, гость


Если вы на сайте впервые, то вы можете зарегистрироваться!

Вы забыли пароль?
Ресурсы портала
Наши опросы
Все и так хорошо.
Процветающий промышленный регион Украины.
Субъект федерации Украинской республики.
Независимое государство.
Субъект федерации РФ.
Наплевать.
Метки и теги
Читайте также

XML error in File: http://news.donbass.name/rss.xml

XML error: Undeclared entity error at line 12
{inform_sila_news}{inform_club}
Архив
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (36)
Сентябрь 2017 (65)
Август 2017 (43)
Июль 2017 (35)
Июнь 2017 (40)


Все новости за 2014 год
Сортировать статьи по: дате | популярности | посещаемости | комментариям | алфавиту
Рейтинг: 
+5

Большой герб Донецка

40 лет назад в городе появилась первая геральдическая символика. В конце 60-х Донецк менялся с космической скоростью. Розы, «Белый лебедь», шахтер возле Северного автовокзала… Город становился совсем другим. Мы не Москва, конечно, но тогдашние дончане могли понять ощущения москвичей, когда в 30-е годы прошлого века Иосиф Виссарионович решил сделать образцовую столицу с широкими проспектами и социалистическими небоскребами из хаотичного нагромождения старых домишек. Наш город приближался к своему первому столетию. Обходиться без символов было уже просто несолидно.

Существует легенда, согласно которой, дореволюционная Юзовка уже имела герб. Во многих интернет-источниках эту легенду выдают за правду: графическое изображение двух гномов с кирками, держащих щит со скрещенными молоточками, называет первым геральдическим символом нашего города даже «Википедия».
Может быть, легенда возникла благодаря газете «Город», включившей этих гномиков в свой логотип еще году в 1992-м? Автор работал тогда в этом издании и отлично помнит историю, возникшую вокруг этого акта. Известный донецкий гербовед Владимир Мартыненко пришел в редакцию и с необычайным жаром принялся доказывать, что тут – грандиознейшая ошибка, что эмблема с гномиками – символ горнорудного дела, но никак не какого-то отдельно взятого населенного пункта. Правда, «Город» и не выдавал этот рисунок за герб Юзовки – просто взял симпатичное изображение с форзаца книги Теодора Фридгута «Юзовка и революция». Что оно там символизировало, никто особенно не думал…
В общем, до 1968 г. Донецк герба не имел.

«Коммунистические идеалы Советской власти»
В 60-е годы в СССР возникла неожиданная мода на гербы. Журнал «Наука и жизнь» давал бесконечные галереи гербов городов и поселков Советского Союза. Как и положено изданию с таким солидным названием, делал это систематически: область за областью, республика за республикой. Донецк успел попасть в этот «иконостас»: герб города был официально утвержден решением горисполкома №12/203 от 6 июня 1968 г. — завтра ему исполнится ровно 40 лет.
Под этим документом стоят подписи председателя исполкома В.Миронова и секретаря А.Беленко. В объяснительной части говорится: «Герб города Донецка — это геральдический символ, олицетворяющий в художественной форме славные трудовые традиции города и характер основного производства. Герб утверждает коммунистические идеалы Советской власти, претворенные в жизнь в городе угля и стали, раскрывает эти идеи простыми, лаконичными и обобщенными средствами художественного изображения».
Сочинить герб доверили известному скульптору Леониду Бриню. За три года до того он создал (вместе с архитектором Юрием Можчилем) монумент «Жертвам фашизма» — тот самый «вечный огонь», который и сейчас еще иногда горит возле ДК имени Ленина. То есть, человек был заслуженный и проверенный. Партия сказала: «Надо!» — скульптор ответил: «Есть!»
Была ли альтернатива? От одного донецкого старожила я слышал байку о том, что, параллельно с Бринем, готовил свой эскиз и другой донецкий художник. Вроде бы у него получалось лучше и красочнее. Там были терриконы, розы, звезды на лазоревом поле. И были две фигуры по краям композиции: шахтер с отбойным молотком и девушка с серпом. При ближайшем рассмотрении оказалось, что у шахтера — лицо Сталина, а девушка как две капли воды похожа на любовницу художника. И эскиз «зарубили»…

Донецкие бароны
В середине 80-х мой хороший знакомый, известный в Донецке коллекционер Василий Иванович Савченко (мы звали его «Чапаевым») рассказывал историю о каком-то легендарном знатоке геральдики, жившем за тридцать лет до того еще в Сталино. Когда при Хрущеве люди стали глубже дышать и больше фантазировать, у них из ниоткуда вдруг начали возникать рефлексы, казалось бы, напрочь отшибленные. Местная элита, непонятно почему, заболела поиском корней и великих предков.
Вот тогда-то и настал час нашего знатока геральдики. Элита, жаждавшая великого родства, повадилась заказывать ему… фамильные гербы. Специалист (убей, не могу вспомнить его имени, хотя Василий Иванович называл его неоднократно) отлично рисовал, и при его знании законов герботворчества составить любую «фамильную картинку» для него не представляло никакой проблемы. Старик был с изрядным чувством юмора: так, одному классическому карьеристу сообразил на гербе белку и девиз: «Куда я только не взберусь!». Понимать латынь в Донецке мало кто умел, но Александра Дюма-отца все-таки читали, и быстро разобрались, что герб донецкого карьериста срисован с герба Николя Фуке, суперинтенданта финансов при Людовике XIV. Разразился жуткий хохот, дикий скандал — и страсть местного бомонда к гербам быстро сошла на нет.
Не этот ли шутник-геральдист придумал герб Донецка со своей любовницей? Просто-таки, как у Высоцкого: «А на левой груди — профиль Сталина, а на правой — Маринка анфас».
 
Концепция изменилась
Произведение Леонида Бриня продержалось без изменений почти 30 лет. В середине 90-х, однако возникла тяга к переменам. Был объявлен конкурс на новый герб — большой, настоящий. Разные представляли эскизы: на одном присутствовали все те же гномики и розы, на другом вместо гномиков фигурировали шахтер и сталевар. В итоге, решили все же сохранить преемственность: главным элементом нового герба стал бриневский щит с рукой и молотом, вокруг него — шахтер и солдат, два элемента знаменитого монумента «Твои освободители, Донбасс!» в парке Ленинского комсомола (скульптор — Юрий Балдин). В композиции использованы дубовые ветви, ленты, а также корона с пятью башенками и цифрами «1869» (дата основания города — пока что официальная). Автор — художник-медальер Ефим Харабет.
Забавно, как за эти годы изменилась концепция. Когда принимали герб Бриня, его символику объясняли так: «Могучая волевая рабочая рука, крепко держащая поднятый молот, олицетворяет мощь и величие рабочего класса, утверждающего идеи коммунистического строительства… Рельефная пятиконечная звезда из меди в правом верхнем углу щита указывает, что город получил развитие в годы Советской власти». Описание герба Харабета те же детали описывает совсем по-другому: «Рабочая рука, крепко держащая высоко поднятый молот, характеризует город как один из крупнейших индустриальных центров страны… Золотая пятиконечная звезда символизирует бережное отношение к богатствам, созданным природой и трудом народа, могущество, справедливость и веру в лучшее будущее».
С новым гербом, принятым 5 июля 1995 года, мы и живем. Профессиональные геральдисты его критикуют, указывая на многочисленные нарушения общепринятых норм. А простому народу, в общем-то, все равно. Не во Франции, чай, живем. Не Фуке-с…
 
Сначала были розы
О временах, когда принимали первый донецкий герб, вспоминает скульптор Юрий Иванович Балдин:
— Я знал Леонида Артемовича Бриня — это был замечательный человек и своеобразный художник. Он обладал удивительной широтой мышления. Он иногда и Ленина мог выполнить в такой, знаете, свободной манере. Помню одну такую скульптуру: Ленин в распахнутом пальто, крупными складками, граненое лицо — в общем, его манеру не спутаешь ни с кем. Он крупно мыслил.
Его вариант герба действовал несколько лет и до утверждения горисполкомом на официальном уровне. Но еще при Дегтяреве нечто типа герба с розой висело на здании Ворошиловского райисполкома (тогда это был обком партии). Рисовал его Макаренко Игорь Логинович, он был главным художником Ленинского района. Это предложение было какое-то половинчатое — вроде не возражали, но и не принимали. В центре той композиции помещалась роза, какие-то тексты присутствовали, каким-то образом был уголь отражен, в общем, он был оптимистический, в светлой гамме. Он долго висел на этом здании, на той плоскости, что ближе к главпочтамту.
Уже после появления первого официального герба, некоторое время альтернативой ему было изображение с розой вместо молота — хотели облегчить восприятие города. Ну а потом появился Харабет со своим проектом…

Евгений Ясенов
Оставить комментарий: (3)    Просмотров: 4639   

Для Вас работает elf © 2008-2016
Использование материалов ресурса в образовательных целях (для рефератов, сочинений и т.п.) - приветствуется.
Для средств массовой информации, в том числе электронных, использование материалов с пометкой dN - только с письменного разрешения редакции.