pornfiles

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Как и любой другой регион на планете.
Край тружеников.
Бандитские трущобы.
Очень самобытный регион.
Задворки Украины.
Российская часть украинских территорий.
А что это?
Выскажусь на форуме.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (49)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
+5
Иван ЛеНе так давно газета «Литературная Украина» отметила 80-летие. 
На первой странице поместила портреты своих бывших главных редакторов. Среди них опубликовала и фото известного украинского писателя Ивана Ле. Да, того самого, который в 1926 году возглавлял литературную организацию Донбасса и одновременно являлся ответственным редактором журнала «Забой», тогда базировавшихся в Бахмуте (нынешнем Артемовске). Как вспоминает сам Ле, то было удивительное время. Именно в те далекие двадцатые годы минувшего столетия, далее замечает он, «молодая донбассовская поросль советской литературы» буквально кипела творческой энергией, среди которой особенно выделялись Борис Горбатов, Алексей Селивановский, а также «забойские шахтарчуки» Григорий Баглюк, Павло Байдебура и Михаил Снежин.
Дата рождения журнала «Забой» – сентябрь 1923 года. Первый же номер вышел 40-тысячным (!) тиражом. 
А происходило все так. 
Из Петрограда в губернский центр Бахмут прибыл летом на отдых Михаил Слонимский, автор сборника антивоенных рассказов «Шестой стрелковый», получившего высокую оценку самого Максима Горького. Здесь он установил связь с газетой «Всероссийская кочегарка». При данном печатном органе ему и было предложено организовать литературно-художественный журнал. 
В числе произведений первого номера значатся главы из повести Н.Никитина, рассказы М.Зощенко «Агитатор» и краматорца П.Трейдуба «Месть», стихи Николая Чуковского и местного поэта К.Квачова. Большим литературным событием вскоре явилась публикация в двух номерах журнала стихотворений Владимира Сосюры, повести Бориса Горбатова «Наш город» и рассказов Исаака Бабеля.
А через год, осенью 1924 года, родилась и писательская организация Донбасса, первыми ее членами были: Алексей Селивановский, Борис Горбатов, Михаил Снежин, Григорий Баглюк, Павел Беспощадный, Николай Олейников, Порфирий Трейдуб, Феликс Ковалевский, Валентин Харчевников и другие. Они опубликовали декларацию своего союза.
«Забой» поначалу был автономной писательской организацией, а затем вошел в состав Всероссийской Ассоциации пролетарских писателей – ВААП, что дало возможность побывать на первой Всесоюзной конференции писателей страны в Москве, а Б.Горбатову и стать членом правления ВААПа. В статье «Вчера и завтра», написанной к третьей годовщине существования «Забоя» и напечатанной в декабрьском номере за 1927 год, Борис Горбатов вспоминает, с каким энтузиазмом, волнением, трепетом приступали рабочие люди к созданию своей, пролетарской литературы, как неуверенны и неумелы были их первые шаги.
«Мысль об организации союза, – пишет он в этой статье, – …родилась у всех как-то неожиданно и внезапно. Но каждый из нас представлял себе этот союз иначе, чем другой. Помню, что у меня были какие-то очень туманные планы, правда, с «мировым масштабом», но без всякой конкретности.
И тогда Селивановский выдвинул свой план. План был прост и ясен: ячейки «Забоя» на рудниках и заводах. Центр в Артемовске. Связь с массами».
Этот план был рассмотрен на совещании инициативной группы. Завязались горячие споры. Б.Горбатов чистосердечно признается, что многое тогда им было неясно, их знания в литературе были поверхностны и примитивны. Но как бы там ни было, инициативная группа решила создать писательский союз «Забой» с центром в Артемовске и отделениями-ячейками в донецких городах. Такие ячейки появились в Константиновке, Краматорске, Кадиевке, Горловке, Лисичанске, Мариуполе, Луганске. Началось более активное выявление и собирание литературных сил Донбасса, изучение «забойцами» основ литературного мастерства.
Вот поэт Юрий Черный-Диденко. «Я помню его, – пишет Б.Горбатов, – горловским рабкором, когда он упорно и метко бичевал рудничные непорядки. Я знаю, что Юрий сейчас много учится, читает и упорно пишет. И, может быть, именно он вырастет в того писателя, который споет о Донбассе настоящие песни».

Полны доброжелательства суждения Горбатова и о поэте-шахтере П.Беспощадном: «Скромный и робкий, он пришел в «Забой» через стенную газету; пришел с корявыми частушками, простыми и трогательными стихами – пришел и сразу полюбился шахтерской массе… Может быть, именно он вырастет в большого пролетарского писателя и вместе с собой принесет в литературу любовь к угрюмым шахтам и простым людям». И таки в своих прорицаниях Б.Горбатов не ошибся: впоследствии о родном Донбассе и Ю.Черный-Диденко, и П.Беспощадный написали немало хороших произведений и выросли в больших мастеров художественного слова.


Забойцы

Август 1928 года, г.Константиновка, шахта «Северная». Слева направо: «забойцы» Алексей Фарбер, Феликс Ковалевский, Василий Гайворонский, Павел Беспощадный, Борис Павловский

 

Но вернемся к журналу «Забой». На его страницах оперативно отражалось все, чем жил тогда шахтерский край. В его поле зрения находились и «воскресающие гиганты» Донбасса – Константиновский химический и стекольный заводы, доменная печь в Краматорске, строительство Артемовского дворца культуры, губернский праздник урожая, прибытие в Донбасс многочисленных рабочих делегаций из Англии, Германии, Франции. 
Шло время, журнал жил тем, чем жили его героические земляки. Он видел строительство «Азовстали» и новых шахт, красивую, как песня, трудовую молодость Никиты Изотова, Алексея Стаханова, Паши Ангелиной, Макара Мазая и тысяч их сподвижников. Вместе со своими читателями он выходил восстанавливать разрушенное оккупантами хозяйство своего края. Вместе с ними радовался расцвету страны и его могучего индустриального центра – «железного» Донбасса.
Если обратиться к хронологии, журнал переживал самые разные времена – от яркого успеха до кратковременных спадов. И все равно оставался на плаву. Был лишь один перерыв, когда он не выходил – в годы войны. 
В 1958 году из «Забоя» и «Литературного Донбасса» журнал был переименован в «Донбасс».
В его истории есть эпизод, который ярко показывает, какие результаты приносит глубокая заинтересованность в сохранении печатного органа (к слову, это актуально и сейчас), а именно – когда все писатели Донбасса воистину грудью стали на защиту своего детища, нужного не только им, а и всей общественности и, как говорили встарь, «любителям изящной словесности».
В 1962 году ЦК КП Украины принял постановление о закрытии всех альманахов, издававшихся в ряде регионов Украины, как нерентабельных и невысоких по своему идейно-художественному уровню. Вместо них создавалось два (или три) новых республиканских журнала. Нетрудно представить, что означало для литераторов Донетчины закрытие альманаха.
Как вспоминал потом его тогдашний главный редактор, прозаик Николай Гревцов, «поскольку даже Донецкий обком не сумел добиться отмены этого постановления хотя бы в отношении «Донбасса», ссылаясь на значение региона для всей Украины, редакция и редколлегия альманаха, правление писательской организации сделали весьма удачный «ход конем».
В кратчайшие дни были организованы в адрес Н.Хрущева (известна его связь с Донбассом) письма от большой группы московских писателей, бывших донбассовцев (В.Попов, Л.Жариков, М.Матусовский, Ю.Жуков, Г.Марягин и др.), письмо от представителей творческой и научной интеллигенции Донбасса, писателей-донбассовцев, живущих в Киеве (В.Сосюра, М.Рудь, Ю.Черный-Диденко, М.Упеник, Б.Буряк и др.). С этими письмами пытались попасть на прием в ЦК побывавшие в Москве председатель правления Донецкой писательской организации В.Соколов и ее ответственный секретарь И.Мельниченко.
Заключительным аккордом пошла в Кремль на имя Хрущева телеграмма с настоятельной просьбой альманах «Донбасс» сохранить как преемника первого журнала в рабочем крае – «Забой», подписанная тремя известными на всю страну и хорошо знакомыми генсеку шахтерами, Героями Социалистического Труда, депутатами Верховного Совета СССР.
Чтобы получить их подписи (все делалось стремительно, нельзя было терять времени, один из литераторов тут же поехал в города Краснодон и Шахтерск и встретился с известными горняками Н.Мамаем и А.Кольчиком. 
А в это время другой побывал у знатного шахтера К.Северинова.
Правительственная телеграмма, отправленная из Донецка в Кремль, попала к адресату и возымела действие.
ЦК КП Украины, правда, так и не отменил своего постановления. Но в Донецкий обком партии сообщили по телефону: мол, пусть альманах «Донбасс» выходит, как выходил раньше.
Как говорится, почти детективная история… Но тогда было не до смеха.
Между прочим, что-то подобное могло произойти и в 1993 году, то есть в год его семидесятилетия. Новые власти Украины решили, что литературные журналы способны выжить сами, без дотации государства. 
И всех отправили в свободное плавание, в так называемый хозрасчет. Что получилось из того – сегодня многим известно: большинство из них, потеряв своих почитателей, до сих пор влачат жалкое существование. 
И все же «Донбасс», слава Богу, на плаву остается, как заметил в свое время поэт Павел Беспощадный, на колени его не поставили. Получая письма от читателей Львова и Одессы, Москвы и Кемерово, журнал продолжает их радовать новыми произведениями, будь они художественного или документального жанра. Так, на его страницах в течении минувшего времени печатались малоизвестные «вещи»: роман В.Винниченко «На ту сторону», повесть Т.Осмачки «Старший Боярин», публицистический очерк М.Осадчего «Бельмо» и т.д. Из современных авторов – П.Загребельный, В.Захарченко, Л.Талалай… Увидели свет произведения и именитых русских литераторов: Г.Газданова, И.Одоевцевой, А.Зиновьева, Ю.Бондарева, В.Остафьева, В.Лихоносова, В.Войновича. Публикуя все это, «Донбасс» в то же время не забывал и о репрессированных писателях, о тех, кто пострадал в тридцатые, а также в семидесятые и восьмидесятые годы – Г.Баглюк, С.Божко, И.Савич, В.Стус, И.Светличный, И.Дзюба, Н.Руденко. 
В 2008 году «Донбассу» исполнится 85 лет. Это серьезная дата. Хочется верить и надеяться: дело, начатое в далекие от нас 20-е, не умрет, а напротив, обретет новые и весомые черты. К этому стремиться и будем.

Виктор Логачев, главный редактор журнала «Донбасс»
, «Европа-Центр», 4/2007
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 6649   
Рейтинг: 
+5
АНДРЕЙ ВЫШИНСКИЙ ВЫСТУПАЕТ НА ПРОЦЕССЕ ШАХТИНСКИХ «ВРЕДИТЕЛЕЙ». 1928 г.Весной 1928 г. ОГПУ было сфабриковано «Шахтинское дело», положившее начало репрессиям против технической интеллигенции. Но понять зловещую суть этого события можно лишь в контексте истории тех лет.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3258   
Рейтинг: 
0

Александр Сергеевич Щербаков Александр Сергеевич Щербаков - советский государственный и партийный деятель, генерал-полковник (1943), ближайший сподвижник Сталина, брат жены А.А.Жданова.
Александр Щербаков родился в городе Руза Московской губернии 27 сентября (10 октября) 1901 года.
В 1917 году вступил в Красную гвардию, с 1918 года на комсомольской работе.
В 1924 году окончил Коммунистический университет им. Я.М.Свердлова, в 1932-м - Институт красной профессуры.
С 1924 по 1930 год занимается партийной работой в Нижегородской губернии (области, крае).
С 1932 года в аппарате ЦК ВКП(б): зам. зав. и зав. отделом, одновременно с 1934 года - первый секретарь Союза писателей СССР.
С 1936 года является вторым секретарем Ленинградского обкома партии, а с 1937 года - первый секретарь Иркутского (Восточно-Сибирского) обкома партии.
Также с 1937 года - депутат Верховного Совета СССР.
В апреле-декабре 1938 года занимает пост первого секретаря Сталинского (Донецкого) обкома партии.
С 1938 по 1945 год — первый секретарь Московского городского и областного обкомов ВКП(б), одновременно (с 1941) — начальник Совинформбюро и (с 1942) — начальник Главного политуправления Красной Армии, заместитель Наркома обороны СССР. Кандидат в члены Политбюро ЦК с 1941 года.
Александр Сергеевич Щербаков награжден тремя орденами Ленина, орденами Суворова, Кутузова и Отечественной войны I степени.  Официально он скончался 10 мая 1945 года от сердечного приступа. Похоронен у Кремлевской стены.
Похоронен на Красной площади в Москве.
В честь Александра Сергеевича Щербакова называется центральный парк города Донецка.

Подготовил Евгений Лавриненко (dN)

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 7111   
Рейтинг: 
0
ГолубьВ областном Дворце культуры прошла цивилизованная выставка-ярмарка в честь юбилея - 30-летия народного клуба голубеводов и любителей декоративных и певчих птиц.
30 лет назад, в 1976 году, при городском обществе охраны природы была создана секция голубеводов под руководством Бенды Дмитрия Григорьевича. Члены секции в заброшенном помещении в парке имени 1-го Мая пытались создать там приемлемые для развития условия. Надо сказать, что с 1979 года и по сей день руководителем клуба является Николай Васильевич Овчаренко, человек неравнодушный, глубоко знающий мир птиц, делающий все возможное для укрепления клуба, улучшения работы по сохранению старых и выведению новых пород птиц. Клуб рос. В состав клуба вошли голубеводы из Стаханова, Антрацита, Ровеньков. А следующим приютом для голубеводов стали подвалы областной детской больницы.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4073   
Рейтинг: 
0
Иван Сергеевич КостыряПредлагаем читателям отрывок из книги Ивана Сергеевича Костыри «Думы о Донецком кряже», к сожалению, вышедшей весьма скромным тиражом и многим читателям оставшейся неизвестной.

Отчий край, сторона родная, земля, нареченная Донбассом, из самой глубокой глубины сердца добываю самые сокровенные слова признания в любви к тебе. Но какой бы магической силой ни обладало слово с прадавних, ветхозаветных библейских времен, каких красок, звуков и энергии ни несло бы оно в себе на протяжении многих и многих тысячелетий человеческой истории, все равно, боюсь, не способно в полной мере выразить всю проникновенность сыновнего чувства.
Образ Донбасса настолько многолик, многомерен и многокрасочен, настолько величествен, что и впрямь непросто воздать ему должное обыденными словами.
В нем причудливо единятся, казалось бы, несочетаемые виды: первозданные, от сотворения мира, ландшафты и сотворенные руками человека пейзажи; на его равнинной территории высятся древние курганы-могилы и сходные с ними шахтные терриконы пустой породы; первозданная заповедная степь соседствует с возделанными полями, естественные леса — с рукотворными, рощицы и березовые колки — с лесополосами, реки — с искусственными каналами, природные озера — со ставками, запруженными людьми; есть в нем портовое и пляжное море и поднятая над его уровнем кряжистая суша в виде кристаллических возвышенностей, как и весь кряж, есть неповторимые, редчайшие в мире белые меловые горы и соленые озера, множество буераков, забитых терном, дикими грушами и яблонями, оврагов с крутоярами и балок с родниками доброй воды в них, привольных долин и сухменных водоразделов; а по окоему маячат вперемежку каменные бабы, свидетельницы незапамятной старины, и современные заводские трубы; он растет ввысь высотными домами и так же многоэтажно уходит вглубь подземными горными выработками и галереями соляных рудников; по величине же и по многомиллионному многонациональному населению под стать любой европейской державе.
А вечерами, едва падут сумерки на донбасские города и поселки, вершины копров преуспевающих шахт возгораются звездами шахтерской доблести, и вот уж весь Донбасс, словно бы перемигиваясь ими и роднясь с небесными светилами, выглядит неким обособленным созвездием, а то и целой планетой — со своим звездным небом, своими наземными и сокрытыми под землей горизонтами, со своей отдельной орбитой во Вселенной.
Его, такого светящегося как бы сигнальными огнями, поэты сравнивают еще и с гигантским кораблем, плывущим в бездонной украинской степи своим нелегким, но верно выбранным курсом — вперед, в благополучное грядущее каждого донбассовца! Как тут не повторить привычное для мореплавателей пожелание: «Счастливого плавания. Так держать!»
Быть может, именно поэтическому слову больше всего под силу воспеть и восславить Донбасс, его могущество, а заодно передать и наше сокровенное отношение к нему.
Верный сын земли донецкой, ее соловей, украинский поэт Владимир Сосюра сознавался:
Донеччино моя, моя ти батькiвщино,
тобi любов моя i всi мої чуття!
Я до твої х грудей приникнув, як дитина,
щоб знов набратись сил для пiснi i життя.

Другой же донбассовец, выходец из шахтерской семьи, да и сам оттрубивший немало годков под землей, русский поэт Павел Беспощадный, состоя в душевной перекличке со своим земляком и собратом по перу, в лихую военную годину, когда Донбасс был оккупирован фашистами, а он, будучи больным, находился в эвакуации в Средней Азии и исходил невыразимой тоской по родному краю:
Мне Донбасс здесь вечно снится,
Я в бреду его зову:
Пронесись хоть синей птицей
Над кибиткой, где живу.

Какими только высокими эпитетами не награждали Донбасс! И Всесоюзной кочегаркой. И центром угольной промышленности. И индустриальным или стальным сердцем Украины. И землей героев. А сам уголь — хлебом промышленности! До недавнего времени, почти весь XX век, это ленинское определение не сходило с наших уст. И не потому лишь, что принадлежало оно вождю пролетариата, а главным образом из-за того, что сказано это было о Донбассе, его значении и роли в отечественной истории, которую нам, сыновьям унаследованной донецкой вотчины, нынче переписывать негоже. Уточнять же ради справедливости и торжества истины — святое дело! Но ради перелицовки фактов в угоду новым веяниям быстротекущего, взвихренного времени — все-таки грех брать на себя ответственность перед потомками, которым многое при нашей перетасовке будет невдомек. И ни-кто нам за это не скажет спасибо. А может, и осудит, и не простит...
Истоки сегодняшнего могущества Донбасса кроются в немыслимой дали схлынувших веков.
Именовалась его территория по-разному: и Киммерийской землей, и Скифской, и Сарматской, и Половецкой, и Диким Полем — в зависимости от племен, которые либо кочевали по ней, либо жили оседло, либо опустошали ее своими набегами. И — Казачьими Вольностями, когда поселились здесь сечевики из Запорожской Сечи в Кальмиусской и Самарской паланках. Пока не обрела она географическое имя — Донецкий кряж, а потом уж, с открытием полезных ископаемых в ее глубинах, и Донецкий бассейн, то есть Донбасс, и наконец — Большой Донбасс.
Чего только не деялось на этой его глухоманной по тем временам территории!
Об этом рассказывается в древних преданиях и легендах, в начальной летописи Киевской Руси «Повести временных лет», в «Слове о полку Игореве», Киево-Печерском патерике, Ипатьевской летописи, в «Повести об Азовском осадном сидении» и «Повести о битве на Калке» из Тверской летописи о монголо-татарском нашествии...
Прокатилась по территории будущего Донбасса вся минувшая история, будто кошмарный сон.
И только мирный, созидательный труд рабочего люда был ему на пользу.
Первоискатели нашли здесь строительный камень, соль, а потом и уголь, железные руды, ртуть, редкие глины... И Донецкий край зажил совершенно иной жизнью.
Понятие Большой Донбасс зародилось в конце XVIII века. Сперва Иван Бригонцов, считай, наш земляк — горный инженер из Екатеринослава, автор первого научного труда о каменном угле в Донецком бассейне, засвидетельствовал:
"Край Екатеринославской губернии и вновь открытой Вознесенской по своему малолесью ощутят преважные пользы от открытия в первой из них в разных местах каменных угольев.
Они там находятся в весьма изобильном количестве, в Донецком уезде в местах: селе Белом, Ольховой, Николаевке... Также в Бахмутском уезде в Третьей Роте, где уже добыто несколько тысяч пудов каменного угля отвалом и отправлено через Таганрог морями Азовским и Черным в Херсон и Николаев..."
Затем видный геолог прошлого Леонид Иванович Лутугин, впервые составивший геологический разрез угленосной толщи Донбасса, установивший ее мощность, число угольных пластов и прослоек, обозначил первоначальные очертания нынешнего Большого Донбасса:
«Наиболее крупным каменно-угольным бассейном европейской России является Донецкий бассейн. Под этим именем следует понимать всю ту площадь Юга России, где развиты осадки каменноугольного возраста прибрежно-морского типа с подчиненными пластами каменного угля. Подобные отложения выступают на поверхность в южной части Харьковской губ., в восточной части Екатеринославской губ. и в западной части Области Войска Донского».
К концу XIX века Донецкий бассейн стронулся в своем развитии так, что вскоре опередил многие промышленные регионы, сходные с ним, не только в царской империи.
Теперь уж не только разведаны, а и добываются угли и в западной стороне, чуть ли не у самого Днепра — в Павлограде, и в восточной, едва ли не у самого Дона — в Шахтах и Новошахтинске, и в южной, почитай в Приазовской степи — в Угледаре, да и в северной стороне — вплоть до Северского Донца.
И границы Большого Донбасса раздвинулись во все стороны света, вобрав в себя и бывшие казачьи вольности Кальмиусской и Самарской паланок Запорожской Сечи, и земли Области Войска Донского, из-за которых когда-то были раздоры между запорожскими и донскими казаками, прежде единившимися в борьбе против турок и татар, да и царевых войск во время крестьянского и казачьего восстаний... Отныне Большой Донбасс географически единит независимые государства — Россию и Украину. И связывает общими заботами. И роднит добрососедством. Так что выполняет еще и дипломатические, политические функции — важнейшую миссию по содружеству двух великих славянских народов: украинского и русского.
Кануло в Лету дикое прошлое нашего края! В XX веке он и впрямь напоминал огромный муравейник: в нем строились и обновлялись Бахмутские и Славянские соляные заводы, содовые, керамические, добывалась огнеупорная глина в Часов Яре, уходили в глубь земли угольные шахты в разведанных месторождениях и ртутные рудники, возводились металлоплавильные заводы в Енакиеве, Макеевке, Мариуполе, Горловке, машиностроительные — в Краматорске, Дружковке, Ясиноватой, Юзовке, стекольные — в Константиновке, коксовые — в Авдеевке, трубные — в Харцызске, доломитные — в Гольме, химические заводы во многих городах, как и по выжигу кирпича для доменных печей, разрабатывались новые пласты угля в Снежном и Шахтерске, Доброполье, Красноармейске, Селидове и Угледаре, вскрывались железные и другие руды в открытых карьерах Докучаевска, высаживались леса и лесополосы, возделывались поля и поднималась целина первыми тракторами. Из Мариупольского порта корабли везли народнохозяйственные грузы в разные страны всего мира, а у себя дома, ко всему, строились жилые дома, школы, Дворцы культуры и стадионы...
О, то были и вправду «шаги саженьи» Донбасса! Большого Донбасса!
Как далеко шагнул бы он, не помешай ему разруха после гражданской войны, не помешай голодомор тридцатых и репрессии по-следующих, когда одно за другим фабриковались судебные дела о «врагах народа», готовящих якобы взрывы и всякие диверсии в шахтах, не помешай Великая Отечественная война с гитлеровскими захватчиками, когда доводилось скрепя сердце, подавив слезу, затапливать шахты и взрывать заводы — все, что было с таким трудом буквально выпестовано, взлелеяно собственными же руками, дабы ничто не работало на врага, не помешай и наступившие вслед за победой над фашистской Германией сплошная разруха и голод...
Не будь всех этих препон, да и последовавшей за ними, уже в современной болезненной лихорадке, смены одного социального строя другим.
Не будь, не будь, не будь...
Большой Донбасс, сторона родная, отчий край!
Не убавилось любви к тебе ни во славе, ни в горестях твоих, ни в сегодняшних поисках выхода из нелегкого, порой кажущегося тупиковым, состояния. Любви и веры в то, что ты выпрямишься, восстанешь из-под обвально обрушившегося на тебя безвременья.
Любы неизменно и твои степи бескрайние, и курганы, холмы, буераки, леса, реки, море, и меловые горы!
Как по-прежнему любы и дороги дополняющие твой и без того неповторимый пейзаж заводские трубы по горизонту, увитые сизыми дымками, будто зацепившимися облачками, и шахты твои с копрами, на которых по вечерам зажигаются земные звезды — звезды шахтерской славы и доблести, и ухоженные поля, над которыми с вешней хлопотливой поры и до урожайной осени виснет жаворонок, воспевающий из поднебесья обозримый им труд земледельца.
Слов нет, неповторим твой облик, Большой Донбасс! И величествен!
И все же думается, что главный твой клад, подлинное твое величие — в людях. Людях, сотворивших тебя таковым, каков ты есть нынешний, и продолжающих творить твой достаток и славу сего дня и для завтрашнего дня. В каждом донбассовце, который живет и трудится по совести, заполученной от предков и от Бога.
Спаси и сохрани их всех. И каждого в отдельности.
Во имя твое, Донбасс!
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4608   
Рейтинг: 
0

Хроники

18 декабря 1708 года великий государь Петр I издал  "Указ об учреждении губерний и о росписании к ним городов". Не задерживая внимания на остальных семи губерниях, кроме общей части, приведем здесь часть Указа, касающуюся Азовской губернии, так как будущий Донбасс именно на территории этой губернии и находился. Учитывая, что сам Донбасс начинался позднее.
Это в декабре 1721-го рудознатец Капустин открыл на реке Кундрючьей, в Восточной части современного Донбасса (район нынешнего города Шахты), месторождение ископаемого угля. А действительно государственное внимание к Дикому полю нашло отражение в именном Указе Петра I от 7 декабря 1722 года.

18 декабря 1708 г.
Указ об учреждении губерний и о росписании к ним городов.

                                                                   
     Великий государь   указал,   по   именному  своему  Великого государя Указу,  в своем  великого  государя  великом  Российском государстве  для  всенародной  пользы  учинить 8 губерний и к ним росписать города.
     И по тому его Великого государя именному Указу,  те губернии и к ним принадлежащие города,  в Ближней Канцелярии росписаны,  и табели за подписанием его государевой  руки,  начальствующим  тех губерний,  которые прилучилися быть в армии  созданы,  велено им в тех губерниях о денежных сборах и о всяких делах присматриваться, и  для  доношения  ему  Великому государю о тех губерниях готовым быть,  где он Великий  государь  укажет.  А  именно  те  губернии учинены.
 . . . . . . .

VII. Азовская

     Азов, а  к  нему  города:  Троицкой  на  Таган-Рогу,  Миюс, Павловской,   Сергиевской  да  Никоновской  у  каланчей,  Тамбов, Верхний  и  Нижний  Ломовы,  Норовчатовское  городище,   Троицкой остров,  Красная  слобода,  Саранск,  Керенеск, Инсара,  Шацкой, Новопавловской,  Битюг,  Валуйки,  Палатов,  Тополи, Новой Оскол, Чернавской,  Изюм,  Тор,  Царев-Борисов, Маяцкой, Лиман, Каменка, Купчинка,  Савинской, Сенковской, Чуднов, Двуречное, Гороховодка, Мартовица,  Чугуев, Змеев,  Козлов,  Чернявск, Борисоглебской на Хопре, Петровской на Медведице.
     Да к Саранску и к Инсаре пригородки.
     К Саранску: Атемар, Шечкеевской, Инзарской.
     К Инзаре Потишской.
     Да в сию ж Азовскую губернию приписаны в Розряде из Киевской губернии  города  Изюмскаго  полка  для того,  что Изюм с другими   169 городами все Азовской губернии:  Бишкин, Печенега, Андреевы Лозы, Острополье, Булыклея, Бельской, Верхососенск, всего 52 города.
      В Азовской  губернии  города приписные к корабельным делам:
Воронеж,  Коротояк,  Острогожской,  Олшанск, Костянск, Землянеск, Орлов, Усмань, Демшинск, Белоколодской, Романов в стели, Соколск, Доброе Городище,  Ряской, Скопин, Лебедянь, Ефремов, Донков Елец, Усерд,  Чернь,  Талицкой,  Урыв, Сапожок, Битюцкия села.
Итого 25 городов.
 . . . . . . .

Евгений Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 2859   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.