская армия подошла к границе Российской империи...
Начало войны застало донского атамана вблизи границы, недалеко от города Гродно. Руководимым им казачьим частям было вменено прикрывать фланги, не допуская окружения отходящих колон, а также образовать арьергард для сдерживания наступательного прорыва противника. Полководческий талант Платова в те тяжелые для России дни проявился с особой яркостью, когда ему приходилось сложнейшими маневрами прикрывать тылы основных сил, дабы избежать навязываемых французами крупных сражений. Но даже в этой критической ситуации казаки наносили врагу весьма ощутимые удары. Так, 27 июня под Мирами они, применив свой излюбленный тактический прием, так называемый вентерь*, разгромили 9 полков наступающего неприятеля. Это была первая победа русского оружия в начавшейся войне. А спустя месяц под Молевым Болотом французам был нанесен еще один весьма ощутимый ущерб.
Тем временем русские войска продолжали отступление. Критическим моментом для Платова в тот период времени стало его отстранение от командования арьергардом по приказу тогдашнего главнокомандующего армии Барклая де Толли, обвинившего его в том, что он «проспал» атаку французов под Семлевом. Более того, Платову пришлось передать свой конный корпус барону Розену и вообще уехать из армии. Ситуацию, гибельную для боевого заслуженного генерала, спасло назначение на пост главнокомандующего Михаила Илларионовича Кутузова, знавшего донского атамана еще с 1773 года и высоко ценившего его огромный опыт. Платов сразу же вернулся в действующую армию.
В самый разгар Бородинского сражения, по замыслу главнокомандующего, казачьи полки и легкая кавалерия под предводительством Платова должны были, незаметно подойдя к расположению противника, ударить ему в тыл. Этот план был блестяще реализован, вызвав панику в рядах французов и на целых два часа ослабив натиск неприятельских войск. К тому же Платову удалось захватить главный обоз наполеоновской армии.
На знаменитом Совете, состоявшемся в Филях, Платов со свойственной ему решительностью и бескомпромиссностью выступал за то, чтобы дать Наполеону решительное сражение, но Кутузов решил иначе...
В те дни, когда Наполеон напрасно ожидал в полыхающей Москве капитуляции, Платов в спешном порядке провел на Дону дополнительную мобилизацию, в результате которой в расположение русских войск прибыло 22.000 казаков. Вставшему во главе увеличенного войска Платову Кутузов дал приказ преследовать уходящего из столицы противника. В первом же бою при Тарутине казаки всей своей мощью обрушились на армию Мюрата и смяли ее. Дальнейшие действия казачьей кавалерии под командованием Платова по преследованию отступающей французской армии под Малоярославцем, Вязьмой, Красным, Березиным, Вильно, Ковно заставили Наполеона позже признаться в том, что именно казаки уничтожили всю его конницу и артиллерию. По ходатайству Кутузова 29 октября 1812 года Матвей Иванович Платов за выдающиеся боевые заслуги был возведен в графское достоинство.
После того как наполеоновская армия была выдворена за границы Российской империи, Платов вместе со своим войском продолжал выполнять важнейшие задания, призванные окончательно разгромить оставшиеся силы противника. В самом конце 1812-го казаки захватили Мариенбург, позже заняли Дириш, а затем и крепость Данциг. В апреле 13-го они вошли в Дрезден, в сентябре ими была одержана блестящая победа под Альтенбургом, а в октябре под Лейпцигом произошла так называемая «битва народов», окончательно определившая дальнейшую судьбу Наполеона. За участие в этом знаменитом сражении, где его казаками была взята в плен кавалерийская бригада и несколько пехотных батальонов, Матвей Иванович Платов прямо на поле битвы был награжден высшим из российских орденов — орденом Андрея Первозванного.
После победоносного завершения кампании и подписания Парижского мира Платов, сопровождавший императора Александра I, побывал в Лондоне. Появление там легендарного атамана вызвало бурю эмоций у обычно сдержанных англичан. Жители Лондона пронесли его на руках с корабля на берег; где бы он ни появлялся, его встречали овациями, а лондонские дамы, по некоторым утверждениям, вообще отрезали у его коня часть хвоста, разобрав эти волосы на сувениры. Именем Платова были названы спущенный на воду 80-пушечный английский корабль, а также одна из призовых лошадей. Оксфордский университет вручил ему диплом почетного доктора права. Там же Матвей Иванович познакомился с Вальтером Скоттом, и хотя атаман не знал английского языка и общался с писателем через переводчика, Скотт был потрясен этой уникальной личностью и еще долго вспоминал об этой мимолетной встрече. Городской Совет Лондона вместе с тремя особо отличившимися фельдмаршалами союзных войск — русским, австрийским и прусским — наградил атамана Платова почетной, специально изготовленной по этому случаю саблей, украшенной драгоценными камнями. А его портрет поместили в одном из парадных залов Королевского дворца.
Возвратившегося на Дон атамана жители встретили как истинного героя. Последние годы своей жизни Платов занимался исключительно внутренними делами Донского края — развитием города Новочеркасска, местным коневодством и виноградарством. Он умер 3 января 1818 года и со всеми подобающими ему почестями был похоронен под стенами строящегося каменного Вознесенского собора, заложенного им же в Новочеркасске в 1805 году.
_____________
* - рыболовная снасть, верша, с помощью которой рыба, попавшая в ловушку через узкое отверстие, уже не может выбраться назад.

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 5865   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.