, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Кузнечное венчание
Наши опросы
Как и любой другой регион на планете.
Край тружеников.
Бандитские трущобы.
Очень самобытный регион.
Задворки Украины.
Российская часть украинских территорий.
А что это?
Выскажусь на форуме.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
+5
Терриконы можно покорять и писателям. Писатель-журналист Евгений Ясенов подтверждает это на собственном опыте.
Написав книгу о "Прогулки по Донецку", побывав на ряде терриконов Донецка... Он оказался  на ресурсе donbass.NAME в качестве  почетного гостя, предоставив возможность задать в on-line режиме вопросы которых у посетителей ресурса оказалось множество.

Клим Вопрошалов (КВ): Расскажите немного о том, откуда возникла у Вас, сама идея покорения терриконов Донецка?

Как обычно, случайно. Мой друг и коллега, известный донецкий журналист Сергей Голоха, по дороге на работу забрел на вершину одного террикона. Так бывает в жизни, знаете... Принес в контору несколько камней с вершины. Вот тут меня и озарило...

КВ: И все таки хотелось бы более подробно узнать обо всем этом. Поделитесь?
Конечно, нечаянный подвиг Сергей Голохи послужил только толчком. Дальше уже была концепция. Я люблю свой город, мне интересно наблюдать за ним с разных ракурсов. Но с вершин терриконов он ведь открывается совершенно в ином варианте, чем снизу, с обычного, бытового уровня! При этом, мало кто пользуется этой возможностью - увидеть Донецк в таком ракурсе. А ведь это наш эксклюзив, большинство городов такой возможности лишены! Задумавшись над этим, я и родил акцию "Вид сверху". Его цель - сделать снимки Донецка с терриконов в разных частях города.

Посетитель* (П): Евгений, сколько всего терриконов Вы покорили уже и когда планируете следующую вылазку?
Пока на моем счету - семь терриконов в разных частях города, от Красного Пахаря до шахты Кировской. С наступлением тепла планирую открыть сезон, пара следующих жертв уже присмотрена.

П: Терриконы Вы покоряете в одиночку или не против взять с собой всех желающих поучаствовать в этом деле?
Терриконы я покоряю в одиночку. Это удовольствие специфическое, рекомендовать его никому я не стану, хотя знаю, что в Донецке есть любители этого дела, действующие совершенно независимо от меня.

КВ: Пейзажи с каждого террикона Донецка вероятно достаточно разнообразные, поэтому хотелось бы узнать, какой террикон, по-вашему, мнению наиболее интересен с данной позиции?
Наверное, тот, который расположен на проспекте Лагутенко, в самом центре города. С его вершины открываются четыре совершенно разнотипных вида. На юге - территория ДМЗ с дымами и цехами. На востоке - Калиновка с зеленью и Кальмиусом на переднем плане. На севере - центральная часть города со строящимися небоскребами. На западе - старый город, Александровка и прочие приветы из 19 века. Очень многогранное впечатление получается. Почти по Вуди Аллену: "Все, что вы хотели знать о Донецке, но не могли увидеть".

П: Какой террикон было труднее всего покорить и почему?
При всей кажущейся доступности, далеко не всякий террикон готов подчиниться первому встречному. Террикон, как и женщина, любит подход. Конечно, иногда получается сработать и по методу поручика Ржевского, то есть - нахрапом, но лучше все-таки изучить ситуацию на местности, прежде чем переться на очередную вершину. Тот же террикон на проспекте Лагутенко: знающие люди заверяли меня, что там есть удобная тропинка на самую вершину, и я шел туда в полной уверенности, что сразу же ее увижу. Но не увидел ни сразу, ни потом. В общем, пришлось подниматься прямо по склону - не отступать же! Я, конечно, не Рейнгольд Месснер, но в какой-то момент, глядя вниз, чувствовал себя самым настоящим покорителем вершин.

П: А сколько всего в Донецке терриконов? Знаете ли точную цифру? Можно и так поставить вопрос - сколько их было до 1991 г. и сколько осталось?
О количестве терриконов в Донецке. По официальным данным, их 111. Из них 60 все еще горят. И число их в последние годы не слишком меняется. Разговоры о том, что "надо ликвидировать породные отвалы, загрязняющие донецкую атмосферу" - пока только разговоры. Срытие отдельных терриконов, на месте которых строят супермаркеты - не в счет, они погоды не делают. То есть, мы можем говорить о том, что в Донецке как было в 1991 году, так и осталось чуть больше 100 терриконов. Именно так, кстати, получается, если подсчитать их количество в атласе Донецка. Это ведь совершенно открытая информация. Правда, террикон террикону рознь. Есть карлики высотой метров 20-30, есть гиганты - например, возле шахты Челюскинцев, в Петровском районе, его высота - 110 метров, это самый рослый террикон города. Причем получился таким он по недоразумению: технология запрещала насыпать отвалы высотой больше 100 метров, но кто-то наплевал на технологию.
П: Вот еще вопрос - в старой Юзовке и старом Сталино было популярное место - "глей"**. Приходилось там бывать?
О "глее" не слышал, а что это такое?

П: А есть ли на вершинах терриконов какая-то деятельность? Ну, например, о кафе на терриконе уже известно. Могу предположить бродячих художников, ищущих виды. Ну мало ли кто - слаломисты, хоть бы, или рубщики деревьев, или искатели кладов... В общем, такой сумбурный вопрос.
Конечно, деятельность там какая-то происходит. На вершине террикона у Мариупольской развилки мною были обнаружены два субъекта, поднявшиеся туда явно для распития спиртных напитков, но постеснявшиеся сделать это в моем присутствии и слишком скромные, чтобы попросить меня убраться и не мешать. Склоны террикона на Ветке (улица Молодых Шахтеров) используется как учебная автотрасса. Ну, а о том, что большинство потухших терриконов задействованы под гаражи, и говорить не стоит. Там жизнь бурлит вовсю: сторожа, собаки, бомжи, девушки в полосатых гольфах и строгие мужчины с папками, гоняющие бродячих фотографов с криками: "В Донецке с терриконов фотографировать запрещено!"

П: Как вы относитесь к идеям превращения терриконов, как к часто неустранимой части пейзажа, в нечто эстетическое либо функциональное. Кафе на терриконе было... Может аттракционы, может оригинальные зоны отдыха, место для монументальных произведений современного искусства метров по 40 в длину?
Старые, потухшие терриконы так и просятся под что-то туристическое. Кафе на терриконе у Мариупольской развилки, к сожалению, уже года полтора как приказало долго жить. Прошлый летом я там был - ужас, мрак и запустение. А ведь идея была просто потрясающая! Сколько гостей города я туда сводил - все были в восторге, хотя кухня у этого заведения была далеко не блестящая. Но ощущения непередаваемые, особенно для человека, никогда раньше по террикону не лазившего! Я в свое время писал, что по-настоящему патриотичный и при этом оборотистый человек давно бы уже развернул сеть кафешек на вершинах донецких терриконов. Но этот креатив так никто и не осуществил, увы...
Так что не судьба, видно, увидеть нешаблонное использование терриконов. Может быть, все дело в том, что мы к ним слишком привыкли в их обыденной функции и не представляем в другой? Горнолыжные трассы, туристические смотровые площадки. Или, например, громадная статуя шахтера с распростертыми руками. представляете, какой был бы символ города - почище Христа в Рио-де-Жанейро... Нет, мы пока - явно не Рио-де-Жанейро!

П: Взгляд на терриконы может быть очень разным: нечто - занимающее полезную территорию. Специфика ландшафта Донбасса. Горы полезного утиля. Да мало ли?
А как лично Вы, Евгений, воспринимаете эти рукотворные горы?
Для меня это - наш донецкий эксклюзив, который для очень многих людей из других городов является приметой нашего донецкого стиля. Как правило, люди о Донецке знают до обидного мало. А вот про терриконы знают все иногородние. Значит, эти "кучи", как назвала их одна гостья нашего города, достойны нашего внимания. Вообще, я хочу всячески донести до дончан одну крайне простую мысль: смотрите на родной город. В нем масса интересного. Не стоит думать, что мы о нем все знаем, потому что живем здесь 20, 30 или 50 лет. Практика, подкрепленная опросами, показывает: мы о нем не знаем почти ничего.

П: А интересовались ли Вы вопросами терриконов в других странах (не СНГ)?
Специально этот вопрос я не изучал. Но знаю, что в нашем замечательном побратиме Бохуме их уничтожают всячески (возможно, уже и уничтожили полностью). Кроме того, мой польский товарищ рассказывал, что в Катовицах и прилегающем угольном бассейне терриконы тоже есть, и их постепенно утилизируют, вокруг этого развернулся нешуточный бизнес с немалыми деньгами. Вот, собственно, где-то так...

П: Что больше всего фотографировать Вам по душе?
Больше всего люблю фотографировать родной город. Но только этим не ограничиваюсь.

КВ: Почему Вы захотели принять участие в проекте donbass.NAME?
Это симпатичный мне проект: здесь - неравнодушные творческие люди, здесь - близкая мне тематика о городе, в котором я живу и который люблю. Здесь - люди, с которыми я совпадаю в основных вещах. В общем, здесь хорошо.

П: Евгений, а фотографировать – это для Вас хобби или нечто большее?
Фотографировать для меня - к сожалению, меньше, чем хобби. Как говорится, люблю, но не умею. Слава богу, современная цифровая техника позволяет немножко скрыть свое неумение и дает шанс все-таки научиться снимать хорошо.

КВ: Сейчас Вы работаете над новой книгой, о чём она?
Книга называется "Город, который придумал Юз". Как легко догадаться по названию, она посвящена началу истории Донецка. Но это ни в коем случае не исторический трактат и тем более не учебник. Это - истории из жизни города в авторском изложении. Начинаю я с сарматов и заканчиваю 1945-м годом. Надеюсь, будут еще книги, в которых я расскажу и о 50-х, и о 60-х, и о 70-х. Материал есть, его хватит еще не на один том, и его с каждым днем становится все больше и больше: в Донецке еще есть много людей, которым есть что рассказать о том, каким был их город.

КВ: А скажите пожалуйста, возвращаясь к книге, будут ли отражены в ней фотографии терриконов Донецка, или же примут участие терриконы и из других городов?
Терриконы - это такая штука, что на них и отдельной книги не жалко. Но, конечно, в любой книге о Донецке обязательно встретишь террикон, в том числе - и в проекте "Город, который придумал Юз". Даже если специально его туда и не вставляешь. Это как мизинец: о нем не думаешь и почти не замечаешь, но он всегда с тобой.

П: Скажите, а есть ли какие-нибудь, пускай даже зловещие, легенды связанные с терриконами? И известны ли случаи исцеления тяжело больных с помощью терриконовой породы? Ведь всякое в жизни бывает!
Было бы странно, если бы легенд о терриконах не было. Вот одна, которую я упоминал в одной из своих публикаций. Этой историей пугали маленьких детей чуть более взрослые дети в послевоенные годы. Темными вечерами в компаниях, теснившихся вокруг костра или в каких-нибудь подвалах, начинали говорить о том, что среди терриконов города Сталино есть один живой. В полночь он начинает дышать и даже немножко двигаться по окрестностям. С первым криком петухов, он опять мертвеет. И так – каждую ночь. Говорят (продолжали чуть более взрослые дети), что в терриконе скрыт какой-то демон, охраняющий золото – причем, не черное, а самое натуральное.

П: Хотелось бы вернуться к Вашей уже изданной книге «Прогулки по Донецку». Расскажите пожалуйста поподробнее о ней?
Это книжка, составленная на основе впечатлений от прогулок по разным районам города. Есть там и центр, есть и такие забытые богом места, как поселок "Октябрьский", где, кстати, я и имею честь проживать. Прогулки совершались, как правило, с человеком, живущим в конкретном районе. Таким образом (и только таким!) я мог понять суть этого места. Знаете, даже о таком районе, как "Октябрьский" можно рассказывать бесконечно. Судя по первым отзывам людей, прочитавшим эту книгу, главный результат достигнут: люди видят новый Донецк. Особенно это касается иногородних. Есть и негативные отзывы, но они касаются, как правило, стиля (с этим проблемы, увы) и фактологической достоверности (хотя я и не пытаюсь делать вид, что излагаю официальную историю или научное краеведение). Есть недовольные также по другому поводу: в книге отсутствует ряд ключевых мест города. Я нажил себе врагов на Буденновке, Лидиевке и Азотном. Придется исправляться и писать "Прогулки по Донецку-2": иметь врагов в таких местах очень вредно для здоровья!
«Спасибо и от меня чудному форуму, а также всем, кто задавал вопросы!»

Следует отметить, что регламент интервью намеченный редакцией был выдержан в полной мере. На ресурсе и, непосредственно, форуме наблюдалась высокая посетительская активность. С оригинальным текстом интервью можно ознакомиться на соответствующем топике форума, где также можно высказать замечания, пожелания и предложения связанные с интервью и вопросами, которые в нем затрагивались.
__________________________
*Посетитель - посетитель ресурса. В статье не указываются псевдонимы конкретных посетителей.
**
В толковых словарях понятие "глей", "глеевый горизонт" — это горизонт почвенного профиля, характеризующийся зелёной, голубой, сизой или неоднородной сизо-ржавой окраской, бесструктурностью и низкой порозностью.
 
Клим Вопрошалов (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 3681   
Рейтинг: 
0
Нет в Украине человека, который бы не знал, не слышал слов этой песни:
«Дивлюсь я на небо та й думку гадаю:
Чому я не сокіл, чому не літаю,
Чому мені, боже, ти крилів не дав?
Я б землю покинув і в небо злітав!
Далеко за хмари, подальше від світу,
Шукать собі долі, на горе привіту,
І ласки у зірок, у сонця просить,
У світі їх яснім все горе втопить.»

Считая эти строки народными, немногие знают, что стихотворение «Недоля» больше известный как «Дивлюсь я на небо...» был написан в 1841 году украинским поэтом-лириком Михаилом Николаевичем Петренко, представителем дворянского рода Петренко, потомки которого уже более двух столетий проживают в городе Славянске. И в настоящий момент еще можно увидеть место усадьбы, где родился украинский поэт (пер. Набережна,1).

Длительное время биография украинского поэта-романтика XIX века Михаила Петренко была почти неизвестна. Были лишь некоторые скупые отрывочные свидетельства, которые трудно было подтвердить. Усилиями преподавателей и студентов филологического факультета Славянского пединститута почти 30 лет тому назад было неоспоримо установлено, что поэт родился в 1817 году в Славянске и, как говорит его первый биограф А.Метлинский, «проживал и изучал язык и быт в городе Славянске и его околицах».
В 1836 году Михаил Петренко поступил в Харьковский университет и закончил его в 1841 году. Потом стал работать «по гражданскому ведомству». Есть свидетельство, что некоторое время он был надзирателем уездного училища в городе Лебедин (теперь Сумской области). Других биографических данных почти нет. Не осталось даже его портрета.
Михаил Петренко — автор 19 стихотворных произведений, напечатанных в течение 1841—1848 годов в харьковских альманахах «Сноп», «Юнец», «Южный русский сборник». Есть сведения, что он написал пьесу «Барская любовь», но она не сохранилась.
В связи с подготовкой в «Библиотеке поэта» общего издания произведений Виктора Забилы и Михаила Петренко (1959) заведующий отдела Института литературы АН УССР доктор филологических наук, профессор С.А.Крижановский, писал в Славянск к краеведу Ивана Овчаренко: «Не повезло ли вам и вашим товарищам по институту получить какие-либо новые сведения или разыскать какие-то новые произведения М.Петренко? Поэт был интересен, талантлив, и просто досадно, что мы так мало о нем знаем. Нельзя ли отыскать метрические книги, где записаны все данные о его рождении — уже бы знали отца и мать, точную дату. А главное — не знаем, когда, почему и где умер человек. Я все время думаю: а вдруг что-то новое откроется!»
В последующие годы, благодаря литературоведам, потомкам поэта, краеведам, некоторые белые пятна в биографии М.Петренко в какой-то степени были заполнены.
Руководитель студенческого кружка книголюбов Славянского пединститута Надежда Митрофановна Корниенко рассказывала: «Поисками свидетельств о Михаиле Петренко в Славянске кружковцы занимаются давно. Первым отозвался археолог Абрамов Андрей Иванович — хороший знаток прошлого города. Он подсказал, что из рода поэта в Славянске жила тогда правнучка Светлана Антоновна Петренко, а в Краматорске — тоже родственник поэта — Антон Константинович Петренко. С их слов мы и записали ряд интересных, по нашему мнению, фактов, которые касаются непосредственно отца поэта и периода детства и юности самого Михаила:
"Между реками Торец и Бакай находился когда-то выгон. Именно там, по решению собрания мещан Славянска, 10 марта 1809 года безземельному дворянину Николаю Гавриловичу Петренко, тогда еще не женатому, было отведено три десятины земли. Этот уголок после стали называть хутором Торецким. Здесь и стал хозяйничать Николай Гаврилович..."
Петербуржский писатель и шевченковед П.Жур в книге «Третья встреча» подтверждает, что «М.Н.Петренко происходил из личных дворян. В городе Славянске за ним и вторыми наследниками числилось два дома и при них четыре души крестьян» (личное дворянство, в отличие от унаследованного, давалось чиновникам XIV—IX классов без права наследования). Таким образом М.Петренко уже не был дворянином.
Рассказывают, что отец поэта был человеком мягкого нрава, прекрасным рыбаком и охотником. Любил природу, но хозяйничать не умел. Да и земли было мало. Женился. Росла семья. Отец Михаила был вынужден арендовать землю у зажиточного купца Марченко, который в центре города владел двумя большими магазинами. В них Марченко помогал своему арендатору продавать выращенный на бахче урожай.
Мальчик Михаил, по рассказам родственников, рос тихим и мягким ребенком, любил одиночество. Купец Марченко посоветовал родителям отдать парня в школу. Зимой, когда снежные заносы отгораживали хутор от города, Михаил жил в семье Марченко. Замечательная природа была тем окружением, в котором формировалась поэтическая натура парня. Позже он посвятил родному городу цикл стихотворений «Славянск», в котором, по словам критика Г.Нудьги, поэт «радостно говорит о красоте земной жизни, о роскошных садах и лугах вокруг города».
Однако со Славянском связанны не только его радости, но и личное горе. По рассказам, собранных студентами, здесь он пережил горечь несчастной любви к Гале — дочке купца Марченко. О браке юноши из бедной семьи с богатой девушкой нечего было и думать. Между тем родители выдают Галю за богатого и знатным женихом, с которым она, якобы, выехала за границу. Под воздействием этого Михаил Петренко пишет стихотворения о безответной любви, которые в настоящий момент литературная критика вполне правильно расценивает как автобиографичные.
В Харьковском областном архиве хранится рапорт исполняющего обязанности стряпчего Волчанского уезда Михаила Николаевича Петренко от 31 мая 1848 года, в котором он просил харьковского губернского прокурора предоставить ему отпуск, поскольку он получил «третье известие, что болезнь матери моей усилилась и что если я не представлюсь к ней немедленно, то в случае ее смерти, я должен буду подвергнут невозвратимости потери». Следовательно, неопровержимым является то, что Михаил Петренко сначала служил в Волчанске, а затем в Лебедине.
Как утверждала правнучка поэта Наталья Шептий, Михаил Петренко был женат на дворянке Анне Миргородовой. Они имели двух детей — Николая и Людмилы.
Из этого же источника известно, что младший брат Михаила Петренко, Алексей, учился в Харьковской губернской гимназии, но почему-то не закончил ее и пошел служить канцеляристом сначала Бахмутского уездного суда, Харьковской судебной палаты, а с 1849 года — секретарем городской ратуши в Славянске.
Краевед А.И.Абрамов утверждал, что до войны хорошо знал внука поэта по брату Павлу — Антона Константиновича Петренко, который сначала жил на дедовской усадьбе. Здание сгорело. На ее месте была построена совсем бедная избушка из хворосту и глины. Этой хаты не стало во время войны, в 1942 году.
Еще один интересный факт приведен в письме супругов Шептий: «Незабываемым событием в жизни Михаила Петренко было посещение его в Лебедине Тарасом Григорьевичем Шевченко во время последнего приезда на Украину в июне 1859 года».
Донецкий критик Е.Волошко во вступительной статье к книге «Донбасс: писатель и время» утверждает, что М.Петренко умер в родном Славянске. «Шевченковский словарь» утверждает, что это случилось «не раньше 1864 года».
В сентябре 1987 года по случаю 170-летия славного земляка в Славянске около центральной городской библиотеки для взрослых состоялся многолюдный митинг в честь открытия памятной мемориальной доски: «В 1817 году в Славянске родился украинский поэт-романтик XIX века Михаил Николаевич Петренко».

Иван Овчаренко, журнал «Донбасс», 1988. — №4. Перевод с украинского Евгения Лавриненко (dN)
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 9075   
Рейтинг: 
+5
П. П. КончаловскийПетр Петрович Кончаловский родился 9 февраля 1876 года в Славянске (тогда Харьковской губернии, сейчас - Донецкая область) в семье видного литератора.
Самые ранние годы он провел в имении родителей. Однако вскоре отец был арестован за участие в революционной деятельности и сослан в Холмогоры. Имение конфисковали. Когда семья переехала в Харьков, Петр уже с восьми лет начал посещать школу живописи Раевской. В 1889 году все перебрались в Москву. Именно в это время отец предпринял издание сочинений Лермонтова, а потом и Пушкина с иллюстрациями лучших художников - Сурикова, Поленова, Репина, Айвазовского, Серова, Васнецова, Шишкина, Врубеля...
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 9692   
Рейтинг: 
0
Герб МариуполяМариуполь (Домаха, Адамаха, Кальмиусская - до 1778, Павловск - 1778-1779, Мариюполь - 1779-1933, Мариуполь - 1933-1948, Жданов - 1948-1989, Мариуполь - с 1989) — город областного значения на Юге Донецкой области на берегу Азовского моря в устье реки Кальмиус. Население — 477,6 тыс. человек (на 1 января 2007 года). Крупнейший промышленный центр и торговый порт Юго-Востока Украины. Район компактного проживания греков. Климатический и грязевой курорт. Крупнейший город Приазовья.
Город занимает площадь 166 км² (с пригородами, то есть территориями, подчинёнными Мариупольскому городскому совету — 244 км²). Площадь под застройкой — 106 км², зеленые массивы — 80,6 км². Почвы территории города преимущественно солонцеватые черноземы, со значительным количеством подземных грунтовых вод, что часто приводит к оползням.


Новость отредактировал: en - 19-06-2013, 10:55

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 22519   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.