На родине помнят поэта. Иван Приблудный

Осенняя серияПохоже, что с некоторыми ценностями даже времени справиться не просто. Еще в 1937-м расстрелян репресированый поэт, родом из Луганщины, Иван Приблудный.
Однако не забыли жители села Безгиново столетие со дня рождения своего талантливого земляка.
Публикация ресурса CityNews (декабрь 2005).

Похоже, что с некоторыми ценностями даже времени справиться не просто. Еще в 1937-м расстрелян репресированый поэт, родом из Луганщины, Иван Приблудный.

Однако не забыли жители села Безгиново столетие со дня рождения своего талантливого земляка.

Публикация ресурса CityNews (декабрь 2005):


В селе Безгиново отметили 100-летие поэта Ивана Приблудного, которого считают другом Сергея Есенина
Жители села Безгиново Новоайдарского района Луганской области отметили столетие своего земляка Ивана Приблудного. В Безгиново ему установлен памятник и мемориальная доска. Гостьей торжества стала внучка поэта Наталья Приблудова, приехавшая из Москвы и две его племянницы — луганчанки.
Иван Приблудный (Овчаренко Яков Петрович) родился 1 декабря 1905 года в селе Безгиново (современный Новоайдарский район Луганской области), расстрелян в 1937 году. Бывший беспризорник, впоследствии — русский крестьянский поэт, боец дивизии Г. Котовского в гражданскую войну. Печатался в 20-е гг. Автор сборников «Тополь на камне» (1926) и «С добрым утром» (1931).
Некоторое время Приблудному покровительствовал С.Есенин, считавший его своим учеником. Одни источники называют Приблудного другом Есенина, другие же — секретным сотрудником ГПУ с 1925 года, который был одним из осведомителей, приставленных к поэту.


Осенняя серияИван Приблудный

* * *

Я жениться никогда не стану,
Этой петли я не затяну,
Потому что мне не по карману
Прокормить любимую жену…

ПОСЛЕДНИЙ ИЗВОЗЧИК
В трущобинах Марьиной рощи,
Под крик петуха да совы,
Живёт он, последний извозчик
Усопшей купчихи Москвы.

С рассветом с постели вставая,
Тревожа полночную тьму,
Он к тяжкому игу трамвая
Привык и прощает ему.

Его не смущает отсталость,
Пока не погашен кабак,
Пока его правом осталось
Возить запоздавших гуляк.

Но всё же он чувствует: скоро,
Прорезав полночную тьму,
Династия таксомотора
Могильщиком будет ему.

И скорбный, на лошади тощей,
Стараясь агонию скрыть,
Везёт он из марьиной рощи
Свою одряхлевшую прыть.
Апрель 1929

ПРО БОРОДУ
Ой, чуй, чуй-чуй-чуй,
На дороге не ночуй –
Едут дроги
во всю прыть,
могут ноги
отдавить.

А на дрогах сидит дед –
двести восемьдесят лет,
и везёт на ручках
маленького внучка.
Внучку этому идёт
только сто тридцатый год,
и у подбородка –
борода коротка.
В эту бороду его
не упрячешь ничего, —
кроме полки с книжками,
мышеловки с мышками,
столика со стуликами
и буфета с бубликами, —
больше ничего! ..

А у деда борода –
как отсюда вон туда…
И оттуда через сюда,
и обратно вот сюда!
Если эту бороду
расстелить по городу,
то проехало б по ней:
сразу тысяча коней,
два будённовских полка,
двадцать два броневика,
тридцать семь автомоторов,
триста семьдесят саперов,
да стрелков четыре роты,
да дивизия пехоты,
да танкистов целый полк .
Вот какой бы вышел толк!
если эту бороду,
да расстелить по городу .
Ух!
1929

 

Подготовил Евгений Лавриненко (dN). Иллюстрация – “Осенняя серия” Лизы Борцовой 

Добавить комментарий