Вид сверху. Террикон 11: Начало Петровки

Сплошное море зелени в краю сплошных терриконов
Мудрый Ирвин Уэлш, любитель матов и шотландского виски, правильно говорит: «Худшее, что может произойти с человеком – это зависнуть между своими и чужими». Террикон номер одиннадцать не знаешь, куда и отнести – Петровка вроде еще не началась, но Текстильщик уже категорически закончился. По правую сторону от улицы Петровского, сразу за железнодорожным мостом, разделяющим два донецких поселка – вот он, приземистый, зеленый и не такой уж простой, как может показаться со стороны.
Легкого подъема на одиннадцатый террикон еще поискать. В результате, обнаруживается крошечный террикончик, с которого на вершину ведет аккуратная тропинка. На таких плато покорители гималайских восьмитысячников устраивают базовые лагеря.

Мудрый Ирвин Уэлш, любитель матов и шотландского виски, правильно говорит: «Худшее, что может произойти с человеком – это зависнуть между своими и чужими». Террикон номер одиннадцать не знаешь, куда и отнести – Петровка вроде еще не началась, но Текстильщик уже категорически закончился. По правую сторону от улицы Петровского, сразу за железнодорожным мостом, разделяющим два донецких поселка – вот он, приземистый, зеленый и не такой уж простой, как может показаться со стороны.
Легкого подъема на одиннадцатый террикон еще поискать. В результате, обнаруживается крошечный террикончик, с которого на вершину ведет аккуратная тропинка. На таких плато покорители гималайских восьмитысячников устраивают базовые лагеря.
Сплошное море зелени в краю сплошных терриконов
Не могу сказать, что Петровка в ее, как сказал бы Фет, зеленом наряде – такое уж удивительное зрелище. Природа и люди позаботились о том, чтобы этот экстремальный район города был снабжен большими легкими. Но все-таки сплошное море зелени в краю сплошных терриконов умиляет.
Сплошное море зелени в краю сплошных терриконов
 Чтобы не быть голословными, демонстрируем и сами петровские терриконы. Впрочем, врем, конечно: это вид уже не на Петровку, а в направлении Рутченково.
Вид в направлении Рутченково
 
По соседству с одиннадцатым терриконом расположился вот такой хребет. Люди, живущие в промежутке, могут проводить параллели с Араратской долиной и пытаться выращивать здесь мандарины, чтобы в перспективе вытеснить армян с донецких рынков.
 
Террикон
 
Кто-то из петровских партизан неудачно попытался выйти на шашлыки.
 
Дым над городом

 

Микрорайон Текстильщик. До его появления в начале 70-х за этими вот маленькими домиками, которые у нас – на переднем плане, ничего не было. До площади Свободы добирались через голую степь.
Эта желтая ботаническая гадость преследует меня на всех донецких вершинах. В нехороших снах она принимает обличье враждебного китайца.
Что курят петровские восходители? Оказалось – сигареты «Дукат». О чем это говорит? О патриотизме, скромном достатке и преемственности традиций.
Когда тучи нависают над такими окраинами – картина получается особенно грозная. Хотя, скажу по секрету, весь этот кондубас так ничем и не закончился – ни дождя, ни бури. Но вид был настолько свирепый, что срочно захотелось вызвать дух Архипа Куинджи, чтобы запечатлеть эту гримасу природы. Впрочем, вполне справился с задачей и живой Cannon.
И еще одна удачная попытка обойтись без таланта Куинджи.
Последний взгляд на террикон номер одиннадцать.
Может быть, в этой жизни мы с ним уже не встретимся – выбраться на Петровку за предыдущие 40 лет у меня получилось в этом году впервые. Впрочем, теперь, когда за этот район взялся Ринат Леонидович со своим конным центром, все может измениться. Ринат Леонидович обладает магическим свойством сворачивать расстояния, а заодно и время.

Евгений Ясенов.

Добавить комментарий