Маяковский в Донецке хватался за револьвер, а Харатьян — за сердце

Татьяна ОкуневскаяЗа свою 140-летнюю историю шахтерская столица так поражала воображение многих известных творческих личностей, что они тут же бросались прославлять ее с помощью литературы, кино, музыки. И продолжают делать это по сей день.

Вы удивитесь, когда узнаете, сколько классиков русской литературы бывало в Донецке начиная с тех времен, когда он назывался сначала Юзовкой, а потом Сталино. Причем все поэты и прозаики использовали подсмотренные образы города и его жителей в своих произведениях. За что потом еще и благодарность получали в виде именной улицы.

Владимир МаяковскийЗа свою 140-летнюю историю шахтерская столица так поражала воображение многих известных творческих личностей, что они тут же бросались прославлять ее с помощью литературы, кино, музыки. И продолжают делать это по сей день.

Написал книгу — получил улицу
Вы удивитесь, когда узнаете, сколько классиков русской литературы бывало в Донецке начиная с тех времен, когда он назывался сначала Юзовкой, а потом Сталино. Причем все поэты и прозаики использовали подсмотренные образы города и его жителей в своих произведениях. За что потом еще и благодарность получали в виде именной улицы.
Так, в Петровском районе есть улица Викентия Вересаева, который посетил шахтерский поселок в 1894 году в качестве врача, спасавшего шахтеров от холеры.
«Приехал на рудник. Далеко во все стороны ровная, выжженная солнцем степь. Вышки шахт с эстакадами над горами угля и пустой породы. Черная от угля земля, ни деревца на всем руднике. Ряды смрадных землянок — обиталище рабочих. Буйные, независимо держащиеся шахтеры», — эти впечатления писателя легли в основу повести «Без дороги».
В этом же районе Донецка есть улица Чехова. Окрестности поселка поразили Антона Павловича: «Это фантастический край. Донецкую степь я люблю, когда-то чувствовал себя в ней, как дома, и знал каждую балочку. Когда я вспоминаю про эти балочки, шахты, Саур-Могилу, рассказы про Зуя, Харцыза, генерала Иловайского, то мне становится грустно…» — писал он в 1898 году.
Почти одновременно с Чеховым в качестве корреспондента киевских газет к нам приезжал Александр Куприн, чья улица тоже есть в Донецке. Он также не смог «промолчать» о том, что здесь увидел, и выпустил очерки «Юзовский завод», «В главной шахте», «В огне». Кроме того, именно благодаря донецкому краю Куприн написал повесть «Молох», после публикации которой у нему пришел успех.
Еще один классик — Константин Паустовский (его улица расположена в Буденновском районе) — и вовсе работал на ДМЗ в качестве приемщика снарядов! Он пробыл у нас всего одну весну 1916 года, но в автобиографической повести «Книга о жизни. Беспокойная юность» посвятил Юзовке целую главу, живописуя женские драки прямо в центре поселка и вонючести гостиницы «Великобритания», номер в которой он с радостью променял на угол в подсобных заводских помещениях.
Проспект Маяковского знаете? Так вот, по тем же дорогам, по которым мы ходим сейчас, в 1927 году вышагивал обладатель «широких штанин». Согласно воспоминаниям антрепренера поэта Павла Лавута, перед выступлением в Юзовке Владимир Маяковский был в Луганске, где его жестоко искусали клопы — из-за этого случая, кстати, и родилась пьеса с названием «Клоп». Так что стихотворец с особой радостью ехал от насекомых к донецким шахтерам. Правда, из Ясиноватой ему пришлось добираться на тачанке, возница которой заметил: «Здесь, бывает, и грабят!» Поэтому «Маяковский приготовил на всякий случай револьвер», а сопровождавший его Семен Кирсанов «вынул из чемодана допотопный наган, притом незаряженный». К счастью, донецкие братки всегда были неравнодушны к высокому искусству, так что вечер встречи поэта с шахтерами ничто не омрачило.
В начале тридцатых годов в Донецке жил автор эпопеи «Жизнь и судьба» Василий Гроссман. Три года он работал на шахте инженером-химиком, затем ассистентом кафедры общей химии в Сталинском медицинском институте. А уже в 1934 году опубликовал повесть из жизни шахтеров и заводской интеллигенции «Глюкауф» и чуть позже издал две части эпической трилогии «Степан Кольчугин», в которой действие разворачивается в Юзовке.
Автор пьесы «Юность отцов», повести «Непокоренные» и романа «Донбасс» Борис Горбатов жил в Донецке с 1946 по 1954 год. Улица в его честь расположена в Киевском районе. А в Ленинском есть проспект Ильи Гонимова — донецкого писателя, который прославил свой край в повестях «Шахтарчук», «Старая Юзовка» и «На берегу Кальмиуса».

Смотришь в телевизор — видишь Петровку
Конечно, наш колоритный город «зацепил» и многих известных кинодеятелей. По данным «Донбасса», артистический стаж шахтерской столицы уже перевалил за полувековой.
Дебютом можно считать съемки военной драмы (еще в черно-белом качестве) «Это было в Донбассе», всесоюзная премьера которой состоялась 11 июля 1945 года. Интересно, что за экранизацию повести Бориса Горбатова взялся не менее известный уроженец наших мест — режиссер Леонид Луков, родившийся в Мариуполе. Фильм о героической донецкой (тогда еще сталинской) молодежи, бесстрашно сражавшейся в годы войны, имел большой успех. Причем наши с вами бабушки и дедушки прониклись этой патриотической историей еще во время съемок, которые проходили на их глазах и с участием самых шустрых молодых горожан. Девушки каждый день ни свет ни заря бежали к гостинице «Великобритания» (тогда она называлась «Октябрь»), чтобы как следует рассмотреть главную звезду фильма — Татьяну Окуневскую.
Следующий фильм с участием нашего города — социальная драма «Донецкие шахтеры» о внедрении новых технологий в добыче угля, над которой работал всё тот же тандем Луков-Горбатов. Через год после входа в прокат картина (главную роль в ней сыграл Петр Алейников) получила Сталинскую премию.
В 70-м году Донецк стал героем фильма-концерта с участием Тамары Миансаровой «Солнечная баллада». В нем запечатлены парк Щербакова, первый городской пруд, Кальмиус.
Однако еще интереснее в этом плане смотреть известный фильм, снятый в 1987 году режиссером Владимиром Хотиненко. Речь, конечно, идет о картине «Зеркало для героя» — экранизации одноименной повести Святослава Рыбаса (который, кстати, сам работал на донецких шахтах).
Татьяна ОкуневскаяЧасть съемок проходила на Петровке. И многие жители района до сих пор вспоминают, как это было. А вот дончанка Юлия рассказала:
— Снимали этот фильм на нашей улице (в частности, дом отца главного героя). Я помню, как у нас на всех столбах висели объявления о том, что киношникам нужна тряпичная кукла. А еще коня белого помню — его к столбу привязывали. Мне тогда было 10 лет. Улица называется Прокатчиков (Ленинский район, возле завода).
Что касается наших дней, то и сейчас Донецк привлекает киношников. Например, в 2003 году у нас снимался детективный сериал «Пять звезд» с Ольгой Погодиной, Олегом Стриженовым, Александром Семчевым. События развивались на фоне интерьеров гостиницы «Виктория». Также в кадр попали площадь Ленина, бульвар Пушкина, драмтеатр.
Через два года к нам пожаловала Оксана Байрак в компании сразу двух известных мужчин-актеров — Дмитрия Харатьяна и Эрика Робертса, сыгравших главные роли в фильме «Аврора, или Что снилось спящей красавице». Байрак объяснила свой выбор города для съемок истории о чернобыльской трагедии тем, что лично ей Донецк очень нравится, поэтому она решила увековечить наш аэропорт, один из теннисных кортов и всё ту же гостиницу «Виктория». Хотя вечный гардемарин уговаривал ее, что вместо зданий нужно снимать донецких девушек. «Таких красавиц в таком количестве я еще никогда не видел!» — восклицал актер, прогуливаясь по улице Артема, и театрально хватался за раненное Амуром сердце.
Команда «Мотор!» звучала в Донецке и прошлой осенью: москвичи работали над мистическим сериалом «Крест в круге». В «роли» мрачного отеля, в котором пропадают люди, снялся «Донбасс Палас», так что некоторые работники и постояльцы попали в кадр с Сергеем Астаховым. А самые активные дончане снялись в массовке.

Эта песня простая…
Конечно, наш трудолюбивый, веселый и энергичный город не единожды воспет в лирических композициях как известных авторов, так и народных исполнителей.
В 90-е в Донецке и за его пределами был очень популярен Веня Д\’ркин, который однажды приехал в шахтерскую столицу и прикипел к ней всем сердцем. В связи с этим он написал песню «Донецк — мой папа».
Также известны песни донецких бардов — «Донецк, город мой родной» Паши Чумакова, «Донбасс» Игоря Пантелеева, песня-реквием Сергея Кравы «Шахтерская». А одной из самых дорогих сердцу остается «Шахтерская лирическая» Виктора Шутова.
В светлом небе донецком голубиную стаю
Догоняет степной ветерок.
Пусть им вслед улетает эта песня простая,
Песня трудных шахтерских дорог,
— споют сегодня и журналисты «Донбасса» за праздничным столом.

Ирина Панская. donbassUA

Добавить комментарий