pornfiles

, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Сентябрь 2017 (35)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (34)
Июнь 2017 (40)
Май 2017 (68)
Апрель 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
0
Стахановцы
Стахановское движение - массовое движение новаторов социалистического производства в СССР, передовых рабочих, колхозников, инженерно-технических работников за повышение производительности труда на базе освоения новой техники. Возникло во 2-й пятилетке, в 1935, как новый этап социалистического соревнования.
«Стахановским» движение названо по имени его зачинателя — забойщика шахты «Центральная-Ирмино» (г.Кадиевка, Донбасс) Алексея Григорьевича Стаханова, добывшего за смену 102 тонн угля при норме 7 тонн. Рекорд Алексея Стаханова был вскоре перекрыт его последователями. Наибольшей выработки в Донбассе достиг Никита Изотов, добывший 1 февраля 1936 года на шахте №1 «Кочегарка» (г.Горловка) 607 тонн угля за смену.
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 10172   
Рейтинг: 
0

Памятник ДзержинскомуНесколько историй из «жизни» известных памятников города Донецка.

Первым «именным» памятником нашего города стал «бронзовый Феликс». Бюст чекиста Дзержинского установили на бывшей Пожарной площади (переименованной по такому случаю в честь великого человека) 25 июля 1937 года. Это было вполне в духе советских времен: первым увековечили человека, который не имел никакого отношения к городу. Донецкие газеты неоднократно рассказывали историю о том, как во время войны памятник пострадал от авианалетов, как посеченного сколками бомб Феликса Эдмундовича спасал брандмейстер Кузьма Пеший, как его безбожно реставрировали в начале 60-х. Повторяться не будем. Но есть у памятника Дзержинскому другая, не столь известная история.

 

 Вот ее мы расскажем с удовольствием. А заодно – и еще несколько историй о донецких памятниках.

Покушение на «бронзового Феликса»

За достоверность рассказа о памятнике Дзержинского я совершенно не ручаюсь, поскольку изложена она была одним донецким милиционером под «рюмку чая» в жанре «художественного свиста». Но тем не менее, не передать ее на всеобщее обозрения жалко. Вот она.
Представьте себе: начало 90-х, эпоха особенного бесчинства «охотников за металлом». Разве могли спокойно смотреть предприимчивые люди на такое богатство, стоящее у всех на виду – огромный кусок бронзы, без толку пришпиленный к куску гранита? Короче, в нескольких смелых головах созрел замысел. Купив бутылку хорошего коньяку (даже боюсь предположить, что в начале 90-х могло сойти за «хороший коньяк»), эти ребята вошли в деловые отношения с одним дежурным на проходной областного управления милиции (как известно, Феликс установлен в непосредственной близости от этой конторы). План был прост: ночью, когда «смазанный» дежурный будет на посту, быстро демонтировать Феликса и сдать его по назначению (пункты приема цветного металла тогда брали все, что ни принесешь). Как уверял один из подельников, снять бюст – дело плевое: закреплен он кое-как. Спасла Дзержинского счастливая случайность: график дежурств перетасовали, а предупредить своих новый друзей не в меру коррумпированный милиционер не успел. Поневоле возблагодаришь небеса за то, что мобилок тогда еще не существовало …

Персонажи «Нельсона»

В 1953 году в Донецке появился еще один пришлый бронзовый герой – Тарас Григорьевич Шевченко. Фигура Кобзаря в натуральный рост на шикарном по тем временам постаменте из красного гранита на целое десятилетие стала главным памятником города. Все главные тусовки «оттепели» происходили возле нее. Молодежь, у которой всегда – ветер в голове, легкомысленно называла Тараса Григорьевича «Нельсоном» (разве вы сами не видите несомненного сходства между этим монументом и знаменитым флотоводцем на Трафальгарской колонне в Лондоне?).
Возле «Нельсона» собирались туристы, когда это увлечение приобрело в 60-е годы особый размах. А, поскольку Шевченко – все-таки деятель литературы, он служил также ориентиром для встреч любителей почитать и пообсуждать прочитанное. Тогда модно было критически относиться к беллетристике и любить поэзию – вот книгочеи и упражнялись, по аналогии со знаменитыми сходками на площади Маяковского в Москве. Был среди них один наблюдательный типчик по имени Веня, который долго присматривался к фризу на колонне, где, по идее, изображены герои произведений Кобзаря. Разложив эти группы на составляющие, он с присущей ему иронией дал им наименование: «Колхозники ждут электричку на Жданов», «Профессор Богословский учит ходить больного полиомиелитом»… В общем, очень едкий был мальчик.
А центральная группа (там, где Шевченко читает свои произведения Добролюбову, Чернышевскому и прочим) у Вени называлась «Подпольная Лондонская ячейка принимает в партию Владимира Ильича Ульянова». Вот тут Веня явно перебрал с юмором: невзирая на «оттепель», его забрали куда следует и на некоторое время отлучили от привычного общества.


Как Ленина туда-сюда вертели

В локализации главного памятника Донецка – вождю мирового пролетариата, открытого к его 100-летнему юбилею – приложили руку два местных партийных лидера. Областной руководитель Владимир Иванович Дегтярев, как рассказывал мне один из его референтов, по этому поводу даже устроил специальное заседание бюро обкома. Долго думали, в какую сторону развернуть Ильича, чтобы никого не обидеть: поставить тылом к Кальмиусу – обидятся макеевские товарищи: и так они считают, что областной центр по всякому поводу их притесняет. Развернуть, наоборот, лицом к Макеевке – тоже не вариант: во-первых, много ей чести, во-вторых, спиной к обкому никак невозможно. Задом к Минуглепрому – тоже: обида угольных «генералов» пострашнее макеевской… Оставалась только одна «безобидная» позиция – нынешняя.
А вот место расположения памятника определилось при участии первого секретаря городского комитета партии Николая Павловича Шульгина. По информации, распространенной среди донецких архитекторов, когда уже был утвержден проект памятника, приехали в Донецк столичные академики и привезли плоский макет будущего монумента – вырезанный из фанеры контур памятника в натуральную величину. Стали академики вместе с Шульгиным таскать этот макет, думая, куда бы его пристроить. Нашли место, которое решительно не понравилось Шульгину. Все его соображения были отметены соображениями эстетической необходимости. Столичные мэтры укрепили макет, обнесли его для верности забором и, довольные, собрались было отдыхать, но не тут-то было: первый секретарь пригласил всех за стол. Николай Павлович был мастер принимать гостей: проснувшись наутро, те мало что могли вспомнить о вчерашнем вечере. А Шульгин, доведя приезжих до кондиции, вместе с водителями и еще парой-тройкой крепких обкомовских пареньков метнулись к макету и благополучно перетащили его на то место, которое нравилось Первому. Вместе с забором. Академики наутро почуяли подвох – но, чувствуя себя не в состоянии точно сформулировать претензию, махнули рукой и одобрили дислокацию.
Так Донецк в очередной раз победил провинцию. Как обычно, сметкой и хитростью.
 

Артем и клад князей Ливен

Главная интрига памятника Федору Андреевичу Сергееву (Артему) – его слишком ненатурально оттопыренный палец. Хотя, на самом деле, есть тут интрига и по-круче. 16-тонное сооружение было собрано из отдельных блоков с нарушением технологии: изнутри блоки не скреплены должным образом, потому что на них не сделали выступов для соединения штифтами. Переделывать было уже поздно, поэтому приняли решение: заварить блоки снаружи. Просчитали, что должно держаться. Ну, уже 40 лет вроде держится…
С известного ракурса оттопыренный палец на левой руке революционера смотрится как хорошо развитый мужской орган. Об этом уже чуть ли анекдоты слагают, водят туристов, фотографируются... Разумеется, грех было не найти в этом скрытый замысел. В антисоветчине автор памятника скульптор В.Костин вроде бы замечен не был, как квалифицированный скульптор такой ошибки допустить не мог. Значит, рассуждают конспирологи – тут какая-то загадка. Много было версий, но одна из них – просто потрясающая. Мол, палец Артема указывает на место, где зарыт какой-то клад. В конце 80-х, когда активизировались разного рода безумцы, нашелся в Донецке человек, который именно так объяснял артемовскую странность. И даже вычислил, что под памятником зарыты сокровища князей Ливен, оставивших все нажитое непосильным трудом на перекрестке дорог в степи после прихода к власти большевиков.
Этого безумца звали Костя, жил он возле Шахтерской площади и вполне серьезно собирался спуститься в один из ближних к Артему канализационных колодцев, чтобы тихой сапой прорыть оттуда подземный ход к сокровищам. Еле друзья отговорили… В середине 90-х Костя реализовал свою страсть к погружению в недра другим способом: уехал на нефтедобычу в Ханты-Мансийск. Бешеных денег не заработал, так что наверняка все еще мечтает о кладе князей Ливен…


Евгений ЯСЕНОВ (Опубликовано в "Газете по-донецки"). Фото Александра Товпыги

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4438   
Рейтинг: 
+1
Дмитрий Гуртяк10 лет назад умер выдающийся донецкий программист, чье имя в 90-х знали все русскоязычные пользователи.

В начале 90-х наши офисы и конторы стали робко заполняться компьютерами. При загрузке на черном экране возникала всякая техническая информация, не слишком гревшая душу. Какие-то цифры, английские слова. И среди этого – вдруг на русском «Дмитрий Гуртяк». Ощущение такое, точно земляка встретил на улицах Кейптауна. Но самым удивительным было узнать, что этот самый Гуртяк и есть земляк, что он родился в Макеевке, живет в Донецке, но при этом сочинил программу, которой пользуется все продвинутое русскоязычное человечество.


Программа называлась KeyRus, она позволяла работать с кириллицей, а после усовершенствовании стала и вовсе универсальной – через нее можно было подгружать хоть грузинский, хоть арабский алфавит. Это самое известное компьютерное чудо Дмитрия Гуртяка – но далеко не единственное. И даже, по его словам, не главное. К сожалению, прожил он немного – 10 лет назад, 13 ноября 1998 года он умер от рака. Было ему всего 27 лет.

Несостоявшийся миллиардер
Его смерть не осталась незамеченной. О ней и в газетах написали. Разумеется, все сожалели, что ушел из жизни такой талант. Сетовали, что из своих разработок Дима не извлек никакой материальной выгоды – тот же KeyRus в 90-е годы мог сделать его миллиардером, если поставить его распространение на коммерческие рельсы. А Дима «раздавал» его бесплатно. Не то было воспитание у человека. Не в той системе жизненные ценности сформировались. На Западе люди как-то умудряются совмещать искреннюю страсть к делу с зарабатыванием денег. В советской школе такому не учили, да и жизнь вне школы не давала необходимых навыков.
Впрочем, многие люди смогли быстро разобраться в новых реалиях: ровесники Гуртяка в 90-х и у нас сколачивали целые состояния. Ему этого не было дано. Хотя и работал в разных фирмах, и даже попадал, говорят, в «разборки» («маски-шоу», визит ребят из УБОП, с укладыванием всего персонала на пол – реальная ситуация в одном из его офисов на Челюскинцев). Но на первых ролях Дмитрий в этих фирмах не пребывал, потоками денег не руководил.
Семья его была стандартной: отец – шахтер, мать – инженер. Ребенок у них получился явно неформатный. Круг интересов Димы поражает: математика, физика, химия, минералогия, история, археология, география, зоология… После него остались записи – что-то вроде хронологии технологического развития человечества, с попыткой смоделировать варианты нашего будущего. Возможно, из этого получилась бы захватывающая книга, кто знает. Фантастику, во всяком случае, он любил и читал запоем…

В режиме бога
Вообще, компьютерщики – люди веселые и грубоватые. Среди них Гуртяк явно был «белой вороной»: молчаливый, серьезный, хотя и остроумный временами. А главное – практически не употреблял алкоголя. Странный какой-то компьютерщик, честное слово!
Друзья и знакомые прежде всего отмечают эту его непохожесть на остальных. Дмитрий Ермаков: «Он был очень спокойный, вывести его из себя было очень трудно. Насчет выпивки… Да не пил он! Однажды я решил его все-таки заставить. Долго уговаривал выпить вместе с нашей компанией. Он согласился только на шампанское и только после того, как я пообещал, что сам сбегаю за бутылкой». Роман Лесниченко: «Молчаливый был, тихий. Как говорят "себе на уме". Мы толпой если собирались - сразу анекдоты, хохот. Дима как бы в стороне всегда был, улыбался, в основном молчал. Правда, однажды я был свидетелем вспышки. Чего-то там он с одним товарищем сцепился. Успокоить было тяжело. Драки не было, но потухал он долго».
Гении – всегда не от мира сего. Именно поэтому и успевают сделать больше, чем обычные люди. Гениальность Дмитрия Гуртяка теперь, в посмертной оценке может показаться преувеличением. Но его и при жизни считали выдающимся человеком – от руководителя кружка «Юный кибернетик» до товарищей, не склонных к высоким словам. Написанием программ он мог заниматься сколько угодно. Отцу было непонятно, как можно просиживать днями и неделями за работой, не находя времени для нормального человеческого отдыха – шашлыки, море и тому подобное. Но где-то там, в этой работе, и был отдых его сына.
Нет, как всякий человек, много сидящий за компьютером, он какую-то часть этого времени уделял играм. Но опять же, просто так играть ему было скучно. Он составил свой «алгоритм победы» для нескольких игр, в том числе – знаменитой стратегии Civilization II. Но подобными вещами занимались многие. Числилась за Гуртяком вещь совершенно уникальная: он разработал визуальную оболочку для популярной в начале 90-х игры Galaxy. Сюжет был ему по душе: звезды, развитие, экспансия, сочетание войны, экономики и дипломатии. Но сама игра представляла собой просто описание ходов. Нечто вроде стенограммы шахматной партии. Гуртяк с друзьями (среди которых Ермаков выделяет «Майка» Космынина) сделали этой игре «витрину». Фаны Galaxy по всему миру получили возможность по-настоящему видеть игру. А Гуртяк подтвердил репутацию бога, способного создать целую вселенную.

«Код был вылизан отлично!»
В то время в Донецке существовало сообщество пользователей сети FIDO – такого прообраза Интернета, в котором контактировали люди из разных городов и континентов. Периодически они собирались для общения «живьем». Гуртяк был их непременным участником, хотя алкогольные излишества, служившие отличительной чертой этих собраний, не разделял.
12 мая 1996 года состоялась такая вот «сисопка-ветеранка» с привлечением гостей из Киева, Одессы, Луганска и Краматорска. Появление Гуртяка на ней было встречено бурными аплодисментами и возгласами: «KeyRus пришел!». В протоколе встречи его фамилия встречается еще раз. Цитируем: «Гуртяк пытался рассказывать анекдоты, но их уже все знали. Тогда он встал и сказал: "Внимание - анекдот! Мессага N 1299 из Humor.Filterd». Это вызвало бурное веселье!».
Люди, выпившие в тот день бездонное количество пива, отлакировавшие все это водкой и сверху покрывшие второй дозой пива, были в основном раздолбаями, но при этом, как правило – хорошими программистами. Причем Донецк в этом отношении исключением не был: отличные компьютерные кадры были разбросаны по всему Союзу. Причины этого феномена, в общем-то, очевидны. Вот как их объясняет один из «фидошников» - Роман Лесниченко: «Из-за убогости технопарка наши программеры научились выжимать из имеющейся техники максимум КПД. Да плюс еще практически полное отсутствие финасов да дикие цены на компьютерное железо. Я помню времена, когда объем жестких дисков измерялся в страшных цифрах: 100 баксов - 1 мегабайт. Приходилось работать с кодом, совершенствовать его. Вот как раз код у Димки вылизан был отлично. Надо было очень сильно любить эту работу и быть сильно увлеченным человеком, чтобы таких результатов добиваться».
С помощью FIDO да еще жутких 5-дюймовых дискет и разошелся KeyRus по всему миру. Он и сейчас еще используется, хотя с приходом операционной системы Windows, казалось, канул в Лету. В нашей замечательной стране разнообразнейшие органы из разряда «страшный сон бухгалтера» заставляют делать отчеты в программах, которые они выдают на дискетах. Для ввода русских букв в этом допотопном «софте» присутствует KeyRus…

Реквием на мониторе
Болезнь Дмитрия поначалу не казалась чем-то серьезным. Когда выяснился диагноз (саркома мягких тканей правой височной области), стало понятно: шансы на излечение мизерны. Но они были. Требовалась операция, которую могли сделать в Германии и которая стоила сумасшедших денег. Родители найти такую сумму были не в состоянии, открыли счет в банке. Как вспоминают очевидцы, денег туда поступило столько, что на операцию хватило с лихвой.
Вылечить Дмитрия немцы не смогли. Умирал он дома. До последних дней сохранял присутствие духа и ясность мысли. Врачи изумлялись – как при таком ужасном состоянии мозга человек умудряется четко рассуждать и даже шутить.
Он умер просто и мужественно. Неизвестно, смог ли бы он вписаться в новые реалии. Друзья и теперь, 10 лет назад вспоминают о нем с такой теплотой, словно и не было их, этих 10 лет. А вот Донецк его практически не помнит. Только на экранах допотопных компьютеров иногда еще появляется фамилия Гуртяка…

Евгений ЯСЕНОВ, (опубликовано в "Газете по-донецки")
Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 4122   
Рейтинг: 
+1
Никита ИзотовНикита Алексеевич Изотов (27 января (9 февраля) 1902 - 14 января 1951) - рабочий-шахтёр, инициатор массового обучения молодых рабочих кадровыми рабочими, один из зачинателей стахановского движения.
Член КПСС с 1936 года. Работая забойщиком шахты №1 «Кочегарка» (г.Горловка), добился высокой производительности труда. 11 мая 1932 года Никита Изотов выступил в газете «Правда» со статьей о своём опыте, положившей начало «Изотовскому движению».
В 1933 году Никита Изотов организовал на шахте участок — школу для повышения квалификации молодых забойщиков посредством инструктажа на рабочем месте. Школы под названием «изотовских» получили широкое распространение. В первые дни возникновения Стахановского движения Никита Изотов 11 сентября 1935 выполнил за смену более 30 норм, добыв 240 тонн угля.
1 февраля 1936 он установил новый мировой рекорд — 607 тонн угля за 6 часа работы. В 1935-1937 годах Изотов учился в Промышленной академии в Москве. С конца 1937 работал на руководящих постах в угольной промышленности.
На 18-м съезде КПСС (1939 г.) был избран членом Центральной ревизионной комиссии. Депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва.
Награжден 2 орденами Ленина, другими орденами и медалями.
Умер 14 января 1951 года в городе Енакиево Донецкой области.
В городе Донецке есть улица Изотова.


Подготовил Евгений Лавриненко (dN)

Оставить комментарий: (0)    Просмотров: 10708   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.