Тамуров Пантелей Варламович

Он строил, мы наслаждаемся… Ах, архитектура. Порой, глядя на замечательные строения, не сразу понимаешь то, что это – творение человеческих рук. Предлагаю ближе познакомиться с одним из творцов-архитекторов… Родился в 1898 (1896) в с.Улаклы. Впервые имя известного донецкого архитектора Пантелея Тамурова было поднято из забвения в очерке “Добрая память”, опубликованном в “Вечернем Донецке” от 15 июля 1989 года.

Он строил, мы наслаждаемся… Ах, архитектура. Порой, глядя на замечательные строения, не сразу понимаешь то, что это – творение человеческих рук. Предлагаю ближе познакомиться с одним из творцов-архитекторов… Родился в 1898 (1896) в с.Улаклы. Впервые имя известного донецкого архитектора Пантелея Тамурова было поднято из забвения в очерке “Добрая память”, опубликованном в “Вечернем Донецке” от 15 июля 1989 года. Автор писал о том, что Тамуров оставил о себе добрую память в нашем городе и назвал объекты, которые проектировались и строились под его руководством. Среди них – областная библиотека имени Крупской, кинотеатр имени Шевченко, областной Дворец пионеров, больница имени Ворошилова (ныне – Калинина) и многие другие здания.
В.Позднышев в очерке кратко рассказал о трагической судьбе Тамурова, который родился в греческом селе Улаклы (сейчас – в составе Донецкой области). В 18 лет он участвует в империалистической войне. За смелость Пантелея Варламовича награждают Георгиевским крестом вместе с будущим маршалом Советского Союза Родионом Малиновским. А его боевые заслуги в годы гражданской войны отмечены высшей наградой молодой Советской республики – двумя орденами Красного Знамени. Закончив в мирное время строительный институт, Тамуров возглавляет “Сталинстрой”, где он проявил свой талант зодчего и руководителя. Когда в Сталине приехал нарком Серго Орджоникидзе, он был поражен и восхищен размахом строительства и наградил архитектора автомобилем М-1.
В 1938 году, в расцвете творческих сил, полный энергии, Тамуров был объявлен врагом народа. Его приговорили к расстрелу. Находясь в камере смертников, он каждый день и час ждал исполнения приговора. Но произошло чудо, расстрел заменили 15 годами лишения свободы без права переписки и пятью годами поражения в правах с отбыванием наказания в отдаленных местах. Он попал в Норильск, на строительство металлургического комбината. Там люди жили в палатках, из которых каждое утро выносили десятки трупов. А когда был получен секретный приказ – всех представителей малых народов расстрелять, грека Тамурова генерал НКВД, как ценного специалиста, записал русским. Так архитектор вторично спасся от смерти. Он продолжал работать, а силы покидали его после перенесенных допросов и пыток. Тамуров мысленно прощался с сыновьями и женой, не зная, что семья выслана из города, жене не дали защитить диплом инженера. Долгие годы фраза “семья врага народа” довлела над близкими Тамурова. Старшие сыновья подросли – в институт им была закрыта дорога, в армию не брали. Семья не знала, что с мужем и отцом. Когда обессилевший и изможденный Пантелей Варламович ждал смерти на нарах, неожиданно его назначили начальником строительства металлургического комбината Норильска, предварительно подлечив и подкормив.
С приходом к руководству страной Хрущева начались политическое потепление и реабилитация невинных людей. 10 декабря 1955-года военная коллегия реабилитировала Тамурова. Он возвращается в родной город. Ему вернули конфискованную квартиру, предложили вернуть и должность. Архитектор ходил по городу, любовался своими творениями, немного возмущался, что гостиница “Донбасс” не достроена, в оформлении театра оперы и балета что-то упростили. Но в родном городе Пантелею Варламовичу больше не пришлось работать. Его откомандировали в Норильск для завершения строительства металлургического комбината. А затем он стал главным архитектором Саратова и “перекраивал” старый русский город. В знак своего глубокого уважения к Тамурову саратовцы похоронили нашего земляка рядом с великим демократом Чернышевским. Его труд правительство оценило высокими наградами – орденами, Госпремией и званиями почетного гражданина Норильска и Саратова.
Василий Позднышев назвал свой очерк “Добрая память”. Но в Донецке, к сожалению, о Тамурове напоминают только построенные им здания, ставшие украшением нашего города. А имя архитектора почти предано забвению. Поэтому Союз греков Украины обратился к городскому голове Александру Лукьянченко с просьбой увековечить память Тамурова, установив мемориальную доску на одном из зданий, созданных по его проекту. Мэр горячо поддержал это предложение. Были собраны важные документы для оформления этой процедуры. Среди них – материалы домашнего архива коллеги и друга зодчего – Первого, приказы и телеграммы за подписью Тамурова. Подтверждений деятельности Пантелея Варламовича предостаточно для установления памятной доски, чтобы дончане знали, кто создавал величественный облик нашего города, какие люди жили и творили в Донецке.

Добавить комментарий