Первое укрзолото родом из шахтерского края

Вероятно любой, кому будет задан вопрос о том, что добывают на Донбассе, не долго думая, назовет уголь. А вот о том, что эти территории некогда переболели «золотой лихорадкой» не хуже Калифорнии и Клондайка, а главное, что в краю «черного золота» в достаточном количестве и золота металлического, знает не каждый. 
О том как обстоит дело с драгметаллами в горняцком краю статья Газеты «2000».

На сегодняшний день в донбасских недрах разведано 33 золотопроявления и два месторождения золота. Об этом заявил профессор Донецкого национального технического университета Борис Панов, доктор геолого-минералогических наук. (Месторождение — это золоторудный объект, а золотопроявление — перспективная площадь, где следует искать такой объект.)
Богат на желтый металл Нагольный кряж, простирающийся через Луганскую область и частично через восток Донецкого региона. Разработка двух месторождений под поселками Бобриково и Острый Бугор уходит корнями в глубь истории.
Так, первые страницы добычи украинского золота написал Петр I. Посланная им экспедиция обнаружила на Нагольном кряже золотую руду. Сразу же там построили несколько шахт. Но тогдашние технологии позволяли получать золото из руды лишь в небольших объемах, поэтому добыча драгметалла сошла на нет.
И только в конце ХIХ ст. разработкой золотоносных жил на Нагольном кряже серьезно занялся горный инженер А.Н.Глебов.
Русский промышленник доказал правительственной комиссии целесообразность инвестирования в золото. Так, на царский кредит (3 млн. руб.) на Нагольном кряже были восстановлены и углублены заброшенные шахты.
Менее чем за год Глебов добыл около 8 кг золота и 16 кг серебра. Но при этом он понял, что в назначенный срок не сможет вернуть долг державе, и застрелился. Работы были остановлены, и почти столетие о т. н. донбасском Клондайке не вспоминали.
В конце 90-х Киевский институт геологии совместно с Донецким техническим институтом определили содержание золота в руде Нагольного кряжа. «Результат превзошел самые смелые ожидания: в пробах зафиксировано от 3 (это уже промышленное содержание) до 12 г золота на тонну породы, — рассказывает профессор Панов. — ЮАР с показателем 3,3 г на тонну руды занимает первое место в мире по добыче золота. Представляете, какие могут быть донбасские перспективы?»

Бизнес на драгметалле: как он есть
Заказчиком поиска и разведки возможных месторождений драгметалла могут выступать не только государство, но и фирмы, и даже частные лица.
«Отчеты о найденных и разведанных месторождениях организации независимо от форм собственности должны передавать в Геоинформ Геологической службы Украины. Находки ставят на баланс державы», — сообщил главный геолог Приазовской комплексной геологической партии казенного предприятия «Южукргеология» Анатолий Гребенюк.
Бизнесмены, решившие заняться разработкой месторождений, обращаются в Геоинформ, где можно получить информацию об участке частично «опоискованом» или на начальной стадии разведки.
«Государство детальные разведочные работы не финансирует, — объясняет г-н Гребенюк. — Чтобы начать добычу полезных ископаемых, нужны ассигнования заинтересованных людей. Заказчик должен получить лицензию на проведение разведочных работ».
Найти залежи золотой руды — удовольствие не из дешевых. К примеру, чтобы «опоисковать» многокилометровую территорию Нагольного кряжа, потребуется от 10 до 50 млн. грн. В итоге золотари (те, кто ищет золото) могут найти новые рудопроявления. Это еще не месторождения, но уже не просто наделы целины.
Чтобы оценить возможные залежи золотой руды, геологи идут в разведку. Вначале делают 50-70-метровые «булавочные» уколы. Чтобы расставить точки над «i», порой приходится бурить скважины до километра…
К сведению: один породный метр бурения в среднем стоит от 400 грн. и выше. Если промышленное значение объекта подтверждается, специалисты подсчитают рентабельность добычи золота. Затем надо, утвердив запасы, получить экологическую карточку на месторождение.
C глубины двух метров начинаются принадлежащие государству недра. А потому необходима лицензия Государственной геослужбы Украины (Киев) на эксплуатацию месторождения. Нюансы добычи надо согласовать с районными и областными властями. В противном случае работы будут квалифицированы правоохранительными органами как «пиратские».
Золотую руду поднимают на-гора двумя способами: карьерным и шахтным. Ее обогащают, отделив драгметалл от посторонних примесей. А полученный концентрат переплавляют, извлекая чистое золото.
Чтобы добычу золота поставить на промышленную основу, в геологию следует долговременно инвестировать. И придется подождать, пока инвестиции начнут давать отдачу.
Например, в тонне руды 1 г золота. Чтобы получить килограмм драгметалла, нужно добыть тысячу тонн породы. «После вложения денег пройдет год, а то и больше, прежде чем появится на свет первый слиток золота», — прокомментировал директор Института геолого-экологических проблем Донбасса Алексей Дудик.

А клад-то под ногами
Где в Украине можно подцепить «золотую лихорадку»? Есть два «ареала обитания» золота — Украинский щит (он расчленен глубинными разломами на блоки: Волынско-Подольский, Белоцерковско-Одесский, Кировоградский, Приазовский) и Донбасс.
Серьезное препятствие для добычи драгметалла с Украинского щита — большая глубина залегания. Залежи желтого металла перекрыты чехлом осадочных отложений, а золото через него не пробивается.
А вот, к примеру, на Нагольном кряже в месторождении возле села Бобриково «обогащенные золотом кварцевые жилы («флюиды» на сленге золотарей), сформированные на больших глубинах, поднимаются к поверхности. Солнце, воздух и вода подтачивают флюиды. В итоге тяжелые минералы оседают, а легкие вода вымывает — так образуется выемка в виде кармана. В эту зону вторичного обогащения и откладывается золотоносная руда», — объяснил г-н Дудик.
Золотари шутят: что за бочка золота, если в ней нет ложки мышьяка? Так, на Нагольном кряже в месторождениях золотой руды присутствует много элементов-примесей, в их числе мышьяк — антагонист драгметалла. «И если его не нейтрализовать, золото утратит качества цельного металла. Чтобы подавить мышьяк, применяют спецприсадки, правда, их использование приводит к некоторому удорожанию процесса добычи», — сказал Борис Панов.
По его данным, самый крупный найденный в Донбассе самородок золота (19,2 г) на Бобриково поднят прямо с земли.

Золото без мышьяка
«Почему страна не добывает золото, если мы практически ходим по нему?» — задается вопросом г-н Панов.
И правда, на Нагольном кряже есть все условия для добычи драгметалла. Во-первых, он расположен вблизи железной дороги. Во-вторых, тамошние месторождения удалены от населенных пунктов и при разумной их разработке не будут оказывать губительного воздействия на окружающую среду. В-третьих, поблизости находится «Укрцинк» — наиболее вероятный потребитель будущих полиметаллических концентратов.
Итак, с декабря минувшего года в Украине промышленно не добывали золото. И вот компания «Донецкий кряж» не только получила лицензию на добычу драгметалла из Бобриковского месторождения, но и уже выплавила первые слитки золота! В активе компании более чем 30-летний опыт геологической работы не только в Украине, но и в Средней Азии, Африке, Индонезии и Индокитае. Наш корреспондент созвонился с директором «Донецкого кряжа» Максимом Дыщуком, почетным разведчиком недр Украины.
«Месторождение подготовлено к отработке: выполнены проектно-сметные расчеты, согласования, — говорит он. — Из опытно-промышленного карьера, откуда уже отвезли 10 тыс. т руды на завод в Днепродзержинск, получили 40 с лишним килограммов золота».
И это лишь начало. Сейчас на завершающем этапе проектирование обогатительной фабрики, которую планируется построить на притоке реки Миус. «В ближайшее время начнем промышленную добычу в карьере. Закупим оборудование, а уже весной планируем запустить фабрику», — сообщил Максим Дыщук.
Похоже, инвестор не прогадал. «Есть предпосылки к тому, что на Нагольном кряже существуют и более крупные, еще неразведанные месторождения, — комментирует Алексей Дудик. — На Бобриковском месторождении свыше тонны золота — и это лишь небольшой кусочек Нагольного кряжа, где вполне может быть с десяток таких Бобриково».
Максим Дыщук отметил: когда будут исчерпаны ресурсы в карьере, проложим километровую шахту. К тому же, как уверяет г-н Панов, «уже на глубине под километр золото без мышьяка».

Донетчина золотит
В 1990-х гг. в Докучаевском районе Донецкой области геологи искали драгметалл в зоне сочленения Донбасса с Приазовским кристаллическим массивом. Там практически вся территория золотит из-за рассеянного тонкодисперсного драгметалла.
«Буквально во всех породах содержание золота от сотых до десятых граммов на тонну, — комментирует г-н Гребенюк. — Еще находили единичные пробы с промышленным содержанием золота от 3 до 13 г/т руды».
Но золоторудный объект так и не был выявлен. По рассказам геологов, причина тому — слабое финансирование, да и слишком обширную площадь «опоисковывали» — участок 40х16км.
Или другая территория рудопроявления золота. В районе поселка Володарское два участка в десятки квадратных километров, где также можно искать золоторудные объекты. Там не пробурили ни одной скважины. Володарское даже не было отдельной темой.
«Геологические предпосылки указывают, что на вышеозначенных территориях возможно выявление целого ряда промышленно значимых месторождений золота», — заявил начальник Приазовской комплексной геологической партии казенного предприятия «Южукргеология» Сергей Стрекозов.
Как сообщил г-н Панов, золото найдено и под Енакиево. «Жилы пирита (минерал золотистого цвета. — Авт.), содержащие драгметалла до 10 г/т породы, нашел уроженец Донецка Владислав Шумлянский, ученый Киевского института геологии НАНУ».

Золото из морской волны
Еще в 70-х академик НАНУ Евгений Шнюков, главный морской геолог Украины, обнаружил повышенное содержание золота в пробах воды Азовского моря. К тому же, говорит Борис Панов, драгметалл мелкой фракции присутствует и в песке на пляжах.
Объяснение тому было найдено еще в СССР. Специалисты пробурили тысячу скважин на дне моря от Таганрогского залива до Бердянской косы и выявили более 3 г/т золота в 960 отобранных пробах.
«Со дна морского сама вода обогащается золотом, — говорит Панов. — Еще частицы желтого металла вымываются с Нагольного кряжа (расположенного выше уровня моря на 360 м — Авт.) и воды Кальмиуса несут их в Азовское море».
Золото можно добывать даже из угля. «Для этого уголь нужно сжечь, — говорит профессор Панов. — Его количество напрямую зависит от качества топлива. В коксующих углях содержание золота гораздо выше, чем в энергетических».
В Екатеринбурге (РФ), который снабжается электроэнергией от ТЭЦ, сжигающей уголь из Экибастуза, установили, что на тонну золы приходится до 300мг золота.
Вроде бы ничтожная величина, но ученые разработали не такую уж сложную методику обогащения. Остающиеся после сжигания угля шлаки промывают обогатительной установкой «Говерла» и за счет двойной обработки получают концентрат золы с содержанием золота до 20 г/т.
«Я предлагал апробировать эту методу в Донбассе — на той же Старобешевской ТЭЦ. Ведь уголь, аналогичный экибастузскому, добывают в Донецке на шахте им.Калинина, — говорит Борис Панов. — Но, к сожалению, этим никто не заинтересовался».

Господа, вкладывайте в драгметалл!
Россия завоевала авторитет на мировой арене во многом за счет добычи нефти, газа и золота. В то же время Донбасс, утверждают эксперты, по запасам драгметалла может не уступать крупнейшему узбекскому месторождению Мурунтау.
Нынче в Украине геология не в почете. Министерство упразднили. Экспедиции финансируются недостаточно. А сама наука геология нищенствует. В Донецке преподаватели живут на мизерные зарплаты, нет возможности купить научную литературу. Молодые ученые или уезжают в Россию работать по специальности, или устраиваются реализаторами на рынок. Если в Украине до перестройки было 100 тыс. геологов, то нынче осталось около 50.
Сегодня крупная разведка и бурение скважин под километр государству не по карману. Правда, геологи стараются найти максимум залежей полезных ископаемых. «В СССР действовал приказ проверять все на уран и золото, — объясняет Сергей Стрекозов. — И сейчас мы берем пробы на золото, ведь георазведка предусматривает комплексное изучение недр».
Многие эксперты утверждают, что Украине реально стать золотодобывающей страной. Поскольку государству нынче не до добычи золота, паровоз могут сдвинуть частные компании, которые готовы привлекать инвестиции. «Золото останется в Нацбанке, — говорит Максим Дыщук. — По закону частные структуры обязаны продавать его государству по установленной цене. Еще можно оговорить, что останется державе, а что частники могут забрать себе».
Добыча драгметаллов стимулирует развитие экономики. «Показатели ВВП на золоте растут как на дрожжах, — считает Панов. — Да и пополняя резерв страны, уверенней чувствует себя нацвалюта, обеспеченная слитками золота».
Украина должна повернуться лицом к геологам. Без минерально-сырьевой базы экономика даст трещину. Золотари шутят: тяжело искать то, чего не терял. А если и о геологии как науке забывают, то не мудрено и уникальные научные разработки растерять.

Роман Побережнюк

Добавить комментарий